Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Другие античные авторы и произведения 3 страница




Жена, жена! И стоит ли считаться

С пифийским Феба очагом, иль с криком

Невнятным птицы[48]над главой людей?

Они судили мне отца убийство —

И вот он умер, схоронен в земле,

А я, беглец, к мечу не прикоснулся!…

Уж не тоска ль по мне его убила,

970 И в этом смысле «от меня он пал»?…

Но нет: все божеские прорицанья

С собой похитил в глубь земли Полиб,

Всю их тщету изобличив пред миром!

 

Иокаста

Не я ль давно тебе о ней твердила?

 

Эдип

Твердила, да; но страх меня стегал.

 

Иокаста

Теперь навек ты от него свободен.

 

Эдип

А все ж я ложа матери боюсь.

 

Иокаста

Чего ж бояться, если ты уверен,

Что случай правит жизнию твоею,

А провиденью места нет нигде?

Жить надо просто, как позволит доля.

980 Брак с матерью! Иной и в вещем сне

Его свершит; и чем скорей забудет,

Тем легче жизнь перенесет свою.

 

Эдип

Меня б легко ты в этом убедила,

Когда б не то, что мать моя жива.

Теперь же страха не сразить словами.

 

Иокаста

Зарей во тьме отца могила светит!

 

Эдип

Зарей, не спорю; но живой боюсь.

 

Вестник

Да что за женщина вас так пугает?

 

Эдип

990 Меропа, старче: та, с кем жил Полиб.

 

Вестник

Что ж страшного находите вы в ней?

 

Эдип

Вещаньем бог меня смутил тревожным.

 

Вестник

О нем дозволено узнать чужому?

 

Эдип

Таить не стану. Феб мне предсказал,

Что с матерью сойтись в любви преступной

Мне суждено и кровь отца пролить.

Вот почему уж с давних пор Коринфа

Я не видал. Был счастлив я; но все же —

Отраден блеск родительских очей!

 

Вестник

1000 Так этот страх прогнал тебя из дома?

 

Эдип

Отца убить я не желал, старик.

 

Вестник

О государь! К тебе с добром пришел я;

Дозволь навеки страх рассеять твой!

 

Эдип

Тебе б я был навеки благодарен.

 

Вестник

А я как раз затем пришел, чтоб вызвать

Тебя домой – и дар твой заслужить.

 

Эдип

Я не вернусь, пока жива Меропа!

 

Вестник

Дитя! ты сам не знаешь, что творишь.

 

Эдип

О ради бога! Научи меня.

 

Вестник

Ты из-за них в изгнанье пребываешь?

 

Эдип

1010 Чтоб не исполнилось вещанье Феба!

 

Вестник

Чтоб от родивших скверны не принять?

 

Эдип

Да, старче, да; ее страшусь я вечно.

 

Вестник

Так знай же: страх твой пуст был и напрасен.

 

Эдип

Как пуст? мои ж родители они!

 

Вестник

Нет общей крови у тебя с Полибом.

 

Эдип

Что ты сказал? Отец мой – не Полиб?

 

Вестник

Ничуть не более чем я, поверь мне!

 

Эдип

Ты бредишь! Он отец мой, ты – ничто.

 

Вестник

1020 Ты не был сыном ни ему, ни мне.

 

Эдип

Но как же? Сыном он ведь звал меня!

 

Вестник

А получил – из этих самых рук.

 

Эдип

Из рук чужих? И так любил? Так нежно?

 

Вестник

Так что ж? Своих им не дал бог детей.

 

Эдип

А ты… купил меня? Иль подобрал?

 

Вестник

Нашел тебя… в долине Киферона.

 

 

Эдип

А что ж тебя в ту местность завело?

 

Вестник

Был горных стад надсмотрщиком тогда я.

 

Эдип

Ты пастухом был? Батраком скитался?

 

Вестник

1030 Я был твоим спасителем, мой сын.

 

Эдип

В какой беде простер ко мне ты руки?

 

Вестник

О ней суставы знают ног твоих.[49]

 

Эдип

Не вспоминай об этом древнем горе!

 

Вестник

Я развязал израненные ноги.

 

Эдип

Да, был в пеленках искалечен я!

 

Вестник

И именем ты той беде обязан.

 

Эдип

Кто это сделал? Мать? Отец? Ответь же!

 

Вестник

Почем мне знать? Ты давшего спроси!

 

Эдип

Что? Давшего? Не сам меня нашел ты?

 

Вестник

1040 Да нет же; взял у пастуха другого.

 

Эдип

Откуда был он? Отвечай, коль знаешь!

 

Вестник

Ему был, мнится, Лаий господином.

 

Эдип

Покойный царь фиванского народа?

 

Вестник

Он самый; был его он пастухом.

 

Эдип

А где он? Жив? Могу его увидеть?

 

Вестник

Об этом лучше вам, фиванцам, знать.

 

Эдип

(к хору)

 

Кому-нибудь средь вас пастух тот ведом?

Быть может, видел кто его иль здесь,

Иль в деревнях? Скажите все, прошу вас;

1050 Настало время тайну обличить.

 

Корифей

Я полагаю, это – тот пастух

Окраинный, которого и раньше

Хотел ты видеть. Впрочем, лучше всех

О нем царица Иокаста знает.

 

Эдип

Жена, скажи: не тот ли это самый,

Кому велели мы прийти сюда?

 

Иокаста

Как? Что? Кого назвал он? Не заботься,

Забудь скорее все его слова!

 

Эдип

Тому не быть, чтоб я, с такой уликой,

Раскрыть свое рожденье упустил!

 

Иокаста

1060 Коль жизнь тебе мила, оставь расспросы.

Молю богами, – я и так страдаю.

 

Эдип

Не бойся; пусть предстану пред тобой

Тройным рабом,[50] – не станешь ты рабыней.

 

Иокаста

Эдип, молю, послушайся меня!

 

Эдип

Послушаться? Не обнаружить рода?

 

Иокаста

Но я забочусь о твоем же благе!

 

Эдип

Вот это благо уж давно мне в тягость!

 

Иокаста

О, век бы не узнать тебе, кто ты!

 

Эдип

(телохранителям)

 

Вы, пастуха скорей ведите!

 

(Иокасте)

 

Ты же

1070 Любуйся вволю знатностью своей!

 

Иокаста

О горе, горе! О злосчастный – это

Тебе последний мой привет; прости!

 

(Уходит во дворец.)

 

 

Корифей

Смотри, Эдип, в каком ужасном горе

Твоя жена умчалась! Я боюсь,

Ее молчанье бурей разрешится.

 

Эдип

Пусть разрешается чем хочет! Я же

Свой корень – как ни скромен он – хочу

Увидеть. Страх ее и мне понятен:

В ее гордыне женской стыдно ей,

Что я могу безродным оказаться.

1080 Я – сын Судьбы! от матери своей —

Она добра ко мне была – позора

Я не приму. А родичи мои —

Их Месяцами вы зовете – малым

Меня найдя, поставили великим.

Таким я стал; иным мне не бывать;

Итак, мой род – долой с тебя завесу!

 

 

Стасим Третий

 

 

Хор

 

 

Строфа

Если я впрямь прорицатель,

Если верен вещий ум, —

О Киферон! Ты услышишь

Крик и шум в своих ущельях

1090 Завтра в полнолунье:

Будем тебя мы, Эдипа,

Кряж родной,

Величать отцом, кормильцем,

Песней-пляскою восславим,

Что фиванскому царству

Ты принес отраду.

А ты, Аполлон-исцелитель,

Ниспошли нам милость!

 

Антистрофа

Кто тебе мать, кто, малютка,

В сонме вечно юных дев?

1100 Горного ль Пана подруга,[51]

Иль избранница младая

Феба-властелина?

Он навещает любовно

Склоны гор!

Иль Гермесу на Киллене,

Иль владыке Дионису

В дар принесла тебя нимфа

Там, на горных высях,

Где он с геликонскими нимфами

Водит хороводы?

 

 

Эписодий Четвертый

 

Показывается старый пастух Лаия, ведомый слугами Эдипа.

 

 

Эдип

1110 В лицо его не знаю, но уверен,

Друзья мои, что это он, пастух,

Тот самый, за которым мы послали.

Он очень стар, он впрямь гонцу ровесник;

К тому же в спутниках его как будто

Своих рабов я узнаю. Но вам

Скорей судить возможно: ведь и раньше

Вам был знаком тот Лаиев пастух.

 

Корифей

Ты не ошибся, это он. Был верен

Царю он так, как только может раб.

 

Эдип

(Вестнику)

 

К тебе, коринфянин, вопрос мой первый:

1120 О нем ли говорил ты?

 

Вестник

Да, о нем.

 

Эдип

(Пастуху)

 

Теперь, старик, смотри мне в очи прямо

И прямо на вопросы отвечай.

Скажи мне: был ты Лаия рабом?

 

Пастух

Да, но не купленным:[52]я в доме вырос.

 

Эдип

И чем ему служил ты? Чем кормился?

 

Пастух

Почти всегда к стадам приставлен был.

 

Эдип

Где ж ты их пас? В каких местах бродил ты?

 

Пастух

На Кифероне или по соседству.

 

Эдип

Ты с этим мужем уж встречался в жизни?

 

Пастух

О ком ты говоришь? И что он делал?

 

Эдип

1130 О том, кто пред тобой. Ты с ним знаком?

 

Пастух

Дай посмотреть… нет, государь, не помню.

 

Вестник

Куда ему! но все же, государь,

Заставлю я его припомнить ясно,

Хоть он и не узнал меня.

 

(Пастуху)

 

Забыл ты,

Как там, на Кифероне мы сходились?

Ты двух был стад надсмотрщиком, а я

Лишь одного. И вот, три года сряду

Мы полное там лето проводили

Вплоть до Арктура[53]. А на зиму мы

Домой спускались – я к своей избушке,

А ты к родному Лаия двору,

1140 Что ж скажешь? Правду я тебе напомнил?

 

Пастух

Да. Только было это так давно!

 

Вестник

Теперь припомни: не давал ли ты

Младенца мне в те дни на воспитанье?

 

Пастух

К чему об этом спрашивать теперь?

 

Вестник

А вот к чему: младенец этот – вот он!

 

Пастух

Да будет проклят твой язык! Молчи!

 

Эдип

Ты не брани его, старик! Внушенья

Не он достоин, а скорей ты сам!

 

Пастух

В чем я виновен, государь любимый?

 

Эдип

1150 Ты о младенце отвечать не хочешь!

 

Пастух

И отвечать мне нечего: он лжет!

 

Эдип

Не хочешь честью, так заставят силой.[54]

 

Пастух

О государь, не мучь меня: я стар!

 

Эдип

(телохранителям)

 

Скрутите руки за спиной ему!

 

Пастух

Зачем, несчастный! Что ты хочешь знать?

 

Эдип

Ты дал ему младенца, или нет?

 

Пастух

Дал. Лучше б смерть я принял в ту годину!

 

Эдип

Ее ты примешь, коль не скажешь правды!

 

Пастух

А коль скажу – приму ее подавно.

 

Эдип

1160 Ты вновь уверток ищешь, мнится мне?

 

Пастух

Да нет; сказал ведь, что младенца дал.

 

Эдип

А чей был он? Твой сын? Иль сын – другого?

 

Пастух

Не мой, не мой; его – другой мне дал.

 

Эдип

Кто он? Фиванец? Имя, род скажи!

 

Пастух

О государь, молю тебя, довольно!

 

Эдип

Погиб ты, если повторю вопрос!

 

Пастух

Здесь, в этом доме жил его отец.

 

Эдип

Кем был? Рабом? Иль …родственник царю?

 

Пастух

Вот ужас, вот! и мне о нем сказать!

 

Эдип

1170 А мне – услышать. Пусть же я услышу!

 

Пастух

То был, как говорили, сын царя.

А прочее тебе жена доскажет.

 

Эдип

Она тебе дала младенца?

 

Пастух

Да!

 

Эдип

И для чего дала?

 

Пастух

На истребленье.

 

Эдип

Свое дитя?

 

Пастух

Из страха злых пророчеств!

 

Эдип

Каких?

 

Пастух

Чтоб он не стал отцеубийцей.

 

Эдип

А ты зачем меня другому отдал?

 

Пастух

Мне стало жаль тебя, и я подумал:

Пусть на чужбину отнесет! А он

На горе страшное тебя сберег…

1180 Да если ты – тот брошенный младенец,

То знай – себе на горе ты рожден!

 

Эдип

Свершилось все, раскрылось до конца!

О свет! В последний раз тебя я вижу:

Нечестием мое рожденье было,

Нечестьем – подвиг и нечестьем – брак!

 

Эдип поспешно уходит во дворец.

Вестник и пастух расходятся в разные стороны.

 

Стасим Четвертый

 

 

Хор

 

 

Строфа I

Горе, смертные роды, вам!

Сколь ничтожно в глазах моих

Вашей жизни величье!

Кто меж нас у владык судьбы

1190 Счастья большую долю взял,

Чем настолько, чтоб раз блеснуть

И, блеснувши, угаснуть?

Твой наукою жребий мне,

Твой, несчастный, Эдип, пример:

От блаженства грядущих дней

Уж не жду ничего я.

 

Антистрофа I

Ты уметил стрелою в цель,

Ты стяжал себе лучший дар,

Счастья дар без изъяна.

Ты – о Зевс! – сокрушил в те дни

Вещей девы жестокий пыл;

1200 Ты несчастной стране моей

Стал от смерти оплотом.

С той поры ты царем слывешь,

Ты венец у людей стяжал

Высшей чести – великих Фив

Многославный владыка!

 

Строфа II

А ныне кто злополучней меж людей?

Где больше мук? Резче смена жизни где?

Где горше помрачился ум?

О, царь, славный средь царей, Эдип!

Терем ждал тебя —

Терем страшных нег;

В нем отец и сын

1210 От одних пылали уст!

Боги! могла ли столько лет

Нива отца тебя терпеть —

Молча терпеть ужас несказанный!

 

Антистрофа II

Но Время все знало, и раскрыло все:

Предстал пред ним тот, кому и брак не в брак,

И кем рожден, от той родил:

То ты, Лаиев потомок, ты!

Лучше б, лучше б мне

Не видать тебя;

Погребальный стон

1220 С уст моих готов слететь.

Правду скажу я: ты мне дал

Дух утомленный перевесть,

И ты же вновь тьмой покрыл мне очи!

 

 

Эксод

 

Из дворца выходит домочадец Эдипа.

 

 

Домочадец

Земли фиванской славные вельможи,

О, сколько ужасов узнать, увидеть

Вам предстоит! Какое горе вам

Покроет душу, если дому Кадма

Наследственную верность вы храните!

О, если б Истр[55]и Фасис, волны слив,

Струей могучей Фивы затопили —

Им все ж не смыть неслыханную скверну,

Что этот дом таит – еще таит,

Но вскоре обнаружит; скверну бедствий

1230 И вольных и невольных; но душе

Больнее добровольное страданье.

 

Корифей

Скорбели мы о том, что знали раньше, —

Что нового прибавить можешь ты?

 

Домочадец

Быстрейшая для речи весть – погибла

Великая царица Иокаста!

 

Корифей

Несчастная! Что ж в гроб ее свело?

 

Домочадец

Своя рука. Лишь тот, кто видел дело,

Его всю горечь в сердце испытал;

Но все ж, поскольку память мне подвластна,

1240 Страдалицы вам участь расскажу.

Вы помните, как в исступленье горя

Она умчалась. Из сеней она

В свой брачный терем бросилась, руками

Вцепившись в волосы свои. А там

Она, замкнувши двери, воззвала

Ко Лаию, погибшему давно,

Коря его: «Ты помнишь ли той ночи

Старинной тайну? В ней ты сам себе

Родил убийцу, а меня, супругу,

На службу мерзкого деторожденья

Своей же плоти горестной обрек!»

Она и одр свой проклинала: «Ты мне

1250 От мужа – мужа, и детей от сына

Родить судил!» И вслед за тем – конец.

Но как она покончила – не знаю.

Раздался крик – в чертог Эдип ворвался —

Не до нее тут было. Все за ним

Следили мы. Метался он повсюду.

«Меч! Дайте меч мне!» Так взывал он к нам.

То снова: «Где жена моя, скажите…

Нет! Не жена – перст нивы материнской,

Двойной посев принявшей – и меня,

И от меня детей моих зародыш!»

Тут, в исступления грозе, сам бог —

Не мы, конечно, – в терем оскверненный

Его направил. Страшно вскрикнул он

1260 И, точно силой неземной ведомый,

На дверь закрытую нагрянул, ось

Из гнезд глубоких вырвал – и вломился

Во внутрь покоя. Мы за ним. И вот

Мы видим – на крюке висит царица,

Еще качаясь в роковой петле.

Стоит он, смотрит – вдруг с рыданьем диким

Ее хватает и с петли висячей

Снимает бережно. Вот на земле

Лежит несчастная. Тогда – ах, нет!

Ужасное свершилося тогда!

Эдип срывает пряжку золотую,

Что на плече ей стягивала ризу,

И, вверх поднявши острую иглу,

1270 Ее в очей зеницы погружает. —

«Вот вам! Вот вам! Не видеть вам отныне

Тех ужасов, что вынес я, – и тех,

Что сам свершил. Отсель в кромешном мраке

Пусть видятся вам те, чей вид запретен,

А тех, кто вам нужны, – не узнавайте!»

С такими причитаньями не раз он,

А много раз, приподнимая вежды,

Колол глаза. Кровавые зрачки

Не редкой каплей темно-бурой влаги,

А черным градом истекая, лик

И бороду страдальца орошали.

1280 Так бедствие двойное прорвалось

В двойном деянии – жены и мужа.

То счастье древнее – ах, древле было

Оно по правде счастьем. А теперь

Царит в чертоге этом грех, стенанье,

Позор, погибель – все, чем только зло

Речь наша нарекла – все в нем найдешь.

 

Корифей

Что ж ныне он? Слабеет натиск мук?

 

Домочадец

Он требует, чтоб двери мы открыли,

Чтоб показали Кадмову народу

Того, что пролил кровь отца, а мать

Свою – ужасных слов не повторить мне.

1290 Покинуть хочет он и дом и землю,

Проклятию послушный своему.

Все ж без опоры, без проводника

Не обойтись ему: невыносимы

Его терзанья. Сам ты убедишься.

Уже скрипят дверей дворцовых створы.

Ах, зрелище увидишь ты – такое,

Что жалость может и врагу внушить

 

Домочадец уходит.

На пороге дворца появляется ослепивший себя Эдип.

 

 

Корифей

О ужасное дело! ужаснее всех,

Что когда-либо жизнь омрачили мою!

1300 Что за ярость, несчастный, постигла тебя?

Что за дух кровожадный из адских глубин

Устремился и прянул тяжелым прыжком

На твою горемычную долю?

О несчастный, несчастный! Хотелось бы мне

И спросить и узнать и подумать с тобой —

Не могу, не могу! Не выносит мой взор

Этой страшной, зияющей раны!

 

Эдип

Я несчастный, несчастный… В какие места,

О мой демон, завел ты меня? И зачем

Вдруг рассеялся стон мой в воздушных волнах?

1310 Куда ты завел меня, демон!

 

Корифей

В невиданный, неслыханный позор!

 

 

Коммос

 

 

Строфа I

 

 

Эдип

О мрак! О мрак!

Муть ужасная, несказанная,

Тьма проклятая, непроглядная!

О горе!

И снова горе! Боль терзает плоть,

Терзает душу память лютых дел.

 

Корифей

В таком страданье нам понятен натиск

1320 Двойной кручины и двойных стенаний.

 

 

Антистрофа I

 

Эдип

О друг мой, друг!

Ты один из всех верность мне хранишь;

Да, тебе слепца не противен вид.

О горе!

Хоть я и темный – речи до меня

Донесся звук, и я тебя узнал.

 

 

Корифей

Как ты дерзнул луч света погасить

В своих очах? Иль бог тебя подвигнул?

 

 

Строфа II

 

 

Эдип

Аполлон то был, Аполлон, друзья!

1330 Он делам моим злой исход послал.

Но их своей рукой я вырвал – без сторонних сил.

Света дар – к чему?

Что мог отрадного увидеть я?

 

Корифей

Свершилось так, как ты сказал.

 

Эдип

Куда глядеть стал бы я,

С кем любовно речь вести,

Чьему привету отвечать, друзья?

1340 Ах, отправьте вдаль поскорей меня!

Я погибелью над землей навис,

Проклял сам себя и богам родным

Ненавистен стал!

 

Корифей

Так мудр ты, царь, – и так сражен несчастьем;

Ах, было б лучше нам не знать тебя!

 

 

Антистрофа II

 

 

Эдип

О, да сгинет он, он, что с ног моих

Снял оков позор, он, что жизнь мою

1350 В те дни из пасти смерти вырвал – нет любви ему!

Смерть спасла б меня,

Спасла б друзей моих от стольких бед!

 

Корифей

И нам бы легче было так.

 

Эдип

Исторг бы я жизнь отца?

Слыл бы я в речах людей

Супругом той, что родила меня?

1360 Богом проклят я: мать я осквернил,

Стал соложником своего отца!

Есть ли на земле зло превыше зла —

Все стяжал Эдип!

 

Корифей

Нет, не пойму я твоего решенья;

Уж лучше смерть, чем жизнь влачить слепцом!

 

Эдип

Мое решенье? Нет, оставь советы,

1370 Оставь упреки: лучше не найти!

Скажи, какими б я дерзнул очами

Взглянуть на Лаия среди теней,

Взглянуть на мать несчастную… пред ними

Я так виновен, что вины своей

И тысячью смертей не искупил бы.

Иль скажешь ты, что вид детей отраден

Был для меня – в таком рожденных браке?

Нет, нет, навеки взор для них закрыт.

Иль город наш, иль кремль, иль божьи храмы,

Иль светлые кумиры… Ах, пред вами

1380 Фиванец истый,[56]гражданин меж граждан —

И я всего, всего себя лишил!

Я сам сказал, чтоб все меня вы гнали,

Меня, безбожника и нечестивца,

Меня, что род свой осквернил грехом, —

И я, бесчестью сам себя обрекший,

Дерзнул бы взор на Фивы свой поднять?

Нет, нет! Мне жаль, что не могу и слуха

В ушах своих родник засыпать я;

Тогда бы тело жалкое свое

Я отовсюду оградил; я был бы

И слеп, и глух, и уж ничто б о горе

1390 Напоминать мне не могло моем.

О Киферон! Зачем меня ты принял,

Зачем не мог, принявши, истребить,

Чтоб тайной я для всех людей остался?

О царь Полиб, о родины коринфской —

Так думал я – старинный отчий дом!

В какой красе меня вы воспитали —

Злодея, порожденного во зле!

О горный путь, о мрак укромной рощи,

Где две дороги[57]с третьего сошлись!

Ты помнишь ли, ущельное распутье,

1400 Как длань моя моей же крови влагой

Из отчих жил дорогу напоила?

Что делал я при вас и что потом?

О свадьба, свадьба, – мой трофей победный!

О ты, что родила меня – и снова

От семени рождала моего!

Стал братом сын родителю, и мать

Женою сыну – большего позора

Не мог бы и придумать человек!

Но будет, будет! Гнусные деянья

Не должно в ризу речи облекать.

1410 Богами заклинаю вас: скорее

Меня ушлите за предел страны,

Иль в море бросьте, иль в могиле скройте,

Чтоб ваших взоров не смущал мой вид.

Решитесь к мужу бедствий прикоснуться,

Не бойтесь скверны: зол моих из смертных,

Опричь меня, не вынесет никто.







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных