Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Окопная проза (авторская позиция, особенности сюжета, темы).




Началось направление окопной прозы с 57г. Именно писатели, участвовавшие в войне и продолжающие до сих пор созда­вать произведения о тех страшных и кровавых событиях, позволяют нам осознать, что война и гуманизм — понятия несовместимые, убий­ство человека, даже если он фашист, не облагораживает, а наносит непоправимые психологические травмы. Идея защиты отечества, ненависть к врагу; поэтизация подви­га — особенно в начале войны; отказ от романтизации с тем, чтобы показать войну как тяжкий труд — как правило, в последние годы войны. Задачи послевоенной литературы в основном сводились к разо­блачению германского фашизма и прославлению героизма советских людей. Но художественная литература не могла ограничиться агита­ционно-пропагандистскими функциями. «Судьба человека» М. Шолохова (1956) переключала внимание с настоящего человека на судьбу человека обыкновенного. Даже пребывание в плену Андрея Соколова не помешало стать ему примером народного героя, тогда как тысячи пленных в подобных ситуациях попадали в советские лагеря и судьба их складывалась куда более трагично. Так, в повести Г. Бакланова «Пядь земли» (1959) действие происходило на маленьком пятачке, ставшем испытательным полигоном для солдат и их командира — вчерашнего школьника. В школе за сорок пять минут урока истории можно было «пройти» несколько веков, теперь минуты пребывания на плацдарме — это минуты жизни, которые могут стать последними. Военной статистикой предусмотрен после каждого сражения процент раненых, убитых, пропавших без вести. Для матери героя повести он не просто один из лейтенантов, попадающий в одну из граф этой статистики, он — ее единственный сын. Один окоп, одно подразделение, один день — сужение пространства и времени позволило достичь максимального напряжения в передаче внутреннего состояния героев. Вчерашние фронтовики обращались и к изображению трагиче­ских ситуаций, о которых писатели раньше умалчивали. В советской литературе не принято было показывать недостатки руководителей, тем более ставить под сомнение приказы, даже если они вели к напрасной гибели людей. Как бы само собой предполагалось, что война — это неизбежные жертвы, а ради защиты Родины любые жертвы заранее оправданы. Через много лет после окончания войны стали возможны объективный анализ событий, оценка профессионального и морального уровня командиров. Но и в давних произведениях фронтовиков уже была поставлена эта проблема. В повести К. Воробьева «Убиты под Москвой» (1961) погибла рота кремлевских курсантов, а ее командир Рюмин застрелился, будучи не в силах повлиять на ход событий и понимая собственную вину перед вверенными ему ребятами.

Лагерная проза.

Лагерная тема в русской прозе появилась после того, как была утрачена подлинная духовная свобода, когда войны и революции приблизили нашу историю к аду. К аду во всем в жизни и в смерти. Такие утверждения можно прочитать во многих публикациях критиков, которые издавались на протяжении всего двадцатого века. Они свидетельствуют о том, что данный жанр создан временем и только в тех странах, где для этого были свои условия. Борьба за справедливость и знание правды жизни вот направленность таких произведений, а понятие борьба влечет за собой гонения и преследования. Поэтому многие авторы, работающие в жанре лагерной прозы, и их произведения нередко становились выдворенными не только из страны, но и из литературы в целом. Понятие правды всегда несет в себе очищение души и духовность, которой так не хватает нашему обществу. Однако многие книги лагерной тематики действительно противоречивы и непонятны для большего числа читателей и требуют особого осмысления и изменения сознания.

7 Варлам Шаламов «Колымские рассказы» (авторская позиция; жанрово-стилистические особенности).

6 циклов: 1)колымские рассказы (56-59гг.) 2)очерки преступного мира (59г.) 3) левый берег (посвящен Ирине Сиротинской, (1-я половина 60-х)) 4) артист лопаты (1-я половина 60-х) 5) воскрешение лиственницы (2-я половина 60-х) 6) перчатка и колымские рассказы 2 (2-я половина 60-х). Метод Шалмова «Новая проза». Фактографичность, опирается на документы. Понятие «народ». Подчеркнуть власть толпы. Шаламов был против идеи прощения врага. Нет пределов унижения и страдания, к которым не может привыкнуть человек. Пытается показать лицо уголовного мира. Основа-беспредельная наглость. Тема рассказов: человек 20 века, его распад и мучительное обретение себя в условиях власти толпы и бессмысленного ужаса. Композиционная выверенность, ритмизация прозы, установка на парадокс, использование скрытой символики. Сам он назвал свои рассказы новеллами. Парадоксальность построена на обмане наших ожиданий.

8 Два взгляда на лагерь: А.Солженицын и В.Шаламов.

Писатели старались передать собственные ощущения с максимальной точностью. Как оказалось, сознание людей, безусловно, претерпевшее глобальные изменения, мировосприятие двух разных личностей, несмотря на прохождение во многом одинаковой “школы жизни”, не оставалось похожим даже в нечеловеческих условиях. Это доказывает многогранность человеческой личности, уникальность характера, индивидуальность восприятия окружающей действительности. Шухов сохранил достоинство, он сумел в адских условиях, несмотря на обиду и несправедливость, остаться человеком, сохранив то, что на досмотре не отнимешь – ценности духовные. Шухов не просто главный герой рассказа, он ещё тот, чьими глазами автор показывает нам лагерь, автор как бы скрылся за Шуховым, предоставив ему право оценивать происходящее. Герои “Колымских рассказов” В.Т.Шаламова – обычные в “прошлой”, долагерной жизни люди, вполне реальные, встреченные рассказчиком (а рассказчик – это сам Варлам Шаламов) в местах заключения, где ему довелось побывать. Они уже мертвецы, потому что лишены всяких нравственных принципов, памяти, воли. У А.И.Солженицына в “Одном дне Ивана Денисовича” главный герой, как и многие другие, сумел “приспособиться”, кое-как устроить свой быт, место на нарах. У В.Т.Шаламова нет места даже подобию уюта. Жизнь Шухова не ограничена лагерем, он вспоминает деревню, семью, войну. У Шаламова замкнутое пространство лагеря будто бездной отделено от всего мира: от материка, от семьи. Человек одинок, страшно одинок. Именно блатной мир, его правила, этика и эстетика вносят растление в души всех людей лагеря – и заключённых, и начальников, и зрителей. У Ивана Денисовича сохранились понятия о гордости и чести, поэтому он никогда не скатится до уровня Фетюкова, одного из заключённых. Солженицын: главное – человек продолжает жить, а не существовать. Шаламов: о какой высокой морали может идти речь, когда от голода мутнеет сознание? Писатель пытается показать, что нравственные и физические силы человека не безграничны. По его мнению, одна из главных характеристик лагеря - растление. Расчеловечение, говорит Шаламов, начинается именно с физических мук - красной нитью проходит через его рассказы эта мысль. В “Одном дне Ивана Денисовича” главный герой именно в работе находит смысл существования, она становится спасением от полного растления личности. Лагерь был местом, где учили ненавидеть физический труд, ненавидеть труд вообще. Самой привилегированной группой лагерного населения были блатари – не для них ли труд был геройством и доблестью?”, “К честному труду в лагере призывают подлецы и те, которые нас бьют, калечат, съедают нашу пищу и заставляют работать живые скелеты – до самой смерти. Это выгодно им – этот “честный” труд. А.И.Солженицын смог убедить читателей в том, что как бы ни старалось государство с помощью ГУЛАГа уничтожить человека как личность, морально подавить его, он продолжает верить, надеяться на лучшее. Похоже, что обречены все – все в стране, а может быть, даже в мире. Человек уже не принадлежит своей эпохе, современности – но одной только смерти. Всякая временная перспектива утрачивается, и это ещё один важнейший, постоянно повторяющийся мотив рассказов Шаламова. Несмотря на наличие принципиальной разницы во мнениях Александра Солженицына и Варлама Шаламова, есть то единственное и, тем не менее, главное, что сближает лагерную прозу обоих писателей – желание сообщить миру правду.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных