Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Типы ИК и их употребление




 

ИК-1 используется для выражения завершенности при отсутствии смыслового выделения и противопоставления: Пошел дождь.

Фонетически ИК-1 характеризуется довольно резким падением тона в центре с последующим ровным тоном в постцентровой части (если она есть): [\]

 

ИК-2 употребляется:

• в вопросе с вопросительным словом: Который час?

• во второй части альтернативного вопроса (1-я часть —обычно ИК-3): Он приедет завтра I или в четверг?

• в утверждениях с противопоставлением: Ты поедешь в

командировку (а не он).

• при обращении, волеизъявлении, предостережении: Наташа! Подожди! Заблудишься!

Фонетически ИК-2 отличается от ИК-1 большим интервалом падения131 и/или динамическим усилением гласного центра: [\\] или [\+]. Отметим, что в настоящее время частный вопрос, произнесенный с таким интонационным контуром, может восприниматься либо как очень настойчивый, либо как невежливый.

ИК-3 используется:

• в общих вопросах: Ты поедешь в командировку?

• при выражении незавершенности в неконечных синтагмах утвердительных предложений: Следующий поезд уходит поздно вечером.

• при усилении отрицания или утверждения в предложениях с частицами но, же, ведь, однако: Но он же больной!

• при повторении вопроса в ответе: — Когда я приеду? Сегодня.

• при выражении вежливой просьбы: Закройте окно.

Центр ИК-3 характеризуется резким восходящим движением тона, постцентровая часть произносится на низком, плавно нисходящем тоне: [/]. Место центра ИК-3 в общем вопросе определяется содержанием вопроса.

 

ИК-4 употребляется:

• в сопоставительных вопросах с союзом а: — Перепечатала почти все. —А выводы?

• в частных вопросах с оттенком назидания, отчитывания, раздражения: — Почему ты пришла так поздно?

• в «анкетных» вопросах: —Документы?

• в ответах при выражении вызова, настороженности, удивления, противопоставления, возражения: — Сказала отцу? — Сказала (А что?).

• при приглашении к дальнейшему разговору: — Здравствуйте.

• при выражении незавершенности (в официальной речи):

Московское время I пятнадцать часов.

Центр ИК-4 характеризуется нисходяще-восходящим

движением тона, постцентровая часть произносится на высоком уровне: [V-].

 

ИК-5. Наиболее типичные сферы употребления этой конструкции:

• оценочные предложения, выражающие большую степень проявления признака, состояния, действия (эти предложения чаще всего содержат местоименные слова): Какая

прелесть!

• выражение отрицания или невозможности признака/действия/состояния в повествовательных предложениях (на ряду с ИК-7): Где ему в институт! Он же троечник!

 

Фонетически ИК-5 представляет собой композицию восходящего (обычно на ударном слоге местоименного слова) и нисходящего (обычно на последнем ударном слоге) акцентов; при этом часть синтагмы между акцентами произносится на высоком (ровном или слегка понижающемся) тоне: [/-\].

ИК-6 употребляется:

• при выражении незавершенности в неконечных синтагмах (наряду с ИК-3 и ИК-4), придавая при этом эмоциональный или официально-торжественный оттенок высказыванию;

• при выражении большой степени признака, состояния, действия: Голос у него!

• при выражении недоумения и сожаления в вопросительных предложениях с вопросительным словом: И что он этим хотел сказать ?

Фонетически ИК-6 характеризуется повышением тон на гласном центра без заударного падения: [/-].

 

ИК-7 употребляется при выражении отрицания или невозможности признака/действия (Где ему в институт! Он же троечник!), а также при усилении утверждения или отрицания: Не говори! Фонетически этот контур представляет собой резкое

(вплоть до фальцета или гортанной смычки) повышение тона на гласном центра: [//?]. Постцентровая часть произносится на низком уровне.

Интонограммы одного и того же слова (Иванова), произнесенного с разными типами ИК,

В потоке речи каждый тип ИК представлен рядом произнесений, которые называются реализациями ИК. Одни из них являются нейтральными реализациями.

 

с другой стороны, реализации какого-либо типа ИК могут иметь такие особенности строения, которые служат средством выражения субъективного отношения говорящего к

высказываемому. Это — модальные реализации ИК.

 

Модальные реализации одной ИК фонетически могут сближаться и даже совпадать с модальными и даже нейтральными реализациями другой ИК. Поэтому, например, фраза Где Вы живете?, произнесенная с движением тона, характерным для ИК-2 [\\], и та же фраза, произнесенная с движением тона, близким к ИК-5 [/-\], рассматриваются не как

разные ИК, а как нейтральная и модальная реализации ИК-2.

 

Транскрипцию такого рода можно считать интонационной фонологической транскрипцией (но, конечно, не фонетической, так как она отражает то, что должно быть произнесено, а не то, что реально произносится).

 

Концепция Е.А. Брызгуновой была первоначально разработана для обучения русскому языку иностранных учащихся, поэтому автору было важно описать интонационную

систему русского языка экономно и наглядно, что заставляло искать только строго ограниченный набор четко противопоставленных по форме (мелодическому контуру) и определенных по значению единиц.

30. Понятие нормы. Орфоэпия и орфография

 

Орфоэпией называется описание произносительных норм языка. Назначение орфоэпии — установление единообразия в произношении с целью облегчения устной коммуникации между членами общества.

Ту же цель преследует свод правил о пользовании письменной речью, называемый орфографией.

 

Отличие орфоэпии от орфографии

 

ò В области орфографии мы всегда точно знаем и время введения того или иного правила, и авторов его формулировки. Орфоэпические же правила складываются стихийно и не имеют авторов.

ò Авторы орфоэпических описаний и словарей-справочников — это не создатели орфоэпических норм, а всего лишь их интерпретаторы: они описывают то, что уже сложилось в практике устного общения человеческого коллектива.

ò Орфография обладает средствами «диктата» обществу своих правил (путем школьного обучения, издательской деятельности); орфоэпия же такими средствами не обладает.

 

ò Необходимость следования орфоэпическим правилам реально существует только для тех, чьи профессиональные обязанности связаны с «говорением» — это актеры, дикторы радио и телевидения;

ò Орфографическая норма является, тем самым, регламентирующей, орфоэпическая — по преимуществу рекомендательной.

 

И орфография, и орфоэпия основываются на понятии нормы.

Норма имеет две фундаментальных особенности, которые можно считать условиями ее существования:

• наличие вариантов;

• оценка существующих вариантов.

Наличие вариантов является естественным условием

возможности выбора того или иного произношения.

 

Но в отношении к вариантам орфоэпическая норма также существенно отличается от нормы орфографической.

ò Естественно, что орфографическая норма тоже предполагает возможность других вариантов написания (иначе зачем была бы нужна орфография? Она не нужна для того, чтобы правильно написать слово сухой, но нужна, чтобы написать сухого, а не Сухова; дрова, а не драва); но орфографическая норма, в отличие от орфоэпической, категорически отвергает варианты.

ò В орфографии нормативен лишь один вариант, и только он приводится в орфографических словарях (единственное исключение — это возможность двоякого написания в словах е или е).

ò Орфоэпия же существует только для того круга слов (словоформ), где реально наблюдаются произносительные варианты, которые и составляют содержание орфоэпических словарей.

Конкурирующие варианты произношения могут быть равноправны либо неравноправны по отношению к норме. В орфоэпических словарях даются не только нормативные варианты; вариант, оцениваемый как ненормативный, приводится в том случае, если он встречается в речевой практике, но принадлежит меньшинству говорящих и при этом фиксируется слухом не только специалистов, но и «рядовых» членов социума и вызывает у них негативную реакцию.

Так, например, по данным «Орфоэпического словаря русского языка» (далее ОС-83) правильно (нормативно) поднялсЯ и поднЯлся, неправильно (ненормативно) пОднялся, которое тоже

встречается в речи.

Наличие произносительных вариантов может иметь разные причины, но, как правило, один из вариантов является «старшим», а другой «младшим».

Младший вариант обычно сначала появляется в нормативных словарях с «отрицательной» пометой «неправильно» или «не рекомендуется».

Орфоэпическая норма устанавливается специальными словарями, хотя и толковые словари обычно содержат некоторые пометы орфоэпического характера.

 

Полный объем сведений представлен в ОС-83, который дает полную грамматическую информацию о словах, в том числе и не имеющих орфоэпических вариантов (тем самым он выходит за рамки орфоэпического словаря).

 

Шкала ОС-83 содержит следующие пометы:

• союз и соединяет равноправные варианты: вОлнам и

волнАм;

доп. (≪допустимо≫) — менее желательный, однако санкционированный нормой вариант; например, творОг и доп. твОрог;

не рек. (≪не рекомендуется≫) — например, алфавИт ! не рек. алфАвит;

неправ, (≪неправильно≫) — например, музей ! неправ. муз [эй];

грубо неправ, (≪грубо неправильно≫) — например, докумЕнт ! грубо неправ, докУмент.

 

31. Орфоэпические нормы в области произношения некоторых гласных звуков. Орфоэпические нормы в ударения. Динамика развития.

 

Основное направление изменения системы безударного вокализма в русском литературном языке — это уменьшение различительной способности гласных, проявление которого мы наблюдаем в развитии иканья, то есть в вовлечении фонемы <и> в процессы нейтрализации, и тем самым — умножении слабых позиций, увеличении количества гиперфонем и усложнении их состава.

 

(Социологическое исследование распределения вариантов икающего и экающего произношения не производилось: вероятно, люди сейчас не делятся на ≪экалыциков≫ и ≪икальщиков≫; эти варианты сосуществуют в речи каждого индив дуума и распределены в зависимости от условий продуцирования речи — в замедленном темпе, в художественной и певческой речи больше вероятность проявления эканья; в небрежной разговорной речи господствует иканье.

 

ГЛАСНЫЕ ЗАУДАРНЫХ СЛОГОВ

Д.Н. Ушаков и Р.И. Аванесов констатировали такую фонетическую «аномалию»: если в предударных слогах гласные 1-й и 2-й ступени редукции [ъ] и [ь] четко распределены в зависимости от позиции (после твердых — [ъ], а после мягких — [ь]), то в заударных слогах [ъ] возможен не только после твердых, но и после мягких согласных ([ь] —только после мягких).

 

Правила их распределения Р.И. Аванесов описывает следующим образом: <а> реализуется звуком [ъ]

в конечном открытом слоге:

• в им. падеже ед. числа существительных жен. рода

кап[л'ъ], во[л'ъ],

• в род. падеже существительных муж. и сред, рода мо[р'ъ],

в им. падеже мн. числа существительных сред, рода –перjъ

• в окончаниях прилагательных жен. рода зла[иъ],

• в суффиксе деепричастия вм[д'ъ];

 

в неконечном и конечном закрытом слоге:

• в дат., твор. и предл. падежах мн. числа существи-

тельных кап[я'ъм], кап[л'ъм'и], кап[л'ъх], кало[с'иъм],

кало[с'иъм'и], кало[с'иъх],

• в окончании 3-го лица мн. числа глагола но[с'ът];

 

<а> реализуется звуком [ь]:

• в заударных неконечных и конечных закрытых слогах

основы слова вы[т'ьну], за[н'ьт], пло[ш':ьт'];

 

<о>, <е> реализуются звуком [ь]:

• в неконечном и конечном закрытом слоге в основе: вын[ъсу, вы[н'ь]си,

 

в окончаниях:

• род. мн. и твор. ед. падежей существительных оле[н'ьи],

болезньи], кап[л'ьи],

• предл. падежа муж. и сред, рода, дат. и предл. падежей

жен. рода в по[л'ь], в до\м"ь\, к ба[н'ь], о ба[н'ь],

• 2-го и 3-го лица ед. числа, 2-го и 3-го лица мн. числа

глагола ста[н'ьш], ста[н'ьт], ста[н'ьм], ста\н'ь\те,

• в сравнительной степени красм[в'ьй].

В следующих морфемах отмечается находящаяся в пределах нормы вариативность [ъ] / [ь]; при этом [ъ] характеризуется как старое, а [ь] — как новое:

 

• в окончании тв. падежа ед. числа муж. и сред, рода типа

камнем, полем,

• в окончании им. и вин. падежей ед. числа сред, рода

поле, вижу поле,

• в окончании род падежа мн. числа муж. рода братьев,

• в окончаниях род., дат. и предл. падежей ед. числа прилагательных синего, синему, о синем

 

ГЛАСНЫЕ ПОСЛЕ ТВЕРДЫХ ШИПЯЩИХ

По орфоэпическим нормам начала XX в., которые получили отражение в трудах Д.Н. Ушакова, <а> после <ш>, <ж> в 1-м предударном слоге реализовалось звуком [ы]

([шы^гать, [жы3]ра — то есть в принципе так же, как после

мягких согласных ([п'ие]т<ж, [ч'ие]сы). Такой же звук соответствовал и орфографическому а в гиперфонемных ситуациях: [жыэ]ндарм, [шыэ]лаш, [шыэ]рманка и т. п.

 

В дальнейшем, по-видимому, <ш> и <ж> были «переосмыслены» в системе как твердые согласные, в связи с чем и появилось произношение [жа]ра, [ша]гать, как [са]ды, [дг]ры.

 

Однако замена [ыэ] на [а] не имела характера фонетической закономерности, распространяющейся на все слова, в которых имеется данная позиция. Нормативным осталось старое произношение [ы3] (которое далее в итоге развития

иканья совпало с реализацией фонем <и>, <е>, <о>) в ряде слов: жакет, жасмин, ржаной, жалеть (и его производных), в косвенных падежах слова лошадь.

 

Поэтому здесь нельзя усматривать полного отождествления позиции после непарных твердых согласных (шипящих) с позицией после парных твердых, то есть включения

позиции после твердых шипящих в систему аканья. Высказывается предположение о том, что причиной мены [ыэ] ([ы]) на [а] в произношении слов типа шалаш, жара может быть

воспроизведение буквенного состава слова, то есть влияние

орфографии.

 

 

УДАРЕНИЕ

 

Русское ударение имеет смыслоразличительную (фонологическую) функцию, которая проявляется в том, что существует значительное количество графических омонимов,

значение которых связано с местом ударения, и это должно препятствовать варьированию места ударения в слове.

 

Акцентная характеристика слова определяется размещением ударения относительно слогов при изменении его по падежам и числам (у сущестительных), по родам и числам

(у прилагательных и у глаголов в прошедшем времени), по лицам и числам (у глаголов в настоящем времени и повелительном наклонении). Размещение ударений относительно

слогов слова называется схемой ударений, или акцентной кривой. Слова, характеризующиеся одинаковой акцентной кривой, объединяются в акцентные парадигмы.

 

Акцентная парадигма обычно разделяется на субпарадигмы: у существительных — субпарадигмы единственного и множественного числа, у глаголов — субпарадигмы настоящего времени (включая повелительное наклонение) и прошедшего времени

(включая инфинитив), у прилагательных — атрибутивная и субпарадигма (полные формы) и не атрибутивная (краткие формы).

 

Две схемы ударения считаются основными:

• а — ударение всегда на основе: у существительных типа ту̀ча, молодёжь, уро̀к; у полных прилагательных типа кра̀сный; у кратких прилагательных типа удо̀бен; у глаголов типа рѐзать.

• b — ударение всегда на окончании. Сюда входят и словоформы с нулевым окончанием, если во всех остальных словоформах данной субпарадигмы ударение размещается на окончании, типа но̀ж (флективное ударение в форме им. п. называют «условным»); эта схема свойственна полным прилагательным типа голубо̀й, кратким прилагательным типа смешо̀н, глаголам типа говорѝть.

 

Имеется еще несколько более сложных схем ударения, которые реализуются по-разному в разных субпарадигмах отдельных частей речи:

 

• с — у существительных с ударением на основе в субпарад име ед. числа и на окончании в суб парадигме мн.числа типа сад (са̀да — сады̀); у кратких прилагательных типа мо̀лод (молода̀ — мо̀лодо, мо̀лоды); у глаголов в субпарадигме наст, времени с ударением на окончании 1-го лица и повелительного наклонения и на основе во всех остальных формах типа скажу, скажи — скажешь, скажет, скажем, скажете, скажут и в субпарадигме прош. времени с ударением на окончании в ед. числе жен. рода и на основе во всех остальных формах типа сорвала — сорвал, сорвало, сорвали, сорвать.

 

• d — у существительных с ударением на окончании в субпарадигме ед. числа и с ударением на основе в субпарадигме мн. числа типа сосна̀ — со̀сны.

• е — у существительных с ударением на основе в субпарадигме ед. числа и в им. падеже мн. числа — на окончании в косвенных падежах остальных форм мн. Числа типа зуб.

• f — у существительных с ударением на окончании вовсех формах, кроме им. множественного типа губа̀.

32.Орфоэпические нормы в области произношения некоторых согласных звуков и грамматических форм слов. Динамика развития.

СОЧЕТАНИЯ СОГЛАСНЫХ Со ВТОРЫМ МЯГКИМ

 

Д.Н. Ушаков рекомендовал (и практиковал в своей собственной речи) мягкое произношение первого согласного в следующих сочетаниях:

1. зубной + зубной (любой):

[cV] — ко[с'т'], пу[с'т']

[с'л'] —е[с'л']и;

2. зубной + передненёбный:

[н'ч'] — ны[н'ч']е, ня[н'ч]ить

[н'ш'] —ба[н'ш']ик

3. зубной + губной:

[д'в']—[д'в']ерь,

[т'в'] — [т'в']ердить,

[з'в'] — [з'в']ерь, ра[з'в']е, ра[з'в']ить,

[с'в'] — [св'ет]

[с'м'] —[смерть]

[з'б'] —ра[з'б']ить;

4. губной + заднеязычный:

лаф`ќ`и, пристаф`к`и

5. [р] + губной или переднеязычный: кор`м`ить ,пе[р'в']енец,

6. любой согласный + [j] в любом положении в слове:

[в'jезд, о[б'jем1, о[б'j]авить, о[т'j]езд/

 

ОС-83, основываясь на описании орфоэпической нормы

Р.И. Аванесова230, дает следующие рекомендации относи-

тельно мягкости первого согласного перед вторым мягким:

• обязательное смягчение: в сочетаниях зубной + зубной и

зубной + переднеязычный: ([н] + [н'], [с] + [с'], [з] + [з'],

[с] + [т'], [з] + [д'], [с] + [н'], [з] + [л'], [н] + [т'], [н] + [д'],

[н] + [ч'], М + [ш']): дли[н'н']ей [с' с']естрой, [з' з*]имы,

, [з'д']есь.

• факультативное смягчение: в некоторых сочетаниях зуб-

ных согласных ([с] + [л'], [з] + [л'], [н] + [с'], [н] + [з'])>

в сочетаниях зубной + губной ([д] + [м']> [т] + [м']>

[с] + [м'], И + [м'], [з] + [б'], [с] + [п'], [Д] + [в'], М + [в'],

[с]+[в'],М + [в'],[с] + [ф']);

• «запрещенное» смягчение: [р] + любой мягкий соглас-

ный; губной + [к'] — смягчение первого согласного счи-

тается ушедшим из литературной нормы, фонетическим

признаком просторечия;

• смягчение согласных перед [j] остается обязательным

только внутри корня и на стыке корня с суффиксом либо

окончанием (перед орфографическим ь): [n'j]y, cыно[вj]a.

На стыке приставки и корня (перед орфографическим ъ), а также

предлога и следующего слова по-разному ведут себя фрикативные согласные [с], [з] и смычные [т], [д], [б]: смягчение фрикативных факультативно ([сj]езд и [разj]езд

и ра[з'j]езд, ; смычные согласные не должны смягчаться (о[т)jезд, по[дj]ем, о[тjо]лки, пере[дjа]мой).

Разница в поведении одних и тех же согласных в зависимости от их положения в морфемной структуре слова свидетельствует о большей (очевидно, возросшей) значимости границы между приставкой и корнем по сравнению с границей корня и суффикса.

 

Однако проблема ассимилятивной мягкости первого согласного в сочетаниях со вторым мягким, как и некоторые проблемы вокализма, например, связанные с установлением

иканья, является скорее фонетической, чем орфоэпической: эти речевые особенности воспроизводятся полностью автоматически; говорящий в этом случае не стремится выбрать «правильное» произношение, а нормативные справочники всего лишь констатируют сложившуюся ситуацию, не имея серьезных шансов на нее повлиять

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных