Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 2 62 страница




Пользователь несет субсидиарную ответственность за действия вторичных пользователей (субконцессионеров), которые причиняют ущерб правообладателю, хотя и не могут быть квалифицированы, как нарушение обязанностей пользователя по договору коммерческой концессии (п. 4 ст. 1029 ГК). В частности, вред может быть причинен раскрытием субконцессионером сведений, составляющих коммерческую тайну правообладателя, а также действиями, влекущими снижение привлекательности брэнда правообладателя, наносящими ущерб его деловой репутации и стоимости или охраноспособности его товарных знаков.

 

Глава 50. Договор простого товарищества

 

§ 1. Понятие, признаки и виды договора простого товарищества

 

Понятие и признаки договора простого товарищества. Как правовой институт договор простого товарищества известен со времен римского права. Так, конструкция товарищества (societas), в силу которой несколько лиц объединяли свое имущество и усилия ради достижения общей хозяйственной цели, входила в число консенсуальных контрактов и позволяла оформлять самые разнообразные отношения*(920).

История развития национального законодательства показывает, что при сохранении общего подхода к договору простого товарищества как инструменту, опосредующему совместную деятельность, его регулирование претерпевало определенные изменения, связанные со сферой применения, содержанием и отношением к правовой природе. Например, согласно ст. 434 ГК РСФСР 1964 г. подобный договор не мог заключаться между гражданами и юридическими лицами. Кроме того, попеременно законодательные нормы были посвящены то непосредственно договору простого товарищества (ст. 276 ГК РСФСР 1922 г.), то договору о совместной деятельности без упоминания простого товарищества (ст. 434 ГК РСФСР 1964 г.). Напротив, в ст. 122 Основ гражданского законодательства 1991 г. и в ст. 1041 ГК указанные понятия (договор о совместной деятельности и договор простого товарищества) были использованы одновременно.

Существующее правовое регулирование простого товарищества наиболее полно, по сравнению с предыдущими кодификациями, отражает сущность этого договора как института, оформившегося еще в римском праве. Это позволяет считать договор простого товарищества одним из наиболее универсальных правовых инструментов, направленным на упорядочение совместной деятельности на основе объединения вкладов.

Согласно п. 1 ст. 1041 ГК по договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели.

Среди специалистов нет единства мнений относительно числа отличительных признаков договора простого товарищества и их содержания*(921). Однако, если не вдаваться в подробности, можно выделить следующие особенности, позволяющие отграничить договор простого товарищества от иных юридических конструкций.

Во-первых, наличие общей цели. В отличие от других договоров, в которых интересы контрагентов противоположны и взаимонаправлены (например, в купле-продаже продавец заинтересован в получении покупной цены, а покупатель - в приобретении товара), интересы сторон договора простого товарищества всегда совпадают и удовлетворяются посредством совместных действий на основе объединенной имущественной базы. Единство интересов всех участников договора обусловлено общностью цели, достижение которой одинаково важно для всех товарищей. Иначе говоря, удовлетворение интересов любого участника договора происходит не за счет, а наряду с удовлетворением интересов всех остальных товарищей. Наличие любого встречного предоставления в смысле удовлетворения интересов одной стороны только при условии удовлетворения других, нетождественных интересов другой стороны (независимо, опосредуется ли это единым соглашением или несколькими самостоятельными, но взаимосвязанными договорами), свидетельствует об отсутствии отношений, регулируемых договором простого товарищества, и, в ряде случаев, о притворном характере сделки. Поэтому общность цели является конститутивным признаком рассматриваемого договора, обуславливающим все его остальные особенности.

Во-вторых, опосредование совместной деятельности. Достижение общей цели невозможно иначе, чем путем согласованных действий, единых по своим правовым последствиям для всех товарищей. Поэтому в реализации договора простого товарищества все стороны принимают личное участие (другое дело, что оно может быть неочевидно ввиду выбранной формы ведения общих дел). В свою очередь, необходимость совместного личного участия для достижения общей цели придает регулируемым договором отношениям доверительный (фидуциарный) характер, что сказывается, например, на особенностях прекращения договора простого товарищества*(922).

В-третьих, преимущественно многосторонний характер. Единство интересов и наличие общей цели, достигаемой в результате совместной деятельности, позволяет урегулировать в договоре простого товарищества взаимоотношения неограниченного числа участников гражданского оборота, каждый из которых становится самостоятельной стороной по договору. В настоящее время договор простого товарищества является единственной многосторонней сделкой, прямо урегулированной Гражданским кодексом*(923). Тот факт, что в договоре простого товарищества может быть всего два участника, не колеблет общего вывода о многостороннем характере договора, поскольку это не отменяет принципиальной возможности увеличения числа товарищей путем принятия новых лиц в качестве самостоятельных сторон. Тем более, вне зависимости от числа участников в договоре простого товарищества всегда сохраняется признак наличия общей цели.

В-четвертых, отсутствие правосубъектности у созданного на основе договора коллективного образования. Осуществление совместной деятельности обуславливает возникновение своеобразного коллектива товарищей, объединенного общей целью. Однако такое коллективное образование само по себе не становится самостоятельным участником гражданского оборота и потому не приобретает свойств правосубъектности, т.е. не осуществляет от собственного имени права и не несет обязанности*(924). Это отличает образованный на основе договора коллектив товарищей от юридического лица. Поэтому каждый товарищ несет не только расходы и убытки в соответствии с размером собственного вклада на установленных договором условиях, но и бремя ответственности. Помимо этого, следствием неправосубъектности коллектива товарищей является отсутствие в законе запрета (подобного тому, который установлен п. 2 ст. 69 ГК относительно полного товарищества) на участие лица одновременно в нескольких договорах простого товарищества*(925).

В-пятых, длящийся характер отношений. Из существа совместной деятельности следует, что договор простого товарищества опосредует совершение целого комплекса различных операций (сделок, иных юридических и фактических действий). Число и виды таких операций зависят от существа цели, ради достижения которой заключен договор. Учет этого обстоятельства позволяет считать одним из косвенных признаков притворного характера сделки те случаи, когда содержание договора простого товарищества ограничивается каким-либо разовым действием.

В-шестых, внесение вкладов и создание общей имущественной базы. Совместный характер деятельности и коллективное выступление в гражданском обороте невозможны без формирования общего имущества, на основе которого строятся имущественные отношения товарищей с третьими лицами (например, надлежащее исполнение обязательств, заключенных с третьими лицами) и между собой (несение расходов и убытков, участие в прибылях, т.п.). Это общее имущество формируется за счет вкладов (деньги, имущественные права, т.п.*(926)), в обязательном порядке вносимых каждой стороной договора. Соответственно, осуществление совместной деятельности без объединения вкладов не может охватываться договором простого товарищества.

В-седьмых, регулирование не только имущественных, но и организационных отношений. Совместная деятельность по достижению общей цели должна быть взаимосогласованной. Поэтому в содержание договора простого товарищества обязательно входят вопросы управления*(927) общими делами товарищества как коллективного образования, лишенного правосубъектности.

Перечисленные выше особенности договора простого товарищества вносят определенную специфику и в такие признаки, как возмездность и взаимность договора. Так, несмотря на отсутствие встречного предоставления в отношениях сторон и, соответственно, отсутствие фигур кредитора и должника в их традиционном понимании, договор является возмездным. Возмездный характер договора проявляется в том, что каждый товарищ обязан внести вклад для формирования общего имущества. Поэтому договор простого товарищества является возмездным даже в том случае, если им опосредуется совместная деятельность, не направленная на извлечение прибыли. В свою очередь, специфика взаимного характера договора простого товарищества проявляется в том, что каждый товарищ осуществляет права и несет обязанности одновременно в отношении всех и каждого из участников договора простого товарищества*(928).

Соотношение договора простого товарищества с иными договорами о совместной деятельности и отличие от других правовых конструкций.

На страницах современной научной литературы ведется спор о соотношении договора простого товарищества с так называемым договором о совместной деятельности*(929). Ограниченный объем учебника не позволяет подробно остановиться на этой дискуссии, однако обратим внимание на следующее. Понятие "договор о совместной деятельности" используется для характеристики рода договоров, а не вида. Поэтому не случайно в законодательстве отсутствует специальное регулирование именно договора о совместной деятельности. Совместная деятельность и, как следствие, общая цель являются теми едиными признаками, которые объединяют самостоятельные договоры в одну группу. В частности, наряду с договором простого товарищества к договорам о совместной деятельности относят договоры об учреждении юридических лиц (ст. 52 ГК), различные соглашения акционеров, посвященные вопросам согласованного голосования, порядку отчуждения акций и т.п., договоры о совместной деятельности без внесения вкладов, которые прямо законодательством не предусмотрены, но ему не противоречат и т.д.

Вместе с тем необходимо учитывать, что в настоящее время законодательно урегулировано лишь содержание договора простого товарищества (гл. 55 ГК). К тому же из-за универсальности договора простого товарищества, который может быть направлен на достижение любой не противоречащей закону цели (п. 1 ст. 1041 ГК), зачастую достаточно трудно выявить принципиальные различия между, например, договором простого товарищества и учредительным договором о создании акционерного общества, который, в отличие от учредительного договора о создании общества с ограниченной ответственностью (п. 1 ст. 89 ГК), к числу учредительных документов юридического лица не относится (п. 3 ст. 98 ГК)*(930). Поэтому с практической точки зрения квалификация договора о совместной деятельности именно в качестве договора простого товарищества или иной разновидности договора о совместной деятельности имеет значение преимущественно для решения вопроса о том, подлежат ли нормы гл. 55 ГК непосредственному применению (в случае, если договор отвечает всем перечисленным выше признакам договора простого товарищества) или должны применяться по аналогии закона. Иначе говоря, грань между договором простого товарищества и иными разновидностями договоров о совместной деятельности достаточно тонка. Поэтому, например, некоторые учредительные договоры либо распространенные на практике инвестиционные договоры по своему содержанию вполне могут оказаться ни чем иным, как простым товариществом.

Указанные выше особенности договора простого товарищества в совокупности позволяют отличать его от всех иных договоров и иных правовых конструкций, предусмотренных гражданским законодательством. Так, только договор простого товарищества опосредует совместную деятельность, направленную на достижение общей цели за счет создания единой имущественной базы и коллективного выступления в гражданском обороте без образования нового лица на основе совпадающих прав и обязанностей всех товарищей.

Вместе с тем особенности участия в гражданском обороте юридических лиц и порядок реализации некоторых договоров могут создать видимость сходства с договором простого товарищества. Поэтому необходимо обратить внимание на следующее.

Юридические лица, в частности хозяйственные товарищества, являются так называемыми коллективными субъектами, что формально роднит их с коллективным образованием, созданным на основе договора простого товарищества. Однако принципиальное различие заключается в том, что в отличие от юридического лица коллектив товарищей лишен правосубъектности и потому сам по себе не является самостоятельным участником гражданского оборота.

В договоре долевого участия в строительстве в том виде, в каком он предусмотрен п. 1 ст. 4 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации"*(931), можно усмотреть такой признак договора простого товарищества, как объединение вкладов. Однако отсутствие совместной деятельности по достижению общей цели и, как следствие, встречный характер прав и обязанностей сторон ввиду противоположности интересов не позволяют квалифицировать указанный договор в качестве простого товарищества. Вместе с тем это обстоятельство не исключает возможность существования договора простого товарищества, направленного на совместное строительство недвижимости.

В самом общем виде посреднические договоры (поручение, комиссия, агентирование) и договор доверительного управления имущества характеризуются тем, что одна сторона действует в рамках полномочий и в интересах другой стороны. Этот признак в чем-то роднит указанные договоры с установленным для договора простого товарищества порядком ведения общих дел (ст. 1044 ГК), возможным вариантом которого является выступление одного товарища в гражданском обороте от имени всех остальных товарищей в рамках предоставленных ими полномочий. Тем не менее, отсутствие совместной деятельности сторон по достижению общей цели, противоположная направленность интересов сторон и несовпадающее содержание прав и обязанностей не позволяют отождествлять посреднические договоры и договор доверительного управления имуществом с договором простого товарищества.

Виды договоров простого товарищества. С точки зрения различий в правовом режиме нормы гл. 55 ГК позволяют классифицировать договоры простого товарищества с учетом цели заключения договора и известности о нем третьим лицам следующим образом.

В зависимости от того, направлена ли совместная деятельность на извлечение прибыли или достижение иной не противоречащей закону цели*(932), соответственно выделяют 1) коммерческие и 2) некоммерческие*(933) простые товарищества. Какая-либо государственная регистрация договора коммерческого простого товарищества или созданного коллектива товарищей не требуется, поскольку все товарищи сохраняют статус самостоятельных участников гражданских правоотношений, а сам коллектив лишен правосубъектности. Однако совместная деятельность на основе такого договора осуществляется товарищами на началах риска (п. 3 ст. 401 ГК)*(934), что согласуется с понятием предпринимательской деятельности (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК). Напротив, в рамках некоммерческого простого товарищества стороны выступают в гражданском обороте на началах вины (п. 1 ст. 401 ГК).

Направленность деятельности простого товарищества одновременно как на достижение предпринимательских, так и иных целей не противоречит смыслу действующего законодательства (при условии соблюдения общих требований, предъявляемых к тому или иному виду деятельности). В таких ситуациях участие сторон в гражданских правоотношениях должно в соответствующих случаях подчиняться правовому режиму и коммерческого, и некоммерческого договора простого товарищества.

С точки зрения известности третьим лицам о существовании договора все простые товарищества делятся на: 1) гласные и 2) негласные (п. 1 ст. 1054 ГК). По смыслу законодательства статус негласного простое товарищество приобретает в том случае, если в договоре прямо указано, что его существование не раскрывается для третьих лиц. Следовательно, при отсутствии подобного положения любое простое товарищество должно считаться гласным.

Определение природы простого товарищества (гласное или негласное) принципиально, поскольку в негласном товариществе каждый товарищ ведет общие дела и несет ответственность только от собственного имени и за счет собственного имущества, хотя в отношениях между товарищами любые обязательства, возникшие в процессе их совместной деятельности, являются общими (п. 2, 3 ст. 1054 ГК). Поэтому к договору негласного простого товарищества правила гл. 55 ГК применяются при условии, что иное не предусмотрено законом или не вытекает из существа такого товарищества. В частности, любые третьи лица (кредиторы) в исключение из общих правил о порядке несения товарищами ответственности (ст. 1047 ГК) вправе предъявлять свои требования лишь к тем товарищам, с которыми они непосредственно состоят в правоотношениях.

Приведенные выше классификации являются самостоятельными, поэтому гласным или негласным может быть как коммерческое, так и некоммерческое простое товарищество.

 

§ 2. Элементы договора простого товарищества

 

Стороны договора простого товарищества. Глава 55 ГК не содержит специальных ограничений относительно субъектного состава договора простого товарищества. Поэтому его сторонами в принципе могут быть любые участники гражданского оборота (физические и юридические лица и даже публичные образования, если преследуемые договором цели не противоречат их правоспособности).

Вместе с тем отдельные особенности участия в договоре простого товарищества могут быть обусловлены спецификой правового статуса субъектов гражданского оборота. Так, согласно п. 4 ст. 18 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях"*(935) унитарное предприятие вправе заключать договоры простого товарищества только с согласия собственника.

Кроме того, в коммерческом договоре простого товарищества допускается участие лишь тех лиц, которые вправе заниматься предпринимательской деятельностью. При этом п. 2 ст. 1041 ГК, содержащий указание лишь на коммерческих юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, подлежит расширительному толкованию в том смысле, что стороной коммерческого договора простого товарищества может быть и некоммерческое юридическое лицо, если осуществляемая деятельность соответствует и служит достижению цели его создания (абз. 2 п. 3 ст. 50 ГК).

Если же тот или иной вид деятельности подлежит лицензированию, участниками договора простого товарищества могут быть не имеющие соответствующего разрешения лица, если товарищ, уполномоченный на ведение общих дел, такой лицензией обладает*(936). Объясняется это тем, что уполномоченный товарищ выступает в гражданском обороте от лица всего неправосубъектного коллектива товарищей.

Предмет и иные существенные условия договора простого товарищества. Предметом договора признается совместная деятельность товарищей, направленная на достижение общей цели. Существо такой деятельности должно быть определено в соглашении сторон путем указания на конкретные действия, совершаемые в рамках такой деятельности во избежание риска признания договора незаключенным*(937).

Из определения договора простого товарищества следует, что к числу существенных относится и условие о соединении вкладов. Вкладом, который и является своеобразным выражением цены договора простого товарищества, могут быть деньги, иное имущество, профессиональные и иные знания, навыки и умения, деловая репутация и деловые связи, а также все те иные блага, что вносятся товарищем в общее дело (п. 1 ст. 1041 ГК). Иными словами, вкладом может быть любой объект гражданского оборота (с учетом, разумеется, его оборотоспособности), но при условии, что его "полезные" свойства реально используются в рамках совместной деятельности (например, навыки и знания товарища важны не сами по себе, а в связи с применением их в процессе ведения общих дел и/или управления товариществом).

Из сопоставления п. 1 ст. 1041 и п. 2 ст. 1042 ГК, как представляется, следует, что указанное условие считается согласованным, если в договоре определены содержание (т.е. наименование и состав) и порядок (т.е. условия передачи) внесения вкладов. При этом когда в качестве вклада вносятся иные блага, чем имущество в узком смысле, порядок их внесения можно считать установленным лишь в том случае, если в договоре конкретно определены те виды действий, которые должен совершать участник в рамках договорных отношений и в которых будут проявляться "полезные" свойства вклада.

В литературе распространено мнение, что согласование условия о соединении вкладов подразумевает и определение сроков их внесения*(938). Вместе с тем из буквального и логического толкования подобный вывод с необходимостью не следует. Поэтому при всей спорности вопроса вполне допустимо считать, что в случае отсутствия в договоре указания на сроки (хотя во избежание спора их, разумеется, лучше оговорить), внесение вкладов должно осуществляться в разумный срок, продолжительность которого зависит, в том числе от существа и характера совместной деятельности. Другое дело, что отсутствие конкретного указания на срок внесения вкладов не должно пониматься как освобождающее товарища от исполнения данной обязанности.

Что же касается размера вносимого вклада, то его согласование хоть и желательно, но не является обязательным. Поэтому если иное не следует из договора или фактических обстоятельств, вклады товарищей предполагаются равными по стоимости (п. 2 ст. 1042 ГК).

Цена договора простого товарищества. Специфика возмездности договора простого товарищества порождает вопрос о том, что понимать под его ценой. В литературе указанная проблема не получила подробного освещения и обычно косвенно затрагивается в рамках вопроса о выборе устной или письменной формы договора простого товарищества. Несмотря на это, если обобщить все позиции, можно указать на следующее. Спор ведется по поводу того, следует ли считать самостоятельной ценой договора стоимость каждого вклада*(939) или только совокупную стоимость всех вкладов*(940), либо же в нее необходимо наряду со стоимостью всех вкладов включать стоимость объекта, получаемого в результате совместной деятельности*(941). Кроме того, в литературе высказано мнение о том, что совокупная стоимость всех вкладов должна считаться ценой только тогда, когда договор простого товарищества не предполагает достижения результата, способного быть выраженным в деньгах.В противном же случае, согласно данной позиции, ценой договора должна признаваться лишь стоимость результата совместной деятельности*(942).

На наш взгляд, при всей сложности вопроса наиболее правильным представляется мнение о том, что ценой договора простого товарищества является совокупная стоимость всех вкладов. Сделанный вывод основан на таких признаках договора простого товарищества, как, во-первых, обязательное наличие общего имущества, которое на момент заключения договора формируется за счет исполнения императивной для всех товарищей обязанности по внесению вкладов, и, во-вторых, взаимный характер, особенность которого проявляется в том, что права и обязанности сторон являются совпадающими, т.е. каждый товарищ осуществляет права и несет обязанности в отношении всех и каждого из участников договора.

Иные мнения о цене договора простого товарищества во многом не выдерживают критики. В частности, определение цены по стоимости одного вклада противоречит указанным выше признакам договора простого товарищества и, помимо этого, не согласуется с возмездным характером этого договора, который проявляется именно в том, что каждый товарищ обязан внести вклад в общее дело. Если же учесть еще то, что оценка стоимости вкладов проводится по соглашению товарищей и, следовательно, такая оценка может расходиться с фактической стоимостью конкретного вклада, допустимо предположить, что принятие указанной точки зрения означало бы придание вопросу о цене договора излишней субъективности.

Подобная субъективность присуща и позиции, согласно которой ценой договора простого товарищества является стоимость объекта совместной деятельности. Кроме того, признание ценой договора простого товарищества стоимости результата совместной деятельности не учитывает того, что договор простого товарищества опосредует длящиеся отношения и зачастую носит бессрочный характер. А это само по себе исключает возможность определения стоимости конечного результата на момент заключения договора (очевидно, что вопрос о надлежащей форме договора должен быть решен при оформлении соглашения сторон и не может зависеть от еще не известной стоимости конечного результата, которую невозможно заранее точно определить).

Другой вопрос, возникающий относительно цены договора простого товарищества, заключается в том, считать ли ее существенным условием указанного договора. Согласно п. 2 ст. 1042 ГК вклады товарищей предполагаются равными по стоимости, если иное не следует из договора или фактических обстоятельств. Формально это значит, что цена не является существенным условием и, соответственно, если ее размер невозможно определить на основе положений договора, подлежат применению правила о рыночной цене (п. 3 ст. 424 ГК).

Учитывая, однако, специфику цены (совокупная стоимость вкладов) и, соответственно, разнообразие тех благ, которые могут быть внесены в качестве вклада, сделанный вывод не представляется бесспорным, хотя и вытекает из буквального текста ГК. Как бы то ни было, следует признать, что на практике в договорах простого товарищества обычно указываются размеры вкладов, что отвечает интересам сторон и во многом снимает проблему того, является ли цена договора существенным условием.

Срок договора простого товарищества. Срок не является существенным условием договора простого товарищества. Поэтому возможно существование как срочных, так и бессрочных договоров простого товарищества.

Закон не ограничивает товарищей в выборе способа согласования срока действия договора, который может быть определен, например, путем указания на конкретную календарную дату или посредством указания на цель как отменительное условие, достижение которой (либо объективная невозможность достижения) прекращает договор. В случае же отсутствия в договоре положений о сроке, он считается заключенным на неопределенный срок. При этом бессрочные договоры простого товарищества более распространены, поскольку длящийся характер отношений по поводу совместной деятельности зачастую объективно не позволяет установить конкретный период действия договора.

Форма договора простого товарищества. Глава 55 ГК не содержит специальных требований относительно формы договора простого товарищества. Поэтому подлежат применению общие положения гражданского законодательства (ст. 158-163 ГК). Вместе с тем из существа договора простого товарищества (длящийся характер, наличие общего имущества и т.п.) следует, что на практике использование устной формы встречается крайне редко, даже если формально для этого имеются основания (например, когда договор простого товарищества заключен между гражданами и его цена не превышает 10 МРОТ - подп. 2 п. 1 ст. 161 ГК). Однако в любом случае решение вопроса о выборе формы сделки должно решаться с учетом того, что ценой договора простого товарищества является совокупная стоимость всех вкладов.

Кроме того, законом не установлено требование о государственной регистрации договора простого товарищества (которую нужно отличать от формы сделки и от регистрации прав на недвижимое имущество, передаваемое в общую собственность товарищей)*(943). Поэтому договор простого товарищества считается заключенным с момента достижения согласия сторон по всем существенным условиям в соответствующей форме.

 

§ 3. Содержание договора простого товарищества

 

Права и обязанности, связанные с внесением вкладов. Особенности взаимного характера договора простого товарищества проявляются в том, что правам и обязанностям каждого товарища одновременно противостоят права и обязанности всех остальных товарищей. При этом указанные права и обязанности тесно связаны, что позволяет рассматривать их в неразрывном единстве. Ниже проанализированы основные группы прав и обязанностей, хотя нормы гл. 55 ГК, в сущности, позволяют сторонам предусмотреть любые права и обязанности в рамках предмета договора простого товарищества.

Как указывалось выше, соединение вкладов является существенным условием договора простого товарищества, без реализации которого невозможно создать общую имущественную базу для совместной деятельности. Поэтому каждый участник, заключив договор, обязан внести вклад и вправе требовать аналогичного исполнения обязанностей от всех остальных товарищей.

Закон не устанавливает какой-либо процедуры внесения вклада, оставляя это на усмотрение сторон. Однако из существа отношений по поводу простого товарищества следует, что какой бы порядок внесения вкладов ни был выбран товарищами, он в любом случае должен обеспечивать последующее использование вклада и/или его "полезных" свойств в рамках совместной деятельности. Например, внесение в качестве вклада профессиональных знаний и репутации на самом деле означает, что в процессе достижения общей цели и в интересах всех участников соответствующий товарищ должен проявлять свои профессиональные качества и навыки.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных