Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Возможности тренинга




Несмотря на то, что массовому распространению практической психологии в нашей стране чуть более 15 лет, тренинговая работа на сегодняшний день стала очень популярным явлением. Еще совсем недавно этим методом пользовались только в лечебных учреждениях, а теперь тренинговые группы стали нормой жизни чуть ли не во всех типах организаций, имеющих психологическую службу.

В настоящее время тренинговая работа широко используется:

- в семейных консультациях (для подбора будущих семейных пар, улучшения супружеских и родительско–детских отношений);

- в детских учреждениях (для развития когнитивных процессов и обучаемости, приобретения новых умений и навыков, повышения коммуникативной компетентности);

- в вузах (для личностного роста студентов, сплочения группы и повышения способности к обучению);

- на промышленных и коммерческих предприятиях (для развития профессиональных навыков);

- в службах занятости (для помощи в выборе профессии и социальной адаптации).

- в лечебных учреждениях. В данной области традиции давние, и поэтому уровень использования тренинговой работы очень высок. На сегодняшний день есть положительные результаты работы с депрессивными больными; с людьми, имеющими зависимости [57]; с теми, кто страдает неврозами, психозами [11]; с людьми, пережившими стрессы, утрату или чувство изоляции [6]. Доказано, что после прохождения тренинга повышается качество жизни больных рассеянным склерозом, диабетом, онкозаболеваниями и другими соматическими расстройствами [19, 70].

Этот список можно продолжить, к тому же возможности использования психологического тренинга расширяются каждый день.

 

Несмотря на то, что отдельно взятому участнику уделяется в группе меньше внимания, чем при индивидуальной терапии, существует ряд преимуществгрупповой формы работы.

Во-первых, повышаются возможности психодиагностики. В индивидуальной работе психолог отдает диагностической процедуре большую часть времени, задействуя наблюдение, интервьюирование, сбор анализа и тестирование. При этом, так как основная нагрузка ложится на слова клиента, существует возможность столкновения с бессознательным искажением фактов ( о чем-то клиент не хочет говорить, о чем-то – не считает нужным, что-то он может забыть и т.д.). Тренинговые же занятия воссоздают жизнь в миниатюре, что дает возможность клиенту раскрыться полно и естественно – без принуждения со стороны психолога. Уже в первые минуты тренинга, в процессе представления участником себя и его реакции на других, тренер получает больше информации, чем за несколько часов индивидуальной работы.

 

Случай из практики.

Марина Т., успешный предприниматель, обратилась к психологу в связи с тем, что ей в последнее время трудно руководить людьми. По ее словам, они проявляют безынициативность, безответственность; применяемые ею методы стимулирования не помогают. Основную причину проблемы она видела в том, что набрала в фирму знакомых людей: «Близкие отношения мешают деловым контактам». В процессе консультирования Марина демонстрировала себя по отношению к психологу, как корректный, интеллигентный и понимающий человек.

В процессе работы было выработано решение провести тренинг в ее фирме.

В первый же день групповой работы во время отчета участников о выполнении творческого задания Марина продемонстрировала совершенно другой стиль поведения: постоянно прерывала других членов группы, в подавляющей манере давала советы, достаточно жестко иронизировала над «неудачными» ответами.

К тому же открытость других людей позволяет каждому участнику лучше понять свои проблемы и вербализовать их.

Во-вторых, повышается успешность психокоррекционных процедур. Происходит это за счет следующих факторов:

1. Тренинг самой своей сутью представляет его участникам креативную среду, благодаря которой легче увидеть новые возможности.

2. Если успешность коррекции в индивидуальной работе почти целиком определяется мастерством психолога (он должен не только помочь увидеть пути выхода из ситуации, но и продумать способ донесения их до сознания клиента во избежание защитных реакций последнего), то в тренинговой работе изменение личности идет более естественным путем через обратную связь от других членов группы.

При индивидуальном контакте психолог часто просто не может позволить себе многие формы поведения, которые могут быть восприняты как позиция «сверху». Участники же тренинга в силу их партнерской позиции способны давать всевозможные реакции. И если при этом соблюдаются нормы групповой работы, то такая коррекция будет воспринята участником группы скорее как самокоррекция.

 

Случай из практики.

Татьяна Р., красивая женщина средних лет, обратилась к психологу в связи с неустроенностью в личной жизни. Она легко привлекала к себе партнеров, но через некоторое время они от нее уходили. Причину этого она видела в том, что «настоящие мужчины выродились». Клиентка постоянно подчеркивала, что ощущает себя слабой, нуждающейся в опеке женщиной. При этом в процессе индивидуальной работы, Татьяна не раз демонстрировала свою неуступчивость, истероидность и агрессивность. Корректная обратная связь психолога отклика в душе клиентки не находила.
По совету консультанта Татьяна начала посещать тренинговую группу, где также проявляла выше обозначенные качества (особенно доставалось мужчинам). Через несколько занятий чувства, накопленные мужской частью группы по отношению к ней, проявились после ее очередного сетования по поводу отсутствия Мужчин. Обратная связь вызвала в Татьяне очень бурную негативную реакцию. Во время индивидуальной консультации Татьяна заявила, что не будет ходить на группу, т.к. ее там «не понимают».

На очередной консультации встревоженная клиентка сообщила, что ее друг обвинил ее в агрессивности, а она боится его потерять и хотела бы поработать с собой. Это был первый случай, когда Татьяна «перевела стрелки» на себя (правда, с работой в группе она это не связала).

 

3. Как в индивидуальном, так и в групповом варианте коррекционная работа, по большей части, заключается не в предоставлении советов и рекомендаций, а в расширении картины мира клиента. Возможность сопоставить выходы из ситуаций дает шанс найти свой индивидуальный путь. Преимущество групповой формы работы здесь очевидно: даже самый опытный профессионал не сможет предложить столько подходов к решению проблемы, сколько дадут их участники группы в силу их природного разнообразия.

4. Находясь в группе, клиент сможет не только наметить пути своего совершенствования, но и опробовать их, ориентируясь на обратную связь.

В-третьих, сама атмосфера тренинга, независимо от его типа, - психотерапевтична. Участнику тренинга не нужно принимать на веру постулат, что его проблема достаточно часто встречается и у других людей; он может воочию убедиться в этом, вникая в жизнь других членов группы. Сам факт осознания этого дает возможность уменьшить беспокойство по поводу своего состояния. К тому же стабильная обстановка доброжелательности, принятия и сопереживания сама по себе поднимает самооценку участников тренинга и их веру в себя.

В-четвертых, очевидно экономическое преимущество групповой работы перед индивидуальной. Клиент экономит средства (групповая работа дешевле индивидуальной, как минимум, в 3 раза), а психолог – время.

В-пятых, участники тренинга зачастую становятся группой поддержки для каждого из членов группы и в реальной жизни. Опыт показывает, что через какое-то время группа распадается, но на первых порах интерес друг к другу сохраняется, и это позволяет плавно перенести наработанное в тренинге в повседневную жизнь. Если же работа проводится с членами одного коллектива, то, как правило, отношения между большинством из них навсегда становятся более близкими и качественными.

В то же время существуют и ограничениятренинговой работы.

Пожалуй, самым серьезным недостатком тренинга является разительное отличие его атмосферы от каждодневного взаимодействия с другими. Некоторые люди, разочаровавшись в возможности перенести нормы групповой работы в реальную жизнь, отказываются от последней в пользу перманентного пребывания на группах. Такие участники в процессе тренинговой работы постоянно делают открытия, их понимание сути своей проблемы все углубляется, но все эти откровения так и остаются в кругу группы. Тренинг становится для этих людей не средством к достижению цели, а самоцелью.

 

Случай из практики.

Ирина Д. в первый раз пришла на тренинговую группу несколько лет назад, чтобы повысить качество своей жизни, жаловалась на скучную работу и фактическое отсутствие отношений с мужем. Во время тренинга была очень активна, постоянно соотносила тренинговые ситуации с реальной жизнью. В заключительный день отметила, что тренинг открыл для нее совершенно новые перспективы.

Однако, последующие тренинги, на которые она всегда ходила с энтузиазмом, показали, что ее активность заканчивалась сразу с окончанием работы.

Три года назад она пришла к выводу, что психология – это ее судьба и ей надо сменить профессию. Ирина закончила курсы, получила диплом психолога, но работу так и не поменяла. Продолжает она ходить на тренинги и сейчас, мотивируя это тем, что ей, прежде чем самой начать вести группы, необходимо профессионально совершенствоваться.

Правда, в защиту групповой работы можно отметить, что подобная ситуация может сложиться и в результате индивидуальных встреч с психологом.

Некоторые исследователи [31, 58] выделяют еще два ограничения тренинговой работы:

1. Атмосфера тренинга обусловлена нормами групповой работы и может способствовать конформности поведения участников.

2. На группе могут оказаться люди, которые в силу своих личностных особенностей не только сами не готовы решать свои проблемы, но и мешают делать это другим участникам.

Думается, что данные ограничения имеют отношение не столько к сути групповой работы, сколько к возможностям тренера. Чем опытнее и профессиональнее ведущий группы, тем больше у него шансов использовать внештатную ситуацию на пользу каждого участника.

 

Контрольные вопросы.

1. Дайте определение понятию «психологический тренинг».

2. Какие специфические черты тренинга отличают его от других методов психологической работы?

3. На какие цели ориентирована тренинговая работа? Как связаны между собой личные, общие и универсальные цели в тренинге?

4. Какие принципы работы тренинговой группы делают ее успешной?

5. Каким образом достигается и чем обусловлен принцип безопасности в работе тренинговой группы?

6. Проясните суть понятия «обратная связь» в тренинговом процессе.

7. В каких сферах жизнедеятельности используется тренинговая работа?

8. Перечислите преимущества групповой психологической работы над индивидуальной.

9. За счет чего повышаются возможности психодиагностики в тренинговой работе?

10. Каким образом коррекция в процессе проведения тренинга превращается в самокоррекцию? В чем ценность данного явления?

11. В чем психотерапевтичность тренинговой атмосферы?

12. Какие ограничения в работе тренинговых групп вы можете назвать? Каким образом можно уменьшить эти негативные аспекты?

 

Практические задания.

1. Если у Вас есть опыт прохождения тренинговой группы, поделитесь своими впечатлениями по следующим вопросам:

- Какие цели вы преследовали, придя на тренинг? Изменились ли они в процессе работы? Если – да, то что способствовало этому?

- Были ли положительные результаты от прохождения группы? Если – да, что помогло этому? Сохранились ли результаты на сегодняшний день? Если – нет, что помешало этому?

2. Представьте, что человек, далекий от психологии, спрашивает Вас: «Что такое тренинг?». Дайте Вашему собеседнику исчерпывающий и доступный ответ.

3. Представьте, что человек, решающий для себя вопрос, пойти ли ему на тренинг, попросит совета у Вас. Пользуясь полученными знаниями и личным опытом, убедите его сделать положительный выбор.

4. Поговорите с людьми, имеющими опыт в проведении тренингов. Узнайте: что им особенно нравится в их работе, с какими проблемами они чаще всего встречается, что помогает им совершенствовать свое профессиональное мастерство?

 

Глава 1.2. Основные методические приемы в тренинге

 

- дискуссии

- игры

- медитации

- методы невербальной активности

 

Поскольку существует множество направлений в тренинговой работе, понятно, что конкретных техник, приемов и упражнений – также неисчислимое количество. Некоторые виды тренинговых групп (например, групповая терапия поведения) ориентированы на обилие техник, другие (например, группы, ориентированные на развитие личности) обходятся дискуссиями и отражением чувств. Также выбор техник и их количества зависит от степени психологического развития членов группы. Чем меньше подготовлены участники и чем выше порог их недоверия, тем больше их потребность «спрятаться» от открытого обсуждения собственных проблем в выполнение упражнений.

Изо всего обилия методических приемов все без исключения исследователи выделяют два базовых: дискуссию и игру. Также, основываясь на литературе [10,16,26,51] и личном опыте, я бы добавила к ним еще два: медитацию и методы невербальной активности.

Групповая дискуссия является основной формой воздействия на участников тренинга. Она выполняет сразу несколько функций:

- облегчает самораскрытие участников;

- позволяет каждому проявить свою компетентность, и тем самым почувствовать себя более комфортно на группе;

- дает обильный материал для диагностики;

- содействует сплочению группы;

- дает основу для повышения уровня эмпатии в группе;

- предоставляет возможность увидеть проблему с разных сторон и тем самым уменьшает сопротивление от введения новой информации;

- разрешает скрытые конфликты между участниками и т.д.

Но все это возможно только в том случае, если дискуссия проходит конструктивно. В качестве критериев, свидетельствующих о конструктивности дискуссии, исследователи [22, 39] выделяют следующие:

- равноправие участников в высказывании мнений;

- ощущение каждым демократической атмосферы;

- активность всех участников;

- удовлетворенность каждого от совместной работы и общения.

И помочь дискуссии стать конструктивной должен тренер посредством введения правил общения и демонстрации их на собственном примере.

Без дискуссии невозможно представить групповой процесс; иногда она возникает стихийно с первых минут тренинга, иногда она становится логическим продолжением игры, а в некоторых случаях ведущему приходится позаботиться о ее «запуске».

Исходя из этого, можно выделить три основных типа дискуссии:

- спонтанно возникающую;

- завершающую ролевую игру;

- специально заданную тренером.

Спонтанно возникающая дискуссия – не структурирована, т.е. и тему для нее выбирают сами участники, и время их высказываний не ограничено. Она может «вспыхнуть» в любой момент тренинга (в том числе и самом его начале) и является большой ценностью для группового процесса. Основной задачей тренера в этом случае становится необходимость сделать эту дискуссию значимой для всех участников.

 

Случай из практики.

Идут первые минуты тренинга. Участники представляются и говорят о своих ощущениях и ожиданиях. Процесс идет несколько формально из-за «зажатости» участников, пока Анна Т. не заявляет о своем раздражении, вызванном домашними проблемами: для того, чтобы уйти на тренинг, она попросила посидеть с дочерью свою свекровь, а та (как всегда!) выразила недовольство, хотя и согласилась помочь.

Данная тема нашла отклик у некоторых участниц, пожаловавшихся на своих свекровей (матерей, сестер), которые не умеют с радостью оказывать услуги.

Затем с подачи тренера разговор перешел на тему: «Что нам самим мешает давать другим позитивную обратную связь?» и «Какие чувства, кроме раздражения, можно испытать к человеку, который, хоть и нехотя, но расстался со своими планами ради нас?».

Из спонтанной дискуссии также стихийно родилась игра. Сами участники предложили разыграть ситуацию, где Анна строит новые взаимоотношения со свекровью. Весь процесс занял около двух часов. Слова Анны, что на нее тратится слишком много времени, встретили отпор со стороны других участников, отметивших, что они и сами получили от процесса очень много.

 

Такую дискуссию, родившуюся из наболевших проблем одного участника, есть смысл закончить центрацией на чувствах данного человека. Возможно, он сам придет к какому-либо выводу; и тогда его можно спросить: «Что и когда ты планируешь теперь делать?»

 

Случай из практики.

В ситуации с Анной Т. так и произошло. По завершении процесса, расплакавшись, она сказала, что с трудом представляет, как досидит до конца тренинга; ее переполняет чувство благодарности к свекрови и она хотела бы прямо сейчас отдать ей это чувство. Обсуждение на следующий день показало, что, вернувшись в реальную жизнь, Анна не «остыла».

Если же участник после обрушившегося на него шквала мыслей пребывает в растерянности, то можно подытожить ситуацию словами: «Ты услышала много вариантов выхода из проблемы. У тебя есть время. Пусть все уляжется, и если ты захочешь, мы можем вернуться к этому разговору завтра». Опыт показывает, что, как правило, на следующий день, в процессе обсуждения актуальных ощущений участник сам поднимает эту тему.

Дискуссия, завершающая ролевую игру, изначально организовывается самим тренером. После игрового процесса он просит каждого высказаться об увиденном и прочувствованном. В сработанной группе эта дискуссия может перерасти в спонтанную и не структурированную, если какой-нибудь вопрос задевает за живое хотя бы часть участников.

Случай из практики.

Завершилась игра «Бармен», в процессе которой участники должны были убедить «бармена» выдать им по чашке кофе. Проблема заключалась в том, что чашек было всего три, и главный игрок должен был сделать свой выбор, исходя из оценки уровня коммуникации просивших.

Организованное тренером обсуждение велось на тему: «Какие ожидания были у каждого, в чем причина его выигрыша или проигрыша.» Внимание многих зацепилось за тот факт, что одна из участниц, получивших кофе, скорее не просила об услуге, а высокомерно требовала предпочтения в свою пользу.

«Бармен», пережив удивление, согласилась, что и в реальной жизни ей очень трудно отказывать людям, которые «давят» на нее. Данная тема нашла отклик практически в каждом из участников, и дискуссия продолжилась на тему: «В каком случае и каким образом следует говорить «нет».

 

Как следует тренеру реагировать на то, что дискуссия уводит участников от основного сценария? Безусловно, положительно. Ведь в тренинге «работает» только то, что вызывает заинтересованность. Нужно ли возвращаться в русло игры? Смотря по ситуации. В данном случае общая тема «Отработка навыков общения» логично перетекла в тему «Отработка ассертивного поведения».

Дискуссия, специально заданная тренером, может быть тематической и проблемной.

Тематическая дискуссия строится вокруг вопроса, значимого для всех участников, поэтому выбирать его следует, исходя из аудитории.

Например:

- в тренинге общения логична будет тема: «Каков он – гений коммуникабельности?»;

- в тренинге семейных отношений – «Можно ли сохранить любовь в браке?»;

- в педагогическом тренинге – «Чему на самом деле учит детей современная школа?»;

- в тренинге для начинающих психологов – «В чем реально может помочь психолог?».

Любая другая тема также будет хороша, если она отвечает двум требованиям: не имеет однозначного ответа и «задевает за живое» всех участников тренинга.

Если дискуссия идет вяло, все поддакивают друг другу и говорят общие фразы, то тренер может попытаться спровоцировать группу, высказав крайнее мнение категоричным тоном. Но здесь важно не перестараться. Авторитет тренера среди членов группы достаточно высок, и чтобы его слова не оказались истиной в последней инстанции, надо вовремя передать эстафету другому участнику, даже если недовольство последнего словами тренера только едва наметилось на невербальном уровне.

Случай из практики.

Идет тренинг «Повышение эффективности семейных отношений». В дискуссии о супружеском счастье разговор не сходит с одной колеи: все участницы так или иначе высказываются о необходимости терпения. Очередная участница Ольга Р. рассказывает о своей проблеме: муж (единственный финансовый источник в семье), выдавая ей деньги, всегда ждет полной отчетности о расходах. Ей это не нравится, но она не готова портить отношения. Участницы очередной раз вяло соглашаются, что терпение – основа семейного счастья.

Тренер, провоцируя: «А почему ты позволяешь так обходиться с собой? Ведь ты не просто сидишь дома, ты тоже работаешь: готовишь, стираешь, убираешь, ходишь за продуктами, занимаешься с детьми, обслуживаешь мужа. Если все твои услуги посчитать по расценкам бюро услуг и добавить % за качество, то твоя месячная занятость может быть оценена не меньше, чем в 20 тыс. руб. У тебя есть полное основание заявить мужу, что отчитываться ты будешь только после того, как истратишь эту сумму».

После некоторой оторопелости часть участников начинают согласно кивать тренеру. Но в глазах у одной из них (Елены П., до сих пор не сказавшей ни слова) – невысказанный протест.

Тренер: «Лена, у меня такое ощущение, что ты хочешь что-то сказать.»

Елена: «Мне кажется, что так ни в коем случае нельзя говорить мужу. Ведь он ведет себя так от неуверенности, а ультиматум только увеличит данное чувство. По-моему, Ольге надо подумать над тем, как поднять самооценку своего мужа…».

Все это было высказано очень эмоциональным тоном, и дальше дискуссия развернулась уже в другом плане – искреннее и живее.

 

На чем следует завершить дискуссию такого типа? С одной стороны – на подъеме, чтобы она не провалилась в «болото», а с другой – надо дать возможность всем (в том числе и нерешительным участникам) высказать свое мнение. Опыт показывает, что нереализованное желание члена группы проявить свое «Я» ведет его, как правило, к усталости, неудовлетворенности и скрытой агрессии.

На что следует обратить внимание при подведении итогов? Во-первых, есть смысл еще раз перечислить (с признанием авторства) разные взгляды. Во-вторых, если это не сделают сами участники, хорошо бы отметить широту разнообразия мнений, подчеркнув необходимость трепетного отношения к чужому уникальному миру. В-третьих, есть смысл заострить внимание на проблеме, что чаще мы слушаем другого не для того, чтобы услышать, а чтобы использовать чужие слова как трамплин к предъявлению собственного мнения. Опыт проведения тренингов показывает, что этот аспект проявляется практически на каждой группе.

Также ведущий может почерпнуть из дискуссии массу материала для диагностики проблем участников, чтобы в дальнейшем повернуть тренинг в нужное русло. Этот материал обязательно проявится в дискуссии, т.к. спонтанность участников и их заинтересованность ослабляют их защитные механизмы. Понятно, что все эти четыре аспекта ведущий сможет выделить только в том случае, если будет предельно бдителен в течение всей дискуссии.

Специально заданную тематическую дискуссию можно оживить, заранее распределив роли между участниками. Несмотря на то, что каждый из нас знает множество таких ролей и имеет представление о том, какие из них более эффективны в определенных ситуациях, мы очень редко в жизни пользуемся этим разнообразием. Стиль поведения, зародившийся еще в раннем детстве и давно переставший для многих быть наилучшим, загоняет нас в жесткие рамки. И если в спокойной обстановке мы еще худо-бедно можем поэкспериментировать над собой, то в острой ситуации большинство из нас используют крайне бедный арсенал.

В задачу ролевой дискуссии входит опробование разных вариантов поведения и выбор наиболее эффективных из них. Существует несколько вариантов проведения такой дискуссии: в одних – роли распределяются открыто, в других – они скрыты от окружающих, а в третьих – от самих участников. Но главная цель всегда одна – обогатить репертуар участника новыми возможностями, и тем самым помочь ему стать более конструктивным в общении и решении проблем.

Примером дискуссии с ролями, скрытыми для самих участников и открытыми для их партнеров, может служить упражнение «Узнай себя». Участники делятся на пары (в паре один – игрок, другой – наблюдатель), затем создают два круга: внутренний – из игроков, внешний - из наблюдателей. Последние получают от тренера таблички с названием ролей для своих игроков и в течение всей дискуссии держат их над головами своих напарников. Таким образом, роль оказывается скрытой только от своего автора; понять ее он должен из обращений к нему других участников дискуссии. Тему для общения задает тренер, учитывая интересы группы; а обсуждение строится по вопросам: «Как чувствовал себя в этой роли?», «Насколько она тебе подходит в реальной жизни?», «Какую роль хотел бы примерить?» и т. д. (Полностью игра-дискуссия приведена во 2 части пособия.

Распределение ролей зависит от стадии развития группы. В начале ее работы, когда участники еще не раскрылись, - случайным образом (и тогда это упростит диагностику); в случае, когда участники уже проявили себя, но еще недостаточно «разогрелись», можно раздать каждому его роль, чтобы ее усугубление помогло перейти членам группы к осмыслению своих неосознанных выборов. Если же игра-дискуссия предполагает коррекцию, то есть смысл дать каждому роль, противоположную той, которая присуща ему в реальной жизни. И в любом случае стоит помнить, что эта дискуссия, как и любая другая (при правильном применении), способна дать гораздо больше, чем было запланировано.

Случай из практики.

Идет первый день тренинга в группе, участники которой знакомы между собой уже несколько лет (вместе учатся на заочном отделении). В игре «Узнай себя», где роли распределены случайным образом, дискуссия прошла очень бойко, оживленно и ярко; в конце игры каждый участник узнал свою роль без подсказок.

Во время обсуждения обратило на себя внимание поведение Андрея С. Если до дискуссии он проявлял себя активно и открыто, то теперь был отстранен от группы, не давал обратной связи. Участники связали это с тем, что Андрей очень сильно вошел в роль (ему досталась табличка: «Игнорируйте меня»). Практически каждый высказался на тему, что эта роль совершенно чужда Андрею, однако он с этим не согласился. Пытаясь идентифицировать свои чувства, он пришел к выводу, что именно так уже несколько лет он чувствует себя на работе. Изначальное игнорирование со стороны сотрудников породило в нем обиду, которую Андрей так и не смог преодолеть.

Обсуждение того, какие роли мог бы опробовать Андрей на работе, постепенно вывело группу на не менее значимый разговор: «Почему за несколько лет тесного общения никто из одногруппников не знал о проблеме Андрея?» и «Готова ли группа заменить формальное общение на искреннее и заинтересованное?».

 

Суть проблемной дискуссии в том, что участники получают общее задание, которое они должны выполнить с учетом распределения всех голосов. На первом этапе члены группы задействуют свою логику. А затем дискуссия протекает по общим правилам. Критерий для выбора задачи один: отсутствие правильного ответа.

Примером такого задания может послужить упражнение «Цыган и лошадь» [40]. Группе дается инструкция: «Вам надо решить следующую задачу: «Цыган купил лошадь за 6 тысяч рублей и через несколько месяцев продал ее за 7 тысяч. Год спустя он купил ту же лошадь за 8 тысяч и продал через некоторое время за 9 тысяч. Получил ли он прибыль? Если – да, то – сколько?». Сначала у вас будет 7 минут на принятие индивидуального решения. Потом вам надо согласовать свое мнение с мнением других. Задание будет считаться решенным, когда вам удастся придти к общему ответу.»

На дискуссию отводится определенное время, а после нее обсуждение строится вокруг чувств участников в процессе поиска общего знаменателя; а также увязывания их ролей в этом действии с теми ролями, которые они выбирают в реальной жизни. Уместны будут вопросы:

- Ты согласен с общим мнением?

- Что тебе помешало настоять на своем?

- Какие чувства ты испытывал, когда твое мнение игнорировали?

- Твое мнение оказалось решающим. Как ты думаешь, какие чувства испытывали другие участники дискуссии?

- Был ли другой выход из положения?...

Поскольку во время обсуждения участники, как правило, все еще возбуждены, а зачастую и раздражены друг на друга, то ориентировать их надо не на критические замечания в адрес других, а на самодиагностику. Эффект от задания будет усилен, если происходящее будет записано на видео, или часть участников возьмет на себя роль зрителей. Задание такого типа дает прекрасную возможность проявить внутренние проблемы участников и скрытые конфликты в группе.

Наиболее известный пример проблемной дискуссии – упражнение «Воздушный шар». На первом этапе действия участники закрывают глаза и включают воображение. Ведущий просит их последовательно представить, что они все вместе летят на воздушном шаре… шар начинает падать… впереди необитаемый остров… нужно срочно освободиться от лишних вещей, чтобы долететь до острова. На втором этапе каждый участник получает список вещей, находящихся в корзине шара и самостоятельно ранжирует их, на первое место ставя то, что необходимо выкинуть в первую очередь. На третьем этапе в течение 30 минут в результате дискуссии члены группы должны придти к общему мнению по данному вопросу. (Полное описание упражнения дано в третьей части пособия).

В моей практике не было ни одного случая, чтобы в результате третьей части дискуссии все были удовлетворены. Более того, как правило, подавляющее число дискутирующих недовольно исходом, а в некоторых случаях группа так и не приходит к общему мнению. Наиболее провоцирующим является тот факт, что среди «вещей, подлежащих выкидыванию», находится большая собака. Для кого–то значимо, что она – большая, и ее вес угрожает жизни людей, для кого-то, что она – такое же живое существо. В студенческих и подростковых группах этот аспект нередко вызывает уже неигровые слезы, но и они далеко не всегда помогают перейти от игровой ситуации к реальным межличностным отношениям.

Случай из практики.

В студенческой тренинговой группе идет игра–дискуссия «Воздушный шар». Участники, не слыша друг друга, пытаются довести до всех личные доводы. Наибольший ажиотаж заверчивается вокруг шоколада: одни предполагают, что он даст дополнительную энергию, другие, - что его поедание только вызовет лишний расход воды. В течение всей дискуссии Ольга Н. периодически робко возвращается к собаке (которую уже проставили вторым номером в списке), но ее не слышат. Переполняющие чувства заставляют ее преодолеть робость, и она решительно заявляет, что если выкинут собаку, то она тоже выпрыгнет. После минутной тишины Игорь (признанный эмоциональный лидер) радостно говорит: «Здорово, тогда у нас будет на 50 кг меньше и какие-то вещи можно не выкидывать вообще. У Ольги глаза наполняются слезами. Татьяна (подруга Ольги): «Да брось ты, это же игра». Ольга удивленно смотрит на нее и отсаживается от группы. Остальные, не замечая этого, продолжают обсуждение…

Во время видеопросмотра группа ошарашено молчит.

 

В заключении хотелось бы добавить, что и сам процесс, и последующее его обсуждение в таких упражнениях равноправны. В дискуссии происходит раскрепощение участников, выходят на поверхность далеко спрятанные проблемы. Рождается творческое отношение к своей жизни. А обсуждение полученного позволяет его идентифицировать, вербализовать и сделать частью своей сознательной жизни.

Игра также является общепризнанным методичеcким приемом тренинга. Ее возможности практически неисчерпаемы. Являясь ведущим видом деятельности в очень важном возрасте (3 – 7 лет), она закладывает в человеке его интеллектуальную, эмоциональную, нравственную основу и предоставляет ему шанс адаптироваться в окружающем мире. А тренинг дает шанс все «недоигранное» - довести до ума.

Как минимум, игра несет в себе три функции:

1. Освобождающую. Являясь полем самовыражения, игра снимает оковы супер-эго и это позволяет человеку стать более спонтанным, раскованным, искренним, открытым. Она возрождает в нем ребенка с большой буквы.

2. Диагностическую. Человек в игре максимально проявляет свои способности, и это делает тренинг очень прогностичным; особая ценность игры в том, что диагностику со стороны она ненавязчиво превращает в самодиагностику.

3. Развивающую. Особое состояние человека в процессе игры позволяет ненасильственно внедрить новую информацию в его сознание и бессознательное, закрепить новые формы поведения и коммуникации, развить творческий потенциал индивида.

По мнению исследователей [6, 35, 39, 47] игры в тренинге делятся на деловые и ролевые.

Роль деловой игры в тренинге несколько снижена. Она применяется в решении организационно-производственных задач на предприятиях и в учреждениях. В ней большой упор делается на обучение в ущерб межличностным отношениям. Как правило, такая игра – самодостаточна, и вполне сама по себе справляется со своей задачей; а на тренинге деловую игру если и применяют, то в усеченном виде.

Ролевая игра состоит в исполнении какой-либо роли в любительском представлении [58]. Она используется во всех направлениях тренинга и центральное место занимает в психодраме.

Основатели психодрамы подчеркивали, что в реальной жизни люди также постоянно играют свои роли, но делают это, как актеры в театре, подчиняясь не собственным потребностям, а фантазиям невидимого режиссера. В тренинговой же игре существует возможность: играя, работать над личными проблемами; и ключом, открывающим такой путь, является творческая спонтанность.

Ролевая игра может быть базовой и ситуационной.

Базовая ролевая игра может принимать на тренинге разные формы – от простого действия до их сложного набора, она не ограничивается пространством и целью. При этом, как и каждая игра, она опирается на определенный набор правил. Д. Киппер [25] в качестве основных правил, используемых на тренинге, выделяет следующие:

- игра должна быть основана на конкретном описании, т.к. конкретность увеличивает выразительность и многозначность имеющихся данных;

- разыгрывание поведения должно быть достоверным и подлинным;

- при разыгрывании можно менять временные характеристики для фокусирования на отдельных процессах;

- ролевая игра включает последовательность нескольких взаимосвязанных эпизодов.

Основателями психодрамы были разработаны специфические техники, позволяющие сделать базовую игру более эффективной. В качестве основных из них Д. Киппер [25] выделяет:

1. Самопрезентацию (изображение себя или кого-либо очень важного через серию коротких ролевых действий).

2. Исполнение роли (акт принятия роли кого-то или чего-то другого).

3. Диалог (выражение взаимоотношений между реальными людьми в ролевой игре).

4. Монолог (выражение скрытых мыслей и чувств).

5. Дублирование (повторение и усиление роли основного участника в попытке стать его психологическим двойником).

6. Реплики в сторону (раскрытие внутренних мыслей во время исполнения роли).

7. Обмен ролями (исполнение основным участником чужой роли).

8. Технику «пустого стула» (взаимодействие с воображаемым кем-то или чем-то, представленным пустым стулом).

9. Зеркало (наблюдение основного участника за собственным процессом, разыгрываемым другими людьми).

Ситуационная ролевая игра предполагает импровизированное разыгрывание участниками заданной проблемной ситуации [6]. Ее целью является удовлетворение потребностей, возникающих в ходе работы. Например, целями игры «Мафия» (ее описание дано во второй части пособия), в зависимости от ситуации, могут стать: проявление скрытых конфликтов в группе, отработка невербальных навыков общения, развитие интуиции, воображение и способности к идентификации себя с другими, углубление сенсорной проницательности и т.д. Это «ударение на определенном акценте» делается не в процессе игры (она идет по своим законам), а во время обсуждения.

Но особая прелесть ситуационной игры в том, что погружение в нее несет совершенно неизведанные возможности, совершенно не запланированные тренером. Например, игра, направленная на диагностику коммуникативных навыков, может неожиданно стать мощным коррекционным инструментом; и для тренера очень важно не пропустить такие моменты.

Случай из практики.

Идет игра «Аэропорт». Суть ее в том, что два добровольца берут на себя функции начальника и подчиненного одной организации; отдельно друг от друга читают письменную инструкцию, в провокационной форме описывающей их взаимоотношения; проигрывают встречу в аэропорту перед аудиторией (полное описание игры дано во второй части пособия).

Роль подчиненного вызвалась играть Нина А. Еще в первый день тренинга она заявила свою основную проблему – отсутствие близких и равноправных отношений с людьми. Окружающие часто пользуются ее помощью, но не спешат предложить свою. Причину такого расклада Нина видит в несовершенстве окружающих.

В процессе игры, с самых первых минут она проявила силу, уверенность, дерзость. Несмотря на то, что по правилам игры Нина нуждалась в помощи, она полностью отвергла ее, дабы «не унизиться».

После долгого обсуждения Нина пришла к выводу, что и в этой игре, и в реальной жизни на пути к близким отношениям стоит ее гордыня.

Но на этом девушка не остановилась: попросила группу дать ей возможность переиграть ситуацию. После нескольких попыток при помощи остальных она нащупала новый мир взаимоотношений, где есть место слабости и доверию.

 

В поведенческих тренингах используется еще одна функция игры – обучающая. Сначала тренер вместе с участниками выявляет навыки, необходимые для преодоления личностной проблемы, а затем эти навыки отрабатываются в ролевой игре.

Примером может служить упражнение «Игра в туман». Его применяют тогда, когда человеку трудно справиться с критикой со стороны других людей. Игра учит: для того, чтобы стойко себя вести в ситуации критики, не теряясь и не превращая ее в поле битвы, нужно согласиться:

- с правдой, указываемой другими в процессе критики;

- с возможной правдой;

- с общей правдой в логических утверждениях.

При этом нельзя отрицать чужие слова, защищаться и контратаковать. Участники выслушивают правила, затем разыгрывают ситуацию и обсуждают свои чувства; наблюдатели дают обратную связь.

Еще одним методическим приемом тренинга является – медитация.

Медитация – это путь к особому пробужденному сознанию. Эта система духовной практики родилась на Востоке, где конечной целью медитации является достижение состояния, в котором угасают все желания, побуждения, привязанности; и происходит коренная перестройка сознания медитирующего.

В психотренинге медитация используется для решения более ограниченных задач, таких как снятие нервно–психического напряжения и облегчение сознания психологических проблем. Медитация позволяет дистанцироваться от актуальной проблемы, отстраненно наблюдать себя в ситуации, отреагировать ее и изменить отношение к ней [24].

Условно можно выделить три варианта использования медитации в тренинге:

- с помощью суггестивных методик;

- путем вызывания определенных образов;

- через активное фантазирование.

Суггестивные методики работают на механизмах самовнушения и систематических упражнений, влияющих на нервную систему, на психические и мышечные состояния. Использование суггестивных методов предполагает активное участие членов группы в этом процессе. Достигая состояния расслабления, участники учатся воздействовать на свое поведение, и это придает им веру в свои возможности.

Чаще всего из суггестивных методов используют:

- аутогенную тренировку Шульца;

- эриксоновский гипноз;

- повышение интенсивности занятий.

В аутогенной тренировке выделяют две ступени:

1. Обучение релаксации с помощью упражнений, направленных на вызывание ощущений тяжести и тепла в теле, на овладение ритмом сердечной деятельности и дыхания.

2. Создание трансовых состояний различного уровня [52].

Как правило, АТ применяют на тренингах развития навыков саморегуляции.

Эриксоновский гипноз. Вобрав весь положительный опыт классического гипноза, а также выделив конкретные приемы и вербальные паттерны наведения гипнотического транса, М. Эриксон [76] сделал его более доступным для каждого психолога и клиента.

Повышенная интенсивность занятий предполагает занятия в группах по 12 – 14 часов в течение нескольких дней. Благодаря этому участники обретают особое состояние сознания.

Понятно, что использование подобных техник накладывает на тренера очень серьезную ответственность; и есть смысл вводить их в тренинг, только будучи уверенным в своем высоком профессионализме и обширном опыте в индивидуальной работе. Это ограничение спасет от разочарования и серьезных проблем не только участников, но и самого неопытного тренера: ведь суггестивные методики в неграмотном исполнении могут или «завести не туда», или просто не получиться.

Медитации, направленные на вызывание образа, используются практически во всех направлениях тренинга (в психосинтезе, гештальттерапии, арттерапии, сказкотерапии, юнгианских тренингах, на группах встреч и т. д.).

Суть данной медитации в том, что участники, находясь в состоянии релаксации, пытаются под голос тренинга вызвать в себе визуально –аудиально – кинестетические образы в заданном тренером направлении.

Целью подобной медитации могут стать: снятие напряжения и усталости; получение материала из бессознательного для самодиагностики; прорисовывание пути для саморазвития. Широко известным примером медитации, направленной на вызывание образов, является медитативная техника «Растворение обид». Тренер сначала вводит участников в релаксационное состояние, а затем последовательно предлагает увидеть три кучи: с детскими игрушками; с невыполненными обещаниями, данными им другими людьми; с собственными невыполненными обещаниями (полный текст медитации дан во второй части пособия). Данная медитация направлена на то, чтобы извлечь, а затем осознать и растворить детские обиды; помочь своему внутреннему ребенку найти более крепкую почву под ногами.

Случай из практики.

Катя М. первые два дня тренинга была очень скована, жестко себя контролировала, активность проявляла только в крайнем случае, постоянно подчеркивала отсутствие своих проблем и радость за тех, кто решает их на группе.

На третий день, во время медитации «Растворение обид» Катя практически с первых слов тренера начала нервничать, а потом расплакалась, продолжила плакать и после выхода из медитации.

На просьбу группы поделиться переживаниями сначала откликнулась неохотно, но постепенно речь ее становилась все более живой, яркой, образной. Она рассказала о своем детстве (возраст – 3-4 года), о своей младшей (более любимой родителями) сестре и о своей зависти к ней. Общим выводом Кати стала мысль, что и сегодня (30 лет спустя) она никак не решится начать жить, проявлять себя, заинтересовывать собой, а только наблюдает со стороны и с завистью за жизнью других, как раньше наблюдала за жизнью сестры.

 

Для эффективного применения медитации, направленной на вызывание образа, нужно соблюдать определенные правила:

1. В самом процессе выделяются три этапа, каждый из которых требует серьезного внимания:

- вход в релаксацию (ведущий рассказывает участникам, чем они сейчас будут заниматься, какую преследуют цель; показывает, как лучше сидеть, предлагает закрыть глаза и следовать за его голосом; затем дает несколько фраз, направленных на успокоение и расслабление);

- собственно медитация (тренер задает визуальные, аудиальные и кинестетические образы, предлагая участникам ненасильственно следовать за его голосом);

- выход из релаксации (ведущий предупреждает о выходе из медитативного состояния, предлагая на счет 1 открыть глаза; затем медленно считает до 10, давая попутно мобилизующие фразы).

2. Перед началом медитации стоит предупредить участников, что у них могут появиться свои образы, не связанные со словами ведущего. Возможно они и окажутся самыми важными для человека, поэтому не стоит их гнать. Также следует отметить, что излишнее старание начинающего что-либо увидеть может только отогнать образы; лучше просто расслабиться и довериться себе.

3. Медитация всегда легче проходит под специально подобранную музыку.

4. К медитации никого нельзя принуждать, т.к. при отсутствии настроя участник все равно ничего не получит; к тому же его сопротивление и страх могут привести к негативным физиологическим реакциям (головной боли, нарушению сердцебиения, затруднению дыхания). Лучше сопротивляющемуся дать возможность присмотреться к другим. Обычно, обратная связь участников после медитации побуждает сомневающихся попробовать в следующий раз.

5. Сам процесс лучше не затягивать, ограничив его 15-20 минутами, иначе медитация может утомить или излишне расслабить участников.

6. Медитацию всегда стоит завершать обратной связью от участников. Обсуждение дает возможность вербализовать свои переживания и сделать их частью сознательной жизни.

Одним из вариантов медитации такого типа является метод систематической десенсибилизации, особенно часто применяющийся на поведенческих тренингах. В нем релаксация объединяется с мысленным представлением ситуации, вызывающей страх и тревогу. Сначала участники выстраивают иерархическую лестницу для тревожащего события (например, при страхе перед публичным выступлением на низшей ступени может быть общение в маленькой доброжелательной компанией, а на высшей – выступление перед критически настроенной толпой на огромной площади). Затем члены группы воображают ситуацию, стоящую на первой ступени иерархии тревоги, после чего – расслабляются. Этот акт повторяется до тех пор, пока тревога не станет умеренной. Постепенно, походя по всей лестнице, они проделывают ту же процедуру.

Активное фантазирование – это творческий процесс, при котором человек объективно наблюдает за развитием своей фантазии, не пытаясь сознательно воздействовать на нее. Данный прием особенно активно используется в сказкотерапии, арттерапии, на тренингах юнгианского направления; но может применяться и в других направлениях групповой работы, где необходимо задействовать воображение.

Примером такой работы может служить упражнение «Сочинение сказки». Чем меньше «зашорено» мышление участников, тем короче инструкция ведущего. Для тех же, кто испытывает трудности в задании, сказкотерапевты [23] предлагают несколько приемов для оживления фантазии: могут быть даны наводящие слова или первая фраза, можно предложить начать со спонтанного рисования…

Если воображение все-таки удается реанимировать, техника активного фантазирования несет в себе неисчислимые возможности:

- поскольку человек всегда вкладывает в творческий процесс частичку своей внутренней реальности, активное фантазирование дает широкий простор для самодиагностики;

- так как в процессе фантазирования проговариваются волнующие вопросы, можно говорить и о самотерапии участников;

- активизируются бессознательные процессы, что способствует личностному развитию членов группы.

Методы невербальной активности, к числу которых относятся техники телесной, музыкальной и арттерапии, используются как в специализированных тренингах, так и в качестве элемента групповой работы любого направления. Все эти методы объединены предположением, что невербальные средства самовыражения играют важную роль в освобождении человека от проблем: более продуктивно исследуют нерешенные вопросы и конфликты; легче преодолевают сопротивление; дают возможность для работы с мыслями и чувствами, которые кажутся неприемлемыми для словесного выражения.

Наиболее часто на неспециализированных тренингах используют упрощенный вариант телесной терапии – психогимнастику. Она включает в себя три самостоятельные части:

1. Подготовительную. Ее задача – снять напряжение участников, и поэтому ей надо уделить значительное время. Для этой цели подходят упражнения: «Скала», «Передай эмоцию», «Испорченный телефон», «Зоопарк» (содержание упражнений дано во второй части пособия).

2. Пантомимическую. На этом этапе отрабатывается основная тема, содержание которой отражает привычные жизненные ситуации, общие и специфические проблемы взаимоотношений в группе. Данная часть предполагает проигрывание упражнения и обсуждение увиденного (без смысловой нагрузки психогимнастика превращается в гимнастику)

3. Заключительную. Ее задача опять снять напряжение, но уже вызванное центральной частью занятия. Здесь также можно использовать упражнения из первой части.

Музыкальная терапия как фактор воздействия на эмоциональную сферу человека издавна использовалась в терапии нервно-психических расстройств. По мнению исследователей [51, 58], музыкальные техники способствуют обогащению восприятия, развитию внимания и наблюдательности, углублению знаний о себе, отреагированию эмоций, адаптации людей в социуме, повышению уровня невербальных коммуникативных навыков. Также музыкотерапия используется при лечении страхов, эмоциональных отклонений, двигательных и речевых расстройств, психосоматических заболеваний и т.д. Но, как правило, для серьезной работы в данном направлении тренеру желательно иметь помимо психологического, еще и музыкальное образование. Этот фактор необязателен, если музыка в тренинге используется в качестве вспомогательного приема, сопровождающего другие психотерапевтические процедуры.

Проведение под музыку медитаций, игр поведенческих техник и включение музыкальных приемов коммуникативной музыкотерапии в тренинге позволяют насытить его дополнительным средством эмоционального невербального воздействия. Чувства, возникающие под воздействием музыки, облегчают овладение приемами саморегуляции, содействуют большей восприимчивости человека и побуждают его творческое начало.

Случай из практики.

Идет пятый день тренинга в молодежной группе. Отрабатывается упражнение «Походка». Суть его в том, что главный участник идет по аудитории в своей обычной манере, а все остальные отмечают зажатые участки его тела. Когда он идет во второй раз, то наблюдатели усиливают недостатки его походки (еще больше прижимают к телу левую руку, еще больше поднимают правое плечо и т.д.). После чего главный участник пытается выправить ситуацию. Игра продолжается до тех пор, пока походка не станет уверенной и раскрепощенной.

Один из участников, Олег Д. («зажатый» молодой человек с неловкими движениями) очень вяло проявляет себя в тренинге, контролируя каждую свою реакцию. Когда к нему обращаются участники, он чаще молчит и краснеет, а когда – тренер, то советует последнему оставить его в покое. В упражнении «Походка» Олег не отказался участвовать; но после того, как прошел один раз и получил обратную связь от группы (достаточно корректную), то сник и занял вяло-оборонительную позицию.

Неожиданно, одна из участниц (профессиональная пианистка) подошла к инструменту и начала играть: музыка, наполненная тревожным ожиданием постепенно набирала ход и обрушилась шквалом аккордов. Атмосфера оказалась настолько заряженной ожиданием и положительным настроем, что эта волна передалась Олегу: он с энтузиазмом продолжил работать над своей походкой. С этого момента он начал потихоньку выползать из своего кокона.

 

Понятно, что на присутствие профессионального музыканта и инструмента рассчитывать не стоит; лучше заранее подобрать кассеты и диски.

Использование техник арттерапии в тренинге базируется на предположении, что внутреннее Я отражается в визуальных формах с того момента, как только человек начинает рисовать [58]. Образы художественного творчества отражают все виды подсознательных процессов, включая страхи, конфликты, воспоминания детства. Применение арт-терапевтических техник предоставляет большие возможности для усиления внимания к чувствам и работы с теми из них, которые для вербального выражения неприемлемы; для выражения агрессии в социальной форме; для осознания собственных желаний; для разрядки отношений в группе и т.д.

Для этого применяются подручные материалы: бумага, карандаши, краски, фольга, пластилин, тесто, глина, вырезки из журналов. Также используется сочетание арт-методов с другими формами самовыражения (музыкой, движением, драмой, медитацией) [28].

Случай из практики.

Группа работает над упражнением «Рисунок втроем». Для этого участники разделились на микрогруппы по три человека и выбрали каждый по два карандаша. В задачу каждой тройки входило: сначала выразить себя на бумаге индивидуально, а затем с помощью рисунка и без слов вступить в коммуникацию.

В процессе обсуждения упражнения обратило на себя внимание творчество трех девушек (Гали, Нади и Татьяны): многое в рисунке перечеркнуто и насыщено агрессивной символикой (все это, как выяснилось, было сделано Татьяной).

Сначала все три девушки заявили, что чувствовали себя в процессе совместного рисования великолепно, много смеялись, хотя и не всегда понимали, что хочет сказать другой. Дальше, при попытке разобрать, что имели в виду партнеры по рисованию, выяснилось, что Татьяне все время казалось, что ее игнорируют, и она постоянно призывала их к взаимодействию. И Галя, и Надя удивились. Обе отметили, что призыва к объединению не заметили, а действия Татьяны воспринимали как противодействия.

В конце дня Таня, подводя итог пережитому, отметила, что упражнения «Рисунок втроем» дало ей информации больше, чем весь остальной тренинг: она увидела, из-за чего у нее нередко пробуксовывают близкие отношения.

 

В работе с арт-техниками сам процесс – психотерапевтичен. Но не меньшую ценность представляет и последующее обсуждение. При этом упор лучше делать не на конкретной интерпретации рисунка; т.к., беря на себя функции расшифровщика, тренер может многое потерять: спонтанность участников, свое партнерское положение, а может быть, и авторитет, если ошибется с интерпретацией или если сопротивление участника не позволит ему принять правоту тренера. Намного эффективнее строить обсуждение на отражении чувств и на поиске толкований произведения самим автором.

 

Контрольные вопросы.

1. Выделите основные методические приемы тренинга.

2. Дайте определение и назовите основные функции групповой дискуссии в тренинге.

3. Какие правила проведения дискуссии делают ее конструктивной?

4. Охарактеризуйте основные виды дискуссии.

5. На что следует обращать внимание тренеру при подведении итогов групповой дискуссии?

6. Как Вы оцениваете роль и значение игровых методов в тренинге?

7. Какие виды игр в тренинге Вы можете выделить?

8. Выделите и опишите три варианта использования медитации в тренинге.

9. Определите свое личное отношение к использованию суггестивных методов.

10. Какие ограничения при работе с суггестивными техниками Вы можете назвать?

11. Опишите условия, необходимые для успешного проведения медитации – визуализации.

12. Охарактеризуйте технику «активное фантазирование».

13. Что входит в понятие «Методы невербальной активности»?

14. Какие существуют варианты применения в тренинге техник телесной терапии?

15. Охарактеризуйте возможности применения в тренинге техник музыкальной и арттерапии.

16. Почему применение всех методов в тренинге следует завершать получением обратной связи?

 

Практические задания.

1. Выберите тему для дискуссии, значимую в Вашей группе;

- разделите группу на две части: наблюдателей и активных участников;

- проведите дискуссию среди активных участников, а другой подгруппе дайте задание: тщательно наблюдать за процессом;

- обсудите результаты дискуссии, ориентируясь на чувства участников и мысли наблюдателей;

- получите обратную связь от группы как тренер.

2. Из второй части пособия выберите ролевую игру:

- проведите ее в группе;

- обсудите, в чем проявилась ее освобождающая, диагностическая и развивающая функции;

- получите обратную связь от группы как тренер.

3. По результатам данной ролевой игры проведите дискуссию в группе. Обратите особое внимание на чувства и мысли активных участников;

- обсудите, насколько конструктивной была данная дискуссия;

- получите обратную связь от группы как тренер.

4. Из второй части пособия выберите тему для медитации – визуализации;

- проведите ее в группе;

- получите обратную связь от участников;

- выявите с группой, не были ли нарушены правила проведения медитации;

- получите обратную связь как тренер.

5. Из второй части пособия выберите технику арттерапии;

- проведите ее в группе;

- обсудите результаты;

- получите обратную связь как тренер.

 

Глава 1.3. Вспомогательные методические приемы в тренинге

 

- Предоставление информации

- Самораскрытие тренера

- Интерпретация

- Конфронтация

- Ритуалы

- Домашнее задание

 

Методические приемы, представленные в данной главе, не являются специфическими для тренинга; их также используют и в индивидуальной психотерапии. Это: предоставление информации, самораскрытие тренера, интерпретация, конфронтация, ритуалы и домашнее задание.

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных