Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






ОТРАЖЕНИЕ АНТРОПОГОНИИ В ЗАГОВОРАХ БОЛЕЗНЕЙ




В течение жизни человек всегда подвергается многочисленным заболеваниям, доводящим его до терминального состояния. Проблема оберега беременной женщины и сохранения плода – начальная стадия борьбы с болезнями, которая сопровождается по сей день ритуальными действиями и, как правило, заговорами и заклинаниями. Одним из главных моментов в деятельности знатоков заговорно-заклинательного ритуала являлось и является снятие (или излечение) болезни и недопущение преждевременной асфиксии. Если эта болезнь хронически сильно мучает человека, то его (человека) избавляли от нее (болезни) с помощью «заговорной» (магической) смерти.

Наибольшее распространение в Карачае и Балкарии получили заговоры, которые связаны с болезнями детей. Сакрализация детскости среди народа имеет ряд причин. Прежде всего она связана с уровнем медицинского обслуживания населения и невозможностью уберечь детей от смерти – выживали сильнейшие. Роль «медиков» играли знахари (кёрдемчи или демиучю), которые часто применяли заговоры в традиционном лечении. Кроме того, имелись профессиональные заклинатели, лечившие детей только заговорами. С другой стороны, эта сакрализация непосредственно связана с проблемой формирования человека не только в обществе, но и в среднем мире, с детской безгрешностью, с продолжением рода и т.д.

В последние месяцы беременности или при рождении ребенка произносили заговор от плаксивости и от болезней, а также от бездетности ребенка в будущем. Такие же заговоры использовали на седьмой день после рождения ребенка и во время пеленания на двенадцатый день после его появления на свет:

Хуу тегене - Лакъ тегене, Лакъгъат, Лакъгъат - Ум-тегене, Уммай ийеси - Кёкле тейриси, Хотла тейриси Окъла мардасы, Чубарланы урчукълаучан, Союучан, Чубар ала джыртыучан, Хуммайикга да, Иррайикга да, Хотла алдан окъ ийсинле. Хуу корыто, Лакъ корыто, Лаккат, Лаккат Ум корыто, Хозяин Уммай Бог Миров, Огней (хот – инф.) Бог помощник Семени, Пестрых (демонов) выворачивающий, Раздирающий, В клочья разрывающий И Хуммайике и Иррайийке Пусть вместо огня ниспошлют Семя.

Уф. 4 кере (раза) (44).

Многие слова этого заговора, как и текст в целом, трудно проанализировать из-за их непонятности не только нам, но и самому произносившему. Информатор считает их оставшимися со времен язычества (явное влияние ислама). В то же время некоторые строки воспроизводят мифологию карачаевцев и балкарцев о женитьбе Бога Неба на Богине Земли и рождении первочеловека с чертами культурного героя Дебета (см. выше). В заговоре этот сюжет из жизни богов отражен в предложении: Уммай ийеси - Кёкле Тейриси (Хозяин Уммай (богиня покровительница младенцев и материнства) Верховный Бог). Из этих слов, как и из того, что в тексте присутствует покровитель собак Лаккат и говорится о корыте (миске) для собаки, можно в какой-то степени восполнить явную мифологию народа. По всей видимости, эти понятия приводятся для очищения собачьего корытца от нечистой силы. В Карачае и Балкарии перед пеленанием младенца в люльке эту же процедуру проводили в корытце для собаки или на том месте, где она лежала (45).

Заклинание концентрирует в себе изначальный процесс появления из чрева земли (Уммай) человека. Видимо, таким образом заклинающий божественными словами желал изгнать из будущего состояния человека не столько болезнь или упредить ненормальное его поведение в будущем, сколько злых духов, портящих или искажающих божественный порядок. Образ Уммай (древнетюркск. – Умай) в Карачае и Балкарии хотя и сохранился, однако с принятием христианства был заменен образом Марии (по-карачаево-балкарски Байрым). Она наделена тем же символическим содержанием, что и Умай - покровитель материнства и младенцев (46). В заговоре от сглаза, приводящего к простудным заболеваниям (чапхын кёз – букв. простудный сглаз), и от болезни джаш ауруу (букв. – болезнь младенчества, при этой болезни ребенок становится хилым, глаза тускнеют, у него понос) обращение к Марии и к другим образам проявляется более отчетливо, чем в других заговорных текстах:

Алтын Байрым. Шаккай кюёу - Ёлген улу Алтын Дыеу, Ёлген улу Джоджухан, Ёлген улу темир башы Дауетхан, Ёлген улу Солтанай сабийи Солтанхан. Къыркъаууз Солтан. Къыркъаякълы къыркабан аякъ, Къыркъаякълы къыркъабаннга чымкъобалы [1] туумасын, тууса да оу болсун, Наджиз бийчесини кёрегейи союлсун. Къыркъабан кёзден сени да Аллах сакъласын. Золотая (святая) Мария. Зять Шаккая сын Ёлгена Золотой Дыеу, Сын Ёлгена Джоджухан, Сын Ёлгена покровитель железа Даует, Сын Ёлгена, дитя Солтанай Солтанхан, Сорокаротый Солтан. Сороканогая кыркабановская нога. У Сороканогой Кыркабановской ноги пусть не будет потомства, а если и родится, то пусть сгинет, У жены его Наджиз пусть родильное начало (кёрегей) истреплется [2], От Кыркабановского дурного глаза пусть Аллах спасет, сохранит.

Уф. 9 кере (раз).

Тот же информатор привел другой вариант этого заговора, предназначенный для менее тяжелой формы сглаза:

Алтын Байрым, Алтын Дебек, Къыркъаууз Солтан, Къыркъ аякълы Къыркъабан аякъ, Къыркъабан кёзден сени Тейри сакъласын. Золотая (Божественная) Мария, Божественный Дебек, Сорокаротый Солтан [3], Сороканогий Кыркабан аяк, Пусть тебя от дурного глаза Кыркабана Тейри охранит.

Уф, тюу, тюу, тюу. 9 (12) кере (раз) (47)

Из текста следует, что мы имеем дело с образами верхнего (Алтын Байрым (Умай) и Алтын Дебек – Олицетворение Солнца, Огня) и нижнего миров. В последнем мире пребывает Сороканогий Кыркабан, покровитель сглаза.

По поверьям карачаевцев и балкарцев, Къыркъаякълы Къыркабан аякъ, или Къыркъабан, живет под землей в глинистом слое и у него огромные веки, достигающие до ног, напоминающих кабаньи копыта. Кроме того, вместо носа у него кабаний пятачок, а его клыки, заворачиваясь, достигают ушей. Веки его до такой степени тяжелы, что он не может их поднять. Помогает ему в этом Къыркъауузлу Солтан. Это существо очень уродливое на вид, оно не поднимается на поверхность земли, если его не призовут оборотни и другие гады. В этот образ народе считают покровителем дурного глаза, сила которого через оборотней проникает к людям (48).

Придание Кыркауузлу Солтану образа «творца» тьмы и хаоса напоминает нам чувашского Султи-Тура (Верховного Бога в чувашском пантеоне), который выступает создателем мира (49). Но здесь возникает вопрос, в силу каких причин Солтан и Султи – антиподы, антагонисты, хотя и тот, и другой творцы? Нам представляется, что эти образы синонимичны по основной деятельности. Если Султи создает мир, вероятно, из хаоса, то Солтан выступает творцом хаоса, из которого образуется мир. В Карачае и Балкарии Солтан перестал нести в себе положительный заряд, превратившись в злого демона. Вероятно, карачаевцы и балкарцы сохранили более архаическую, тюркскую основу этого образа, связанного с Эрклигом, древнетюркским духом, покровителем подземного и загробного миров, который в религиозных верованиях некоторых тюркских народов выступает как демиург (50).

По всей видимости, в карачаево-балкарском Кыркауузлу Солтане (Эрк-Джылане) сохранилась дуалистическая мировоззренческая система древних тюрков, связывавших его как с кабаном (как и карачаево-балкарский демонический персонаж, связываемый с Сороканогим Кабаном), так и со змеей (ср. его эпитет Эрк-Джылан или Эр-Джылан – букв. Эрк/ЭрЗмея, т.е. Змей). В то же время он создатель (или олицетворение) тьмы, хаоса, из которого или на основе которого Тейри создает космический мир, и таким образом он представляет собой материал творения, что характерно и для уйгурско-древнетюркских преданий об Эрклиге. Раннетюркские поверья об Эрклиге невозможно связывать с позднетюркскими и монгольскими представлениями об Эрлике, так как в них этиология духа, как и его теоним отличаются, от древнего Эрклика. Отражение в первом заговорном тексте семейных уз божеств Ёлгена (древнетюркское Ульгень), его жены (Солтанай), сына тестя (Шаккай) и сыновей (Джоджухан, Дыеу, Даует и Солтанхан) позволяет отметить несохраненность в явной мифологии и обрядово-культовой жизни карачаево-балкарцев родственных отношений этих божеств. Правда, в некоторых мифологических сюжетах упоминается Дыеу (покровитель ветра, наряду с Горий, или Гери-Гери) как зять Шаккай (покровителя шаровой молнии).

Характеристика Эрк-Джылана как Сорокаротого позволяет нам усмотреть в этом понятии не 40 ртов как таковых, а наделение этого образа через нежелательное число 40 злой нечеловеческой силой. Данный образ, по другим сведениям, выступает покровителем болезни джаш-ауруу (51). Потускнение глаз, хилость сходны с увяданием осенью травы, опаданием листвы, что отражено в названии осеннего месяца къыркъаууз ай (букв. сорокаротый месяц) (52). Другая причина соединения этого образа с числом 40, по всей видимости, связана с поминками (сороковником - къыркъынчы) и уходит своими корнями в христианскую религиозно-ритуальную систему. Все это непосредственно связано со становлением человека, который без болезни вряд ли может вырасти, кроме исключений (кёрдемиу букв. безболезненность) (53). По всей видимости, число 40 не зря применяется к женскому полу – в народе по сей день отмечают наличие у женщины 40 душ (см. выше) (54).






Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных