Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






На пути к исламской культуре




____________________________________________________________

На пути к исламской культуре

Религиозное просвещение в Балкарии и Карачае

Деятели исламской культуры и просвещения

Жанры религиозной литературы

Литература и примечания

____________________________________________________________

МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РФ КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ КАРАЧАЕВСК 1999

Печатается по решению редакционно-издательского отдела Карачаево – Черкесского государственного педагогического университета.

Т.Ш. Биттирова. Религиозная культура и литература карачаево-балкарцев. – Карачаевск: Изд-во КЧГПУ, 1999. – с.80

В монографии рассматривается комплекс проблем генезиса религиозных представлений карачаево-балкарцев и формы их реализации в духовной культуре. Впервые анализируются традиционные жанры религиозной литературы карачаево-балкарцев в контексте национальной культуры.

Рецензенты: Т.К.Алиева, М.Ч.Джуртубаев

© Т.Ш.Биттирова
© Карачаево-Черкесский госпедуниверситет, 1999

На пути к исламской культуре

В позднее средневековье тюркские народы, несмотря на богатейшую историю и огромный вклад в развитие мировой цивилизации, были обречены на забвение вследствие утраты своей письменности - руники. В свою очередь это было связано с постепенным исчезновением государственного единства тюрок и распадом Великого Тюркского каганата, последняя страница которой обрывается в конце VII века. Руническое письмо продолжало существовать и применяться почти на всей территории проживания тюрков, но оно уже потеряло свою универсальность. Утрачивая рунику, тюркские народы стали обращаться к другим графическим системам. Китайская графика, которой эпизодически пользовались тюрки Азии, Сибири и Дальнего Востока, не отвечала графическим потребностям и не могла иметь широкого распространения из-за сложности. Более отвечало тюркской фонетической системе и больше соответствовало древним традициям культуры письменности тюрок арабское письмо, которое стало распространяться вместе с исламом.

Преодолеть барьер бесписьменности смогли только большие тюркские этносы, правящая верхушка и духовенство которых не только овладели письмом и теологией арабов в совершенстве, но и развивали их, вносили свой вклад в культуру ислама.

Карачаевцы и балкарцы арабской письменностью в полной мере овладели только в ХVIII веке, что связано было с историческими катаклизмами - формированием и разрушением нескольких государственных образований, в которых жили предки современных балкарцев и карачаевцев - Beликой Болгарии, Хазарии, Алании, Золотоордынских ханств.

Автор выражает свою глубокую признательностьБудаевой Нюржихан Хусеевне за помощь в сборе и систематизации археографического материала.

Ислам и его культура к предкам карачаево-балкарцев проникал неоднократно, если судить по нарративным источникам. По свидетельству Ибн Хаукала, исламская империя в IХ веке на Севере граничила с землями "румов, Арменией, аланами, Арраном, с Хазарами, руссами, булгарами, славянами, тюрками" (1.) Следы первой волны ислама - в период арабских завоеваний трудно зафиксировать. Однако факты культурных контактов арабов и тюрков Кавказа неоднократно отмечены в арабских источниках (2).

В период Золотой Орды (в ХII-ХIV вв.) была сделана вторая попытка насаждения мусульманства. Но она не имела значительных успехов, т. к. предки карачаево-балкарцев в этот период были приверженцами православного (византийского) христианства. Следует подчеркнуть то обстоятельство, что к периоду Золотой Орды и христианство в Балкарии и Карачае (Алании) находилось в упадке. Ослабление его позиций на Северном Кавказе было связано с тем, что к этому времена распалась Византия, а православная Русь еще не имела значительного влияния на Северном Кавказе.

Последняя, третья попытка, предпринятая мусульманскими миссионерами Средней Азии, Поволжья и Дагестана, Турции и Крыма вконцеХУП-нач.ХУШвека, закончилась успешно. К середине ХУШ века ислам стал национальной религией карачаево-балкарцев и лишь некоторые языческие и христианские обряды, и устное народное творчество напоминало наряду с развалинами культовых сооружений о доисламском периоде.

Доисламский период развития тюркских литератур заложил мощную основу культуры, которая позволила тюркам принять ислам во всем его многообразии. Возможно, ислам так легко и безболезненно был принят тюрками потому, что основной постулат ислама - единобожие органично вписывался в прежние теистические представления, где доминирующей была единственность Тейри, хотя и не столь четко разработанная, как в исламе. Тюркские народы Средней Азии, Поволжья, Кавказа, Крыма были готовы к адекватному ее восприятию благодаря глубокому развитию своих национальных литературных, идеологических традиций. Более того, когда арабская литература пережила свою фазу расцвета, тюркская литература повлияла на развитие арабской светской поэзии через тюркский суфизм.

Благодаря исламу "тюркский язык после арабского и персидского становится третьим основным мусульманским языком, это же относится и к литературе", - пишет А. Бомбачи. Этот период, по мнению ученого, "отмечен перемещением центра литературной деятельности к западу и распространением этой литературы на огромной территории; кроме того, этот период отмечен развитием литературы единого типа, находящийся на весьма высоком художественном уровне". (3).

Ислам был принят почти всеми тюрками. Литература и письменность стали развиваться на основе арабской графической культуры и, более того, в некоторых странах арабский язык вытеснил из дворцовой и литературной жизни тюркский. Однако не все тюркские народы могли развивать свою литературу, свою теологию и философию на арабском языке, как это произошло в узбекской, турецкой, азербайджанской, туркменской и татарской среде. Так, карачаево-балкарцами была принята арабская графика, однако арабский язык остался языком религии, во всяком случае на сегодняшний день какого-либо значительного литературного сочинения на арабском языке в карачаево-балкарской культурной среде нам неизвестно.

Наибольшего расцвета средневековая арабская литература и культура достигли в 1Х-Х веках. Арабский халифат к этому времени завоевал север Африки, юг Европы, почти весь азиатский континент, исключая Сибирь, Китай и Индийский полуостров.

Первые века ислама - период создания величайшей мусульманской империи были отмечены во многих завоеванных странах политеизмом. Завоевание новых стран шло успешно в виду того, что мусульманские халифы и миссионеры проповедовали веротерпимость. Она "нашла свое выражение и в том, что внутри ислама было изобретено и усердно изучалось сравнительное богословие" (4).

Арабы в завоеванных странах не только насаждали свою религию и культуру, но и воспринимали культуру тех стран, которые стояли на более высокой ступени развития. Поэтому в Х-Х1 и более близких к нам веках в литературу и философию арабов вливаются эллинистические и индо-иранские традиции, которые через арабскую литературу распространяются по всему мусульманскому миру.

В арабо-мусульманской литературе отражена философия нравственного взаимодействия классов. Она предполагает, что высшие слои общества должны быть идеалом для низших и по их пути обязаны следовать правоверные мусульмане других сословий. Жизненный путь Мухаммада - образец для подражания всех мусульман. Мусульмане других стран, знакомясь с этой литературой, по-своему воспринимали это представление, "привязывая" к своим реалиям. В Балкарии и Карачае очень сильна патронимическая память, она имеет весьма причудливые картины. Так, к примеру в Балкарии сохранились глухие намеки о тех или иных фамилиях, принадлежащих к курейшитам (по-балкарски "къурейши" - потомки Рода Мухаммада Х ). Вполне допустимо, что в эпоху арабских войн на Кавказе были известные последователи Мухаммада - его близкие родственники. Но установить, что кто-то из них положил начало определенной фамилии не представляется возможным, несмотря на, то, что имя фамилии один из самых устойчивых атрибутов карачаево-балкарского этнического портрета ХХ .

В арабской философии человеческий разум не что иное, как отражение высшего божественного разума. Это положение главенствовало не только в теологии, но и лежало в основе арабо-мусульманской культуры. Преодоление хаотичности, утверждение разумного начала легли в основу арабо-мусульманской эстетики. "Эти требования наложили свой отпечаток на, все памятники средневековой арабской прозы, придав им определенную назидательную основу", - пишет А. Долинина (5). Именно в этом глобальном, пронизывающем философию арабо-мусульманской культуры представлении, заключается привлекательность религии, воспринятой впоследствии миллионами людей во всем мире.

Ислам, благодаря гуманистичности своей философии и культуры, проникал в языческие страны почти мирным путем. Не осталось в памяти человечества ни одного имени, связанного с исламом кроме самого Мухаммада, подобного великим завоевателям Александру Македонскому, Чингисхану или Аттилле. А ведь были завоеваны на века бескрайние пространства. Имена "царей ислама" и халифов сегодня известны знатокам мусульманства. Это был, пожалуй, самый мирный и верный способ к покорению пространства и времени, ибо он отвечал духовным потребностям миллионов людей. Ислам в какой-то степени более демократичен по сравнению с другими мировыми религиями. Это видно хотя бы на примере того, что в "тефсирах" - толкованиях Корана участвовали тысячи людей во всех местах, куда проникал ислам.

Естественно, такой мирный путь проникновения культуры ислама в мир других теистических представлений стал возможен после определенного спада политической активности арабского халифата. То, что невозможно было достичь через политические эксцессы - войны, стычки, бунты, преследования и т. д. было завоевано путем идеологическим. Военные походы арабо-мусульманских войск на Кавказ приходится на 8 век, но мусульманская идеология начинает активно распространяться через 2 века, когда халифат пришел в упадок, а ислам начал дробиться на секты - шиитов, хариджитов, исмаилитов, суннитов и т. д. Завоеванный исламом мир разделился на 2 основных массива: шиитский и суннитский. Возможно, предки карачаево-балкарцев - сегодняшних суннитов - оказались на время в сфере влияния ислама шиитского толка. Такой вывод напрашивается из содержания поэмы Микаиля Башту "Дастан о дочери Шана" (6), где пророк Али (Гали) выступает основным мессией, хотя существует мнение, что халиф Али возвеличивался уже идеологами хазарского каганата - для внесения раскола в ряды булгар и других мусульман - суннитов (7).

Религиозная ситуация на Северном Кавказе в этот период была очень сложной. К периоду арабских завоеваний на территории Северного Кавказа и Причерноморья существовали 2 религии - православное христианство (абхазы, грузины, адыги, болгаро-аланы-асы), иудаизм (хазары, караимы), язычество, которое было присуще в разной степени всем перечисленным народам. Предки карачаево-балкарцев в основной своей массе придерживались тенгрианства, чуть позже официальной стала православная конфессия.

Первая волна ислама через Кавказ дошла до Поволжья и закрепилась там достаточно основательно, но для северокавказцев, за исключением некоторых дагестанских народностей, ислам не стал главенствующей религией, в силу ряда исторических обстоятельств.

7-10 века на Центральном Кавказе отмечены непрекращающимися войнами между болгарами и хазарами, между аланами и хазарами, между хазарами и арабами. Война была затяжная, в ней принимали участие множество разных племен со своими этническими интересами, что за эти три века хазары, к примеру, успели поменять христианскую веру на иудейскую, а затем расстаться с иудаизмом, а в конце концов потерять и свою могущественную державу. Эти войны зачастую велись под религиозными знаменами. Только жители Азербайджана, опираясь на шиитский Иран, в те первые века ислама имели возможность достаточно полно воспринять его идеологию и культуру.

Осталось немало свидетельств попыток ислaмизации предков карачаево-балкарцев в 1Х-Х1 веках. Они достаточно широко вошли в научный оборот. Много времени посвятил сбору, систематизации и анализу мусульманской эпиграфики Л. И. Лавров (8). После обнаружения в Н. Архызе (Карачай) каменной плиты, датированной 1045 годом, он пришел к выводу: "Находка этого камня вносит важные коррективы в существующие представления о политической и религиозной истории не только на территории Карачая, но и всего Северного Кавказа. Надпись свидетельствует, что XI-XII вв. Арабское влияние не ограничивалось Прикаспием, а распространялось вплоть до гор северо-западного Кавказа". Однако, по замечанию Л. Лаврова, "ислам в XII в. не удержался в Карачае и был вскоре вытеснен христианством". (9).

До нашествия монголов предки карачаевцев и балкарцев - аланы несколько веков придерживались христианской веры. Вот что пишет об этом арабский историк и географ Абу-л-Фида (1273-1331), посетивший Северный Кавказ в начале Х1У века: "К востоку от абхазов на берегах моря находится город Алан. Этот город назван так по имени алан, которые его населяют; аланы-суть тюрки, принявшие христианство" (10). Возможно, автор потому подчеркивает, что "аланы- это тюрки, принявшие христианство", что к этому времени другие тюркские народы Кавказа (азербайджанцы, кумыки, грузинские тюрки) основательно восприняли исламскую веру.

В ХШ веке ислам проникает в Золотую Орду и в начале Х1У века становится господствующей религией. Ибн Батута в 1334 году упоминает о существовании соборной мечети в окрестностях Бештау, где в то время жили предки карачаевцев" (11). Таким образом, ислам повторно пришел к предкам карачаево-балкарцев в период Золотой Орды. Но после распада этого государства, аланы опять оказались в составе православной конфессии до конца ХУП - нач.ХУШ века.

Описанная в многочисленных источниках христианская литература на греческом, а также сохранившиеся памятники некогда богатой христианской архитекторы (храмы Сенты, г. Карачаевска, храм Тотура (св. Федора) в Хуламе и В. Чегеме, Н. Архызе; развалины часовен, монастырей, церквей, каменных надгробий с крестами, христианская символика, входящая в состав наскальных изображений свидетельствует, что исламу предшествовала богатая теистическая культура.

Христианская культура глубоко проникла в духовный мир балкарцев и карачаевцев. Несмотря на то, что христианские представления была вытеснены исламом три века назад, в современном карачаево-балкарском календаре сохранились христианские наименования дней недели и месяцев "Геюрге кюн" (вторник) - день св.Георгия, "Бараз кюн" (среда) - день св. Параскевы, "Байрым кюн" (пятница) - день девы Марии Х ; "Башиль ай" (январь) - месяц св.Василия, "Байрым" (февраль) - месяц девы Марии, "Тотур" (март, апрель) - месяц св. Федора, "Никкол" (июнь) - св. Николая, "Элия" (июль) - св. Ильи, "Къыркъаууз" (древняя форма Ayс Керги, месяцы август и сентябрь) - св. Георгия, "Абустол" (ноябрь) - месяц Апостола, "Эндреуюк" (декабрь) - св. Андрея.

В этих названиях сохранились имена канонизированных православием святых. Причем особо почитаемыми были святые Георгий, Параскева и дева Мария, имена которых повторяются и в названиях дней недели и месяцев. Календарная титуляция имен святых говорит прежде всего о продолжительном господстве христианства и его глубоких корнях. Как правило, христианские теонимы восходят непосредственно к греческому языку, что исключает проникновение в Балкарию и Карачай православия через Грузию, как представляли в своих работах некоторые ученые. Само по себе соседство с Грузией являлось стабилизирующим фактором процесса христианизации.

Интересные сведения о характере существования христианства приводит Паллас в своей работе "Путешествие по южным границам Российской империи в 1793 и 1794 гг.": "По множеству обнаруженных здесь старых развалин можно судить, что эти Чегемы была ранее более многочисленны, когда придерживались христианской веры. В этой церкви до сих вор сохранилась французская книга, несколько страниц которой я добыл... Один из листов содержит часть Евангелия на древнегреческом языке, другие оказались разрозненными частями книг, используемых в греческой литургии" (13).

Христианская проповедь в Балкарии и Карачае не имела безоблачного существования. Постоянные набеги со стороны мусульманских правителей Ирана и Турции к православным соседям ослабляло христианскую религию карачаево-балкарцев. В грузинской хронике, составленной царем Вахушти отмечается, что в 1545 году османы пошли войной на царя Баграта, укрывшегося в Басиани. Этот поход закончился сокрушительным поражением воинов Грузии и Балкарии. Через 11 лет в 1556 году в Грузию "пришел Турецкий султан Сулейман, застроил Кари, перебил непокорных, отступил, и стал в Басиани". (14) Естественно, такие исторические обстоятельства ослабляли религиозную ситуацию, уничтожали материальные и духовные памятники.

Процесс исламизации Балкарии и Карачая был перманентным на протяжении ХУШ-Х1Х веков. В каждой из пяти обществ Балкарии (Баксан, Чегем, Холам, Безенги, Малкъар) этот процесс зависел от многих субъективных причин. Во-первых, от такта, знания, красноречия миссионера. Во-вторых, в некоторых поселениях определяющим было отношение правящей верхушки общества к новой теологи. "Весьма любопытно, - писал Паллас в вышеназванной работе, - что эти наивные люди до сих пор называют себя христианами потому, что едят свинину, но их вожди или старейшины исповедуют магометанскую религию" (15).

В народной памяти сохранялась шутка о безенгиевцах, которые якобы сказали, что перейдут в мусульманскую веру, когда кончится просоленная в бочках свинина.

Бинарность религиозных представлений карачаево-балкарцев в тот период отразилась и в поверье, что один бок свиньи чист (не запрещен для употребления в пишу), а другой - нет.

И все же ХУШ век был веком триумфа ислама на Северном Кавказе, он был принят почти всеми народами Северного Кавказа и Дагестана.

Если судить по нарративным источникам и полевому материалу, исламизация балкарцев и карачаевцев проходила мирным путем. Точнее, культура ислама завоевала позиции раньше, чем его теистическая основа. Здесь, видимо, решающим было то обстоятельство, что балкарцы и карачаевцы на протяжении веков не расставались с Книгой - будь то каменная руника, Евангелие и другая литература на греческом алфавите (на карачаево-балкарском языке обозначенный терминов "румча"),

Пиетет перед Книгой был сильным. Достаточно напомнить, что книге, письму, знаниям посвящено громадное количество пословиц, поговорок, загадок, созданных в так называемый "бесписьменный период".

Если в УШ-Х1 веках северокавказские народы имели возможность знакомиться с исламом и его культурой непосредственно у арабов во время их нашествий, в более поздние века религия ислама, его культура проникают на Северный Кавказ из Средней Азии. Возможно, здесь сыграло свою роль и то, что Великий шелковый путь, проходил через Карачай и Балкарию.

Ибн Батута, посетивший в 1334 году г.Мажары (ныне г.Буденновск) писал, что это "город большой, один из лучших тюркских городов, на большой реке, с садами и обильными плодами". В нем, по наблюдениям Ибн Батуты, находилась соборная мечеть, в котором проповедовал знаменитый бухарский проповедник. Кроме того Ибн Батута рассказывает о городке Ханаки, где жили 70 факиров (скорее всего они выполняли роль миссионеров) - "из арабов, персов, тюрок и подданных Византии" (16).

Если в средние века (в период Золотой Орды) мусульманскими миссионерами были выходцы из Средней Азии (в частности, жители Бухары), то миссионерами ХУШ-Х1Х вв. выступали кумыки (всех дагестанцев-миссионеров балкарцы называли кумыками). Основателями более десятка современных карачаево-балкарских тукьумов (патронимий) были миссионеры из Дагестана. Алиевы, Хусейнаевы, Джабраиловы, Кумыковы, Аблуллаевы, Аджиевы, Акущуевы, Казиевы, Исхаковы, Кациевы, Калахановы, Эндреевы, Эфендиевы, Юсуповы - это относительно новые патронимические образования, ведущие свои родословные из Дагестана.

Согласно фамильных преданий, основателями патронимии Озаруковых в Чегеме и Озроковых в Кабарде были 7 братьев-миссионеров из Турции. Бедерхановы, эмигрировавшие в количестве 20 семей в начале века в Турцию, также вели свою родословную из Турции.

Фамилию Искандеровых старики Баксанского ущелья называют "Maхараевы'' (''Бухараевы"), тем самым указывая на ее происхождение. Основателем патронимии Искандеровых является Абдурахман, внук Искандера из Бухары.







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2021 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных