Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Субъект как источник активности, распорядитель душевных сил




Рассмотрение человека как субъекта подводит нас к изуче­нию основополагающих проблем психологии человека. Опреде­ляя предмет антропологической психологии, мы указали на субъективность как на ее основной предмет. По самой своей се­мантике «субъективность» — двусложное слово, которое можно представить как субъ=ективность. И если вторая часть слова — это в общем смысле «активность, действие», то первая — это то, что лежит «под», или «перед», или «до» — некоторый источник, первопричина активности. Иными словами, уже на уровне субъективности обнаруживается первичное расщепление, а следовательно, и различение самой активности (например, живое движение), и ее источник (телесность). Это расщепле­ние в явном виде обнаруживает себя именно на уровне субъ­ектного бытия человека, где субъективность и ее источник не только различены, но и противопоставлены как разные реаль­ности и где источник активности становится ее своеобразным хозяином, распорядителем, а сама активность перестает быть формальным опредителем субъекта и наполняется предмет­ным содержанием.

Субъект в философско-психологической литературе опреде­ляется как носитель предметно-практической деятельности и познания, источник активности, направленной на объект. «Человек, — пишет А.В.Брушлинский, — объективно выступает (и, следовательно, изучается) в бесконечно многообразных систем­ных противоречивых качествах. Важнейшее из них — быть субъ­ектом, т.е. творцом своей истории: инициировать и осуществлять изначально практическую деятельность, общение, познание, со­зерцание и другие виды специфической человеческой активно­сти, творческой и нравственной» [20].

Понимание субъекта в психологии связывается с наделением человеческого индивида качествами быть активным, самостоя­тельным, способным, умелым в осуществлении специфически человеческих форм жизнедеятельности, прежде всего предметно-практической деятельности. Наиболее употребительным в психо­логии является выражение «субъект деятельности». Втаком контексте использовал категорию «субъект» Б.Т.Ананьев. Он от­мечал, что «человек — субъект прежде всего основных социаль­ных деятельностей — труда, общения, познания» [21]. Стать субъ­ектом определенной деятельности (учебной, трудовой и т.д.) зна­чит освоить эту деятельность, овладеть ею, быть способным к ее осуществлению и творческому преобразованию.

Вместе с тем понятие субъекта в психологии рассматривает­ся в более широком контексте — как творец собственной жизни, как распорядитель душевных и телесных способностей. Человек как субъект способен превращать собственную жизнедеятель­ность в предмет практического преобразования, относиться к самому себе, оценивать способы деятельности, контролировать ее ход и результаты, изменять ее приемы.

Достижение человеком уровня субъектности предполагает овладение им совокупностью родовых психологических способно­стей: мышления, сознания, желаний, воли, чувств и т.д.

Понятие субъектности потенциально включает в себя всю совокупность проявлений человеческой психологии и представляет собой особого рода целостность. «Человек как субъект, — пишет А.В.Брушлинский, — это высшая системная целостность всех его сложнейших и противоречивых качеств, в первую очередь пси­хических процессов, состояний и свойств, его сознания и бес­сознательного» [22].

Субъект как целостность формируется в ходе исторического и индивидуального развития. При рождении у человека есть два пути в мире: или полностью совпадать с условиями своей жизне­деятельности, или же быть в отношении к этим условиям, к своей природе.Первый способ — это есть животно-подобный способ жизни. Для этого способа жизни вполне достаточно фи­логенетически заданных, природных способностей (органов чувств, передвижения, питания и т.д.). Для второго способа (собст­венно человеческого) только этих природных, индивидных спо­собностей недостаточно.

Чтобы человек встал в отношение к своей жизнедеятельности, она должна быть ему дана как несовпадающая с ним; дол­жен случиться выход за пределы непосредственного, натурально­го течения жизни. Однако собственно органических, врожден­ных органов «выхода» у человека нет. Имеющиеся же телесные способности позволяют человеку лишь сливаться, совпадать со своей жизнедеятельностью.

Чтобы стать человеком, он должен постоянно превращать саму природу (в первую очередь, свою природу, свой организм, свое тело) в особый функциональный орган, реализующий субъектное отношение к ней; превращать также природные условия жизни во «вторую природу». Мир «второй природы», культуры, способов деятельности и составляет предметное содер­жание субъектности человека; совокупность же функциональных органов субъектности есть ее психологическое содержание.

Поведение животного — это приспособление к имеющимся условиям существования; оно может выбирать из окружающей среды то, что полезно для него. Человеческая деятельность в принципе изменяет соотношение с природой, создавая возмож­ность преобразования действительности и самого субъекта.

Способность к изменению действительности, людей и самого себя в процессе преобразования условий своей жизнедеятельности является внутренней характеристикой самой жизнедеятельно­сти человека в ее родовом и индивидуальном выражении.

Деятельностно-преобразовательный способ существования человека как субъекта связан с появлением индивидуального рефлектированного сознания. Индивидуальное сознание — это не только знание, но и отношение к миру и в мире, что осуще­ствимо только субъектом.

Человеческий индивид не рождается, а становится субъек­том в процессе общения и деятельности. Превращение индиви­да в субъект происходит в раннем дошкольном периоде, когда у ребенка складывается множество предметно-орудийных и чувст­венно-практических действий. Формирование этих действий, их интеграция в образе Я приводит к своеобразному одушевлению всей жизнедеятельности ребенка. Наиболее явно это обнаружи­вается в кризисе трех лет, феноменально выражаемом в знаме­нитом «Я сам!». Поведение ребенка все более освобождается от непосредственной зависимости от взрослых. Его субъектность обнаруживается (и для себя, и для других) как подлинная са­мость: в целостности «я» с устойчивым миропредставлением и собственным действием.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных