Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Августа (9 день акклиматизации). Подъем на Западную вершину Эльбруса.




 

День 9, подъём с приюта «Мария» на Западную вершину Эльбруса, высота 5642 м

Сегодня день восхождения для наших мальчишек. Сердце замерло от волнения.

Мы идем на прогулку на Чегет с Людой, Ульяной , Константином и Максимом. У нас все прекрасно. Мы раздеты, нам тело, светло и сухо.

Разговариваем в полголоса. Вдали виден Эльбрус. Вглядываемся в черные точки людей, смотрим на часы. Уже 10.00. Сердце бьется все чаще и чаще. Начинаем молиться. Господи, помоги им дойти до вершины! Они это заслужили! Это их день! Они настоящие! Мы с девочками точно верим в успех, просто очень долго и сложно ждать. Времени так мало, когда опаздываешь и так много, когда ждешь. Хоть бы одну весточку. Погода прекрасная, ясно, солнечно. Это ИХ день! Мальчики, ну еще чуть-чуть…потерпите немного…происходит какой то выдох…переглядываемся с Людой – «Они ТАМ!»….вестей нет…но они точно взошли! И я до сих пор не знаю, как мы это узнали.. сердце не обманешь…

Через какое- то время весточка от Володи! ДА! Это они- наши герои! Стоим на Чегете и плачем от радости и счастья за вас всех, мальчики! Это победа! Она дорогого стоит! Молодцы!

Вышли мы в 0-05. Волнение не отпускало. Кромешная черная ночь. Тихо. Длиннющей вереницей мы пошли. Один за другим. Подняв голову вверх, увидел впереди длинную цепочку людей со светящимися налобными фонарями. Ниже и выше нас в темноте тоже на штурм идут другие группы. Впереди меня Стас, сзади Паша, он замыкающий. Вот он, самый важный этап, ради которого мы все здесь.

Скалы Спасателей мы прошли довольно легко. Практически всегда прямой подъем. С силой бросая ногу, врубаешь кошку в лед, убеждаешься, что зафиксировал ботинок, переносишь вес на поставленную ногу и бросаешь вперед другую. И так раз за разом. Снова и снова. Я считал – раз, два, раз, два. Вспоминая советы Эдика, время от времени поднимал голову и смотрел вверх и по сторонам. Потом снова спина Стаса.

Проходя скалы Пастухова, мы встретились с незнакомой командой. Потом узнали, это были иностранцы. Там шли траверсом, было крайне неудобно – инструкторы, ведущие ту группу, не предусмотрели, что пути каждой из команд пересекутся. Вроде бы разобрались. Видел, как у Стаса проскользнула нога, затем второй раз и третий. Спросил: как дела? Ответил нормально.

Смотрю, остановилась Катя, с ней Леша. Неужели развернуться? Судя по всему - да. Жаль Алексея. Он бы вошел. Я это знаю точно. Но, любимых женщин бросать нельзя, никак!

Идем дальше. Остановились первый раз. Достал из рюкзака Стаса термос, налил, дал попить ему и Паше, сам выпил. Все загрузил обратно. Стоим, начали чувствовать ветерок. Поступило предложение идти – холодно. Я подумал – дальше может быть хуже. Начало светать. На подходе к косой полке увидели тень Эльбруса - величественно зрелище. Я крикнул: смотрите. Зразу сзади окрик Павла – не разговаривать, держать рот закрытым.

Это было только начало. Но усталость уже начала одолевать со страшной силой. Рот пересох. Дышать трудно. Голову мутит. Нам еще идти и идти.

Путь: «Косая полка» (5100 м), «Седловина» (5300 м), Западная вершина (5642 м)

Остановились на выходе на косую полку (5000 м) в том месте, где разворачиваются ратраки. К нам присоединилась Катя Артищева. Уже на этом привале я понял, сяду - уже не встану. Пью чай стоя. Спросил Стаса о самочувствии – говорит, болит голова. Спросил у Паши таблетку, он ответил - не могу снять рюкзак, ищи в таком-то кармане. Достал, отдал Стасу.

Прошла команда - идем. Вышли на косую полку. Слева страшный уклон, вниз по нему расщелины, упадешь – можно сказать что все! Сама тропа – сантиметров 60, один за другим. Сил уже просто нет. Хорошо, что идем почти без подъема. Стаса покачнуло. Схватил его за рюкзак, переспросил, получил не совсем четкий ответ и тут до меня дошло!!!!!! Необходимо сконцентрироваться и за себя, и за него. Если этого не сделать, мы не дойдем.

Конечной точки выхода с косой Полки не видно. Идем, огибая восточную вершину. Полностью рассвело. Этот путь был самым длинным в моей жизни – путь по этой косой полке. Я вспомнил свою жизнь… год за годом… всю…

Рассвет на Эльбрусе на высоте 5200 м, уникальное зрелище. Тень от этой великой горы уходит в облака.

Увидев седловину, чуть отлегло. Сбились в кучу. Все 4 группы. Наши три и группа иностранцев. Я посмотрел на лица своих, понял, мы все просто на пределе. Все выглядели ужасно.

Эдик обратился ко всем нам. Его слова, как мне показалось, звучали и торжественно, и напряженно: «Каждый из Вас должен принять решение идти дальше или развернуться! Это нужно решить сейчас».

Седловина Эльбруса 5300 м – эта последняя точка возможного возврата, дальше, если ты принял решение идти, то обязан взойти! Иначе подведешь группу. Инструкторов, кто бы тебя спускал вниз просто нет, пришлось бы группу оставить без одного инструктора. Здесь надо принять важное решение. Группа была на пределе, лично у меня были колебания – стоит ли идти дальше, сил уже нет, голова мутная, но нельзя этого было показать. Как потом выяснилось, так думали все, но никто не хотел быть слабаком. Все смотрели друг на друга… Нет, надо идти, ведь это моя цель последних 9 лет. От нее меня отделяло всего 350 м по вертикале и подъем с уклоном в 45 градусов. Я заварил эту кашу, позвал 17 человек восходить со мной. Нет, я не могу пойти назад, надо идти дальше. И наш командный дух восторжествовал – вперед к вершине!

Взглянул на Стаса, спросил: Идем? Ответ - Да. Молодец! Горжусь им!

Мы приняли решение. Нам предстоял еще очень долгий путь. Где взять силы? Как? Откуда? Когда же это все закончится? Все болит, ноги забиты, вся во рту и носу сухое, глотать больно. Так тяжко я себя не чувствовал никогда! Посмотрел наверх - достаточно крутой склон, траверсой тропа уходит выше. Осталось не так много. Я тогда еще не знал, что этот остаток пути будет еще тяжелее.

Катя Артищева развернулась. Она плакала. Встретился с ней глазами. Сейчас жалею – нужно было тогда сказать: пошли, не поворачивай, столько пройдено, осталось чуть-чуть! Мне кажется, дошла бы – нужно было просто принять решение идти.

Мы выдвинулись. Порядок, кто за кем идет, изменился. Переглянулись с Эдиком, увидел, он присмотрит за Стасом. Надо идти вперед. Я так хочу поставить точку в этом страшном пути, который мы начали в этих горах!

Седловина пройдена, группа на крутом подъеме, высота 5400

Наконец увидел вершину. Моей радости не было предела. Сама вершина была видна, всего-то метров 200, ну триста. В очередной раз заставил себя собраться и это получилось. Мне показалось, что я бежал, хотя это было в принципе невозможно.

Время 8-32! Я вошел! 8 часов 27 минут пути.

Я не втыкал ледоруб в лед, не рисовал «галку» ни в небе, ни на снегу, ни в своем сознании! Не чувствовал ни усталости, ни боли! Я был просто счастлив! Как ребенок, как человек, заново родившийся и вдруг, оказавшийся на вершине мира! Это невозможно описать словами! Только побывав там, можно понять – для чего все это было нужно.

Достигнутая нами высота! (с учетом погрешности спутников).

Мы взошли!!! Самая высокая точка Европы - Эльбрус нами покорена!!! Я шел к этой вершине 9 лет и восходил 8,5 часов. Усталость как рукой сняло! Эйфория, весь Кавказ под тобою, ты стоишь на высоте, на которой летают некоторые самолеты!!! Это счастье!!!

Наша группа 10 человек, высота 5642м

Слева направо: Самохвалов Влад, Смородинов Максим, Щелоков Сергей, Дмитриев Антон, Прудовский Владимир, Земляных Сергей, Овсянников Георгий, сидит Самохвалов Влад.

Фото Гавришин Артем. (жаль Рома Беззубов не успел на это фото, но он там рядом, на вершине)

 

Лично для меня настоящий подъем и настоящая работа началась от отметки 5000 метров. Все что было до этой высоты было довольно простым, даже немножко скучным – равномерный медленный шаг, хочется спать, вокруг темнота, освещаемая множеством фонарей. Разочарованность неспешностью подъема, дающей другим группам возможность обогнать нас. Все буднично и уныло. Драйв начался на высоте 5000, когда мы привалились ненадолго перед участком косой полки, когда встретили рассвет, но пока еще не увидели солнца, когда встретили Катю, подъехавшую с другой группой на ратраке. Первые молоточки по вискам, но пока терпимо. И косая полка – длинная ровная дорога вдоль склона. Все с тем-же медленным темпом, без возможности остановиться присесть и передохнуть. До седловины мы дошли уже порядком вымотавшись. В горле постоянная сухость. Вода не спасает, только отодвигает ненадолго неприятные ощущения в гортани, но самое неприятное – во время остановок меня накрывает волнами головная боль. Когда идешь – все хорошо, но стоит остановиться и глаза готовы вылезти из орбит.

Паша дал мне четвертинку аспирина и сказал, что следующая доза будет крайней и, если не поможет она – придется разворачиваться. 3 минуты в неподвижности на снегу сотворили чудо – от головной боли не осталось и следа – надолго ли? Вопрос идти или не идти дальше седловины – решился сразу же как ушла боль. Пошел бы даже если идти пришлось одному – не впервой. Пока отдыхали, кто-то из соседей уронил термос, и он весело заскользил вниз по склону. Парень сначала пытался его догнать, но после махнул рукой – нереально. И склон небольшой и скорость невелика, но бежать на такой высоте вдогонку за куском железа – совершенно бессмысленный риск.

Эдик полон энтузиазма. Его очень впечатлила косая полка – оказывается это новая дорога. Старая дорога проходила иначе – гораздо круче и неудобней. Интересно, каково было бы идти по старой полке? После относительно пологого участка подъем с седловины на западную вершину выглядит нереально крутым, но это только иллюзия - на самом деле мы уже привыкли к таким склонам. Глаза боятся – ноги делают.

Пока шли этот участок меня накрыла эйфория – очередной привет от горняшки. Куда-то исчезли головная боль и забитость ног. Кажется, что на гору можно просто забежать. Включил мозги, проанализировал свое состояние и физически заставил себя идти в прежнем темпе. Ускоряться сейчас очень опасно. Раз уж отказала физиология, придется использовать мозг. Заставляю себя еще больше снизить темп и дышать глубоко и ровно, с запасом, чтобы не схлопотать кислородное голодание. Когда вершина появляется перед глазами идти становится совсем легко. Единственный кто тебя держит – ты сам.

На вершине – толпа народу, перед вершиной – не меньше. Все хотят забраться, сфоткаться. Все торопятся – время на высоте дорого, в общем – балаган какой то, а не вершина. Еле уболтали народ расступиться и позволить сделать групповой снимок. Туристы – что возьмешь? Одна девушка - иностранка устроила длинную фотосессию на фоне тура, поочередно меняя флаги, которых у нее оказалось невероятное количество на втором десятке народ начал роптать, тоже стремясь урвать для себя хоть ненадолго кусочек вершины для памятной фотографии.

Общее время, проведенное на вершине, не превысило 15 минут, но сколько было эмоций и радости. Понимаю, что горняшкой накрыло не только меня. Явные признаки эйфории у Влада. Макс тоже говорит о нетипичном позитивном состоянии. А впереди длинный путь назад. Дойти бы до ратрака - дальше будет легко. Особенно сложно сейчас Артему. Видно, что подъем отнял у него очень много сил. Хорошо, что с нами опытные инструктора. Их задача – сделать так, чтобы спустились все, надеюсь, что у них хватит на это сил и знаний, потому что понимаю, что в своем нынешнем состоянии я вряд ли смогу кому-нибудь помочь. Вероятно, у Макса сил осталось больше, он помогает Артему спуститься с вершины и сопровождает его на пути назад.

Едва отойдя от вершины встречаем Пашу с Эдиком, видно, что ребята искренне за нас рады, обнимаются, поздравляют и советуют не ждать никого – начинать спуск немедленно, пока еще есть силы. Ухожу вперед, стараясь идти в комфортном темпе. От эйфории не осталось и следа, наваливается усталость, голова наливается свинцом. Первый участок, который предстоит преодолеть – спуск к седловине. Идти приходится в кошках, без скольжения, постоянно проваливаясь в рыхлый снег. Каждый шаг отнимает силы, но первый привал решаю сделать не раньше, чем дойду до горизонтальной площадки на седле. Минус 400 метров, наконец можно сесть. Оглядываюсь вокруг – не узнаю никого из идущих и стоящих рядом. В основном все участники нашей группы остались позади. Сижу долго минут 15 – 20. Пытаюсь пообедать, но получается с трудом. Аппетита никакого. Заталкиваю в себя несколько горстей орехов и сухофруктов, запиваю все водой. Мимо проходят Макс с Артемом, похоже они меня не видят. Дальше все как учили на инструктаже – палки за спину, ледоруб в руки и вперед на косую полку. Без палок идти становится совсем тяжело. Ноги заплетаются, неудивительно что этот участок восхождения считается самым опасным. За один раз осилить косую полку я не смог – сел отдыхать на середине маршрута, за что тут же схлопотал замечание от доброго самаритянина, проходившего мимо: «на косой полке останавливаться нельзя». Ничего не могу с собой поделать – нужно хотя-бы на несколько минут присесть – перевести дух, иначе начну спотыкаться. Макс с Артемом снова обгоняют меня – удивительно откуда у них столько энергии.

Солнце жарит вовсю, но снимать балаклаву, а тем более штормовку с флиской – нет никакого желания, не понимаю, как мы раньше находились на этой высоте в одном термобелье и не мерзли. Назад идешь в каком-то полубреде. Просто сосредотачиваешься на механическом переставлении конечностей и стараешься экономить силы. Наконец то косая полка закончилась, и мы дошли до разворотной площадки ратраков. Дальше – прямой и ровный путь вниз, накатанный снегоходами, гусеницами тракторов и задницами покорителей Эльбруса. Дальше – все просто. Отстегнуть кошки, достать палки и заботливо припасенный кусок пенки – и вперед и вниз на пятой точке с головокружительной скоростью. Чем ниже высота, тем лучше себя чувствуешь, уходит тяжесть из головы, воздух обретает почти физическую плотность, но усталость никуда не уходит.

С горы я спустился первым, зашел в вагончик, где всех нас уже ждал заботливо приготовленный нашими девушками ужин, кое как разделся, залил в себя миску супа и провалился в сон, едва успев заползти в спальник. Я не помню вопросов, на которые отвечал, не помню, как вернулись с горы мои товарищи, все это украдено той невероятной усталостью, которая накрыла меня сразу после возвращения. Проснувшись поздно вечером первое, на что я обратил внимание – это холод и метель за окнами. Как же нам повезло с погодой, задержись мы на акклиматизации на один день и вполне возможно, что наше восхождение просто не состоялось бы. К счастью, история не терпит сослагательного наклонения.

До 5000 метров спускались именно так, как описано выше. Далее инструктора разрешили идти кто как сам пожелает. В этот момент пожелания были:

- просто спускаться пешком

- никуда не идти, а плюхнуться здесь, вызвать ратркак и он тебя довезет

- ну и на конец: спуск на пенделе (сидельная пенка) оказался самым высокоэффективным средством снизить высоту. Как на санках я слетел с горы, потеряв 400 м по вертикале за каких-то 10 мин. Изредка подруливая и притормаживая ледорубом. Да! Это была повторная эйфория, словленная нами в эти безумные сутки. Картина маслом: 5 сорокалетних мужиков несутся вниз с Эльбруса на пенках, с рюкзаками, с ледорубами в руках! Те, кто не любит самого восхождения, уже ради этого стоило взойти!




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных