Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Julius Evola. Metaphysique du sexe 24 страница




 

[534]Еще одна интересная деталь: часто секс используется чтобы научить человека противостоять гипнотическим воздействиям. Впрочем, "очарованность" в тантрической практике рассматривается как серьезная опасность, как любовный обморок и растворение в женском, исключающее активный мужской экстаз maha-sukha. Как в тантре, так и в арабском мире средством противостояния такой расслабленности считается половое сношение с обычной точки зрения "противоестественное". "За норму при инициатических практиках принято сношение, не заканчивающееся семяизвержением. Мистические союзы, с участниками которых мы встречались, специально держат на содержании берберских девушек, используемых для такой практики. В каждом случае применяется особая оккультная подготовка - dhikr, и ей подвергаются молодые женщины, прежде чем их допускают к этой практике. В течение всей ночи, во время которой продолжается непрерывное сношение, араб пьет особый чай, заваренный со специально приготовленными травами, сила которых стимулирует продолжение действия в течение очень долгого времени".

 

[535]

Автор цитируемого очерка добавляет: "Цель этой практики двойная. Прежде всего научение мужчин самообладанию, способности противостоять соблазнам, привносимым извне чувствам, физическим и психическим, дабы, господствуя над семяизвержением, суметь избежать его. Для молодых женщин, объектов практики, цель противоположна - научиться переносить и терпеть все извне происходящее. При этом, если мужчина видит, что женщина начинает плакать, то есть терпит "поражение", он должен научить ее подчиняться установленному порядку. Столкновение воли к власти и сопротивление ей создает психологическую травму - ее следует превратить в способ соединения со сверхчувственным.

 

[536]Правда, в таких случаях, вплотную приближающих человека к паранормальным состояниям, очень велика опасность впадения в безумие, если, конечно, не соблюдена верная ориентация.

 

[537]Это надо иметь в виду.

Происхождение подобных практик явно суфийское. Суфизм описывает состояние fanah (тушение), за которым следует badah (утверждение). Мы уже цитировали Ибн Араби, который, разъясняя сакрализацию полового союза, отождествляет женщину с "космической натурой". Можно и дальше цитировать этого мастера суфизма: "Когда мужчина любит женщину, он желает наиболее полного соединения с ней, какое может дать любовь; но в рамках мира форм, составленного из элементов, нет союза более тесного, чем брачное соитие. Тогда желание охватывает все части тела, и поэтому священный закон предписывает полное омовение плоти после супружеского акта, подобное тушению пожара -ведь у мужчины любовная страсть к женщине охватывает все его существо. Но Бог ревнует Своего раба, не терпит страсти ни к кому, кроме Самого Себя. Потому требуется очищение, но еще лучше прямой разворот - в Его объятия - по существу, иного и не дано."

 

[538]Такое сгущение растворенного перед лицом женщины существования и обращение его к Божеству делает иллюзорным любое индивидуальное плотское желание: возможно, именно это и является ключом к оперативной мистике ислама.

В европейских традициях Средних и последовавших за ними веков легко проследить аналогичные подходы. Мы уже говорили о таких каббалистических течениях, как Братья Свободного Духа; у них, однако, были скорее просто проявления мистического эротизма, чем особые правила собственно полового сношения. Нельзя, конечно, исключить, что в более тайных кругах было иначе. Так мы уже упоминали приписываемый Исааку Голландцу герметико-каббалистический текст "Asch Mezareph", в котором используется символ копья Финея, пронзающего пару грешников так, что и грех преображается в чудо - возможно, здесь речь идет именно о тантрической технике подъема virya во время любовного акта. Есть и параллели с одиннадцатым "Ключом" Василия Валентина. Этот "Ключ" изображает двух женщин -наездниц, восседающих на двух пожирающих друг друга львах; каждая из них держит в руке сердце, из которого, подобно стеблям, растут, смешиваясь друг с другом, флюиды Солнца и Луны. В углу изображен пеший воин в накидке, он поднял шпагу, готовый нанести удар.

 

[539]

Последний аркан Таро, называемый "Дьявол", также, по-видимому, имеет отношение к сексуальным процессам. Центральную его фигуру чаще всего отождествляют с тайным идолом тамплиеров Бафометом. Это андрогин

 

[540]с козлиной головой и пентаграммой во лбу. Правая и левая рука соответственно указывают на алхимико-гер-метические формулы Solve et Coagula ("растворяй и сгущай").

 

[541]В правой руке под знаком "Solve" фигура держит пылающий факел, указывая, по-видимому на внутренний свет, озаряющий действие. В левой руке - мужской и женский половые органы под знаком "Coagula", что, по-видимому, акцентирует магическую "фиксацию" образования андрогина. Кроме того, внизу, внутри иероглифа, расположенного на пьедестале, можно заметить демонов мужского и женского пола, возможно, обозначающих участвующих в практике мужчину и женщину, как бы под знаком андрогина с пентаграммой. Мужчина, поднимающий левую руку к горящему факелу, делает ритуальный благословляющий жест, в то время как правая его рука покоится на гениталиях; женщина же направляет правую руку во внутреннюю часть андрогина; левая ее рука также указывает на признаки пола. Находясь ближе к знаку "Coagula", изображение женщины несет смысл "сгущения астрального света" в состоянии флюидического опьянения, переживаемого именно ею в ходе "операции". Среди размытых темно-двусмысленных значений иероглифа, явно поливалентных, одно из наиболее очевидных относится к инициатической половой магии.

В подлинном герметизме - тайной Доктрине Запада, сохраненной в языке и работе алхимиков - толкование с точки зрения пола является одним из возможных толкований текстов; это, конечно, не означает, что следует осмысливать всю множественность этих значений и ограничиваться указанным толкованием. Но наличие эротической символики очевидно. Вообще в герметизме эротический символизм отчетливо заметен, а процессы, изучаемые этой наукой, могут быть описаны также в терминах половой магии. Мы уже упоминали о роли андрогина в данной традиции, Rebis'a. В старых греческих текстах также сказано, что сущностью Великого делания является соединение и мужского и женского.

 

[542]В алхимии мужское начало - Сера, тождественная принципу "Я" и божественному началу (греческое наименование серы это подчеркивает). Женское же начало выступает под многими именами: Меркурий (Ртуть), Вода Жизни, Первоматерия, Универсальный Растворитель, Божественная Вода и т.д. Все это - "Дама Философов", в то время как "Золото Философов" или просто "Золото" - восстановление мужского начала.

"Наше телесное Золото, - говорит Филалет, - это мертвец, соединившийся со своей супругой. В нем сокрьгго присутствует и развивается внутренняя Сера." О женщине в алхимическом трактате грека Остонуса сказано: "В тебе сокрыта страшная и чудесная тайна".

 

[543]Первая фраза "тайного союза" - растворение; при этом Женское или Ртуть (Меркурий) является активным растворителем. На этой стадии - "Работе в черном" или nigredo, мужчина или "Король" мертв. Сокрытая субстанция, претерпевающая прохождение сквозь этот кризис, именуется "Телесным Золотом" или "Вульгарной Серой"; эта форма предваряет проявление личного начала, "физического Я". После соединения с Меркурием или Божественной Водой его покров сорван. По прошествии кризисного состояния наступает состояние экстатическое, рождается свет, появляются "голубки Дианы" - Великое делание вступает во вторую фазу, albedo, "Работу в белом"; это уже более позитивное творческое проявление "женского порядка", "порядка Луны". Однако в ходе всего процесса мужское начало, называемое в текстах "Мечом Мудрецов" или "Несгораемой Серой", остается неизменным (не возгорается и не исчезает); оно, подобно Мечу, не подвержено никаким искажениям и сохраняет свою сущность среди текучести перемен, неизменно оставаясь "принципом" ("семенем") нового - стадии развития. Затем наступает то, что в Opus alchemicum называется третьей фазой, "Работой в Красном" или rubedo; экстатическая "увертюра" завершена. Сера и Огонь снова активны, мужское начало, "выжив", вступает в реакцию с внизу лежащим миром и господствует над женским (в Turba Philosophorum сказано: "Мать всегда более сочувственно подвластна Сыну, чем Сын Матери"). Мужское растворяет в себе женское, преображает его природу. Это и есть Союз Короля и Королевы, омытых и обнаженных, таинственно именуемый "Инцестом", образующий коронованного андрогина, "всесильного" и бессмертного, соединившего Солнце и Луну.

 

[544]

В той степени, в какой процесс герметического искусства относится к человеку и отражает процесс творения, космического проявления в его сущностных моментах, Великое Делание обнаруживает ту же герметическую символику, что пронизывает сексуальные практики тантрического типа. Однако, несмотря на широкое использование эротической символики (некоторые тексты прямо говорят о coitus'e Короля и Королевы, а изображения содержат эротические позы,

 

[545]древние мастера герметизма соблюдали воздержание; для соединения с женским началом, обнажения Дианы, обладания Гебой и последующего opus transformationis - создания коронованного андрогина им не нужны были физические отношения с женщиной. Правда, во времена более поздние многие последователи герметизма не исключали для себя "пути Венеры" и интерпретировали его в соответствующих терминах.

Речь идет прежде всего о среде, к которой, видимо, принадлежал и о которой рассказывал Густав Майринк, среде, в которой исповедывались весьма специфические доктрины, то тут, то там встречающиеся среди романских народов. Ярким представителем этих кругов был Джулиано Креммерц (псевдоним Чиро Форнисано), деятельность которого разворачивалась в Италии в конце прошлого и начале этого века, создатель особой организации "Цепь Мириам".

 

 

57. "Цепь Мириам" и "пиромагия"

 

 

В самом названии "Цепь Мириам" звучит множество отголосков. Христианское мистическое богословие говорит о Марии, Деве Богородице, theotokos, которая, будучи воплощением Церкви и Подательницей сверхприродной жизни, рождает Самого Бога, "Христа внутри нас". Еврейский эзотеризм содержит идею Шехины - мистической силы женской полярности, воплощенной также в инициатических сообществах. Л.Валли отмечает, что на тайном языке "Адептов Любви" "дама" означала не только "Святую Премудрость", но и их собственную организацию. Схожую концепцию мы встречаем и в школе Джулиано Креммерца: "Мириам", его "жена" или, что то же самое, - флюидический двойник, есть одновременно и мистическая сила возглавляемого им союза, витающая превыше каждого из его членов и посвятительно-"иллюминативная" цель всех их духовных практик.

 

[546]

Среди текстов, оставшихся после Креммерца, мы находим упоминания о "пути Венеры", возжигающем "психический огонь". Следование этим "путем" и есть "пиромагия" - она заключается в особой близости без физического контакта с лицом противоположного пола - совершенно аналогично средневековым формам поклонения "даме". Что касается самого слова "магия", то Креммерц говорил: "Магия - это активное завоевание сознания. Она есть полная и абсолютная компетенция мужчины, но он не может ничего, если не использует женщину в качестве реципиента".

 

[547]Женское начало - это одновременно и флюид, возбуждающий волю мужчины, и ее носитель в процессе "интеграции андрогина". С подобными идеями мы уже встречались неоднократно. Женщина оказывается своего рода медиумом, подчиненным мужчине, и одновременно его дополнением. Первоначальная задача мага - достичь единства в любви, "исключающего всякую. нечистую мысль".

 

[548]Креммерц считал, что задача оперативной половой магии - "овладеть женщиной как собственной флюиди-ческой противоположностью".

 

[549]Это - естественное продолжение идеи "комплементаризма" или "полярности" как основы всякого эротического притяжения. "Где начинается дух и кончается плоть - вот основной вопрос всякой любви".

 

[550]Вот как характеризует Креммерц переход непосредственно к "Пиромагии": "Любовь становится священной, когда встречаешь душу в магическом трансе. И физическое, и тонкое тело - все в человеке охвачено таким глубоким магнетизмом, что он начинает ощущать мир уже не как человек, но как гиперфизическое, гиперчувственное существо, лишь в истоках своих человеческое".

 

[551]Креммерц признает, что мгновения такого состояния свойственны всякой любви, однако "трудность заключается в том, чтобы их сделать определенными и длительными".

 

[552]Физическое влечение на самом деле здесь только мешает, парализует, препятствует. По терминологии Креммерца, в любви бывает два состояния: состояние мага - активное, и транса - пассивное. Когда то и другое налицо, тонкие тела мужчины и женщины не просто касаются друг друга -возникает возможность приведения в действие всего "нефизического", что есть в человеке и окрест его.

 

[553]

Креммерц утверждает, что "сквозь двери любви" мы входим в мир магии, пронизанной стихией Руг, "магического огня". Глядя на возлюбленную физическими очами, человек прозревает ее внутренне (veniet sine veste Diana). Но чем сильнее любовь, тем страшнее опасность "срыва". Ведь любовь - прежде всего искусство, и Креммерц раскрывает его тайные цели так. 1.) Возжечь и усилить священный огонь. 2.) Как сделать его постоянным и какими угольями питать. 3.) Посредством звезды Соломона (состоящей из двух треугольников, и s, обозначающих мужское и женское, активное и пассивное), достичь соединения с внутренней сущностью.

 

[554]Надпись на римском памятнике, именуемом "Герметическая дверь", Rex igne redit et conjugo gaudet occulto,

 

[555]является как бы эпиграфом ко всему, связанному с Креммерцем и его школой.

В его многочисленных книгах мы можем найти конкретные детали и правила "флюидических объятий".

 

[556]Прежде всего, Креммерц говорит о необходимости того, чтобы эрос, главный "инструмент работы", не был просто половым влечением и жаждой, но именно любовью, тонкой и одновременно широкой, строго говоря, даже не поляризованной физически, но от этого не менее интенсивной. "Желать душу, все бытие в целом, так, как желают плоть". Такое духовное соединение без физического соития происходит следующим образом: "Эрос вызывает флюидическое соприкосновение, а флюидиче-ское соприкосновение в свою очередь усиливает эрос. Возникает немыслимое головокружение, непереносимое для обыкновенных мужчин и женщин. Любить, желать, неподвижно, продленно, взаимно и даже взаимно-вампирически, так чтобы все существо входило в зону головокружения. Вы оба соприкасаетесь всеми участками тел, но тел тонких, в тонких объятиях. Опьянение проникает в кровь и передается из крови в кровь, друг в друга. Все завершается взаимным и нескончаемым экстазом".

В анонимной монографии "Магия союзов"

 

[557]один из учеников Креммерца развивает взгляды учителя уже в чисто тантрическом духе, одновременно используя гер-метико-алхимическую символику. Согласно этому анониму, флюидические объятия без физического соития есть лишь начальная, подготовительная ступень. После их осуществления процесс должен перейти на физический план. "Поднявшись до магического эроса в бестелесных объятиях, следует опуститься вниз, в область секса, и устремиться в объятия телесные". Однако, чтобы не ослабить и вовсе не разрушить магическое поле, не стать жертвой "любви, которая убивает", надо следовать основному тантрическому, даосскому и арабскому правилу - не допускать семяизвержения.

Дополним сказанное несколькими деталями ритуального характера, изложенными автором, который приводит различие между двумя "режимами" - Воды и Огня, Женщины и Мужчины, Луны и Солнца - в классическом стиле герметизма. В частности, он утверждает:

 

[558]"Когда двое соединяются, а финальный спазм превращен в длящийся процесс, можно говорить о достижении прекрасного, о космической экзальтации. Но и это состояние не является наивысшим, а потому не отождествляй себя с ним, не сливайся с ним, не сосредотачивайся на нем. Если с тобой это все-таки произойдет, то ты не овладеешь космосом, твой путь прервется на эротическом мистицизме, да и его погубит. Достигнув этой, почти нирванической, красоты, ты должен ее отвергнуть и тем обрести силу Огня, который некоторые даже называют "Огнем против природы". И только тогда режим Воды уже пройден. Женщина побеждена, Материя очищена от присущей ей влажности". Произошло возвращение к чистой активности - женщина "с присущим ей ядом" была лишь средством на пути к этому возвращению. Как при Великих Мистериях, достигнуто анти-экстатическое (точнее, сверх-экстатическое) состояние, о котором мы уже говорили, цитируя Mandfikya-upanishad. В связи с этим надо иметь в виду принципиальное различие между участниками процесса, мужчиной и женщиной: Участие женщины ограничено экстазом и достижением сексуального акме. Дальше этого она по знакам собственной природы пойти не может'. Это полностью соответствует тантрическо-буддийской терминологии Vajrayвna и даосской доктрине выделения и усиления чистого yang.

Как и сам Креммерц, цитируемый автор настаивает на проведении "операции" в изолированной комнате, "насыщенной особыми ароматами и "посвятительными знаками". Это помещение должно стать "роковым местом, где ты должен сначала добиться полного изменения сущности женщины, а затем и войти в нее - там произойдет ваше взаимное головокружение, а затем двойная операция - объятия душ, а следом за ними и тел, и только потом - возгорание света".

 

[559]Так мы вновь возвращаемся к агора, тантрической транссубстанции и "реальному присутствию".

Из всего написанного на эту тему данные два текста указывают на тайны инициатической половой магии наиболее откровенно, почти без прикрытий. Те же мотивы встречаются и в других современных источниках, если, конечно, они не принадлежат к разряду простых мистификаций. Встречается и такое.

 

 

58. "Свет пола" и "телемский закон"

 

 

Первый из упомянутых в заголовке источников действительно очень сомнителен, "Свет пола" - название, объединяющее несколько брошюр, опубликованных в первой половине нашего века госпожой Марией де Нагловска. Помимо идей, уже нам известных, эти брошюры наполнены большим количеством чисто личных домыслов, ярких, но очень неточных формулировок. Кроме того, многое просто рассчитано на эпатаж: помимо всего прочего, хотя это и не главная ее тема, М. де Нагловска провозглашает свой "сатанизм". Судя по всему, сведениями своими М. де Нагловска обязана прежде всего связям с известными русско-кавказскими,

 

[560]а также, возможно, хасидскими, кругами. В целом ее концепция совпадает с положениями, изложенными в § 34, с идеями циклического развития, символизируемого "космическими часами". Первая фаза - нисхождение Бога в "природу", "Сына" в "становление", мужского в женское. Именно женщина - Шакти - господствует на этой фазе. Это выражается цифрой 6, расположенной в низшей точке часового кадрана, то есть, если смотреть с точки зрения "нисхождения арки", то в самом ее низу, "где женщина господствует над мужчиной, а дух пленен материей и бьется в ее внутренностях". Это граница бездны; дошедший до этой границы умирает и возрождается к вечной жизни. Шестерка - точка "опасного перехода", поворота, "наивысшего испытания".

 

[561]Именно там, на краю бездны, возможно использование элементов половой магии, связанных со встречей женского начала и основанных на главном тантрическом принципе "победы над злом через его преображение в добро".

 

[562]Женщина - дверь, отворяя которую входишь как в область смерти, так и в область Жизни. Половая похоть "привязывает мужчину к женщине не ради Жизни (Жизнь = Бог), но ради Смерти (смерть = сатана). Ева - поле борьбы Жизни со Смертью.

 

[563]В решительный момент испытания мужчина "вновь встречает" "супругу', влекущую его в ней "потонуть", но не в смысле "падения", а в смысле погружения "в смерть и в становление". Задача его - сохраняя сознание, не потерпеть поражения, 'но достойно выйти. В этом контексте женщина оказывается Janua Coeli, средством освобождения. Пройдя фазу упадка, отмеченную шестеркой, победитель начинает восхождение к точке Zero космических часов, к нулю. В этой точке он - сакральный Король, свободный от уз материи. Таков ритуал "второго брака, порождающего Мессию".

 

[564]Все это, кажется, нашло отражение не только в абстрактно-символических рассуждениях, но и во вполне конкретных сексуальных практиках. И, кажется, техника их опять-таки как-то связана с тем же правилом не-извержения семени. Сама Мария де Нагловска различает при этом две "операции" Первая является гак бы ключом ко всему процессу. "Проходящий испытание должен остаться сухим до конца, ибо сказано - не дозволяй священной силе кристаллизоваться в жидкую смерть. Ведь есть опасность смерти (вероятно, все-таки не физической - Ю.Э.) в случае неудачи на этой стадии (как утверждает Нагловска - Ю.Э.), женщина бессознательно предает себя дьявольской операции".

 

[565]Абстрактно понимаемое слово "дьявольская" означает не что иное, как сверхъестественное "усиление yang", в точности по даосским рецептам диссолютивного соединения, в то время как собственно инициация следует после и отдельно. Этовторая операция, в ходе которой мужчина приносит себя в жертву сияюще женскому" в постоянно длящемся сублимированном священном соитии, в котором женщина более не находится в дремлющем состоянии. Мужчина выходит из этого испытания с "потрясенным разумом", безумным, как об этом говорят все тайные учения. Он меняет свою природу и превращается в нового человека.

 

[566]Состояния женщины в ходе обеих опе раций - "дремлющее" и "бдящее" - можно отождествить с усыплением и пробуждением внутри нее "обна женной Дианы", трансцендентной женщины; состояние же "потрясенного разума" тождественно йогической "смерти manas'a". Что касается второй "операции", с участием "пробужденной женщины", то Мария де Нагловска отсылает интересующихся ею к другому своему сочинению, довольно сложному для понимания. Там упоминается, что во время "второго ритуала" любовного акта "вибрации не должны приносить женщине локализованного удовольствия, ибо такое удовольствие есть прерогатива мужчины". Это не так банально, как кажется на первый взгляд, - все ранее сказанное о половой магии есть утверждение того, что именно мужчина должен избегать "локализации ощущений", к которой он, впрочем, склонен по своей чисто физиологической конституции. Очевидно, речь идет вообще о необходимости подавлять телесное наслаждение и заменять его "мистическим": "Вообрази ласку без соприкосновения, тепло, в котором нет ничего от плоти, поцелуй всюду и никуда".

 

[567]Но это еще как-то можно понять. Все остальное в книгах этой писательницы носит совершенно фантастический характер, как, например, описание ритуала "инициатической казни через повешение", которой следует подвергнуть себя прежде чем переходить ко "второй операции". Согласно Марии де Нагловска, только прошедший этот ритуал может "небесполезно соединяться" с "адекватно обученной" женщиной. Чтобы познать "невыразимое счастье сатанического наслаждения", необходимо "прекратить проникновение внутрь женской плоти" - но в то же время, "тот, кто совершает со своей супругой ритуал земли, делает это, чтобы обогатить, а не истощить себя".

 

[568]Все это, скорее всего, фантазии, да и "сатанические" выражения употреблены, пожалуй, для красного словца, однако что-то подобное мы встречаем в практике некоторых японских школ дзен-буддизма, где применяется полуудушение монаха, дабы вызвать у него травму сознания, переходящего в измененное состояние. Подобное культивирование травматизма, впрочем, может сводить на нет психическую опасность от прерывания практики, самого по себе травматического. То есть, "клин вышибают клином".

Можно также увидеть схожесть "сатанического наслаждения" и sahaja-sukha, тантрического экстаза, который призван помешать наступлению обычного оргазма. Но то, что в тантризме выглядит серьезно, у Марии де Нагловска - курьезно. И эта курьезность только усугубляется ее возвышенно-романтическим тоном. Б.Анель Кам свидетельствует, что, когда группе журналистов было разрешено ознакомиться с "достижениями" "школы" М. де Нагловска, единственное, что им показали, была церемония приема молодых женщин в группу для будущего участия в "сатанической операции".

 

[569]

Другой источник, вынесенный в заголовок данного параграфа, связан с жизнью Алистера Кроули, англичанина, жизнью действительно очень разнообразной, динамичной и полной приключений. С одной стороны, налицо мистификация и напускной сатанизм - Кроули именовал сам себя не иначе как "Великим зверем 666". С другой - очевидно, что человек этот действительно обладал какой-то реальной силой, явственно ощущаемой всеми входившими с ним в соприкосновение. Это было подтверждено и засвидетельствовано очень многими, хотя вообще-то довольно трудно определить, связано ли это было с объективными следствиями интересующих нас практик или же с личными парапсихическими способностями А.Кроули. По некоторым свидетельствам, сами эти способности были очень невелики. Произведения АКроули почти недоступны - некоторые из них печатались очень малыми тиражами, другие вообще остались в рукописях, ибо предназначались для узкого круга учеников и доверенных лиц. Известно, что Кроули сам осуществил несколько "посвящений", а также о его связи со своеобразным арабским йогином Сулейманом бен Аифха, и с индийскими тантристами "левой руки" Брима Пратобом и Шри Агамиа Парахамсой.

 

[570]Помимо "сатанинских" и "языческих" деклараций, скорее всего имевших целью эпатировать "профанов", Кроули известен как глашатай и проповедник так называемого "Закона Телема", явно вдохновленного идеями тантры.

Одним из девизов 'Телемского ордена" были слова: "Любовь есть закон, любовь, подчиненная воле" (Love is the law, love is the will). Любовь понималась исключительно как любовь половая, открыть природу которой через особый эротический опыт и было целью адепта.

 

[571]Кроули исследовал "религию наслаждения и радости", в которую можно войти через "высшую идею смерти как испытания и посвящения".

 

[572]Мы снова встречаем здесь сочетание "любовь-смерть" (amour-mort, amor-mors, etc.),c которым неоднократно сталкивались в связи с магическим "путем Венеры". Кроули говорил о "ядах, изменяющих пищу",

 

[573]он призывал "искать вещей, наиболее для тебя ядовитых, таких, как любовь" ради разрушения "комплексов" (т.е. "условностей") природы.

 

[574]В частности, он имел в виду "преодоление напряжения диады через оргию противоположностей"; это якобы следует делать постоянно, соединяя свою природу "с новыми и новыми супругами" (mates) на каждом новом плане бытия". Вероятно, речь здесь идет о "парафизических браках", о которых говорили Парацельс и Креммерц.

 

[575]Кроули писал: "Мы берем противоположности и соединяем их воедино; этот союз есть экстаз растворения низшего элемента в высшем". Такой союз "призван разрешать от комплексов и уз материального мира и создавать все менее и менее материальный - это наш путь любви, путь восхождения от экстаза к экстазу".

 

[576]И далее: "Полярность велика, но еще более дикой является сила притяжения и энергия, освобождаемая при половом сношении". Постоянно говоря о сексе как источнике энергии, Кроули считал привыкание к одной-единственной женщине отрицательным фактором.

Этот, если так можно выразиться, "полуметафизический" уровень общения с женщиной Кроули сочетал с использованием наркотиков и психотропных средств ради преодоления обыденного сознания и сверхчувственного пробуждения. Биограф Кроули, Симонде, полагал, что "секс был для него восхождением к Богу, его личным способом освящения себя и мира. Он вступал в половые отношения не ради развлечения и не ради размножения, но ради рождения новых потоков энергии, ради обновления сил. Для него сам половой акт был магическим актом, священным таинством". "А рrоlonged orgy in honour of the great god Pan - all in due order and proportion, veiy admirable".




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных