Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Оригинальное название: Promise Me Light (Promise Me #2) by Paige Weaver, 2013 3 страница




Я вздрагивала от каждого слова, чувствуя его боль и свою.

Кэш встал между Гэвином и Броди, превращаясь в солидную стену из силы.

— Эй, мужик, остынь, — сказал он Гэвину. — Броди просто старается заботиться о Еве. Ты сделал бы то же самое, если бы она была твоей девушкой.

Гэвин переключил свое внимание на меня. Его взгляд быстро пробежал по моему телу.

— Почему ты еще в мокрой одежде? — нахмурился он, обходя стол и вставая прямо напротив меня.

Я уставилась в пол, отказываясь смотреть на него. Он так сильно напоминал мне Райдера, что было больно.

— Мэдди? — спросил он снова, когда я не ответила.

Внезапно я поняла, что делать. Идея озарила меня, как внезапно появившийся свет.

— Я поеду с вами, — сказала я, смотря на него. Надеюсь, он увидел решимость в моих глазах, а не печаль.

— Черт, нет!

— Я хорошо стреляю. Я могу помочь, — сказала я, задирая подбородок и бросая ему вызов не согласиться со мной.

— Райдер убьет меня.

— Да, он так сделает, но я последую за тобой. Ты знаешь, что я так сделаю. Либо возьми меня с собой, либо я буду преследовать тебя. Твой выбор. — Я внимательно посмотрела на Кэша, а затем опять на Гэвина. Они смотрели на меня, как на сумасшедшую. И Броди тоже. Но мне было все равно. Я собиралась поехать.

— Звучит так, будто решение уже принято, — пробормотал Кэш, бросая взгляд на Гэвина.

— Да, так и есть. Я хочу быть там, когда вы найдете его, — сказала я.

— Если мы найдем его, — добавил Гэвин.

Эти слова врезались в меня, практически сбивая с ног. Но земное притяжение удержало меня в вертикальном положении. Как и надежда, которую я никогда не потеряю.


 

Глава 3

 

Я наблюдала, как Райдер бросал теннисный мяч на пол и ловил его своей рукой. Кинул. Поймал. Кинул. Поймал. Его взгляд сконцентрировался на мяче, не обращая на меня внимания.

Я размахивала ногами, стуча ими по тюку сена подо мной. Сухие травинки кололи, но мне нравилась то, как я сидела. Отсюда я могла смотреть на Райдера сверху вниз, вместо того, чтобы все время смотреть на него наверх.

— Так что собираешься делать на этих выходных? — спросил он, посмотрев на меня, а затем снова начал бросать мяч.

Я пожала плечами.

— Ничего, — ответила я своим писклявым голосом.

— Почему?

Я снова пожала плечами. Он поймал мяч и посмотрел на меня, ожидая ответа.

— Потому что мне тринадцать, и мой папа не позволит мне куда-либо пойти, — надулась я.

Уголок рта Райдера приподнялся в несимметричной ухмылке. Он снова отбил мяч от пола и поймал его в воздухе.

— Куда ты хотела бы пойти? Если бы могла, — спросил он, снова кидая мяч.

— На свидание, — ответила я, наблюдая, как мяч врезался в пол и взлетел.

Его взгляд метнулся к моему, когда он поймал мяч в воздухе.

— С кем? — спросил он, звуча удивленно. Ухмылка исчезла с его лица, сменившись хмурым взглядом. Я увидела, как напряглось его тело, и он переместился с ноги на ногу, напоминая мне кого-то, кто внезапно почувствовал себя некомфортно.

Мои глаза стали как блюдца, когда я услышала злость в его голосе. Что он сказал? Я снова пожала плечами (дурная привычка).

— Ты его не знаешь.

— А ты попробуй.

Я подтянула колени к груди и крепко обняла их.

— Дэвид Петерсон.

Он изучал меня. Его взгляд прошелся по моим костлявым ногам, а затем вверх до глаз. Я поерзала, игнорируя кусачее сено под собой, и ждала, когда он хоть что-нибудь скажет.

Он отвел взгляд и снова кинул мяч. Звук резины по бетону раздавался эхом по пустому амбару.

— Я не знаю его, — сказал Райдер так, будто этот разговор был ему скучен.

— Я же сказала, что ты не знаешь его. Он посещает мой урок словесности. Думаю, что ему тринадцать, но может он и на год старше, так как я самая младшая в классе. Его отец владеет заправочной станцией на окраине города. Ты знаешь, какой. Твоя мама заезжала на нее с нами, когда мы ездили в цирк несколько лет назад. Помнишь? Она купила нам колу и конфеты. — Я вспыхнула, когда осознала, что снова несла вздор. Еще одна дурная привычка.

Райдер равнодушно пожал плечами. Поймав мяч, он бросил его через амбар. Мяч ударился о металлическую обшивку, и раздался громкий звук, который эхом разнесся в ночи. Я съежилась, надеясь, что это не разбудит моего отца.

— Так какой Дэвид?

— Он хороший. Иногда его отстраняют от школы, но, в большинстве своем, из-за глупых вещей, типа смешков во время урока, когда мы пишем тест.

Райдер изучал меня, ожидая, что я скажу больше. Я заерзала, так как стало внезапно некомфортно разговаривать с ним о парне. Почему, я не знаю.

— Так он лузер? — спросил очень серьезно Райдер.

Я засмеялась.

— То, что его отстраняют, не значит, что он лузер. Тебя все время отстраняют. И кто ты тогда?

Я думала, что было смешно, но Райдер даже не моргнул. И не улыбнулся. Он просто пристально смотрел на меня этими глазами, которые напоминали мне сосульки. Да, он злился.

— Ты слишком маленькая, чтобы ходить на свидания, Мэдди, — сказал он, отворачиваясь и направляясь к дверям амбара.

— Кто ты, мой папочка? — крикнула я, спрыгивая со своего места на стоге. Мои короткие ножки торопились, чтобы догнать его. Я всегда следовала за Райдером. Это надоедало, но однажды и он будет следовать за мной. Я просто знала это. Не могла дождаться этого дня.

Он был практически у дверей амбара, когда остановился и повернулся ко мне лицом. Я все больше нервничала, пока он пристально смотрел на меня. Мне не нравились те девушки, которые хихикали и флиртовали с ним. Это Райдер. Мой лучший друг. И я признаю, что он привлекательный. Все девушки так думают. И я тоже это вижу. У него привлекательные синие глаза и идеальное лицо. Но глупо думать, что он симпатичный. Я не могла так думать о Райдере.

— Я не твой папочка, Мэдди, но я парень. Я знаю, что парни твоего возраста думают только об одном.

Я скрестила руки на груди и приняла позу. Может мне даже стоит выпятить свою нижнюю губу, не знаю.

— И о чем думают парни? О поцелуях? — усмехнулась я.

— Да. Это первое.

— Ева только вчера поцеловала Скота, — подчеркнула я.

— И?

— И я не слишком мала, чтобы целоваться.

Он сделал шаг ко мне, и его взгляд вспыхнул.

— Ты уже кого-то целовала?

— Нет, — ответила я, нервно перебирая кончик своей косы.

— Хорошо. И не надо.

— Но я хочу.

— Нет, не хочешь. Ты не знаешь первое правило поцелуя. Или что-то еще, — добавил он, оглядывая мою грудь и ноги.

Я вспыхнула, чувствуя себя очень беззащитной. Никогда прежде не ощущала себя так, когда Райдер был рядом. Этот раз первый.

Недовольно покачав головой, он повернулся, чтобы уйти.

— Научи меня целоваться, — выпалила я прежде, чем он успел уйти очень далеко.

Он обернулся. Его глаза округлились от шока и неверия.

— Что?

Переместившись с ноги на ногу, я пнула сухую травинку под своей ногой, аккуратно обдумывая свои следующие слова.

— Научи меня целоваться, Райдер. Не хочу, чтобы какой-нибудь парень подумал, что я не делала этого прежде.

Он покачал головой.

— Нет. Я не буду тебя учить целоваться.

— Почему? Это же ничего не значит, — заспорила я, закатывая глаза.

— Нет.

— Трусишь? — съязвила я, приподняв одну бровь. Я ударила по больному, так как знала, что Райдер не сможет противостоять вызову.

Его взгляд упал на мои губы, а затем тревожно переместился в сторону. Он переступил с ноги на ногу и засунул руку в задний карман. Я могла видеть, как крутились шестеренки в его голове, когда он обдумывал мою сумасшедшую просьбу.

— Хорошо. Один поцелуй.

Я расплылась в улыбке, как дурочка.

— Хорошо. Позволь мне просто разогреться, — сказала я, ударяя руками в воздух и пританцовывая с ноги на ногу, как рестлеры по телевизору.

— Это серьезное дело, Мэдди, — произнес, хмыкнув, Райдер.

Моя улыбка стала шире. Мне нравилось, когда мы поддразнивали друг друга.

— Поняла. Поцелуй — серьезное дело. Что дальше?

— Ну, ты должна встать ближе. Вот так.

Он встал ближе, оставляя между нами только дюйм. Его футболка касалась моей, из-за чего внутри меня все затрепетало. У меня перехватило дыхание, а улыбка исчезла прежде, чем я напомнила себе, что это Райдер. Парень, которого я знаю вечность.

— Хорошо. Встать ближе. Сделано. Что теперь? — спросила, улыбаясь, я.

— Не позволяй какому-то парню дотронуться до тебя. Поняла?

— Тогда как целоваться? — спросила я, сведя вместе брови и наслаждаясь каждой минутой поддразнивания его.

— Только губы. Никаких рук, — сказал он и положил руки на мои бока.

Я кивнула.

— Стоять близко. Никаких прикосновений. И?

— И вот...

Без какого-либо предупреждения он наклонился. Склонил голову вбок, и его губы коснулись моих. Я напряглась от удивления. Никогда вообще-то не ожидала, что он меня поцелует. Мои губы застыли, так как я не была уверена, что делать.

На вкус он был как моя любимая мятная жвачка. И я сразу же решила, что мне нравилось целоваться. Схватив рукой его за футболку, я разомкнула губы. Не знала, что делала, но мне хотелось больше.

Как только мой кулак запутался в его футболке, он положил руку на мою талию и отодвинул меня на фут, разъединяя наши крепко прижатые губы.

Секунду мы стояли в стороне, пристально смотря друг на друга. Я была слишком ошарашена, чтобы что-нибудь сказать, и он, кажется, был зол из-за чего-то. Наконец он нарушил тишину.

— Это поцелуй. Не позволяй кому-либо еще сделать это, — проворчал он.

Он развернулся и ушел, оставляя меня с ощущением жжения на губах и странным чувством в груди.

Я знала, что никогда снова не буду самой собой.

 

***

 

Мой разум вернулся в настоящее. Я стояла в том же угловом магазинчике, которым давным-давно владел отец Дэвида Петерсона. В том же угловом магазинчике, в котором Райдер и я покупали конфеты и колу, когда были детьми. Теперь это место было заброшено, перевернуто вверх дном в поисках запасов. Просто пустым местом, в котором остались воспоминания о прошлом.

Я отодвинула пустую картонную коробку со своего пути и вглядывалась в заднюю часть полки. Из-за отсутствия дневного света было практически невозможно что-то увидеть и искать еду. Все это было неважно, потому что не было ничего, кроме пыли и грязи.

— Что-нибудь нашла, Мэдди? — спросил Гэвин, останавливаясь в нескольких футах от меня.

Я отодвинула еще одну коробку и практически вскрикнула. Передо мной была маленькая банка венских сосисок. Я быстро схватила ее, практически опасаясь того, что она исчезнет, если я упущу ее из вида.

— Только это, — ответила я Гэвину, показывая банку. — Как насчет тебя?

— Ничего.

Я засунула маленькую банку в карман пальто и еще раз проверила полку. Ушла с прохода, Гэвин следовал за мной, и направилась в другой. Когда я повернула за угол, увидела, что Кэш рылся в контейнере, в котором, возможно, когда-то находились конфеты или чипсы. Он поднял голову, когда мы приблизились, и состроил гримасу — ничего не нашел. Мы надеялись найти банки с сардинами или какие-нибудь энергетические батончики, хоть что-нибудь, чтобы наполнить наши пустые ноющие желудки. Я втайне надеялась найти коробку с витаминами для беременных. Но ничего не было.

Я открыла рот, чтобы предложить уйти, когда с передней части магазина раздались мужские голоса.

— Куда, черт побери, они пошли? — крикнул кто-то, затем стало слышно, как кто-то побежал.

Ответил другой мужчина, но из-за грохочущего сердца я не услышала, что он сказал.

Кэш, Гэвин и я замерли, осознавая, что больше не были одни.

— Что нам делать? Что нам делать? — проигрывалось снова и снова в моей голове.

Внезапно Кэш и Гэвин приступили к действиям. Гэвин схватил меня за запястье, заставляя меня подпрыгнуть. Мертвой хваткой удерживая меня, он побежал по проходу, практически поспешно таща меня. Кэш следовал за нами, отступая спиной, тихо зарядил ружье и следил за проходом.

Гэвин потащил меня за металлическую полку, на которой когда-то хранились коробки с кашами или банки с кофе. Я раз или два оглянулась через плечо, напуганная тем, что увижу мужчин, преследовавших нас. Но увидела только Кэша, следовавшего за нами с поднятым оружием.

Голоса мужчин становились все громче и ближе. Гэвин ускорился, не отпуская меня. Кэш оставался позади, обеспечивая защиту от наших безымянных преследователей.

Мы пробежали по магазину, стараясь не шуметь. Слово напуганная — даже не описывает то, что я чувствовала. В полном ужасе — даже и близко не стоит. Мое сердце колотилось так сильно, что я была уверена, будто мужчины могли услышать его.

Мы завернули за угол и направились по другому проходу. Пока бежали, Гэвин оглядывался назад. Он бросал взгляды над моей головой, зрачки округлились.

— Святые небеса! — прокричал он, нарушая тишину.

Прежде чем я смогла понять, что происходило, он толкнул меня на пол. Я упала на линолеум, воздух выбило из моих легких. Подбородок ударился о холодный, грязный пол, из-за чего зубы громко стукнулись друг о друга, и я до крови прикусила внутреннюю часть рта. От ног до головы вымазалась в грязи. Мои руки приземлились во что-то влажное, но у меня не было времени, чтобы обеспокоиться тем, что это было.

Я выглянула из-под капюшона. К нам торопились трое мужчин. Один спереди всех напоминал мне огромное животное, разозленное и сфокусировавшееся только на нас и ни на чем больше.

Я попыталась отползти назад, но на моей спине лежала рука Гэвина, которая удерживала на месте. Услышала над собой знакомый звук вскидывания ружья и подняла голову, обнаружив, что Гэвин и Кэш зарядили свои ружья и прицелились в незнакомцев.

Большой мужчина не колебался. Вид оружия предостерег бы многих взрослых мужчин, но не его.

— СТОЯТЬ! — крикнул Гэвин, убирая руку с моей спины, чтобы поднять оружие.

Освободившись, я приподнялась на коленях и руках и затряслась так сильно, что боялась, что они не смогут выдержать мой вес.

Гэвин и Кэш выступили передо мной, обеспечивая прикрытие, когда мужчина зарычал и набрал скорость, скользя в процессе по скользкому полу.

— Беги отсюда, Мэдди! — прокричал Гэвин.

Мне не стоило повторять дважды. Я повернулась и понеслась. Мои теннисные туфли скрипели по полу из искусственной плитки, пока я бежала. Мне не удалось добраться далеко, когда я ступила на что-то скользкое на полу. Туфли потеряли сцепление, и я начала падать. Ухватилась изо всех сил за полку, расположенную рядом со мной. Металлический край врезался в мою руку, оставляя на ладони длинный неглубокий порез. Я зашипела от боли, но поднялась. Отчаянно желая убежать, отпустила полку и понеслась, быстро огибая угол.

Куда я бегу? Я не очень хорошо знала этот магазин. Мы с ребятами вошли через разбитое окно, но не думаю, что смогла бы выбраться там же. Возможно, незнакомцы заблокировали его.

Я посмотрела направо и налево, стараясь мыслить ясно, несмотря на страх, который все больше и больше рос во мне. Справа находились двери холодильников, в которых когда-то хранилось пиво и содовая. Сейчас они были пусты. Бесполезны. Слева был выход, но там были незнакомцы, которые охотились на нас. Мы были в ловушке. На глаза попалась огромная вращающаяся дверь с табличкой ДОСТАВКА. Мой выход!

Беспокойство за Кэша и Гэвина заставило меня на секунду замешкать. Беги! Они могут позаботиться о себе, кричал во мне внутренний голос. Я послушалась своего внутреннего инстинкта и рванула. Я слышала крики, но не остановилась. Перепрыгнув через пустую коробку, я тщательно избегала острых углов стойки, которая упала.

Я настолько сконцентрировалась на том, чтобы добраться до двери, что не заметила мужчину. Он появился из ниоткуда, прыгнув передо мной. В одну минуту я была одна, а в следующую — в нескольких дюймах от совершенного незнакомца.

— Ну здравствуй, дорогая, — ухмыльнулся он, осматривая меня с ног до головы.

Я тяжело сглотнула от страха и отступила. Мои ноги наступили на разбитое стекло, и я услышала, как оно грозно захрустело под ними. Крик позади меня исчез. Я могла слышать только, как воздух проникал и выходил из моих легких.

Мужчина начал приближаться ко мне. Преследовать меня. Он был молод, может, моего возраста. Красная хлопчатобумажная рубашка, в которую он был одет, была грязной и с дырами. А запах, исходивший от него... Господи, этот запах!

Я прикрыла нос рукавом куртки и смотрела, как он перебирал что-то между пальцами. Нож. Он крутил его как карандаш. Я почувствовала поднимающийся во мне страх, когда вспомнила другого мужчину с ножом.

— Есть только ты и я, милая. Почему бы нам не узнать друг друга получше? — спросил он, ухмыляясь. — Ты повеселишься.

По позвоночнику пробежала дрожь. Отступая назад, я осматривалась в поисках оружия. В голове было только беспокойство за моего не рожденного ребенка. Взгляд снова выцепил дверь доставки. Если смогу пробраться мимо него, у меня появится возможность убраться отсюда.

Мужчина, должно быть, догадался, что я собиралась сделать. Его ухмылка сменилась жестоким взглядом, и он перестал крутить нож и кинулся на меня с рыком.

Я рванула в сторону, уходя с линии атаки. Он протянул руки ко мне как раз в то время, как прозвучал выстрел. По моему лицу разбрызгалась кровь, когда мужчина упал назад, ухватившись за плечо.

— БЕГИ, МЭДДИ! — закричал позади меня Гэвин.

Я обернулась. Он стоял, широко расставив ноги, дуло его ружья указывало на моего возможного нападающего. Когда из передней части магазина раздались крики, он повернул ружье в ту сторону.

— БЕГИ! — крикнул он снова, прицеливаясь.

Я понеслась, огибая мужчину, ухватившегося за плечо и корчущегося на полу. Я бежала и вытирала влагу со своего лица, стараясь не думать о крови незнакомца на себе.

Я практически добралась до двери, когда она нашла меня. Тошнота. Качка в животе. Нет, не сейчас! Я обвила рукой талию и сжала зубы. Свободной рукой я толкнула металлическую дверь и поспешила внутрь. Рядом с задней частью склада увидела свет, означающий выход наружу.

Я была на полпути к нему, когда до меня дошел запах. Что-то заплесневелое и кислое. Загнившее. Я остановилась, будто врезалась в стену. Но это была не стена. Это была утренняя тошнота.

Одной рукой приобнимая свой живот, вторую я прижала ко рту, борясь с желанием протошниться.

Когда волна тошноты прошла, я поспешила пересечь комнату. Рядом с задней дверью располагалось небольшое окно из толстого стекла, которое манило меня к себе светом. Собрав все свои силы, я бросилась к двери.

Дождь снаружи медленно превращался в изморозь но у меня не было времени беспокоиться насчет этого. Я выскочила под ливень. И вот тогда я больше не могла сдерживаться. Мой желудок опустошился на тротуар рядом со зданием, холодный дождь промочил одежду, прилепляя ее к телу.

Я едва могла стоять на ногах, пока небольшое количество еды, находившейся в желудке, покидало его. Мне так плохо! Ох, Господи, я не могу пережить это! Желудок снова напрягся. Когда все прошло, я вытерла рот тыльной стороной ладони и закрыла глаза, сопротивляясь головокружению.

Металлическая дверь позади меня без предупреждения распахнулась и ударилась о стену с грохотом. Я подпрыгнула, ожидая худшего. Я всегда ожидала худшего в этой тьмутаракани.

— Какого черта? — воскликнул Гэвин. — Тебе плохо?

— Я в порядке, — ответила я, снова вытирая рот, в то время как дождь барабанил по мне.

Я внимательно посмотрела на Кэша из-под капюшона. Он стоял позади Гэвина, его взгляд тревожно осматривал все вокруг. Он крепко держал ружье в руках, готовый, если понадобится, выстрелить.

— Где они? — спросила я дрожащим голосом.

— Они догоняют. Пойдем, — сказал Кэш, продолжая осматривать окрестности. Ледяной дождь стекал по полям его шляпы, пропитывая его куртку, но умудряясь оставить лицо сухим.

Гэвин изучал меня на секунду дольше, чем нужно, а затем схватил меня за локоть.

— Пойдем, — сказал он, таща меня за собой.

Мы побежали настолько быстро, насколько могли, звук неистового дождя заглушал наши шаги. Гэвин держал меня и практически тащил за собой. В любое другое время я бы запротестовала, но прямо сейчас значение имело только наше спасение.

Возле угла магазина Кэш остановился и поднял руку, чтобы остановились и мы. Я прислонилась к холодному кирпичу, тяжело дыша. Мне хотелось соскользнуть вниз и усесться на землю. Исчезнуть в трещинах, как это делал дождь. Я устала и была голодна. Просто сдайся, шептала маленькая часть меня. Никто тебя не обвинит. Соглашайся. Но я так не поступила. Единственное, что удерживало меня, так это осознание того, что таких действий хотел бы от меня Райдер. Ради него и нашего ребенка.

Я наблюдала за Кэшем и нетерпеливо ждала того момента, когда он скажет нам снова бежать. Прицеливаясь, он сканировал участок, находясь начеку. Через одну напряженную минуту он показал нам снова двигаться.

Собрав все оставшиеся силы, я рванула, за мной следовал Гэвин. Кэш шел последним.

Мне было сложно соответствовать поступи Гэвина и страшно, что я споткнусь и упаду. Тротуар был скользким и потрескавшимся и пророс травой — идеальный сценарий для подвернутой лодыжки или сломанной кости. По всей местности были разбросаны мокрые пустые коробки, заставляя нас быстро обходить их, будто мы проходили мучительную полосу препятствий.

Я заставила себя фокусироваться на месте назначения — на участке с границей из деревьев— нашем единственном выходе.

Мы находились в десяти футах от деревьев, когда позади нас раздались громкие крики. Дерьмо! Они обнаружили нас!

Гэвин схватил меня за руку и толкнул за брошенный фольксваген жук. Я упала на колени и почувствовала, как порвались мои джинсы, а кожа поцарапалась от столкновения с асфальтом.

Кэш упал рядом со мной. Упираясь плечом в бампер, он старался успокоить свое дыхание. Откинул свою ковбойскую шляпу чуть назад и прицелился, сканируя окрестность.

Я ждала, стараясь успокоить свое колотящееся сердце. Мужчины видели нас? Выберемся ли мы отсюда?

Кэш поднял четыре пальца. Я понятия не имела, что он пытался нам сказать этим — то ли мужчин четверо, то ли осталось четыре секунды до того, как мы снова начнем бежать. Решив выяснить это для себя, я начала подниматься, надеясь выглянуть в заднее окно машины и посмотреть, что творилось.

Но Гэвин положил руку на мою макушку, толкая меня вниз. Когда он предупреждающе посмотрел на меня, то так сильно напомнил своего брата, что казалось, будто в мой гроб вбили еще один гвоздь.

— Оставайся внизу, Мэдди, — прошептал он так тихо, что я практически не услышала его. Он сердито посмотрел на меня, ожидая, что я заспорю. Но этого не произошло.

Когда крики мужчин утихли, мы подождали еще несколько секунд, прежде чем поднялись. Погода становилась хуже. Ледяной дождь падал все сильнее, заставляя меня дрожать. Я молилась, чтобы незнакомцы решили, будто мы не достойны усилий, и оставили нас в покое.

Не дожидаясь выяснения этого вопроса, мы поспешили к задней части парковки. Перепрыгнув через низко висящий забор, прошли последние несколько футов к темному лесу.

Дубы, чрезмерно выросшие кустарники и мусор давали нам ту защиту, которая была нужна. Двигаясь быстрее, мы бежали сквозь густые кустарники. Несколько колючих веток цеплялось за мою куртку, стараясь удержать меня и не отпускать. Но я не замедлилась. Страх заставлял меня бежать, а из-за холода было невозможно что-либо чувствовать.

Мы находились на окраине города, по крайней мере, в пяти милях от цитадели террористов. Магазин, из которого мы только что сбежали, стоял изолированно и был окружен лесом. До электромагнитного импульса это место было захудалой заправкой, которой пользовались только путешественники, отчаянно ищущие бензина или желающие воспользоваться уборной. Теперь от магазина осталась только оболочка.

Дорога, по которой мы добирались сюда, выглядела больше как проторенная тропа, чем как дорога с интенсивным движением, коей она являлась несколько месяцев назад. Кэш шутливо называл ее Дорогой в ад, и, думаю, что он прав. Она вела прямо к вражескому лагерю.

Когда час назад мы подошли к магазину, то решили, что он был безопасным местом, в котором можно остановиться и поискать запасы. Мы ошибались и теперь убегали. Кажется, что в последнее время мы только бежали от бед.

Когда дождь и изморозь усилились, я покрепче укуталась в куртку. Внезапно шнурки на моих туфлях за что-то зацепились. Я не знала, было ли это бревно или ветка, я просто знала, что стала падать. Вскинув руки, я постаралась предотвратить падение, отчаянно желая остановить мгновение. Вдруг кто-то сзади схватил меня за куртку и потянул назад.

— Ты в порядке? — спросил Гэвин, отпустив мою куртку.

— Да, — ответила я, сотрясаясь от того, что была так близко к непоправимому. Последнее, что мне нужно было, так это растянуть лодыжку или, хуже того, причинить вред ребенку.

Гэвин какое-то мгновение изучал меня. Дождь струился по его лицу, впитываясь в волосы и делая ресницы заостренными. Казалось, он этого не замечал, просто рассматривал меня внимательно, как и обычно. Наконец, подтолкнул меня к Кэшу.

Спустя короткое время мы нашли своих лошадей, которые были спрятаны в канаве, выглядевшей так, будто она однажды была домом для маленького ущелья. Вода давно высохла, оставляя после себя идеальное место, чтобы спрятаться. Небольшое скопление камней и густых кустарников выстраивались в ряд с обеих сторон, из-за чего местность выглядела как пещера.

Когда моя лошадь увидела меня, то зафыркала и нервно загарцевала. Я похлопала ее по шее, стараясь успокоить. Когда на меня снова нашла тошнота, я прислонилась к ней лбом, сотрясаясь всем телом.

Я старалась стоять прямо и бороться с тошнотой, когда на мои плечи легла теплая куртка. Приподняв голову, я увидела, как отвернулся Гэвин. Куртки на нем не было, она была на мне.

Наши взгляды встретились поверх спин лошадей. Выражение его лица было мрачным. Я смотрела, как он достал из рюкзака еще одну куртку и со злым выражением на лице просунул в нее голову.

— У кого-нибудь есть проклятый зонтик? — прокричал сквозь дождь Кэш, роясь в собственном рюкзаке. Знаю, что он пытался повысить всем настроение, но не сработало.

Все было мокрым. Холодным. Вгоняющим в депрессию. Ветер был сильным, а температура падала. По лицу били маленькие льдинки, даже несмотря на защиту капюшона.

Мои пальцы онемели, а ноги стали глыбами льда. Мы замерзнем до смерти. Именно так все для нас закончится. Я попыталась оттолкнуть эту мысль, но не получалось. У нас не было пристанища, а попытка развести огонь во время проливного дождя со льдом стала бы тратой энергии. Да, мы в затруднительном положении.

Но я бы все равно отправилась в путь, несмотря на холод и дождь. Я должна была делать все, что могла, чтобы помочь найти Райдера. Мы всегда были горой друг за друга, и я еще не собиралась сдаваться.

— Эй, у меня есть спасательное одеяло, — объявил Гэвин сквозь звук изморози, бьющей по земле. Он достал из рюкзака небольшой серебряный квадрат и поднял, чтобы мы его увидели. Он напомнил мне кусок алюминиевой фольги, которую сложили несколько раз, пока она не смогла уместиться в ладони.

— Что мы, черт возьми, будем с этим делать? Вытрем наши руки? — спросил Кэш, снимая рюкзак с седла и швыряя его на землю.

Гэвин пожал плечами.

— Пошел ты, Кэш. Я подготовился.

— Да, настоящий бойскаут. Плохо, что ты не подготовился к этому дерьму в городе, — проворчал Кэш, проходя мимо меня. Я наблюдала, как его тело склонилось, и он начал копаться в рюкзаке.

Но мой разум был сосредоточен не на том, что он делал, а на холоде. Казалось, оно взяло в плен мое тело, замораживая его целиком и полностью. Я попыталась прислониться к лошади в поисках тепла, но она отступила от меня. Мне нужно было не только ее тепло, но мне также хотелось закрыть глаза и вспомнить дом. Запах кожи от седла вернул воспоминания. Сейчас мне нужно было вспомнить те моменты. Именно благодаря им я держалась.

Гэвин прикоснулся к моему локтю, вырывая из прошлого.

— Пойдем. Тебе нужно спрятаться от этой погоды.

Он повел меня к одеялу, которое Кэш расстелил на земле. Я села без какого-либо побуждения, так как была более чем измождена. Утренняя тошнота и побег от мужчин высосали всю энергию.

Кэш присел рядом со мной. Я могла почувствовать его дрожь. Он потер руки и подышал на них. На меня накатил страх. Если кто-то такой же выносливый как Кэш не смог согреться, то какой шанс был у меня?




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных