Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Оригинальное название: Promise Me Light (Promise Me #2) by Paige Weaver, 2013 6 страница




— Пожалуйста, Райдер, ты нужен мне, — прошептала я, откинув голову назад. Его рот двинулся вниз по шее, заставляя некоторые части меня желать удовлетворения.

— Скажи мне, насколько нужен, — потребовал он, когда его большой и указательным пальцы нашли мой сосок. — Это тебе нужно?

Я открыла рот, чтобы согласиться, чтобы сказать, что это именно то, что мне нужно, но у меня не получилось ответить.

Сквозь ночь раздался выстрел.

Райдер дернулся. Прозвучал еще один выстрел, и он снова дернулся, этот толчок приняло мое тело.

Я увидела его широко распахнутые глаза. Он отшатнулся, его руки упали вниз, оставляя меня в холоде и в одиночестве.

Я с ужасом наблюдала, как на его груди начал расплываться большой круг крови. Такого красного цвета я еще никогда не видела. Казалось, что кровь была живой, брала верх над его телом, поглощая его своей злобой.

Я выкрикнула, когда его рука дотронулась до крови. Вытянув кровавые пальцы передо мной, он посмотрел на меня с грустью.

— Извини, Мэдди, — сказал он, падая передо мной на колени.

— НЕЕЕТ! — закричала я, поймав его до того, как он упал лицом в грязь.

 

Из ниоткуда послышалась потасовка. Звук был громким и предвещающим дурное, окружая нас, как атакующий окружает свою жертву. Прижав в себе Райдера, я осмотрелась, разыскивая врага, который сделал с ним такое. С нами.

Внезапно, в нескольких футах от нас, начал плакать ребенок. Ночь заполнили громкие вопли, разрывая меня изнутри. Мне нужно было к моему ребенку, но я не могла отпустить Райдера.

— Иди и позаботься о нашем ребенке, Мэдди. Отпусти меня, — прошептал он, воспользовавшись последней энергией, чтобы произнести слова.

— Нет, я тебя не оставлю! — крикнула я, рыдания душили меня. Убивали.

— Ты должна, — выдавил он. Его руки коснулись моего лица. Я почувствовала пятно крови на своей щеке, навсегда заклеймившее меня.

— Я люблю тебя, Мэдди. Помни это. Я буду любить тебя вечно. А теперь, отпусти меня.

Я с ужасом наблюдала, как он испустил последний вздох.

— НЕЕЕТ, — прокричала я изо всех сил, мои крики смешались с воплями ребенка.

Кто-то схватил меня за плечо и попытался разбудить.

— Мэдди!

Я подскочила, грудь быстро поднималась и опадала, дыхание было неровным и быстрым. Трясущейся рукой откинула волосы с лица, чувствуя пот, покрывающий лоб. Когда кровать рядом со мной прогнулась, я осмотрелась, испугавшись того, кого могла обнаружить возле себя. Или кого не могла обнаружить.

Ева сидела на кровати и озадаченно смотрела на меня. Моим глазам пришлось свыкнуться с темнотой. Я находилась в старой детской кровати Райдера. Под его одеялом. Моя рука метнулась к животу, ощущая небольшую округлость. Я в порядке. Это все сон. Просто сон.

Ева дотронулась до моей руки. Простым прикосновением, чтобы напомнить мне, где я находилась. За последние несколько недель она стала больше похожей на себя, но я знала, что ей все еще больно. Я могла видеть это в ее глазах, когда она думала, что никто не смотрит. Когда она говорила, я слышала это в ее голосе, который больше звучал не как у уверенной в себе женщины, а как у потерявшейся девочки. Девочки, которая боялась.

Большинство ночей она находилась рядом со мной, когда у меня были ночные кошмары. Они были одинаковыми — Райдер умирает, а я пытаюсь его спасти. Каждый раз он умирал, и каждый раз я просыпалась от крика.

Я снова легла и натянула до подбородка одеяло. Сердце бесконтрольно колотилось, слезы грозили задушить меня. Я сконцентрировалась на темноте комнаты, возвращая себе контроль.

Одна из одетых в носки ног Евы коснулась моей ноги, ее пальцы задели мою икру, напоминая, что я не одна.

Когда начались ее кошмары, я забиралась рядом с ней в кровать и прижимала к себе, пока она плакала. Ей не хотелось, чтобы Броди находился рядом, только я. Через какое-то время стало ясно, что есть смысл спать вместе. Из-за понижающейся температуры дом невозможно было прогреть, поэтому мы нагревали только необходимые комнаты. Мужчины спали в гостиной, разделяя тепло, исходившее от камина, Дженис и Роджер спали в своей комнате.

Мы с Евой спали в старой комнате Райдера, получая тепло от самодельного обогревателя, который сделал Броди из стальной бочки. Сбоку в ней была прорезана дверца, крепящаяся на петлях, а дымоходом служила выхлопная труба от грузовика. Используя для розжига дрова или что-то еще, что могли найти, мы старались поддерживать огонь в течение ночи, но утром всегда просыпались в холодной комнате.

— Ты снова звала Райдера, — прошептала рядом со мной Ева.

Я посмотрела на нее и зарылась поглубже в одеяло.

— Сон был тем же. Его застрелили, и я наблюдала, как он умирал. Я держала его, пока он не испустил последний вздох, — сказала я, так крепко сжимая одеяло, что мои ногти оставили следы на ладонях. — Как бы мне хотелось, чтобы ночные кошмары прекратились.

— Не думаю, что они когда-нибудь прекратятся, — сказала Ева. — Мне тоже хочется забыть, но я просто не могу.

— Мне не хочется забыть. Я хочу, чтобы мне каждую ночь снились сны про Райдера, но не такие, — произнесла я, слезы нахлынули на глаза.

— А я не хочу, чтобы мне снова снились сны, — прошептала Ева.

— Может если бы ты рассказала об этом...ты никогда не говорила, что произошло, — сказала я, наблюдая, как она перебирала кончики своих волос. — Ты всегда могла рассказать мне все, Ева.

Она смущенно отвела взгляд.

— Я не могу об этом говорить, Мэдди.

Я повернулась, чтобы лечь на бок лицом к ней. У меня не получалось рассмотреть в деталях ее лицо. Только силуэт.

— Они причинили тебе боль? — спросила я.

Она быстро вытерла глаза, это движение было полно ненависти к себе самой. Ева ненавидела плакать. Она видела в этом проявление слабости, говорила, что только слабые женщины плачут, сильные женщины поднимаются и что-то делают. Если бы только мы могли что-то сделать.

Я ждала, когда она ответит на мой вопрос, но она молчала. Она снова закрывалась от меня.

Я глубоко выдохнула.

— Все в порядке, Ева. Ты ничего не должна мне говорить.

Я закрыла глаза и взмолилась о том, чтобы получилось уснуть без еще одного кошмара. Просто одну ночь без умирающего Райдера, пожалуйста. Я затряслась от холода в комнате, веки отяжелели. Я практически заснула, когда она заговорила.

— Они били нас, Мэдди.

Я распахнула глаза, сон внезапно исчез.

— Каждый день они били нас. Мы ели зачерствевший хлеб и пили воду. А когда они позволяли нам поспать, то только на час или на два.

— Ох, Господи, — произнесла я трясущимся голосом.

— Да, ну его-то точно рядом не было, — произнесла она с сарказмом.

— Мне очень жаль, Ева.

Она вдохнула и отвернулась от меня. Я смотрела на ее затылок, и мне хотелось что-нибудь сделать — но я знала, что делать нечего.

— Ты бы видела, что они делали с другими женщинами. Это было ужасно. Многих изнасиловали. Мне повезло, потому что я умудрилась прятаться за другими людьми, но затем я почувствовала себя дерьмово. Кто-то ведь занял мое место. — Она фыркнула с явным отвращением к себе. — А мужчин постоянно пытали. Не думаю, что когда-нибудь забуду эти крики. Они все продолжались и продолжались, ночь за ночью. День за днем. Никогда не прекращались. Когда я закрываю глаза, все еще слышу их.

Сердце заколотилось сильнее. Возможно, и Райдера пытали, и он голодал. Он бы так не выжил. Он не такой. Он бы боролся с ними, пока не забил бы их до смерти.

Я внезапно почувствовала тошноту, картинки были слишком яркими.

Ева повернулась, чтобы посмотреть на меня, одеяло скрутилось вокруг ее ног.

— Я хочу сказать, что мне жаль, Мэдди. Потому что из-за меня Райдер мертв. Я знаю, что вела себя омерзительно по отношению к нему, но я просто беспокоилась, что он разобьет тебе сердце. Мне хотелось тебя защитить. Теперь я чувствую вину. Он отдал за меня свою жизнь, а я вела себя с ним дерьмово. Если бы могла, осталась бы в этом лагере, чтобы он был рядом с тобой.

Я обняла ее и крепко сжала.

— Не говори так, Ева. Я в порядке.

— Нет. Не ври мне, Мэдди Джексон. — Я могла слышать слезы в ее голосе. — Мы были чертовски глупыми. Просто двумя наивными девчонками из колледжа, которые думали, что самое важное в жизни — где проходит следующая вечеринка или где найти самый крутой бар.

— Откуда мы могли знать, — сказала я, убирая от нее руки.

— Я не хочу рассказывать Броди про лагерь, — произнесла она с убеждением. — Его только расстроит, если он услышит, через что я прошла, и я не могу быть с ним прямо сейчас. Один раз...

Я закрыла глаза, боясь того, что она скажет сейчас.

— Один мужчина загнал меня в угол и трогал меня, но другая женщина остановила его... Я не знаю, кто она, но она спасла меня.

Я нашла под одеялом ее руку. Ее пальцы были ледяными.

— Я ничего не скажу, но тебе нужно поговорить с Броди. Не отталкивай его, — сказала я.

— Я боюсь ему сказать.

— Он любит тебя, Ева. Для него важно только то, что ты дома в безопасности. — Я ободряюще сжала ее руку.

Она хмыкнула.

— Ты просто не понимаешь, да, Мэдди? Мы никогда не будем в безопасности. Эти мужчины, — она махнула рукой в сторону окна, — хотят нас убить. Они хотят, чтобы мы вымерли. — Она покачала головой, следующие слова прозвучали жутковато. — Американцы никогда не будут в безопасности или другими. Никто из нас.


 

Глава 8

 

В один из вечеров я ушла. Мне нужно было время. Подальше от этих воспоминаний. Подальше от всех, кто спрашивал, в порядке ли я, или говорил мне, что все будет в порядке. Как они могли такое говорить? Райдер умер. Все не в порядке. Я была не в порядке. Я была развалиной.

Со стороны я казалась сильной, способной справиться со всем. Душой я умирала. Медленной смертью, которая, как я боялась, не закончится никогда.

Сколько раз за последние несколько недель я умоляла бога вернуть мне Райдера? Я проклинала судьбу. Требовала невозможного. Плакала, пока не засыпала. Будет ли все когда-нибудь, как прежде?

Единственное, что удерживало меня в здравом рассудке и стимулировало подниматься с постели каждый день, это ребенок, которого я вынашивала. Я представляла, что держу в руках мальчика или девочку, смотрела на него или на нее и видела Райдера. Я надеялась, что у ребенка будут его глаза и улыбка. И я надеялась, что это мальчик, который будет таким же красивым, как и его отец. И он будет заставлять трепетать женские сердца, куда бы ни пошел. Но больше всего мне хотелось, чтобы Райдер был здесь, разделил это все со мной.

В первый раз за несколько дней светило солнце. Пасмурная зимняя погода прошла. Ева и Дженис были заняты. Мужчины озаботились домашним скотом и едой. Идеальный день, чтобы побыть одной.

Я шла по пастбищу, не отходя от дома, и высокая трава слегка касалась кончиков моих пальцев. Мои ноги в джинсах ощущали каждое движение, каждое прикосновение травы, напоминая мне, что я была все еще жива, несмотря на печаль, которая сковала мое сердце.

Дул ветерок, склоняя и выгибая стебли пожелтевшей травы. Это напоминало мне волны в океане тем летом, когда я ездила на Мексиканский залив с папой. Лежа на пляже, я поражалась виду этой воды. Я казалась самой себе маленький песчинкой, малой частью в грандиозной системе. Все мои проблемы, все мои беспокойства казались мизерными, когда я всматривалась в океан.

Теперь, стоя посреди моря травы, я чувствовала себя одинокой. Потерянной. Мне хотелось стать более легкой и уплыть, как облака на небе. Уплыть от боли и печали, появившихся в связи с отсутствием Райдера.

Но я не могла уйти. Я ждала ребенка. Я могла помнить и испытывать боль, но мне стоило жить дальше.

Я повернулась лицом к солнцу, чувствуя тепло на щеках. Солнечный свет согрел меня, уводя прочь холод. Я провела рукой по траве и закрыла глаза.

Под веками всплыло лицо Райдера. Мне хотелось протянуть руку и дотронуться до него, но он был только в моих мыслях, плодом моего воображения. Воспоминанием, которое никогда не исчезнет.

До того, как я открыла глаза, по моим рукам до кончиков пальцев пробежало тепло, и я втянула воздух. Казалось, будто кто-то касался меня.

Я распахнула глаза, закрутила головой. Я ожидала увидеть позади себя Райдера, стоящего с нахальной улыбкой на лице, но меня окружали только пустые поля.

В отдалении я заметила Гэвина, который шел ко мне. Его шаги были длинными и быстрыми. Через несколько секунд мое сердце начало бесконтрольно колотиться. Издалека Гэвин выглядел таким похожим на Райдера, что я осознала, что сделала к нему шаг, отчаянно нуждаясь приблизиться к нему.

— Мэдди! — крикнул глубокий баритон.

— Да? — ответила я, успокоилась и стала ждать, когда он сравняется со мной. Это просто Гэвин. Не Райдер. Просто Гэвин.

Он, запыхавшись, остановился напротив меня.

— Куда ты отправилась? Ты напугала меня до смерти.

— Извини. — Я раздраженно отвернулась. Устала, что все следят за мной. Я была более, чем способна позаботиться о себе самой. Разве я уже это не доказала?

— Ты в порядке? — спросил он.

Ну вот снова. Этот ужасный вопрос.

— Ты не можешь просто так уйти и никому не сказать, — сказал Гэвин, не дожидаясь моего ответа.

Я глубоко вдохнула, стараясь говорить спокойно.

— Просто мне нужно было побыть одной.

Он выдохнул.

— Я это понимаю, но, черт возьми, Мэдди, ты не можешь просто так сбегать. Это не безопасно.

— Я могу отсюда увидеть дом. К тому же, какая разница?

— Что? — спросил он со смесью удивления и потрясения.

Я прищурилась, чтобы посмотреть ему в глаза.

— Я спросила, какая разница? Если бы прямо сейчас здесь появился враг, может они забрали бы меня в город и кинули ко всем остальным узникам. Тогда я могла бы найти Райдера. — Эта идея прочно засела в моей голове. План стал ясным, как день. Это могло сработать. Это правда могло сработать.

Гэвин начал в отвращении качать головой.

— Ты с ума сошла? Эта самая худшая идея, которую я когда-либо слышал.

Моя грусть исчезла, сменилась нетерпением. А что еще нам делать? Сидеть здесь и ждать, что кто-то другой спасет Райдера?

— Может сработать, Гэвин. Подумай над этим. Мы позволим поймать нас. Они увезут нас в лагерь, и мы найдем Райдера.

Гэвин потер рукой лицо, именно так делал Райдер миллион раз.

— Нет, Мэдди.

— Но Гэвин... — я говорила, как маленький ребенок, который умолял еще об одной печеньке.

Он продолжил качать головой, из-за чего я разозлилась.

— Я должна найти его! Я больше не могу так! — взмолилась я, делая шаг к нему. — Это ожидание меня убивает! Пожалуйста, Гэвин, пожалуйста! Мы должны снова его искать!

Он схватил меня за предплечья, отчаянно встряхнув.

— Ты разве не понимаешь, Мэдди? Он умер! Ты была там в тот день! Ты слышала, как Кэш сказал, что он умер!

Я попыталась вырваться из его хватки, ударив по рукам. В этот момент я ненавидела его больше всего.

— Не говори так! Даже не смей говорить, что он умер! — кричала я.

Его рука снова схватила меня за предплечье, обхватывая его сквозь слои одежды. Сильно тряхнув меня, он дернул меня к себе. Мое тело врезалось в его, и он дернул меня еще раз так, что зубы застучали.

— Он мертв, Мэдди! — прокричал Гэвин в дюймах от моего носа. Его глаза были яростными, полными жесткости. — Намотай себе на ус! Мой брат МЕРТВ!

— Пошел ты, Гэвин! — крикнула я, слова вырвались из меня.

Он ухватился рукой за заднюю часть моей шеи, притягивая меня ближе. Прежде чем я смогла понять, что он собирается сделать, его губы оказались на моих.

Я застыла. Все мое тело стало неподвижным, губы окаменели. Его рот прижался к моему, теплый и настойчивый. Он притянул меня ближе. Одна из его рук расслабилась, он отпустил мою руку и провел по ней.

Я сдалась. Всего на одну секунду позволила его рукам двинуться к моей талии, притянуть меня ближе.

Затем я очнулась. Реальность вступила в свои права. Это был не Райдер.

Я оттолкнулась от груди Гэвина. Не помогло. Он не сдвинулся ни на дюйм. Его губы стали только более дерзкими, углубили поцелуй, раздражая меня. Используя всю свою силу, я толкнула его сильнее. В этот раз он меня отпустил.

Когда я освободилась, отвела руку назад и ударила его. Звук удара эхом раздался в воздухе, звуча громко и болезненно. Он заслуживал этого и намного, намного большего.

Отступив на несколько шагов назад, Гэвин сердито уставился на меня.

— Мэдди, послушай меня...

Когда он снова ко мне подошел, я отвела назад кулак и ударила его в нос.

Это привлекло его внимание! Придурок!

— Даже не смей прикасаться ко мне! — прокричала я, ощущая злость из-за того, что он поцеловал меня.

— Мэдди, черт возьми, — ругнулся Гэвин, потирая свой нос, а затем протянул руку ко мне.

Я шлепнула по ней.

— Он, черт побери, твой брат, Гэвин! Как ты можешь?!

— Он не вернется, Мэдди!

— И это дает тебе право целовать меня? — крикнула я в ответ.

— Нет! Я имею в виду, да! — Он вытер нос о рукав кофты, затем посмотрел на кровь. — Черт, Мэдди, я не знаю, — произнес он более тихим голосом. — Я больше нечего не знаю.

Я вытерла рот, желая стереть с себя его вкус. Я любила Гэвина, но не так.

— О чем, черт возьми, ты думал, Гэвин? — спросила я, осматривая его с отвращением.

Вздохнув, он еще раз дотронулся до носа, будто тянул время.

— Правда в том, что ты мне всегда нравилась, но я ничего с этим не делал, потому что всегда был Райдер, который угрожал надрать мне зад, если я даже не так посмотрю на тебя.

— А теперь, когда Райдера здесь нет, ты чувствуешь, что настала твоя очередь заполучить меня? Сейчас я легкая добыча, да? — выплюнула я.

Он открыл рот, чтобы ответить, но я прервала его, не желая слушать жалкие оправдания.

— Твой брат... — Я остановилась, голос дрожал. Я не могла произнести это. Слово "мертв" просто не срывалось с моих губ. Я начала еще раз. — Ты думаешь, что можешь просто занять его место, Гэвин? Ты чертовски счастлив, что он мертв? — прошипела я, желая причинить ему такую же боль, какую испытывала и я. — Теперь ты можешь войти на его территорию, да?

— Черт, нет, Мэдди! Я бы все отдал за то, чтобы он был дома, но это не секрет, что ты мне нравилась. Дерьмо, даже Райдер об этом знал!

— Что? — спросила я шокировано.

Гэвин провел рукой по лицу, а затем ответил мне.

— Два года назад ты вернулась домой из колледжа. Я был дома, и мы все отправились тусоваться. Помнишь ту ночь?

Я помнила. Однажды весной я вернулась домой из колледжа, находясь в состоянии стресса и на грани слез, мне хотелось бросить учебу. Райдеру хватило одного взгляда на меня, и он настоял на том, чтобы я отправилась погулять с ним. У Гэвина той ночью было свидание, но он решил упасть нам на хвост, к большому неудовольствию Райдера.

Мы добрались до местного клуба, желая утопить наши проблемы в громкой музыке и танцах. Но Райдер большую часть ночи топил себя в бутылке. Гэвин и девушка танцевали и строили друг другу глазки, большей частью игнорируя нас с Райдером. В полночь Райдер потащил меня в салон татуировок, заставляя меня смотреть, как ему снова делают тату. Гэвин и его пассия отправились домой. Ничего не произошло. Я не могла вспомнить ничего такого, что выходило бы за рамки обычного.

— Я помню ту ночь. А что с ней не так? — спросила я, прищуриваясь.

— Райдер сказал, что ему хотелось бы узнать, какого быть с тобой до того, как ты найдешь кого-то и выйдешь замуж.

Сердце пронзила небольшая волна боли, но я проигнорировала ее. Райдер больше не был таким. Не был тем типом мужчины, который пользовался женщиной, а потом отшвыривал ее. Я была единственной, кого он впустил. Единственной, кого он когда-либо любил.

— К чему ты клонишь? — спросила я, скрещивая руки на груди.

— Он сказал, что хотел тебя так, как никого до этого не хотел. Это меня разозлило, потому что я воспринял это за шутку. Он просто хотел воспользоваться тобой, как любой другой женщиной, с которыми он знакомился. Поэтому я сказал ему заткнуться, что ты слишком хороша, чтобы тобой пользовались и отшвыривали.

— Он не воспользовался мной и не отшвырнул меня, Гэвин. Между нами все было не так.

— Теперь я это знаю, но тогда... — Он замолчал, покачал головой. — Послушай, Мэдди. Здесь есть, что добавить. Когда я сказал, что ты слишком для него хороша, Райдер поник. Он стал... проклятье, он расстроился. Больше это никак не описать.

Он осмотрел поле вокруг нас, а потом посмотрел на меня.

— Райдер сказал, что ты заслуживаешь кого-то лучшего, не его. Он обвинил меня в том, что я хотел быть тем кем-то. И тогда все стало раскрываться. Он сказал, что с самого детства ощущал себя так, будто был неуместным. Он сказал, что с тобой он дома. Ты видела в нем хорошего человека. Того, кого считала идеальным для себя. И он не собирался потерять тебя из-за меня.

Слезы текли по моему лицу. Черт его дери! Даже когда его здесь не было, Райдер заставлял меня плакать!

Гэвин засунул руки в карманы и продолжил.

— Мы спорили. Я произнес какую-то гадость, о которой сожалею. В конце концов Райдер сказал мне держаться от тебя подальше. Сказал, что отпинает меня, если я до тебя дотронусь. Если опустить всю чушь, я мог бы быть для тебя идеальным, но ты была его.

— Я всегда была его, — прошептала я так тихо, что не думала, что Гэвин меня услышал.

Он продолжил, его голос стал унылым.

— Я чувствую себя чертовски виноватым, Мэдди. Мой младший брат рос и думал, что не достаточно хорош для всех, потому что его всегда сравнивали со мной. С идеальным ребенком. Как бы мне хотелось вернуться в прошлое и сказать ему, что я был далек от идеала. Никто не идеален.

— Но он идеален для меня. Всегда был, — сказала я, вспоминая все то время, что провела с Райдером. Несмотря на его плохое отношение к жизни и неправильное мировосприятие, у него было хорошее сердце. Заботливая душа. Просто он прятал все это за жестким внешним видом.

Но это все не являлось оправданием тому, что сделал Гэвин.

Он посмотрел на меня с грустью.

— Позже той ночью, после многих шотов с текилой, Райдер сказал, его убьет, если он увидит тебя с кем-то еще. Эта мысль съедала его изнутри, сводила его с ума. Он сказал, что иногда ему хотелось схватить тебя и поцеловать. — Он нервно потер заднюю часть шеи, следующие его слова вышли нерешительно. — Но он сказал, что если бы ему пришлось выбирать кого-то одного для тебя, то это был бы я. Его собственный брат. Тогда бы он знал, что ты в безопасности и о тебе заботятся.

Я сделала шаг назад, желая убраться подальше от него и его слов.

— Когда мы отправились за Евой, он сказал мне, что если с ним что случиться, я должен о тебе позаботиться. Он заставил меня пообещать, Мэдди, — сказал он, умоляюще протягивая руки.

— Нет, — сказала я, качая головой. — Он вернется, Гэвин. Он обещал, что вернется.

— А что, если нет? Что тогда?

Я не ответила. Мне не хотелось об этом думать. Я больше не могла это слушать.

Повернувшись, я зашагала в противоположную сторону от него, сквозь высокую траву. Слезы начали течь по моим щекам, душа меня.

Мир превратился в кавардак, и я тоже.

 


 

Глава 9

 

Я быстро застегнула онемевшими от холода пальцами фланелевое пальто. Оно принадлежало Райдеру и было на два размера больше, но в нем было тепло во время заморозков. На автопилоте быстро заплела свои длинные темные волосы в толстую косу, позволив ей свободно лежать на моей спине. Теперь она была длиннее, чем была, когда начался весь этот ад, когда жизнь была проще.

Я зашла на кухню и взяла бутылку со свежеочищенной водой из устья реки. Больше не было бутилированной воды, чистой и фильтрованной. Теперь каждую каплю приходилось очищать. Этот процесс был затянувшимся, но, по крайней мере, у нас была вода. О таком некоторые могли только мечтать.

Посматривая в окно, я подняла ружье, стоявшее у стены. Быстро проверила, заряжено ли оно. Я достала из кухонного шкафчика боеприпасы и засунула большие пули в карман пальто, чувствуя, как оно стало тяжелее.

Удерживая ружье в одной руке, я открыла заднюю дверь, сморщившись, когда петли заскрипели в знак протеста.

Я на какое-то мгновение замерла в ожидании, что кто-нибудь выскочит и начнет спрашивать, что я делаю, но этого не произошло. Выглянув на улицу, я ничего не увидела и не услышала. Рев воды в устье реки снаружи дома Райдера звучал так же, как и несколько месяцев назад, когда мы приехали сюда. Холодный ветер гулял между деревьями, заставляя мертвые листья, которые больше не могли и дня провисеть, падать на землю.

Я поспешила вниз по ступенькам. Все были заняты, никого не было в доме. Идеальное время, чтобы сбежать. Может, это мой единственный шанс, чтобы уйти.

Мне нужно было побыть одной. Мне нужен был воздух и уединение.

Проигнорировав резкий ветер, подувший с севера, я побежала к амбару. Земля под моими сношенными ботинками ощущалась промерзшей, напоминая мне о ледяной буре, которая прошла несколько дней назад.

Я открыла дверь в амбар и подождала минуту, чтобы глаза привыкли к темноте. Шесть месяцев назад я бы просто включила свет. Но теперь электричество было в прошлом. Старый друг канул в лету, чтобы о нем больше никогда не слышали.

Я поторопилась к каптерке, в которой лежали седла. Проведя рукой в перчатке по коже, я нашла то, которое хотела, — легкое и маленькое, как раз для меня. Сняв его с крючка, я схватила вальтрап и вожжи.

Отнесла это все к воротам на пастбище. Я осмотрелась и свистнула, надеясь, что моя лошадь услышит меня.

Через минуту галопом из леса показалась коричневая лошадь. Ее глаза дернулись, когда она увидела меня. Замедлившись, она посеменила ко мне, наблюдая за мной своими большими карими глазами.

— Привет, девочка, — прошептала я, поглаживая ее шею так, как она любила.

Она заржала в качестве приветствия и встала смирно, пока я перекидывала вальтрап через ее спину.

Все мои силы ушли на то, чтобы закинуть на нее седло. Она подпрыгнула из-за грубого отношения, но я не могла ни чем помочь ей. Я потеряла так много веса за последние пару месяцев, что не была уверена, осталась ли какая мышечная масса. Теперь нам приходилось нормировать нашу еду. Дженис с Роджером не планировали кормить три лишних рта, когда подготавливали запасы пропитания. Я поглощала недостаточно калорий, но ничего не могла с этим поделать. Зачастую Кэш или Гэвин делились со мной своей едой, но я всегда протестовала. Нам всем нужна была сила. Если кто из нас заболеет, это скажется на всех нас.

Переведя дыхание после энергичной работы с седлом, я осмотрела поле. Все тихо. Я свободно взялась за вожжи и подпрыгнула, не позволяя своей беременности предотвратить поездку верхом.

Пришпорив лошадь, я выехала с ранчо.

 

***

 

Меня разбудил тихий шум.

Я лежала на кровати и слушала. Вот снова. Тихий звон. Что-то кинули в мое окно. Сон развеялся. Я скинула с себя одеяло и поспешила к подоконнику. В темноте я едва заметила Райдера, который стоял в нескольких футах от дома. Когда он увидел, что я выглядываю в окно, то махнул мне выходить.

Я глянула на часы, проходя мимо тумбочки. Два часа ночи. Время, когда прекращается продажа алкоголя. Я вздохнула. Типичное для Райдера время, чтобы появиться здесь. Пьяным, помятым и истекающим кровью. Слишком много алкоголя и драк.

Выйдя на цыпочках из комнаты, я тихо двинулась по коридору. Половицы скрипели, протестуя под моими босыми ногами. Я остановилась и прислушалась, надеясь, что шум не разбудил папу. Звук его храпа эхом отдавался от тонких стен дома, давая мне понять, что путь открыт.

До меня донесся запах дождя, когда я открыла заднюю дверь. Я поскакала вниз по ступенькам, игнорируя гром, грохочущий где-то в отдалении.

Наполовину пройдя двор, я остановилась и осмотрелась, разыскивая в темноте Райдера.

— Райдер! — прошептала я разочарованно. Лучше бы ему не будить меня от мертвого сна, если придется повернуться и пойти обратно в дом. Я убью его. Ну, после того, как посплю еще несколько часиков.

Я начала идти обратно, когда две руки, знакомые с моим телом, обхватили меня за талию. Я вскрикнула и повернулась, сердце подскочило до горла.

Передо мной стоял Райдер с дурацкой кривоватой улыбкой на лице.

— Привет, красавица.

— Райдер, ты до смерти меня напугал! — крикнула я, откидывая его руки.

— Как поживает моя только что выпустившаяся подружка? — спросил он, покачиваясь на ногах.

— Ты пьян, Райдер?

Он наклонился ближе, и я почувствовала слабый запах алкоголя и его самого — что-то древесное и, ох, такое мужественное.

— Может я и пьян. У тебя с этим проблемы, малышка?

Я проигнорировала угрозу в его голосе. Райдер был всяким, но не опасным. Для остальных он был смертельно опасным. Губительным. Для меня он был... мрачным и полным высокомерия, но никогда не опасным. Он был больше похож на волчонка, который хотел поиграть. Просто ведите себя с ним правильно и берегитесь его острых когтей и зубов.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных