Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Оригинальное название: Promise Me Light (Promise Me #2) by Paige Weaver, 2013 10 страница




— Черт, Мэдди, я соскучился, — хрипло произнес он. Обхватил меня за голову, запуская пальцы в волосы. — Ты в порядке? Ева не рассказывала, где ты.

Я кивнула.

— В порядке. И даже больше, — шепотом произнесла я. Сквозь слезы я заглянула ему в глаза. Совершенно здоровые глаза.

— Мне было так страшно, Райдер. Я думала, ты умер.

— Не плачь, — сказал он, смахивая большим пальцем слезы с моей щеки. — Я вернулся за тобой, я же обещал.

Я вытерла слезы, при этом, скорее всего, перепачкав лицо грязью.

Его ладони опустились к моей куртке. Сжав ее за лацканы, он притянул меня еще ближе. Взгляд его метнулся к моему рту, у него вырвался стон.

Сперва я решила, что стон вызван желанием, но он поморщился. Отпустив куртку, он схватился за бок. Я расслышала, как он втянул воздух от пронзившей боли. Расстегнутая фланелевая рубашка не прикрывала его обнаженной груди. Было видно татуировки на одной стороне его тела, исчезающие под белой повязкой. Только эта повязка белой больше не была.

— У тебя кровь! — воскликнула я, убирая его руку с бока и видя капельки крови, просачивающиеся сквозь бинты.

Когда он ничего не ответил, я посмотрела на него, страшась увидеть в его глазах вернувшуюся лихорадку. Но вместо этого его ясные глаза изучали меня, будто вглядываясь в самую душу.

— А вот тебя не оказалось рядом, когда я пришел в себя, — тихим голосом пожаловался он.

— Но сейчас же я рядом.

Ладонью он обхватил мой подбородок. Провел большим пальцем по нижней губе; его кожа казалась такой грубой, потрескавшейся.

— Поверить не могу, что я здесь и прикасаюсь к тебе, — напряженно произнес он, глядя на мой рот.

— Знаю. Как же я скучала, — прошептала я, на глазах снова выступили слезы.

Я осторожно отодвинула его руку от раненого бока. Он втянул воздух, стоило мне оттянуть повязку. Я прикусила нижнюю губу, борясь с желанием разрыдаться от вида его мучений.

— Тебе надо лечь, пока не разошлись швы, — сказала я, вернув повязку на место.

— Насколько все плохо? — спросил он, глядя мне в глаза.

— Твоя мама вытащила пулю, но ты потерял много крови.

— Мы чуть не потеряли тебя, — вставила Ева, встав рядом со мной.

Райдер взлянул на нее, но меня так и не отпустил.

— Ты в порядке, Ева? — спросил он.

Она переминалась с ноги на ногу, переводя взгляд с пола на потолок. Вдруг она бросилась к Райдеру.

— Спасибо, — сказала она, крепко обнимая его. — Я никогда не забуду того, что ты для меня сделал. Никогда.

Он неловко похлопал ее по спине.

— Я бы сделал это снова, Ева.

Она отстранилась и громко хлюпнула носом.

— Я люблю тебя какой-то смесью любви и ненависти. Как друга, естественно.

Райдер прочистил горло.

— Да, я тебя тоже.

С довольным и чуточку влюбленным видом Ева отошла.

— Сколько я провалялся в отключке? — спросил он.

— Практически две недели, — ответила я.

— Проклятье, — он выругался себе под нос. Из него так и посыпалась брань, когда бок снова пронзило болью.

— Может, приляжешь? — предложила я, посторонившись.

Не успела я отойти, как он схватил меня за запястье. Жар, исходящий от его пальцев, начал растекаться по всему моему телу, сосредотачиваясь в самом моем центре.

— Ева, тебе, наверное, уже пора, — сказал Райдер, прожигая меня взглядом.

— Куда? Ты о ч... — Уголок губ Евы изогнулся в ухмылке. — Ааа.

Райдер пропустил это мимо ушей, его взгляд скользил вверх по моему телу, задержавшись на груди. Подо всеми одетыми на меня слоями одежды было незаметно, что я на четвертом месяце беременности. Я пока старалась не демонстрировать свое положение, но приближалось время откровенного разговора.

Ева вышла из комнаты, тихо закрыв за собой дверь. Мы с Райдером впервые остались наедине, нам больше не мешала лихорадка, и теперь он был в сознании. Сейчас существовали только мы вдвоем. Я занервничала, разволновалась и одновременно испугалась.

— Райдер, прошу тебя, приляг. Я не выдержу снова смотреть, как тебе накладывают швы, — взмолилась я, опустив руку ему на грудь.

— Попозже. Мне надо кое-что сделать. — Он дернул меня на себя. Я оказалась не готова к такому рывку.

Я с шумом выдохнула, падая на него. Его сильные бедра удержали меня он удара.

— Райдер, ты что творишь? Тебе же станет хуже, — затаив дыхание произнесла я.

Он не ответил. Его рука опустилась на мое бедро, заключая в ловушку. Другая, переместившись под косу, обхватила затылок.

— Хуже мне станет, если я не сделаю вот этого, — сказал он.

Не успела я осознать смысла его слов, как он накрыл мой рот. Его борода царапала мой подбородок. Его губы завладели моими, наверстывая упущенное и так ему необходимое. Меня переполняли эмоции. Жар, нужда, пламя и страсть. Все вместе, они рождались где-то внизу и растекались по всему телу.

Впервые за несколько месяцев я снова почувствовала себя живой.

Я застонала, когда он сменил угол наклона, требуя большего. Я разомкнула губы, сдаваясь под его напором.

Я разочарованно промычала, стоило его рукам отпустить меня. Но их возвращения долго ждать не пришлось. Одним движением он сорвал с меня вязаную шапочку и швырнул ее через всю комнату. И сразу же запустил пальцы в освобожденные волосы, запутываясь в них.

А когда он погрузил свой язык в мой рот, я просто обезумела. Мои руки переместились на его обнаженную грудь, такую теплую под моими пальчиками. Я ощущала ими очертания его мышц, и это напомнило мне, что он похудел в лагере для пленных, но по-прежнему оставался сильным и готовым сражаться.

— Сними ее, — прохрипел он мне в рот, дергая за мою куртку. — Мне надо ощутить тебя. Прикоснуться. Боже, я должен проверить и убедиться, что не брежу и не сплю.

Я замерла. Он хочет, чтобы я сняла куртку. Вот он. Момент истины. Момент, когда он узнает, что скоро станет папой.

Его губы снова накрыли мои, на этот раз более требовательно. Пока он целовал меня, я протиснула руки между нами и взялась за пуговицы своей поношенной куртки.

— Я постоянно думал о тебе, Мэдди. Днями и ночами ты занимала все мои мысли. Мне всюду виделось твое лицо. — Его рот опустился к линии моего подбородка, оставляя на нем влажный след. А большой палец пробежался под воротничком рубашки и погладил ключицу, запуская у меня табун мурашек.

Я расстегнула пуговичку, пытаясь сосредоточиться. Но учитывая его губы, желание во мне разрослось до опасного уровня.

— И твои волосы. Мне мерещились их прикосновения. Я вспоминал, как они накручивались на мои пальцы, когда я двигался внутри тебя, — хрипло выдохнул он возле моей шеи, стягивая резинку с моей косы. До боли медленно он расплел ее. А когда волосы свободно упали мне за спину, он запустил в них пальцы.

Я запрокинула голову, стоило ему начать вести дорожку из поцелуев вдоль моей шеи. Он немного сжал пальцы, не давая мне дергать головой, пробуя на вкус мою кожу.

Я часто задышала, прикрыв глаза. Задрожавшие руки забыли о пуговицах и переместились к его бедрам.

— И губы. — Он вернулся к моим губам, скользнув по ним своими. — Черт, Мэдди, воспоминания о твоих губах целыми ночами держали меня в напряжении.

Он с грубостью накинулся на мой рот, вынуждая меня разомкнуть губы. Я застонала, наткнувшись на его жаждущий язык. Он расстегнул еще одну пуговку на куртке.

— Только мысли о тебе помогли мне выжить, — прошептал он.

Расстегнув последнюю пуговицу, Райдер сразу же скинул с меня куртку. Она упала кучей у моих ног, накрыв ботинки и обмотавшись вокруг. Теперь меня прикрывали только слои рубашек.

Его пальцы потянулись к верхней пуговице моей рубашки, в то время как его язык проник в мой рот. Я не могла сопротивляться. Мои руки потянулись к его волосам, запутались в отросших прядях и притянули его ближе.

Когда он застонал, не от жажды, а от боли, волна беспокойства охладила мой разгоревшийся пыл.

— Мы не можем, Райдер, — сказала я, отстраняясь от его губ.

Он потянулся следом, почти падая с кровати, чтобы дотянуться до моего рта.

— На хрен «не можем», — прорычал он, обхватывая меня за затылок и дергая на себя.

Он накрыл мой рот поцелуем, а его руки снова занялись моей рубашкой. Не прошло и секунды, как он расстегнул все пуговицы.

Пришла пора признаться.

— Райдер, я должна рассказать тебе кое-что, — отстраняясь, произнесла я, проклиная весь этот момент.

— Потом. Ты нужна мне, — сказал он, сжимая кулак на моих распущенных волосах и возвращая к себе.

— А огнестрельное ранение тебе не помешает? — с улыбкой спросила я.

— Только не с тобой, малышка.

Услышав его слова, я вцепилась в его волосы и притянула к своим губам. Он зарычал, стоило мне поцеловать его, его руки метнулись к моим бедрам.

Я схватила его за руку. Держа его за запястье, я медленно потянула ее к своему животу. Сердце мое заколотилось, и руки задрожали. Вот и все. Что он скажет, как отреагирует?

До прикосновения оставались пара сантиметров, когда распахнулась дверь спальни.

В проеме стояла его мать с полными слез глазами. За ней был Роджер, держащий в руке бейсболку и нервно переминающийся с ноги на ногу.

— Мам. Пап, — проговорил Райдер, за бедра притягивая меня поближе.

Услышав его, Дженис влетела в комнату, ее сотрясали рыдания. Я отстранилась от Райдера, уступая место Дженис. Спустя секунду она бросилась с объятиями на Райдера, обнимая его, как ребенка.

— Райдер, ох, милый мой, — шептала Дженис, гладя его по длинным непослушным волосам.

Он обнял ее, такую хрупкую, глядя поверх плеча на отца. Роджер стоял в дверях, трепетно глядя на своих жену и сына.

— Все нормально, мам, — мягко произнес Райдер.

Дженис хлюпнула носом и, отстранившись, опустила руки ему на плечи.

— Мы думали, ты не выкарабкаешься. У тебя пошла лихорадка и...

— Я в порядке, — перебил Райдер, поймав мой взгляд. — Лучше и быть не может.

Его слова вызвали у меня мурашки. Притяжение между нами ничуть не ослабло. Время ничего не изменило. И ничто уже не сможет.

Дженис смахнула волосы у него со лба. Перед глазами всплыло, как она делала точно также, когда ему было четырнадцать. Райдера это всегда бесило, он заявлял ей, что уже не ребенок. А она ему отвечала, что для нее он всегда будет ребенком. Ее ребенком. Теперь я понимала, что это не пустые слова.

Минут десять или пятнадцать Райдер общался со своими родителями, уверяя их, что чувствует себя нормально. Дженис слушала, но все равно нервно хмурилась. Я так и чувствовала, что она хочет сказать ему что-то еще, и наконец она это сделала.

— Ты в порядке. Большего мне и не надо. Но ты должен кое-что узнать, Райдер. Мне следовало рассказать тебе это еще много лет назад. Но я так боялась ранить тебя, что ты убежишь. — Дженис откашлялась, от слез ее глаза стали ярче. — Думая, что ты погиб, я сама едва не умерла. Я во стольком виновата, столького не рассказывала тебе. Пора тебе узнать правду.

Райдер взялся за бок и попытался сесть ровнее, забеспокоившись.

— В чем дело?

Мне стало неуютно от присутствия при столь личном моменте. Я начала уходить, когда Дженис остановила меня.

— Останься, Мэдди. Ради него.

Я кивнула и села на ближайший стул. Тот же стул, на котором сидела, когда принесли истекающего кровью и умирающего Райдера.

Сделав глубокий вдох, Дженис рассказала все Райдеру. Она рассказала про его настоящую мать — ее младшую сестру. Про ее проблемы с алкоголем и наркотиками, про постоянные трудности. Описала, как годами пыталась помочь сестре, как мучилась в незнании, где она пропадает. Дженис рассказала о ее звонке и ночи, когда забрала его к себе домой из больницы, ночи, когда он стал ее сыном.

Райдер не отрывал глаз от своей мамы, пока она говорила, и сидел, не шелохнувшись.

— Она любила тебя, Райдер, по-своему. Не хочу, чтобы ты дурно думал о ней. Она просто не представляла, как растить ребенка, — мягко произнесла Дженис. — У нее были проблемы, и она не могла окружить тебя материнской заботой.

Райдер крепче сжал челюсть под густой щетиной. Я разглядела боль в его глазах, скрытую под маской суровости.

— Ты наш сын, в полном смысле этого слова, — вставил Роджер. — Никогда не забывай этого.

Рот Райдера мрачно искривился, взгляд ожесточился, когда он смотрел на своих маму и папу.

— Но я не ваш сын. Похоже, я пошел в точности в нее. У меня та же тяга к дракам и алкоголю, как и злость на весь мир. — Он покачал головой с отвращением. — Почему, черт возьми, вы мне не рассказали раньше? Это бы столько хрени объяснило.

Роджер оттолкнулся от дверного проема.

— Совсем нет! Ты такой, какой есть. Ты сам выбираешь свой путь. Хочешь пойти и напиться вусмерть, так вперед. Выбор только за тобой, не вали все на гены!

Дженис поднялась и нервными движениями расправила простынь и одеяло на кровати.

— Знаю, это шокирует, и нам следовало рассказать тебе все раньше, но ты мой сын, даже если не я тебя родила. Ты всегда будешь моим сыном, — сказала она.

Райдер кивнул, его ладони сжались в кулаки.

— Понял, — резко произнес он.

Какое-то время никто не произносил ни звука. Молчание было таким тягостным, что я заерзала на месте. Мне хотелось подойти к Райдеру, я понимала, что ему больно, но осталась сидеть.

Наконец Роджер махнул Дженис.

— Давай оставим их наедине, — сказал он. — Думаю, им это нужно.

Дженис нерешительно взглянула на Райдера, но Роджер взял ее за руку и вывел из комнаты.

После того как закрылась дверь, я не знала как быть. Такие новости меняют жизнь. Может, он хочет побыть один? Может, мне следует выйти? Или правильнее остаться?

Райдер сжал и разжал кулаки, отчего у него напряглись мышцы.

— Ты знала? — спросил он, глядя перед собой.

— Она рассказала мне в тот день, когда тебя нашли, — ответила я.

Проведя ладонью по лицу, он вздохнул.

— Черт, — прошептал он.

Столько боли было в одном этом слове. Поднявшись на ноги, я пошла к нему. Когда я оказалась на достаточном расстоянии, он потянулся ко мне и притянул к себе между ног.

Некоторое время мы так и держались друг друга. Его ладони обняли мое лицо, а мои пальцы замерли на его теплой шее.

Спустя, наверно, вечность, он убрал волосы от моей шеи, открывая ухо.

Наклонив голову, он прижался губами к чувствительной точке на мочке уха и прошептал:

— Спасибо, что терпела меня все эти годы. Я бы не пережил всю эту безумную хреноверть без тебя.

Его ладони опустились сперва на грудную клетку, затем легли мне на бедра. Губы отпустили мое ухо.

Я обхватила его за голову. Повернула лицом к себе и прижалась к его губам.

— Я люблю тебя, Райдер, — прошептала прямо ему в губы.

Стон был его ответом, когда мои губы раскрылись под его напором.

Мы остались наедине. Надо бы рассказать ему про ребенка. Но я не могла. Он только что узнал, что вся его жизнь оказалась окрашена ложью, что его усыновили. Просто перебор рассказывать ему сейчас, что он вскоре станет отцом, слишком быстро. Называйте меня кем хотите, но я просто не смогу.

Его руки проникли под рубашку, касаясь обнаженного бедра. Может, ему и больно сейчас, да и я еще скрываю свою беременность, но я хотела его. И ничто не могло отменить этого.

Его ладонь как раз направлялась к моему животу, когда дверь снова распахнулась, пресекая его действия.

Я оторвала от него губы. Неужели все позабыли, как стучать?

— Черт. Гэвин, я как бы занят, — увидев в дверях брата, сказал Райдер и достал руки у меня из-под рубашки.

— Как бы пофиг. Только гляньте, кто восстал из мертвых! — пошутил Гэвин, заходя в комнату. — Ужасный и всемогущий Райдер собственной персоной.

Я попыталась отойти, чтобы не мешать воссоединению двух братьев, но Райдер удержал меня, отказываясь отпускать.

— Ты как? — спросил Гэвин, остановившись у края кровати. Опустив руку Райдеру на плечо, наградил хорошим, сильным таким похлопыванием.

— Минуту назад было лучше, братишка, или мне называть тебя кузеном? — ровным тоном спросил Райдер.

— Значит, мама уже рассказала? — спросил Гэвин, переставая улыбаться.

— Да. Просто полный трэшак.

— Ну да. — Гэвин неуверенно почесал свой бородатый подбородок. Спрятав руки в задних карманах, он откашлялся. — Она рассказала мне несколько дней назад. Мне как-то похер. Мы все равно братья, Райдер.

— Ну а мне как-то не похер. Что еще я не знаю? — спросил Райдер, прожигая взглядом.

Гэвин потер кончик носа и взглянул на меня. Я ждала, что он скажет то, что просто уничтожит Райдера — я поцеловал Мэдди. Я задержала дыхание, молясь, чтобы Райдер не возненавидел нас после этого. Но Гэвин промолчал.

Гэвин переминался с ноги на ногу и начал разглядывать свою обувь, а я отвернулась. Райдер рассматривал нас, его взгляд метался между мной и Гэвином.

— Да что с вами? — спросил он, выпуская меня из своих рук. — Что вы скрываете? — в его голосе прорезалась жесткость, а взгляд стал ледяным — такой знакомый мне образ.

— Ничего, — ответил Гэвин, снова бросая на меня взгляд.

— И почему я тебе не верю? — парировал Райдер. Словно существо, включившее защитный механизм, Райдер спрятал все свои эмоции, прикрывая их гневом и раздражением. Он отстранялся от меня, возводя вокруг себя прочный занавес, за которым никто не мог его увидеть.

Пожав плечами, Гэвин отвернулся. Вина так и читалась у него на лице. В отличие от Райдера, он не обладал талантом скрывать свои эмоции, у него всегда была душа нараспашку. Схватив из угла стул со спинкой из перекладин, он приставил его к кровати. Повернув спинкой вперед, он сел на него, глядя на Райдера.

— Лучше перейдем к делу, — сказал он, сложив руки на спинке. — Что с тобой произошло?

— Что именно ты хочешь услышать? Историю о том, как меня подстрелили, после чего затащили в ту адскую бездну, или же другую — как меня избили и бросили в луже крови мухам на пир? — прямо спросил Райдер.

У меня кровь отхлынула от лица. Мне срочно понадобилось присесть, я опустилась на стул. Я знала, что Райдера избили. У него вся спина была испещрена рубцами и порезами, оставленными или плетью, или цепью. Огромные синяки, по форме напоминающие отпечатки мужского кулака. Его избили, пытали, подстрелили и бросили умирать. Просто чудо, что он выжил. Но слышать все это из его уст просто невыносимо.

— Сколько солдатов в лагере? — спросил Гэвин тоном, словно вел допрос.

Райдер пожал плечами.

— Понятия не имею. Но я бы сказал, что где-то около сотни, только они то появлялись, то исчезали, так что не факт.

— Сколько заключенных?

— Пятьдесят? Шестьдесят? Меня почти не держали в камере, так что не знаю, — ответил Райдер.

— Оружие?

— На любой выбор. Пулеметы, гранаты, гранатометы*. А еще у них есть генераторы. И каждый вырабатывает энергии достаточно, чтобы осветить целое здание.

прим. рпг — ручной противотанковый гранатомет

— А что с...

— Слушай, Гэвин, а давай я тебе просто расскажу обо всем по порядку? Иначе ты всю ночь будешь заваливать меня херовой тучей вопросов. — Райдер посмотрел на меня, его взгляд опустился к моим губам. — И у меня есть дела поважнее.

— Тогда выкладывай, — сказал Гэвин таким же жестким тоном как у Райдера. — И я позволю тебе вернуться к тому, на чем прервал.

Райдер метнул в Гэвина раздраженным взглядом.

— Хочешь знать, что там было? Я прошел через ад, вот что. Меня избивали минимум дважды за день, всем, что только попадалось им под руку. Провода, трубы, цепи. Им было все равно чем. Они кормили меня хлебом с личинками и водой, с видом и запахом будто в нее нассали. — Он потер затылок; это действие выражало нервозность и желание прекратить этот неприятный рассказ. — Ко мне применяли психические пытки, как в долбанных фильмах. И черт, они сработали. Я боялся засыпать. Меня мучили кошмары. И не могу сказать, что они прекратились.

Я заерзала на стуле, с мукой вспомнив, как он просыпался с криками и вертелся, словно сражаясь с кем-то. Я думала, что дело в лихорадке, но теперь я поняла, что это были за кошмары.

Райдер провел рукой по волосам, затем по бороде, ему нелегко было рассказывать все это.

— Что у меня на лице? — спросил он, почесывая щеку. — Чешется. Мне нужна бритва.

— Потом. Нам нужны детали, пока сюда не заявились другие уроды, — сказал Гэвин с растущим нетерпением.

Держась за раненый бок, Райдер сел ровнее, вмиг став серьезнее.

— Другие? Что, блин, здесь произошло, пока я был в неадеквате.

— А ты не помнишь?

— Ни черта, — признал Райдер с растущим раздражением. — Помню только, как меня подстрелили и что я поплелся домой. Последнее, что я помню — это Мэдди на пастбище. Да расскажи, что было, пока я валялся в постели, как инвалид?

— Успокойся. Иначе у тебя швы разойдутся, — буркнул Гэвин. Он повел плечами и покосился на меня.

— Несколько дней назад, дьявол, а может, и больше, один из них искал тебя. Но нашел Мэдди, — сказал он.

— Проклятье, — выругался Райдер, переводя глаза на меня. — Ты цела?

— У меня ничего не отрезано, так что да, я цела и невредима, — ответила я, чувствуя, что краснею под его изучающим взлядом.

Райдер начал говорить что-то еще, но Гэвин перебил его.

— Ты каким-то образом выбрался на улицу и несколько раз выстрелил в него. Попал в плечо, но он сбежал. Мы не смогли найти ничего. Он исчез бесследно.

— Трусливые сукины дети, — сказал Райдер.

— Так что им надо? — спросил Гэвин.

Райдер начал обдумывать. Его взгляд оставался на мне еще секунду, прежде чем ответил Гэвину.

— Убить меня. Увидеть, как меня повесят за содеянное, — мрачно произнес он.

— Что ты сделал? — спросил Гэвин.

Жесткость вернулась во взгляд Райдера, как и лед.

— Я убил их долбанного лидера.

— Вот дерьмо! — прошипел Гэвин, обмякнув на стуле.

— Они решили, что я сдох, и собирались закопать меня во дворе тюрьмы. А когда мы оказались по другую сторону от забора, который эти уроды возвели вокруг своего лагеря, я прикончил этого сукиного сына. Просто выхватил его пистолет и выстрелил прямо в грудь. В последовавшем хаосе я и выбрался, правда с пулей в качестве прощального подарка. — Он сделал глубокий вдох и резко выдохнул. — Они вернутся. Вопрос времени. Я разбередил осиное гнездо, и теперь они жаждут крови.

С измученным видом Гэвин потер кончик носа.

— И мы привлекли к себе внимание.

— Причем давно. Еще в тот момент, когда ступили на их землю, нам сразу нарисовали на спинах мишени. А теперь я привел их прямо к Мэдди, — с отвращением к себе произнес Райдер. — Из-за меня все в опасности.

— Ну, если решал бы я, — заявил Гэвин. — То мы встанем на позиции и примем бой.

Я попыталась вслушиваться, пока они обсуждали стратегию, но у меня начали закрываться глаза. Я почти уже спала, когда в комнате прозвучали слова Райдера.

— Спасибо, что присмотрел за ней.

— Я же обещал, — отозвался Гэвин.

Так и сидя с закрытыми глазами, я блуждала между сном и реальностью

— Если бы с ней что-то случилось, — тихо сказал Райдер, — я бы разорвал тебя голыми руками.

— С ней все хорошо. Ничего не случилось.

— Но если бы случилось, если бы ее ранили или еще что похуже... черт, даже думать об этом не могу. Я бы пришил всех террористов, чтобы защитить ее. Она...

— Ты ее любишь, я понимаю, — буркнул Гэвин.

— Я ее не просто люблю, она значит для меня гораздо больше. Гораздо.

 


Глава 16

 

Меня что-то толкнуло. Я поглубже закуталась в одеяло и прижалась к чему-то теплому рядом. От холода у меня занемели подбородок и нос. Я подтянула колени ближе к груди и обняла руками живот, отчего сразу же стало спокойнее. На задворках сознания мелькнул вопрос — кто меня уложил, но вскоре мне стало все равно. Под одеялом ведь гораздо теплее, чем в кресле, так что жаловаться нечему.

Я снова ощутила толчок, на этот раз более сильный и резкий. Я распахнула глаза, но в комнате царила полная темнота.

Что происходит?

Осознав, что рядом со мной кто-то лежит, я начала переворачиваться, как вдруг пролетевший в воздухе кулак задел мою руку.

Я вскрикнула и откатилась на край кровати. Сразу стало холодно, комната напоминала уже не спальню, а холодильник. Довольно быстро мои глаза приспособились к темноте. И я разглядела очертания лежащего рядом человека. Он стонал и метался, его ноги дергались под одеялом.

— Райдер? — позвала я, коснувшись его руки.

Он вздрогнул, его голова начала дергаться из стороны в сторону.

— Нееееет! — закричал он, отскакивая от меня. Но у него были закрыты глаза.

— Райдер! — позвала я громче, встряхнув его. Мне становилось страшно. Его ноги продолжали лихорадочно дергаться, но каким-то чудом меня они не задевали. Огромный кулак снова пролетел мимо, едва не попав мне по голове.

Лунный свет упал на белую повязку на его животе. Если его не разбудить, то у него разойдутся швы! Так что, проигнорировав опасность, я опустилась на колени и подползла к нему. Я попыталась ухватить его за руки и успокоить, но он сопротивлялся.

— Райдер! Проснись! — крикнула я, пытаясь привести его в чувство.

Все так же не открывая глаз, он прорычал:

— Рискните убить меня, ублюдки!

Неожиданно он распахнул глаза, но они казались остекленевшими. У него на лбу выступил холодный пот, но при этом он весь горел.

Лихорадка вернулась.

С новым рыком он обхватил оба моих запястья и, крутанув на спину, лег сверху, придавив своим весом. Тяжело дыша, Райдер пристально уставился на меня. Я вспомнила как он описывал свои кошмары. В этот момент мне стало понятно, что видит он вовсе не меня.

— Райдер, это я — Мэдди, — дрожащим голосом воззвала к нему я, умоляя очнуться. Я попыталась высвободить руки, но он вцепился в меня мертвой хваткой.

В его глазах не было абсолютно ничего. Никакого узнавания. Полное отсутствие сознания. Лишь лихорадка и галлюцинации.

Одной рукой удерживая мои запястья, другой он медленно сжал мое плечо. Прикосновение было грубым, его пальцы впивались, оставляя синяки.

Мне становилось тяжелее дышать, лежа под ним. Я боялась пошевелиться. Боялась как-то спровоцировать его.

— Райдер? — Я надеялась, что хотя бы от звука моего голоса он придет в себя. Ведь раньше мне удавалось успокоить его таким образом. Так почему же сейчас не получалось?

Его пальцы уже переместились к моей ключице и ползли все выше.

— Райдер, приди в себя, — сказала я, все-таки поерзав.

Вдруг вместе с яростным рыком он сжал свои пальцы у меня на шее, с легкостью обхватив мое горло одной рукой. Я ощущала давление его пальцев на своей шее. Я вцепилась в его запястья и попыталась убрать от себя, но он быль сильнее меня, гораздо сильнее.

Я сделала единственное, что могла — закричала. Передо мной был не Райдер, а совершенно чужой человек. Одержимый мрачными демонами прошлого.

Я закрыла глаза, мечтая, чтобы все происходящее оказалось лишь сном. Я не хотела видеть его таким, не хотела ощущать подобных прикосновений. Я любила его. Как между нами могла встать жестокая война? Она не могла отобрать у меня моего мужчину.

— Райдер, прекрати, — выдавила я с опаской, что он сожмет пальцы сильнее. Но он лишь рыкнул. Все его тело просто пылало.

Я позвала на помощь и сразу же услышала топот из коридора. Спустя секунду, дверь спальни распахнулась и ударилась о стену.

— Какого черта! — закричал Кэш, ворвавшись внутрь. Гэвин и Броди последовали за ним, готовые к любой угрозе. Через несколько секунд Кэш оторвал от меня Райдера, отшвырнув на другую сторону кровати.

Я села, с ужасом наблюдая как Кэш, чуть ли не сев на него верхом, сдерживает Райдера.

— Что случилось? — спросил Гэвин, освещая фонариком кровать и пространство вокруг нее.

— Лихорадка вернулась! — оседая, отозвалась я, у меня потекли слезы. — Помоги ему!

Райдер продолжал бить кулакам направо и налево бросаться ударами, по-прежнему не контролируя себя, целясь Кэшу в голову. Когда Райдеру все-таки удалось скинуть с себя Кэша, на Райдера кинулся уже Броди.

Гэвин тоже бросился к ним, на ходу крикнув:

— Мэдди, уходи отсюда!

Я сомневалась, я не могла оторвать взгляд от Райдера, не могла уйти. Он крепко сцепил зубы, от боли он весь побелел. Но что пугало на самом деле, так это его глаза — в них царила пустота. Он растворился в своем кошмаре, сражаясь с невидимыми силами.

— Мэдди, уйди! — крикнул Гэвин, которому на глаза упали темные волосы.

Путаясь в простынях, я быстро вскочила с кровати. Меня едва держали ноги, такими ватными они стали.

— Держи его, Броди! — закричал Гэвин, когда Райдер начал метаться из стороны в сторону, крича что-то об убийстве и побеге.

Не в силах больше смотреть на это, я выбежала из комнаты. За спиной эхом раздавались крики Райдера, они наполняли меня болью и разрывали изнутри. В коридоре я промчалась мимо одетой во фланелевую пижаму, теплую куртку и шерстяную шапку Дженис. Она бросилась ко мне.

— Райдер? — спросила она, запыхавшись.

Я оцепенело кивнула и застыла в темноте коридора. Краем глаза заметила, как мимо помчался Роджер. Когда передо мной остановилась Ева, чтобы узнать, в порядке ли я, ответ пришлось из себя выдавливать.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных