Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






При этом в структуру личности ребенка встраивается (интроецируется) слабый, искаженный и неполный мужской аспект.




К счастью, детское Я имеет здоровое стремление к целостности, еще более мощное, чем такое же стремление у взрослых. Если внутренний мужской или женский феномен у ребенка повреждены, малыш нередко создает для себя целебную фантазию и "поселяет" в эмоциональное пространство семьи воображаемого "ребенка" противоположного пола, предлагая эту игру отцу, матери и другим членам семьи. Так, девочка 4-х лет на протяжении нескольких месяцев постоянно рассказывала родителям, что некий мальчик Никита только что пошел мыть руки, что этот Никита очень ее любит, что они будут играть, гулять и так далее.

Другой пример — мальчик того же возраста в течение полугода "общался" с воображаемой девочкой Катей. Он предлагал маме и папе то пригласить Катю сесть вместе с ними за стол, то взять ее с собой в гости. Это заставило смущенных родителей обратиться к психиатру. Но родители беспокоились напрасно — ребенок таким образом лишь проецирует, "выносит" свой раненный аспект формирующихся мужского или женского начал вовне, в реальный мир семейных отношений, предлагая взрослым "подлечить" то, что требует в его внутреннем мире исцеления. По сути, это исцеление происходит с помощью самого главного лекарства — любви. Ребенок как бы говорит родителям: "Пожалуйста, полюбите мою противоположную половинку, и я почувствую себя более счастливым!". Родители имеют самое прямое отношение к этой потребности ребенка, так как контакт их собственных внутренних мужской и женской половинок, в таком случае, скорее всего, также требует исцеления и развития.

Если взрослые относятся к воображаемому персонажу принимающе, говорят о нем как о существующем, уделяют ему достаточно любви и внимания, ребенок через определенное время "забывает" о своем виртуальном "друге" или "подруге". Эта фигура, будучи наполненной вниманием и любовью, будучи "исправленной" и "исцеленной", возвращается в структуру личности ребенка и продолжает там свою естественную жизнь. Больше не являясь источником беспокойства, внутренние девочка или мальчик, "растут" с тех пор во внутреннем мире ребенка в более гармоничных условиях.

Виртуальные друзья противоположного пола могут возникать у ребенка не только в случаях, когда этим структурам необходимо исцеление, но и как символическое проявление вовне естественного процесса формирования Анимы или Анимуса. Важно лишь, с какой интенсивностью ребенок "общается" со своим внутренним другом или подругой. Если плотность этого общения граничит с навязчивостью, значит, потребность ребенка в поддержке его внутренней фигуры противоположного пола предельно высока. Если родителей появление виртуального друга или подруги их ребенка раздражает или смущает слишком сильно — это сигнал, указывающий на то, что внутренние части противоположного пола в личности самих родителей также нуждаются в серьезной поддержке.

У детей и взрослых неосознанные стратегии исцеления травмированных частей личности нередко различны. Если у детей работа защитных механизмов чаще всего связана с привлечением метафорических и символических ресурсов внутреннего мира, то есть, дети легко создают образы и пользуются ими как реальными целебными силами, то защитные механизмы взрослых больше тяготеют к включению инстинктивных, архаичных слоев психики — у взрослых возникает защитная агрессия, включаются инстинктивные паттерны поведения и стереотипы, усвоенные ранее. Например, если ребенок стремится компенсировать недостаток получаемой им любви за счет фантазий о своих подвигах и о том, что его как героя чествует весь народ, то для взрослого потребность в любви может сопровождаться агрессивным отношением к людям, и даже — агрессивными действиями в их адрес. Понятно, что взрослые, легко использующие образы, во многом обязаны этим своему Внутреннему Ребенку.

Дети, пользуясь ресурсами мира образов, указывают нам на естественную связь детской личности с высокими уровнями сознания — с божественным сознанием, обладающим неисчерпаемым потенциалом, который наше Я воспринимает на языке символических матриц — архетипических образов. Взрослые же, с годами "спустившиеся" в физический мир более глубоко, чем дети, порой нуждаются в восстановлении связи с божественными слоями сознания. И здесь мы учимся у детей, когда привлекаем для исцеления различных частей психики в качестве источника неисчерпаемых ресурсов мир сказок и мифов, а также — основанную на их символике инициационую практику, предполагающую создание людьми своих собственных внутренних сказок.

Так же отличаются и стратегии самоисцеления у мужчин и у женщин. Женщиы, больше чем мужчины, но меньше чем дети, склонны использовать образы для самоисцеления. В то же время для мужчин все зависит от того, насколько возможен контакт мужской части Я с его женской и детской частями. Чем глубже этот контакт, тем легче мужчине оперировать своим символическим сознанием — использовать образы для решения психологических проблем.

В инициационной терапии для анализа и коррекции фундаментальной тройной внутриличностной матрицы мужское-женское-детское, наряду с другими техниками, используется инициация "Внутренняя семья".

Участник инициации может побывать в любой из позиций, узнав, в каком состоянии находятся его мужское, женское и детское начала, и каковы отношения между ними. При этом, благодаря использованию направленного воображения участника инициации, удовлетворяются насущные потребности мужской, женской и детской частей личности. Подробное описание проведения этой инициации приведено в главе "Самостоятельная работа в инициационной терапии".

Участники инициации "Внутренняя семья", проходя ее впервые, часто обнаруживают, что картина их внутренней семьи представляет собой полностью разобщенные или едва пересекающиеся (или вовсе не пересекающиеся) внутренние мужское и женское пространства. Нередки случаи, когда женское пространство не только не является включенным в мужское, но и имеет гораздо большие размеры, чем мужское. Порой женское начало личности даже включает мужское в себя полностью или частично. В отдельных случаях наиболее объемным пространством, окружающим личность, оказывается пространство Внутреннего Ребенка. Человек с такой внутриличностной структурой обычно использует детские стратегии в решении задач — ожидает снисхождения к себе, вызывает к себе жалость. В то же время, контакт с миром образов легко доступен такой личности.

Обнаружилось, что в ходе инициации "Внутренняя семья" женщины, исследуя позицию своего Внутреннего Ребенка, на вопрос "какого пола представляется вам ребенок?" в 90 % случаев отвечают, что это мальчик. Дело в том, что патриархальная культура предъявляет к девочкам такие же требования, как и к мальчикам. По меркам цивилизованного общества, девочки в первую очередь должны получить образование, им прививается рациональное, а не чувственное отношение к миру, от них требуют исполнительности, равития воли и инициативы. Поэтому детский бессознательный аспект личности взрослой женщины невольно осознает себя, прежде всего, мальчиком, вынужденным завоевывать мир, а не девочкой, для которой должны быть ценны чувства и их оттенки, а также — доброта, красота, мягкость, способность исцелять, уравновешивать эмоции, восполнять силы. Как же при таких искажениях не возникнуть проблемам в парах, как не появиться дискриминации полового самосознания? И в самом деле, если и женщины, и мужчины в глубине Души чувствуют себя "мальчиками", то осознавать это по меньшей мере неприятно. Тем более что на уровне общественный явлений этот процесс проявляется растущей открытостью гомосексуальной культуры. Поэтому любые разговоры о мужской и женской духовной зрелости, о различиях в функциях и ответственности полов могут раздражать современных представителей западной культуры, казаться им неуместными.

В современных науке и культуре наблюдается неосознанное стремление "перепрыгнуть" вопросы пола и исследовать общечеловеческие, то есть бесполые, абстрактные явления психики. Сакральная же основа личности — союз ее основополагающих мужской и женской половинок — "выпадает" за пределы коллективного западного сознания.

Мы встречали людей, в том числе психологов, которые искренне протестовали против подхода с точки зрения полов. Их оскорбляло, что проводятся исследования в этой области, а подход с точки зрения мужского и женского представлялся им излишне биологическим, принижающим высокий ранг человеческого духа. При этом наши оппоненты неизменно оказывались либо женщинами, либо мужчинами, независимо от степени своего негодования.

Между тем известный философ Василий Розанов еще в начале XX века говорил о восхождении к глубинам пола как о пути к Богу, к познанию сути и смысла бытия [18].

Рис. 2а. Схема здорового развития мужской и женской структур личности.

Рис. 3а. Схема формирования дефицита полового самосознания.

Политика "перепрыгивания" вопросов пола не выдерживает испытания временем. Ее отменяет потребность коллективного сознания в подлинной духовной эволюции, которая невозможна без проживания этапа личностной целостности. Достижение целостности возможно только в результате установления здорового контакта между фундаментальными частями личности — мужской и женской ее половинками.

Философия, исследующая законы мироустройства и жизни духа, легко преодолеет множество противоречий, когда исследователи мировых законов, обретя внутреннюю целостность, откроют полярное единство своего собственного внутреннего мира. Это позволит сознанию подняться в те его в области, которые не содержат противоречий, что возможно лишь через достижение внутреннего, духовного контакта мужского и женского миров, то есть — через достижение сакрального брака. Нет более видящего и мудрого познающего субъекта, чем личность, достигшая высоты своей целостности, соединившая в себе две великие познающие и творящие стихии — мужское и женское сознание. Только такая личность обладает истинным видением и не страдает от искаженной картины мира.

К. Г. Юнг писал, что, достигая целостности, наше Я подходит к возможности своего "растворения", к космичности восприятия. Отсюда наиболее явно открывается многоплановость и многогранность мира, основой которого является жизнь Духа. Но высота такого плана неизбежно пугает, так как у человеческого Я есть естественный механизм сохранения самого себя, и поэтому Я противится процессу "растворения". Здесь кроется величайшее из противоречий, вечно порождающее философские кризисы. С одной стороны, мы стремимся к целостности и содержащейся в нем стихии счастья (со-частия как со-творящего единения мужской и женской частей). С другой стороны, мы опасаемся этой высоты, так как счастье неразрывно связано со здоровым исчезновением ощущения важности Я: как телесного, так и личностного его аспектов.

Таким образом, процессы личностного и духовного роста периодически неизбежно приводят общественное сознание к проживанию критических этапов. В частности, они переживаются как кризисы семьи и духовного здоровья нации, и, наконец, — как демографический кризис, наглядно отражающий упомянутые два. Демографический кризис можно рассматривать как результат "тотального одиночества" переразвитой материнской структуры в личности цивилизованного человека. Оторванный от матери-природы и контакта с великим отцом — божественным сознанием, современный человек оказывается внутренне однополым. В его внутреннем мире разворачивается архетипический кризис — материнское начало все менее способно зачать, так как не защищенное мужским, материннское выживает самостоятельно лишь за счет архаичных женских сил. Все более сильно "придавливая" мужское, внутренняя гиперМать в личности современного западного человека мешает мужскому началу развиваться и достигать высшего проявления мужественности — отцовства. Такая ситуация требует осознания и повышения ответственности каждого из нас за степень зрелости своей личности, за здоровье своей семьи, своего рода, и как естественное следствие — роста ответственности за национальное и планетарное благополучие.

Что же касается условий достижения личностной целостности (зрелости), то и здесь наблюдается неизбежный парадокс. Взрастить до достижения полной зрелости, то есть — полного духовного расцвета любой мужской феномен (как Внутреннего, так и реального мужчину), привести его на уровень зрелой мужественности, иначе говоря, — на высокую духовную ступень внутреннего отцовства может только зрелая женственность. Это дело высших женских энергий, где женское и материнское уже не противоречат друг другу, а образуют гармоничное целое. В то же время, для формирования зрелой женственности необходимо стабильное поле зрелой мужской защиты на всех уровнях.

Выходом из этого "заколдованного круга" может стать, на наш взгляд, осознанное проживание достаточного количества мужских и женских инициаций, а также — инициаций, направленных на поэтапное строительство здоровых и гармоничных взаимоотношений между мужским и женским началами личности современного человека.

Духовное «вынашивание» — суть женского начала




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных