Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Заставить Будильник Отключиться. 3 страница




Удивительно, что он делает обе эти вещи через несколько секунд после прихода.

Как только он справился с этим, ему сразу же было дано через врачей, медсестёр, мать и отца то, какую грандиозную работу он должен произвести, чтобы выяснить, что есть что.

При рождении он не может видеть. Он является функционально слепым. Однако, как только он выносится на свет впервые при рождении, он немедленно начнет пытаться использовать своё зрение. Он отреагирует на свет даже при том, что сначала он может сделать это в течение короткого периода. Его попытки видеть будут недолгими. Он быстро устаёт и засыпает после попытки увидеть.

Он также не может хорошо слышать. Было доказано, что младенцы в утробе отвечают на определенные звуки и голоса, если они достаточно громки. Однако, при рождении ребенок, в функциональном смысле, глух. Он может услышать некоторые громкие звуки, но большинство звуков не может услышать совсем. Часто ребенок рождается в окружающую среду, полную громких звуков. Это создает слуховой хаос для ребенка. Этот нечёткий звук будет труден для его слухового восприятия.

У ребенка есть осязательная чувствительность, конечно, но это - очень незрелая чувствительность. Он может использовать свое обоняние, чтобы определить местонахождение матери, и если он будет в хорошей неврологической форме, то сможет сосать и глотать вскоре после рождения.

Он может свободно двигать своими руками и ногами, но движение вперёд является затруднительно, особенно когда его пеленают, как мумию, и кладут на спину в детской комнате.

Он может кричать, но его дыхание еще не достаточно хорошо для него, чтобы быть в состоянии дифференцировать звук, который он делает. Таким образом, он может издавать только крик и он будет использовать его, чтобы сообщать обо всём.

Он может хватать палец, помещенный в его руку сразу после рождения. Родители часто удивлены силой хватания своего новорождённого ребенка. Однако он может схватить очень хорошо и, кажется, весьма силен, но у него нет способности отпустить, даже если он хочет сделать это.

Вообще новорождённый ребенок существует в слепом, глухом, относительно бесчувственном мире, в котором он не может двинуть или использовать свои руки и затрудняется издавать звуки.

Это не самое счастливое состояние, в котором можно оказаться.

Новорождённые младенцы не счастливые маленькие свёрточки, как мы любим представлять их. Наоборот они очень устремлённые человеческие существа, борющиеся против очень трудных обстоятельств, чтобы преодолеть слепоту, глухоту и неподвижность.

Они смертельно серьезны и должны такими быть.

Нелегко и небезопасно быть новорождённым ребенком.

Ребенок думает, что это его работа учиться видеть, слышать, чувствовать и перемещаться в любой момент как можно раньше. Он будет использовать каждый бодрствующий момент, чтобы сделать это. Единственный реальный вопрос - поможем ли мы ему сделать свою работу или будем стоять на его пути.

Никакой нормальный родитель никогда не намеревался мешать своему новорождённому ребёнку, но невольно мы делаем это всё время.

Некоторые из наших современных методов рождения и ранней заботы о детях развились без малейшего осознания относительно того, что мы делаем и почему мы это делаем. Когда есть причина для того, что мы делаем, это часто просто потому, что нам это удобно. Трагично, но то, что, может казаться, удобным и эффективным во взрослом мире часто очень плохо для крошечного ребёнка.

Давайте посмотреть на типичную окружающую среду новорождённого ребенка и зададим такой вопрос: это удобно ему или нам?

После того как ребёнок родился, его обычно забирают от матери, пеленают и кладут на спину, и часто, если это разрешает мама, его кладут в детскую комнату со многими другими детьми.

Это хорошо для него или просто более удобно для больничного персонала, чтобы следить за ним?

Природа организовала всё так, что есть одна мама, один ребёнок, и что новорождённый постоянно находится под наблюдением и обследованием своей мамы. Мы нарушаем естественный порядок и забираем ребенка, так что он становится одним из детёнышей, за которыми следят не их собственные матери, а несколько добросовестных медсестёр.

Чтобы помочь медсестрам следить за очень многими младенцами сразу, их кладут на спины так, чтобы медсестры могли быть уверены, что они дышат.

Младенцы покрыты одеялами, потому что детская не достаточно тепла для них, чтобы быть голыми. Если бы мы сделали детскую достаточно теплой для младенцев, чтобы быть голыми, то это было бы слишком жарко для медсестер.

Хотя младенцы не могут видеть или услышать своих матерей очень хорошо после рождении, они могут чувствовать запах своих матерей. Когда их отправляют в детскую, они не могут больше чувствовать запах матери. Это очень печально для ребенка.

Его требование выжить говорит ему: "Держись всё время возле мамы!" Поэтому он будет кричать, чтобы позвать маму к себе. Так как мать на расстоянии в сто ярдов, она не может услышать его требование и не отвечает на него. Таким образом, ребенок осознает, что его мамы здесь нет, и его попытки позвать ее остаются без ответа.

Это не утешительное условие для новорожденного.

Эта пугающая ситуация вызвана тем, что он может услышать громкие и повторные крики от других младенцев в детской, которые также пытаются позвать своих матерей.

И мы называем это "детской"?

Наши намерения могут быть хорошими, но мы организовали окружающую среду, чтобы обеспечить удобство для взрослых. Но едва можно найти хуже среду, если мы намеревались смущать, пугать и расстраивать его.

Когда ребенок прибудет домой, его будут продолжать пеленать независимо от того какое время года. Мы охлаждаем или нагреваем наши дома так, как удобно нам. Но ребенок нуждается в более теплой окружающей среде, чем та, которая устраивает нас, таким образом его нужно пеленать в первые несколько месяцев жизни.

Обернутый в одеялах и одетый в такую одежду, которая соответствует зимнему маскировочному костюму, ему вообще нелегко двигаясь. У него уже очень полное тело, которое достаточно трудно перемещать, а ещё одетый в толстый памперс, в детский костюмчик с длинными рукавами и длинными штанишками, а затем завёрнутый в пелёнки, ему нужно было бы быть борцом сумо, чтобы освободиться от того, во что он закутан.

И он отчаянно пытается двигаться.

Он будет отчаянно двигать своими руками и ногами в те редкие моменты, когда он освобожден от заключения одежды и одеял. Вот почему пеленание может быть таким испытанием. Это обычно единственное время в течение дня, когда на короткий момент он свободен. Он сопротивляется как сумасшедший, который обычно сводит нас с ума, когда мы пытаемся запеленать его.

Но не только одежда и пелёнки разбивают его попытки двигаться. Он почти всегда находится на спине с самого рождения. В этом положении он походит на перевернутую вверх дном черепаху. Все замечательные движения его рук и ног бесполезны в этом положении. В результате их он не двигается вперёд.

Однако, когда его кладут правильным образом на живот на гладкую, теплую поверхность, все те, казалось бы, случайные движения его рук и ног становятся продуктивными движениями и обеспечивают движение вперёд. Всякий раз, когда его кладут на живот, он начнёт делать тысячу один эксперимент, потому что он должен выяснить, как использовать свои руки и ноги, чтобы ползать. Природа предоставила ему страстное стремление двигать своё тело, и ему нужно время, чтобы научиться всё делать так, как это должно быть.

Если посчитать, сколько времени современный ребенок свободен перемещаться на животе по гладкой, теплой поверхности, Вы обнаружите, что это почти ноль.

Даже когда мы даем ему некоторую возможность подвигаться, мы ограничиваем его игровую площадку строго, размещая его в кроватке, в детском манеже, на качели или в ходунках. Каждое из этих устройств было изобретено, чтобы действовать как, своего рода, приходящая няня. Они разработаны, чтобы ограничить ребенка так, чтобы мы могли заниматься своими делами, не имея необходимости быть рядом с ребенком. Это кажется как необходимое удобство и даже безопасность для ребёнка, но это ни удобство по большому счёту, ни безопасность по малому счёту.

Нет ничего удобного, когда окружающая среды устроена так, что ребенок не может попробовать развивать свои жизненные способности свободно ползать на животе и четвереньках. Сейчас мы уже знаем, что это не просто случайные стадии в его развитии, а ползание на животе и четвереньках важны по отношению ко всем аспектам неврологического развития. Что может казаться удобным сегодня, окажется очень неудобным потом, если нехватка ползания на животе и четвереньках приведет позднее к трудностям в жизни.

Что касается безопасности с крошечным ребенком, то нет никакой замены реальному присутствию. Каждое устройство, которое позволяет нам устанавливать расстояние между нами и ребёнком, является устройством, которое убаюкивает нас ложным чувством безопасности.

У нас есть клиника, полная детей с травмами мозга, которые были здоровыми детьми, которые выбрались из своей кроватки и ударились головой, или выбрались из своего детского манежа, или упали в плавательный бассейн.

Урок прост - чем ближе ребенок к матери и полу, тем он будет в большей безопасности по большому и малому счёту.

И как родителям и как обществу, нам необходимо внимательно расставить свои приоритеты, когда мы решаемся привезти в этот мир ребёнка.

Если внимательно посмотреть, то можно увидеть, что мы были эгоистичными, нечувствительными и чрезвычайно близорукими, проектируя окружающую среду ребенка почти полностью для нашего комфорта и удобства, таким образом, лишая ребенка его неотъемлемого права перемещаться, исследовать и развить свои способности во всей их полноте.

Хотя мы не думали делать так, мы мешали развитию наших младенцев.

Потребности новорождённого намного более важны, чем наше собственное временное удобство. Окружающая среда должна быть разработана, чтобы гарантировать его безопасность и долгосрочный рост и развитие.

Семья и общество в целом желают извлечь выгоду из растущих способностей и счастья младенцев, которые воспитаны таким образом, чтобы удовлетворить их неврологические потребности.

Заставить Будильник Отключиться.

Мы уже достаточно много говорили о тех вещах, которые нам делать не следует, но обмолвились лишь словом о том, что мы должны делать, что бы создать наилучшие условия для наших детей.

Давайте остановимся на этом моменте немного подробнее.

Уже очень давно существует мнение, что основные этапы развития ребенка проходят совершенно независимо от воздействия окружения, лишь как результат того, что со временем ребенок становится старше.

Согласно данной теории ребенок начинает ходить в возрасте одного года, вследствие работы своего рода внутренних механизмов, подобно тому, как будильник, заведенный на 12 месяцев «приводит в действие» умение ходить.

Таким же образом раздается звоночек об умении говорить, и ребенок начинает произносить слова. Кроме того, данная теория предполагает «подготовительные» звоночки для каждой без исключения стадии развития ребенка. Согласно ей лишь течение времени дает человеку возможность развиваться и само развитие человеческих способностей, так же естественно, как смена времени суток.

Это называется «готовность». Например, в возрасте шести лет срабатывает звоночек и, если верить данной теории, именно в это время у ребенка появляется «готовность» учиться читать.

На наш взгляд, данное представление о «готовности» и вся теория о «звонках» в целом – явное заблуждение.

Например, если следовать данной теории и готовность к чтению появляется в возрасте шести лет, тогда как мы можем объяснить тот факт, что 30% детей в школах так и не овладевают умением хорошо читать даже к восемнадцати годам? Почему их звоночки не сработали в возрасте шести или семи лет? И почему их «будильники» продолжают молчать и тогда, когда им уже восемнадцать?

Еще сложнее объяснить (в рамках данной теории), что тысячи детей с повреждением мозга умеют превосходно читать уже к трем годам. Они оказались сверх готовы. Для них чтение было вторым наиболее значимым открытием в жизни после матери.

Почему их звоночки сработали раньше?

Надо признать, что обычно ребенок действительно начинает ходить в возрасте одного года. Но есть ли здесь причинно-следственная связь? Неужели это происходит лишь благодаря течению времени?

Конечно, нет.

После круглосуточного пребывания со здоровыми детьми, находящимися с самого рождения в идеальных условиях для развития, мы задались вопросом: «Почему они начинают ходить, говорить и использовать свои руки раньше, чем их ровесники?»

Почему их звоночки срабатывают раньше, чем предполагалось? Почему они развиваются быстрее?

Одним из самых интересных открытий для нас было заключение того, что рост и развитие являются результатом целого ряда стимулирующих факторов в окружении ребенка. Этот результат совершенно не обусловлен какими-то определенными возрастными звоночками.

В связи с этим, мы попытались найти различные способы «обойти звоночки» в работе с нашими детьми с повреждением мозга и их оказалось великое множество.

Нам удалось опровергнуть утверждение о существовании подготовительных звоночков и прийти к простому и, наш взгляд, верному заключению:

Мозг развивается в результате постоянной работы с ним, совершенно независимо от «возрастных звоночков».

В условиях постоянной стимуляции на каждом этапе роста ребенка процесс развития мозга происходит заметно быстрее, особенно в период его наиболее интенсивного роста, а именно - в первые шесть лет жизни ребенка.

Именно первые шесть лет жизни играют наиболее значимую роль в развитии человека, так как на это время приходится самый интенсивный рост мозга. В свою очередь, из этих шести первый год жизни является самым важным.

Расширение рамок зрительного восприятия новорожденного становится неотъемлемой частью процесса интенсивного развития мозга в течение первого года жизни ребенка.

Как мы уже ранее отметили, здоровый новорожденный ребенок, как и любое другое явившееся на свет существо фактически слеп. Он способен различать лишь светлые и темные пятна. У него срабатывает «зрачковый рефлекс на свет». Например, если мы направим яркий свет ребенку в глаза, он рефлекторно зажмурится, чтобы предотвратить попадание слишком яркого света в переделы видимой траектории. Если же мы уберем источник яркого света, ребенок снова откроет глаза, спокойно воспринимая приемлемое количество света.

 

Давайте рассмотрим это явление на примере троих детей:

1. Ребенок, родившийся в Чикаго, на два месяца раньше срока и на данный момент его возраст составляет ровно два месяца.

2. Абсолютно здоровый ребенок, родившийся также в Чикаго, ровно в срок, зачатый в один день с предыдущим ребенком.

3. Здоровый ребенок, возраст которого на данный момент составляет три месяца, родившийся в племени Шингу в Бразилии в Мату-Гроссу.

 

Если следовать теории о возрастных звонках, то ребенок, родившийся в племени Шингу должен видеть больше всех, недоношенный двухмесячный ребенок – чуть меньше, а новорожденный, зачатый в один день с предыдущим ребенком – видит меньше всех.

На самом же деле все происходит с точностью до наоборот. Как же так может быть?

Давайте начнем с двухмесячного малыша, который родился раньше срока и был лишен целых двух месяцев пребывания в уютной материнской утробе.

Мы обследовали этого ребенка при рождении и пришли к заключению, что преждевременные роды никак не отразились на его зрении. У него был абсолютно нормальный зрачковый рефлекс на свет и он отличал свет от темноты.

Второй ребенок был зачат в тот же день, что и наш недоношенный малыш и родился ровно в срок через два месяца, после появления на свет предыдущего ребенка. Мы так же обследовали его и получили такое же заключение, как и с первым ребенком - у него был абсолютно нормальный зрачковый рефлекс на свет и он отличал свет от темноты.

Оба ребенка были одного возраста согласно теории о «временных звонках». Новорожденный малыш, родившийся ровно в срок способен различать лишь светлое и темное, в то время как двухмесячный малыш, родившийся раньше срока, уже способен различать очертания и силуэты, как и полагается здоровому двухмесячному ребенку.

Почему же недоношенный ребенок способен различать силуэты, в то время как его ровесник, если мы рассматриваем его с точки зрения теории о «возрастных звонках», вовремя родившийся малыш различает только светлое и темное.

Ответ очевиден, не так ли?

Недоношенный ребенок имел возможность наблюдать за происходящим в этом мире целых два месяца, в то время как его доношенный «ровесник» был лишен такой возможности.

Нельзя прочесть книгу, если у Вас ее нет.

Нельзя научиться играть на скрипке, если Вам не на чем учиться.

Нельзя научиться плавать, если Вы никогда не видели воды.

Нельзя увидеть мир до рождения. Для того чтобы мозг научился различать то, что вы видите, необходимо время, месяц или два.

Как же обстоят дела с трехмесячным ребенком племени Шингу из великой бразильской саванны? Сорок лет назад это племя было настолько изолированно от мира, что легендарные браться Виллас Боас, были единственными, кто видел этих людей. Когда же в 1966 году научная команда прибыла на места их поселения, мы были третьими, четвертыми, пятыми и шестыми людьми, кто когда-либо видел их и жил с ними.

Ребенок Шингу соответствовал более старшему возрасту, чем три месяца. Он рос в своем племени в Мату Гроссу в Бразилии.

Исходя из теории о «подготовительных звонках» наш трехмесячный ребенок Шингу должен был различать предметы намного лучше, чем недоношенный двухмесячный малыш или доношенный новорожденный.

Но на самом деле все происходило совершенно иначе.

Лучше всех видел двухмесячный ребенок, менее отчетлив мир был для новорожденного малыша, который изучал его всего несколько дней, самый старший же ребенок не видел ничего.

Как так сложилось?

При отсутствии возможности видеть, течение времени не является преимуществом. Что же случилось с нашим малышом Шингу?

Это был очень красивый ребенок, как и все дети этого племени. В больших соломенных хижинах этих людей не было окон, а входом служил очень маленький проход. Маленькие размеры входа были обусловлены необходимостью обеспечения безопасности живущих в такой хижине людей. В эти жилища можно было войти, только очень сильно пригнувшись, что позволяло хозяевам без труда справляться с незваными гостями. В результате такой конструкции, хижины Шингу были очень темными

Почти весь первый год своей жизни ребенок Шингу проводит в хижине.

Когда наша команда прибыла в поселение Мату-Гроссу, это был один из тех немногих случаев в нашей жизни, когда полная безграмотность царившая там оказалась нам на руку.

Еще не подозревая об обычае держать детей в хижине до года, мы попросили познакомить нас с семьей, где есть ребенок минимум трехмесячного возраста, мы хотели посмотреть на него и сфотографировать. Нас привели к родителям, которые вынесли малыша наружу, чтобы мы смогли снять его на фото.

Мы попытались определить степень его развития исходя из работы его зрения, слуха и тактильного восприятия.

У него срабатывал зрачковый рефлекс, но он был способен различать лишь светлое и темное. В три месяца от роду ребенок не был способен различать очертания и концентрироваться на деталях.

Почему так произошло?

В течение года детей Шингу практически не видят света и когда их, в конце концов, выпускают из хижины, они практически ничего не видят. У них срабатывает зрачковый рефлекс, они зажмуривают глаза при ярком свете, как это делают новорожденные, но кроме света они не видят ничего.

Итак, наш ребенок Шингу является самым старшим среди троих рассматриваемых детей, но его зрительное восприятие мира находится на том же уровне, что и у новорожденного.

Недоношенный малыш визуально изучал мир уже за два месяца до того момента, как должен был родиться согласно сроку беременности. Если рассматривать его в рамках теории возрастных звонков, этот ребенок был самым младшим, но у него были целых два месяца для познания мира, в отличие от ребенка родившегося в срок. Он на пять месяцев опережает в визуальном познании мира ребенка Шингу. Уровень его развития с точки зрения визуального восприятия соответствует двум месяцам.

И мы приходим к выводу, что нет никаких «возрастных звонков». Развитие мозга зависит от работы с ним, а не от предопределенного расписания.

Теперь рассмотрим три семьи живущих по соседству в пригороде. Это семья Грин, семья Уайт и семя Браун.

В каждой из них в один и тот же день родился малыш.

Спустя пять недель миссис Грин встретила мистера Грина радостным событием:

- Милый, представляешь, наш малыш сегодня утром следил за мной взглядом. Он лежал на животике в кроватке, когда я прошла мимо него, он смотрел на меня и следил за моими действиями, несмотря на то, что я находилась в другом конце комнаты.

- И что тут такого? – удивился мистер Грин.

- Как что? Ему уже всего пять недель от роду, а наш педиатр уверяла меня, что до десяти недель дети еще не способны следить за чем-то взглядом. У нас гениальный ребенок!

Через десять недель после появления малыша на свет миссис Браун сообщила мистеру Брауну:

- Дорогой, наш малыш сегодня утром следил за мной взглядом.

- И что? – удивился мистер Грин.

- Ему сегодня ровно десять недель, а это именно тот возраст, когда ребенок должен начинать следить за предметами взглядом. У нас абсолютно нормальный здоровый ребенок!

Прошло тринадцать недель со дня рождения ребенка, и миссис Уайт обеспокоено сообщила мистеру Уайту:

- Милый, сегодня вечером нам нужно серьезно поговорить.

- Если ты по поводу денег, давай обсудим это прямо сейчас, - ответил мистер Уайт, озадаченный серьезным тоном супруги.

- Нет, дорогой, деньги тут совсем не причем. Это намного важнее, дело касается нашего малыша. Ему уже пятнадцать недель, а он еще не следит глазами за предметами.

- О, господи и в этом проблема? – удивился мистер Уайт.

- Конечно, он должен был делать это еще пять недель назад. Мне кажется с нашим малышом что-то не так.

В результате своих наблюдений каждая мама сделала вывод: миссис Грин – что ее ребенок гениален, миссис Браун – что ее малыш абсолютно здоров и развивается соответственно своему возрасту, а миссис Уайт заключила, что у ее ребенка на лицо какие-то проблемы.

Все трое женщин были абсолютно правы в своих выводах.

Но как они смогли объяснить такое положение дел?

Миссис Грин предположила, что их ребенок гениален, так и она и ее супруг всегда отличались незаурядными способностями.

Миссис Браун отметила, что ее ребенок совершенно нормальный и здоровый, так как они с супругом оба происходят из обычных семей, где дети всегда развивались согласно сроку и были совершенно здоровы.

Миссис Уайт же решила, что проблемы их ребенка напрямую связаны с родственниками по линии мужа, так как его тетя Мэйбл…

В сущности, все три матери были уверенны, что все, что происходит с их детьми так или иначе зависит от ген, наследственности.

Но тот факт, что их три совершенно разных ребенка отличаются друг от друга не из-за генетического различия, очевиден.

Развитие каждого из них зависит от того, что происходит вокруг ребенка.

В Семье Грин окружение малыша более насыщенно и разнообразно (что вполне может быть чистой случайностью).

В семье Браун ребенок имеет ограниченный ряд предметов для наблюдения, но их вполне достаточно для того, чтобы заинтересовать малыша.

В семье Уайтов ребенок практически лишен каких-либо стимулирующих развитие зрительного внимания факторов, что тоже, скорее всего, случайность, но в данном случае, не слишком позитивная.

Как все-таки грустно от того, что мы растим наших детей, частенько полагаясь на случай.

Когда мы заботимся о физическом насыщении ребенка, мы покупаем самую лучшую еду, когда же мы думаем об умственном насыщении – мы полагаемся на течение времени и на случайность.

То, что мы должны дать своему ребенку в первую очередь – саму главную привилегию, право получить и раскрыть свой человеческий потенциал на столько, на сколько это возможно. Именно поэтому Вы сейчас держите в руках эту книгу. Она поможет Вам найти возможность, чтобы раскрыть способности вашего ребенка, а не ожидать срабатывания несуществующих возрастных звоночков.

Запомните: Мозг развивается лишь в результате работы с ним.

Разница в развитии детей из рассмотренных семей обусловлена разницей наличия стимулирующих факторов, воздействующих на зрительное восприятие, которое неразрывно связано с работой всех отделов мозга.

Результат развития каждого из трех детей зависел от того, сколько раз мать или отец включали и выключали свет, солнце вставало и садилось, все это служило стимулирующими факторами. Самую важную роль в данном случае играло количество «световых вспышек» и их воздействие на ребенка.

Когда мы включаем свет в темной комнате у нас срабатывает зрачковый рефлекс на свет. Дети рефлекторно зажмуривают глаза при появлении источника света и открывают их снова в темноте. В обычных домашних условиях, подобное происходит несколько раз в день и, как правило, это происходит безотносительно к вопросу развития ребенка.

Вряд ли мы сможешь предположить, что отец, вернувшись домой, станет расспрашивать жену о том, сколько раз она включала и выключала свет для ребенка за прошедший день.

Но в домашних условиях семей наблюдающихся в нашем Институте Развития Человеческого Потенциала, подобная ситуация вполне типична. Родители слепых детей или детей с нарушением мозга провоцировали появление «световых вспышек» сознательно сотни раз в день, таким образом, давая своим детям возможность развивать, корректировать и усиливать зрачковый рефлекс на свет, что является первым и наиболее важным шагом на пути к зрению.

Родители здоровых детей, провоцирующие вспышки света с десяток раз в день, так же дали своим детям возможность развивать и укреплять зрительный рефлекс, что способствовало наиболее быстрому развитию зрительного восприятия.

Значимость быстрого развития зрительного восприятия заключается совсем не в том, что мы можем с гордостью сказать, «Какая прелесть, наш малыш развивается намного быстрее остальных детей». Каким же образом это может помочь ребенку?

Роль раннего развития зрения очень велика. Как правило, ребенок проводит в обычной с точки зрения визуального восприятия комнате как раз тот период, когда его мозг находится в стадии наиболее интенсивного роста. Он способен принять огромное количество информации, но его зрительные рефлексы еще слишком слабы.

Если же новорожденного ребенка стимулировали к развитию и укреплению зрительного восприятия, он обретает замечательную возможность увидеть и визуально познать окружающий мир как раз в период усиленного роста его мозга.

Развитие зрения неизбежно влечет за собой созревание и развитие других способностей и возможностей. Как только ребенок начинает видеть, он начинает намного быстрее понимать, кто с ним разговаривает и что происходит вокруг, у него тут же неимоверно возрастает необходимость двигаться. В результате, он прилагает намного больше усилий для того, чтобы двигаться и двигается все больше и больше. Движение в свою очередь стимулирует развитие тактильных ощущений, а также способствует дальнейшему развитию зрения. Так же движение развивает грудную клетку и дыхание ребенка становится более регулярным. Улучшение дыхания облегчает произнесение различных звуков, что делает общение ребенка с внешним миром значительно проще.

Таким образом, появляется благоприятная цикличность происходящего, чем больше мозг работает, тем быстрее он растет и тем восприимчивее к познанию мира становится ребенок. Это и есть главное определение работы мозга.

Стимулирование работы мозга должно происходит целенаправленно, а не в случайном порядке.

Нельзя допускать, чтобы стимулирование развития ребенка с повреждением мозга носило случайный характер, хотя, по правде сказать, это касается и здоровых новорожденных детей.

Способности и потенциал ребенка являются результатом работы и предоставленной возможности познавать мир и не зависят от возрастных звоночков или генетических моделей.

Действительные результаты исследования развития мозга, значительно важнее устаревшей теории развития мозга. Реальность оказалась куда лучше, чем домыслы.

Итак, мы увидели, как быстро развиваются зрительные функции при правильном и логическом подходе. Мозг отвечает за работу шести главных функций и их развитие так же зависит от правильного подхода. Подошло время, когда мы должны выяснить для себя, что же представляют собой эти шесть функций.

Профиль Развития.

Профиль развития разработан для выявления наиболее значимых стадий развития через которые проходят все здоровые дети в течение первых шести лет их жизни. Они отражают прогрессивное развитие мозга. Данный профиль является результатом многолетних исследований процесса развития детей.

Мы выделили шесть видов человеческих способностей, свойственных только человеку и отличающих его от других живых существ.

Эти шесть функций присущи исключительно человеку и все они являются функциями коры головного мозга человека.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных