Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






ЧАСТЬ III. МИГРАЦИЯ 2 страница




Техническую подготовку к высадке адмирал поручил Фулмару Стоуну, офицеру, вместе с которым он прошел всю войну с Сигнусом. Последние пару недель люди Стоуна миллиметр за миллиметром обследовали три челнока «Иоко» и адмиральский ботик. Они проверили все, что поддавалось проверке. Следовало убедиться (и они это сделали), что пятнадцатилетнее ожидание никак не сказалось на надежности челноков. Тем временем двенадцать пилотов «Иокогамы» под началом Кенджо Фусаиуки усиленно занимались на тренажерах-имитаторах. Какие только посадки им не приходилось здесь совершать! Все они в недавнем прошлом боевые летчики, и опыта полетов в сложных условиях у них было предостаточно. Пол удивился, когда Кенджо вступил в число колонистов. Ему казалось, что знаменитый ас-звездолетчик предпочтет записаться в одну из разведывательных групп. Там он, во всяком случае, смог бы летать. Но потом Бенден вспомнил, что Кенджо — киборг, с искусственной левой ногой. После войны отрядам ГРИО было из кого выбирать. И киборгов там не очень-то жаловали. Машинально адмирал сжал левую руку в кулак и потер ладонью правой костяшки трех искусственных пальцев, которые служили ему не хуже собственных. Усилием воли он заставил себя расслабиться. К чему предаваться пустым воспоминаниям, когда есть дела поважнее…

Вот, например, предстоящая высадка. Непредсказуемые задержки могут сорвать до мелочей распланированный процесс перевозки пассажиров и грузов с борта космических кораблей на поверхность Перна. Общую организацию предстоящей транспортировки Пол Бенден поручил Джо Лилиенкампу — лучшего человека для подобного дела просто не найти. Когда же Джо улетит на Перн, должность суперкарго на «Иоко» займет его помощник, Дези Архиед. В том, что он справится со своей работой, адмирал ничуть не сомневался. Эзра и Джим на «Бахрейне» и «Буэносе» тоже ручались за своих людей. И все-таки, всего лишь один маленький сбой мог свести на нет долгие месяцы подготовки.

Покинув главный коридор, адмирал направился к кают-компанию. Хорошо бы все прошло побыстрее. Он глянул на часы. До начала совета, когда капитаны «Бахрейна» и «Буэнос-Айреса» подключатся к единой сети связи, оставалось еще целых две минуты. Сперва — маленькая формальность — Эзра Керун, главный астрогатор экспедиции, подтвердит время выхода на окончательную орбиту. А потом — главное: выбор места высадки.

— Ставки сейчас, Лили, одиннадцать к четырем, — услышал Пол голос Дрейка Бонню, когда входная панель с шипением отъехала в сторону.

— За или против? — с улыбкой спросил Пол, входя в кают-компанию. Собравшиеся, вслед за Кенджо, вскочили на ноги, отдавая честь своему командиру. На центральном экране в кают-компании, как и во всех других помещениях, в безбрежном черном море космоса безмятежно парил бело-голубой Перн. Рядом пустыми глазницами серели два вспомогательных экрана — ровно через девяносто пять секунд на них появятся лица Эзры Керуна и Джима Тиллека.

— Тут есть кое-какие гражданские, которые полагают, будто мы с Дэзи не сможем сделать работу в срок, — ответил Джо, подмигивая Архиеду. Тот кивнул. Лилиенкамп не отличался высоким ростом, но видно — а, точнее, слышно — его было за версту. Вспыльчивый и крайне эмоциональный суперкарго за словом в карман не лез; вдобавок он обладал феноменальной памятью, без труда вмещавшей в себя не только все пари — кто, сколько, на что и с каким соотношением ставил, но и каждый пакет, коробку, ящик, канистру, находящиеся в его ведении. Его помощник и заместитель Дэзи Архиед частенько проклинал своего начальника за легкомыслие, но одновременно и восхищался его необыкновенными способностями. Именно Дэзи вскоре придется двигать грузы согласно разработанному Лилиенкампом плану — что и когда следует отправлять на погрузку, чем и как наполнять грузовые отсеки челноков. — Гражданские? — переспросил Пол. — Это те, кто еще с тобой ни разу не сталкивались?

Дежурно улыбнувшись Эврил Битре, женщине, отвечающей за тренировки на имитаторах, Пол сел в командирское кресло. Теперь он жалел, что в эти долгие годы полета провел так много времени в обществе этой знойной брюнетки. Но смотрелась она и впрямь потрясающе. Впрочем, скоро всем станет не до личных проблем. К тому же, с каждым днем в коридорах «Иокогамы» появлялось все больше и больше красивых девушек. Полу хотелось, чтобы одна из них вышла за него замуж. Нет, не за героя космофлота, адмирала и руководителя экспедиции, а просто за Пола Бендена.

Вспыхнули экраны: на левом — мрачный Эзра Керун, на правом — Джим Тиллек; его квадратная физиономия как всегда сияла радостной улыбкой. — Добрый день, Пол, — поздоровался Джим, на мгновение опередив Эзру.

— Здравствуйте, адмирал, — кивнул капитан «Бахрейна». — Позвольте сообщить, что мы придерживаемся расчетного курса с точностью до минуты. На окончательную орбиту мы выйдем через сорок шесть часов, тридцать три минуты и двадцать секунд. Каких-либо отклонений от курса не ожидается.

— Отлично, Эзра, — кивнул Пол. — Есть какие-нибудь проблемы?

Один за другим капитаны рапортовали, что программа размораживания колонистов идет точно по графику, и что челноки проверены и готовы к полетам.

— Теперь, — сказал адмирал, — узнав «когда», нам предстоит обсудить вопрос «куда».

Он откинулся в кресле, давая понять, что готов выслушать мнение своих коллег. — Скажи нам, куда высаживаться, Пол, — как обычно, не особенно церемонясь, заявил Лилиенкамп. Во время войны непосредственность Джо не раз доставляла Полу много веселых минут — и это в те дни, когда повод для веселья являлся необычайной редкостью. Кое-кто, правда, не видел в выходках Лилиенкампа ничего смешного. Вот и сейчас, Эзра Керун еще больше нахмурился, а Джим Тиллек, наоборот, ухмыльнулся.

— Ну, и какие сейчас ставки? — поинтересовался Джим у Лилиенкампа.

— Давайте-ка лучше перейдем к делу, — предложил Пол. — Обсудим все как следует. Наши пробы обследовали все три площадки, предложенные ГРИО. Если обратиться к карте, то их координаты: тридцать градусов южной широты и тринадцать градусов восточной долготы, сорок пять южной на одиннадцать восточной и сорок семь южной на четыре, точка, семьдесят пять восточной.

— Мне кажется, — сказал Дрейк Бонню, — нам подойдет только это место, — и он указал на ту самую точку, которая и была выбрана Полом. Ту, что располагалась у подножия потухших вулканов, достигающих стратосферы. — Судя по сообщениям жуков-разведчиков, здесь так ровно, словно эти луга специально готовили для посадки челноков. И места тут достаточно — все шесть челноков поместятся. Участок на сорок пять южной сейчас залит водой, а тот, что на западе, слишком далек от моря. Да и холодно там.

Пол увидел, как Кенджо согласно кивнул. Он перевел взгляд обратно на экраны. Эзра, наклонившись над столом, что-то выискивал в своих записях. В экране, как в зеркале, отражалась его лысина. Пол машинально пригладил свои волосы, такие же густые, как и в юности.

— Тридцать южной и впрямь ничего, — подтвердил Джим Тиллек — В пятидесяти километрах есть вполне приличная бухта. Да и река вполне судоходна. — С любовью Тиллека к кораблям и лодкам могло соперничать только его увлечение дельфинами.

— Все в порядке, — наконец подал голос Эзра. — Тут есть неплохие места для обсерватории и метеорологических станций. Хотя, по правде говоря, мне не очень нравится селиться так близко к вулканам.

— Прекрасно тебя понимаю, Эзра, — кивнул Пол, вызывая на свой рабочий экран необходимые данные. — Но мы не зафиксировали каких бы то ни было сотрясений почвы. Похоже, что вулканическая активность нам не помешает. Да и ГРИО ничего не отметила — значит, вулканы молчат по крайней мере уже двести лет. Для спокойствия можно попросить Патрис де Брольи провести детальное обследование. В конце концов, она у нас главный спец по вулканам. Ну, а что касается двух других участков — погода там действительно не подарок. Особенно сейчас.

— Что правда, то правда, — согласился Эзра. — И как-то не похоже, чтобы она исправилась в ближайшие пару дней.

— Черт возьми! — воскликнул Дрейк. — Мы же не обязаны оставаться там, где высадимся!

— Если я не услышу ничего нового от наших метеорологов, — подвел итог Пол Бенден, — через два дня начинаем высадку на площадке тридцать южной. ГРИО, кстати, тоже рекомендовало именно ее.

— И жуки сообщают, что там очень густая трава, — добавил Джим Тиллек. — Все же посадка будет помягче. Не так растрясет, когда будем прыгать по кочкам, верно, Дрейк?

— Прыгать по кочкам? — возмущенно вскричал пилот. — Позвольте вам заметить, капитан Тиллек, что со времени моего первого сольного полета я ни разу не давал «козла» при посадке!

— Отлично, господа, — прервал его Пол. — Можно считать, что вопрос о месте высадки решен? — Эзра и Джим кивнули. — Все необходимые уточнения и окончательный план высадки получите к двадцати двум часам.

— Ну как, Джо, — поинтересовался Джим Тиллек, — ты выиграл?

— Я, капитан? — с видом оскорбленной невинности воскликнул Джо Лилиенкамп. — Я не играю на том, что самоочевидно.

— Есть у нас еще какие-нибудь вопросы? — вежливо спросил Пол, переводя взгляд с одного капитана на другого.

— Полный вперед, Пол! — сказал Джим. — Теперь я знаю, когда мне надо припарковать свою телегу и куда отправлять челноки. Больше мне ничего и не нужно. — Он помахал на прощание рукой, и его экран погас. — До свидания, адмирал, — попрощался Эзра и тоже исчез.

— Это все? — спросил Джо.

— Мы знаем время и место, — кивнул Пол. — Однако. Джо, ты состряпал весьма напряженный график. Уверен, что мы с ним справимся?

— Тут поставлена кругленькая сумма за то, что он справится, — вставил Дрейк Бонню.

— А как ты полагаешь, — ухмыльнулся Лилиенкамп, — почему я так долго возился, загружая «Иокогаму»? Я же знал, что через пятнадцать лет мне придется ее разгружать. Вот увидите, — и он весело подмигнул Дэзи, глядевшему на него с откровенным сомнением.

— Тогда действительно все, господа, — сказал Пол, поднимаясь на ноги. — Я буду в своей каюте.

Выходя из кают-компании, он слышал, как Эврил интересовалась у Джо ставками на то, как скоро новость о выбранном месте высадки разнесется по «Иоко».

Настроение у колонистов превосходное. И совещание прошло прекрасно. Пол мог только надеяться, что и проводимое Эмили собрание прошло столь же успешно. Семнадцать лет подготовки и ожидания вот-вот должны были принести плоды.

 

* * *

 

В анабиозных отсеках всех трех кораблей медики работали в три смены. Адмирал Бенден и губернатор Болл решили, что к тому времени, когда звездолеты достигнут места назначения — стабильной лагранжевой орбиты в точке L — 5, на шестьдесят градусов впереди большей из лун, все колонисты должны напоследок полюбоваться Перном из космоса. Когда челноки доставят переселенцев на поверхность планеты, для большинства путь обратно, на орбиту, будет закрыт навсегда.

Саллах Телгар, только что сдавшая вахту, считала, что космоса с нее уже достаточно. Единственная дочь двух офицеров космофлота, она все детство провела в перелетах с одной космобазы на другую. Когда ее родители погибли, она приобрела право вступить в число основателей новой колонии. А полученная от флота компенсация позволила ей купить порядочный участок земли на Перне. Земли, которую она могла взять, как только колония крепко встанет на ноги. Но самое главное — Саллах очень хотелось обосноваться в каком-нибудь тихом, спокойном месте. Перспектива провести всю оставшуюся жизнь на Перне ее вполне устраивала.

Покинув капитанский мостик, она в который уже раз поразилась толпам людей в коридорах. Почти пять лет у нее была отдельная каюта. Теперь же Саллах приходилось делить ее еще с двумя жильцами. И для одного-то не слишком просторная, каюта теперь превратилась в настоящий ад. Совсем не стремясь туда поскорее вернуться, Саллах направилась в кафетерий. Там она сможет перекусить, и еще раз взглянуть на Перн.

Но и в кафетерии оказалось полным-полно народу. Свободных мест почти не было. А таких, чтобы сидеть лицом к экрану, — и того меньше. К тому времени, когда Саллах взяла свой обед, выбора уже не оставалось. Одно-единственное место в углу зала, около стенки.

Она пожала плечами. Лучше такое, чем никакого. Отсюда, во всяком случае, виден экран. Пусть не очень, но все-таки…

Только усаживаясь за столик, она заметила, что ее соседями были Эврил Битра, Барт Лемос и Набхи Набол — как раз те люди, которых ей меньше всего хотелось видеть. Рядом с ними сидели еще трое. Их Саллах не знала. Судя по нашивкам — каменщик, инженер-механик и горняк. Эти шестеро, пожалуй, единственные в огромном зале, не глазели на экран. Сейчас трое специалистов с бесстрастным выражением лиц сосредоточенно слушали Барта. Эврил Битра сидела, облокотясь на стол. На ее губах витала обычная надменная усмешка. Ее глаза горели. Наклонив голову, она глядела на оживленно что-то объясняющего и при этом размахивавшего руками Лемоса. Слов Саллах разобрать не могла — Лемос говорил слишком тихо. Что касается Набхи, то самодовольному выражению его лица могла бы позавидовать даже Эврил. У нее так не получалось.

«Эта троица может отбить аппетит у кого угодно», — решила Саллах.

Если верить слухам, то большую часть из последних пяти лет Эврил провела в постели адмирала Бендена. Саллах не могла не признать, что Эврил исключительно красива. Неудивительно, что Пол клюнул на эту удочку. Высокая, не худая и не слишком полная, с роскошными черными волосами, которые она часто носила распущенными, астрогатор выглядела просто превосходно. Нежная, чуть желтоватая кожа, плавные, грациозные движения, но вот глаза… черный огонь, выдающий неуемные амбиции и вспыльчивый нрав. С Эврил было лучше не связываться. И потому Саллах старалась держаться подальше и от Пола Бендена, и от всех, кого она видела в обществе Эврил более трех раз. Сейчас злые языки поговаривали, будто адмирал дал астрогатору отставку, но другие утверждали, что все дело в грузе навалившихся на него забот.

Впрочем, Саллах не слишком занимали планы и происки Эврил. Ей не терпелось узнать, какую же площадку выбрали для высадки. Утверждали, будто решение уже принято, но пока держится в секрете. Рано или поздно (Саллах в этом не сомневалась) информация должна просочиться. Даже ставки принимались: когда же станет известно о выбранном месте. Ждать оставалось совсем недолго.

— Вот тут! — вдруг воскликнул один из посетителей кафетерия, указывая на экран. — Точно… — он показал на основание гряды вулканов — крошечные точки, но все-таки вполне различимые на общем фоне. — Тут!

— Интересно, сколько Лили выиграл на этот раз? — спросил кто-то.

— Плевать я хотел на вашего Лили! — воскликнул мужчина у экрана.

— Я только что выиграл акр земли у Химпинстала.

Раздались аплодисменты, и Саллах не могла не улыбнуться. Она покосилась на Эврил. Та сидела и с презрительной улыбкой наблюдала за оживленно обсуждающими новости колонистами. «Она все знает, — поняла Саллах, — но даже со своими друзьями поделиться не захотела». Барт Лемос и Набхи Набол вопросительно поглядели на Эврил. Та пожала плечами.

— Место высадки не играет никакой роли, — донеслось до Саллах. — Ботик оборудован всем необходимым.

Повернув голову, Эврил заметила, что на нее смотрят. Мгновенно она напряглась, глаза ее хищно сощурились. Усилием воли астрогатор заставила себя расслабиться. Она небрежно откинулась на спинку стула и, подняв брови, вызывающе уставилась на Саллах.

Девушка отвернулась. Она залпом допила свой остывший кофе. Вкус оставлял желать лучшего. Впрочем, когда запасы иссякнут, и эта гадость будет вспоминаться с вожделением. До сих пор земные кофейные деревья не прижились ни на одной из колонизованных планет. Почему — никто этого не знал. Вместо кофе ГРИО рекомендовала заваривать кору одного перинитского кустарника. По правде говоря, Саллах не особенно рассчитывала на успех подобной замены.

Теперь, когда место высадки, наконец-то, стало известно, в кафетерии развернулась горячая дискуссия о достоинствах и недостатках выбранной площадки. Вздохнув, Саллах выбросила грязную посуду в люк утилизатора, пропустила использованный поднос через очиститель и еще раз взглянула на невозмутимо кружащийся на экране Перн. «Мы не испортим эту планету, — пообещала она сама себе. — Я этого не допущу!»

Она уже уходила, когда ее взгляд упал на склонившуюся над столом голову Эврил. «Никогда бы не подумала, что она захочет поселиться в Бог знает куда заброшенной колонии», — в который раз подумала Саллах. Эврил числилась контрактором и за свои профессиональные навыки получала не так уж мало. Но Саллах как-то не верилось, что та может удовлетвориться простым крестьянским бытом. Типичная горожанка, до мозга костей.

В экспедицию на Перн записались многие первоклассные специалисты, но все они — во всяком случае те, с кем разговаривала Саллах, — стремились поскорее отряхнуть с ног прах технократии, зажатой в тиски вездесущими синдикатами.

Сама же девушка могла только радоваться возможности присоединиться к далекой от Земли и других «цивилизованных» планет колонии. С того самого дня, как она увидела проспекты, приглашающие колонистов на Перн, она так и загорелась этой идеей. В шестнадцать лет призванная на действительную воинскую службу из-за кровавой войны с Нахи, Саллах избрала карьеру пилота с дополнительной тренировкой в области разведки. Она закончила летную академию как раз к завершению боевых действий. Ей довелось, однако, испробовать свои силы в деле. Обследование зон разрушений на одной планете и паре лун оказалось весьма суровой школой. В общем, когда она решила отправиться на Перн, она не только имела право и возможность стать одним из основателей, но и могла предложить экспедиции свои услуги опытного пилота. Покинув кафетерий, Саллах направилась в свою каюту. Подумать только, через два дня они достигнут цели! Жизнь становилась интересной!

Едва она вышла в главный коридор, как чуть не столкнулась с маленькой рыжеволосой девочкой. Пытаясь удержаться на ногах, девчушка смешно размахивала руками. Увы! Ноги ее разъехались, и она, шлепнувшись на пол, громко заревела. Плакала она, похоже, не столько от боли, сколько от обиды. Пытаясь подняться, она крепко ухватила Саллах за ногу.

— Не надо плакать, — успокаивающе сказала Саллах, гладя девочку по головке. — Скоро все пройдет, и ты снова будешь бегать!

— Сорка! Сорка! — к ним медленно приближался высокий рыжеволосый мужчина.

Одной рукой он поддерживал совершенно не способную устоять на ногах хорошенькую брюнетку, а за другую судорожно цеплялся совсем еще крохотный мальчуган. Судя по всему, их только что разморозили: женщина явно не могла сосредоточиться. Она вертела головой, пытаясь понять, что же, собственно говоря, происходит, но глаза ее, похоже, еще не проснулись.

— Извините, пилот, — сказал мужчина, заметив эмблему на воротнике Саллах. — Мы только-только из анабиоза.

Он пытался освободить руку для Сорки, но женщина, не без оснований боясь упасть, не желала ее отпускать. Оставить без поддержки малыша он тоже не мог. Безвыходная ситуация.

— Вам без помощи не обойтись, — решила Саллах. — И как вас только отпустили!

— Наша каюта совсем близко, — кивнул мужчина в сторону одного из боковых коридоров. — Всего несколько шагов. Во всяком случае, так нам сказали, — в голосе его зазвучало сомнение. — Никогда не думал, что несколько шагов могут оказаться такими длинными.

— Какой номер каюты? — спросила девушка. — Я не на дежурстве.

— В-8851.

Саллах поглядела на горящие на стенах указатели и кивнула.

— Действительно. Следующий коридор. Ну-ка… я вам помогу… Давай ко мне, Сорка… так, кажется, тебя зовут? Сейчас я только…

 

* * *

 

— Прошу прощения, — вмешался мужчина, когда Саллах наклонилась, чтобы взять девочку на руки. — Нам сказали, что надо ходить. Ну… пытаться, если иначе никак.

— Я не могу идти! — заплакала Сорка. — Я все время падаю! — Она еще крепче схватилась за ноги Саллах.

— Сорка! — нахмурился мужчина. — Веди себя прилично!

— У меня есть идея! — воскликнула Саллах. — Давай знаешь что сделаем, — она наклонилась к девочке, — ты возьмешь меня за руки…

— отцепив пальчики Сорки от своих ног, она поставила девчушку на ноги, — и пойдешь передо мной. А я не дам тебе упасть.

Даже с помощью Саллах быстро добраться до каюты им не удалось. И причина тому крылась даже не столько в неуверенной походке членов семьи, сколько в густоте толпы, заполонившей корабельные коридоры.

— Меня зовут Рэд Ханрахан, — представился мужчина.

— Саллах Телгар.

— Вот уж не думал, что мне потребуется помощь пилота еще до того, как мы доберемся до орбиты Перна. — Он широко улыбнулся. — Это моя жена Майра и сын Бриан. Ну, а Сорку вы держите в руках.

— Вот мы и пришли. — Саллах открыла дверь отведенной семейству Ханраханов каюты.

Она невольно поморщилась, увидев, какого эта каюта размера. Единственное утешение, что долго Ханраханы в ней не задержатся. Максимум несколько дней…

— Не многим больше камер, из которых нас только что вынули, — усмехнувшись, заметил Рэд.

— Нам сказали, что надо разминать мышцы, — с отчаянием в голосе объявила Майра, заглядывая внутрь. — Но как это возможно? Тут же не развернуться!

— Будем заниматься физкультурой по очереди, — сказал Рэд — Это всего на пару дней, милая, а потом в нашем распоряжении будет целая планета. Давайте, входите, Бриан, Сорка… Мы и так доставили достаточно хлопот пилоту Телгар… Ты нас просто спасла, Телгар. Спасибо.

— И от меня тоже спасибо, — вставила Сорка, садясь на пол кабины.

— Глупо как-то не знать, где верх, а где низ, и не отличать право от лево.

— Все так, — согласилась Саллах. — Но это скоро пройдет. Все мы через это прошли после анабиоза.

— Правда? — недоверчивое выражение на лице Сорки сменилось самой лучезарной улыбкой, какую Саллах когда-либо видела. — И вы тоже?!

— Все без исключения, — уверенно и не совсем правдиво ответила девушка. — Даже адмирал Бенден. — Она потрепала девчушку по голове. — Ну, пока, еще увидимся…

— Пока ты там сидишь, Сорка, можешь сделать те упражнения, что нам показали, — услышала она, уходя, голос Рэда Ханрахана. — А потом будет очередь Бриана…

До своей каюты она добралась без приключений. Стоило, однако, ей открыть дверь, как девушка увидела, что ее новые соседи крепко спят. Саллах тяжело вздохнула. Спать ей сейчас совсем не хотелось. Осторожно прикрыв дверь, она прислонилась к ней спиной, размышляя о том, что делать дальше. Нет, она слишком возбуждена и, наверняка не уснет. Надо как-то расслабиться… Подумав, Саллах решила пойти в комнату подготовки пилотов и немного поработать на тренажере. Скоро, очень скоро настанет момент, когда ей придется на деле доказывать, какой она пилот.

Но так просто добраться до комнаты пилотов ей, видимо, было не суждено. По пути ей попался еще один колонист, тоже явно недавно разбуженный, чья координация движений оставляла желать много лучшего. Он был такой худой, что Саллах даже испугалась. Ей показалось, что всего одно падение — и он переломает себе все кости.

— Тарви Андиар, геолог, — представился он, когда девушка помогла ему принять более или менее вертикальное положение. — Мы и вправду кружимся вокруг Перна?

С трудом сдерживая улыбку, Саллах сообщила своему новому знакомому последние новости.

— И ты своими собственными, такими прекрасными, глазками видела эту великолепную планету?

— Видела, видела, — закивала девушка.

Геолог широко улыбнулся, обнажая ровные белые зубы. Затем он потряс головой, пытаясь, видимо, разогнать туман, окутывавший его сознание после анабиоза.

Саллах никогда не видала такого красивого лица — не резкие черты прирожденного воина, а утонченные, почти нежные и одновременно вполне мужские линии. Черты, вылепленные как у древних индийских или камбоджийских принцев на полустертых фресках. Вспомнив, чем на фресках занимались эти самые принцы, Саллах густо покраснела.

— Ты, случайно, не знаешь, есть какая-нибудь новая информация по геологии Перна? — спросил Тарви. — Мне не терпится приступить к работе.

— Ты еще ходить не можешь, — засмеялась Саллах, — а туда же, работать!

— Пятнадцать лет отдыха, разве этого недостаточно? — укоризненно спросил геолог. — Это каюта С-8411?

— Она самая, — кивнула девушка, подводя Тарви к двери.

— Ты так же красива, как и добра, — объявил он, пытаясь отвесить девушке учтивый поклон. Если бы не быстрая реакция Саллах, Тарви бы наверняка упал. — А также ловкая и сильная, — добавил он, уже куда осмотрительнее наклоняя голову.

Выпрямившись, геолог скрылся в своей каюте.

 

* * *

 

— Саллах! — воскликнул Дрейк Бонню, внезапно появляясь из-за угла.

— Ты уже знаешь, куда мы высаживаемся?

Ему явно не терпелось поделиться только что услышанными новостями.

— Через девять минут после того, как адмирал принял окончательное решение, о нем знал практически весь корабль, — холодно сказала девушка.

— Действительно? — притворно удивился Дрейк и улыбнулся одной из своих обворожительных улыбочек. Он явно считал себя неотразимым. — Недолго нам с тобой осталось бездельничать. Пошли выпьем. Вдвоем. Ты и я… Ну, ничего идейка?

Саллах с трудом сдерживала раздражение. Вполне вероятно, что Дрейк и сам не замечал избитости своих слов. Саллах не раз слышала, как он точно так же подъезжал к каждой мало-мальски привлекательной особе женского пола на борту. Обычно это ее смешило, но сейчас навязчивое внимание Дрейка не вызывало ничего, кроме раздражения. Нет, он был вовсе не так уж плох. Да и во время войны показал себя с самой лучшей стороны…

«Расслабься», — приказала себе Саллах.

Она понимала, что необычное для нее беспокойство и нетерпимость вызваны толпами людей, шумом и толкотней — за последние годы она успела от этого отвыкнуть. Обязательно надо расслабиться… Всего несколько дней, а потом — в полет, и никаких толп, и никакого шума… — Спасибо, Дрейк, но… — она поглядела на часы, — Кенджо назначил мне дополнительную тренировку на имитаторе. Начало ровно через пять минут. Выпьем в следующий раз.

Стремясь поскорее покинуть переполненные коридоры, она воспользовалась аварийным лифтом на полетную палубу. Пройдя мимо бесчисленных ящиков разнообразных грузов, приготовленных к отправке, Саллах направилась к адмиральскому боту «Марипоза». Компактный кораблик с дельтаобразным крылом и задиристой, устремленной вперед кабиной… А внутри — тишина и покой, и никого…

 

Глава 2

 

Следующую вахту Саллах выпало нести с Кенджо Фусаиуки. Им досталось ночное дежурство (разумеется, по корабельному времени), так что никаких особых дел у вахтенных не было. Саллах копалась в компьютерных архивах, пытаясь найти что-либо, достойное внимания, а Кенджо внимательно изучал диаграмму на одном из вспомогательных экранов. — Что это там у тебя такое? — поинтересовалась Саллах и тут же вспомнила, что Кенджо очень не любит, когда ему мешают работать.

— Пытаюсь разобраться с нашей странной соседкой, — отозвался пилот, не отрывая глаз от экрана.

— Той, что привела в такой восторг наших уважаемых астрономов? — с улыбкой спросила Саллах.

Она с удовольствием вспомнила необычайное зрелище — всегда степенного Хи Чи Йена, пляшущего на капитанском мостике.

— Точно, — кивнул Кенджо. — Орбита у нее с потрясающим эксцентриситетом. Скорее, кометная, и вовсе не как у уважающей себя планеты. И тем не менее, масса этого чуда вполне планетарная. Посмотри, — он защелкал клавишами, и на экране появилось схематическое изображение системы Ракбета. — Судя по результатам расчетов, в афелии она проникает в облако Оорта, а тут, видишь, добирается до орбиты четвертой планеты. Считается, что Ракбет старая, устоявшаяся система… во всяком случае, так утверждает отчет ГРИО. Но тогда эта планета должна иметь более стабильную, более привычную для нас орбиту.

— Мне помнится, говорили о том, что она появилась в местной системе совсем недавно.

— Это невозможно, — покачал головой Кенджо. — Он нажал еще несколько клавиш, и на экране поверх схемы появились длинные ряды уравнений. — Посмотри, какова вероятность подобного события… Меньше просто не бывает. — Он показал на мигающее число со значащими цифрами в девятом знаке. — Чтобы произошло нечто такое, наш странник должен был бы приблизиться к Ракбету по вытянутой кометной орбите… а так не получается, — Кенджо вывел на экран новую схему. — Я никак не могу найти связь с другими планетами системы…

— Если я правильно помню, Хи Чи Йен полагает, будто эта странная планета как раз прошла афелий, — Саллах заколебалась. — А еще…

Но Кенджо уже вызвал на экран соответствующий файл.

— Судя по данным Йена, этот, как он его называет, планетоид уже вышел из облака Оорта. И что интересно, он увлек за собой довольно много пылевого и метеоритного материала, из которого это облако и состоит.

— И я совершенно точно запомнила, — вставила Саллах, — что примерно через восемь лет нам предстоит пережить весьма впечатляющие метеоритные дожди… Это когда на пути Перна окажется тянущийся за планетоидом шлейф…

— Лучше бы обойтись без них, — фыркнул Кенджо. — Честно говоря, я не очень-то доверяю отчету ГРИО. Особенно теперь, когда можно сравнить его с тем, что есть на самом деле. Эти пятна, о которых они пишут, — возможно, это все-таки следы падения крупных метеоритов. — Я бы не стала сильно беспокоиться по этому поводу.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных