Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






ЧАСТЬ III. МИГРАЦИЯ 7 страница




Определенных успехов добились и зоологи. Как объявили Пол Ниитро и Чак Хаверс, работа над парнокопытными шла по графику. И пока без осложнений. Вот-вот ожидалось прибавление в семействе у трех сук, а четыре кошки уже принесли по несколько котят. Но вот первая проба вырастить индюков оказалась неудачной. Все яйца погибли. Утки, гуси и куры обжились на Перне и чувствовали себя как дома. Содержали их в больших вольерах — пока что земных домашних птиц было слишком мало, чтобы свободно выпускать их на улицу.

Прошло, наверно, недель шесть, прежде чем вейрии, как ГРИО окрестила неуклюжих хищников, обнаружили новый источник свежего мяса. Но когда они, наконец-то преодолели свою врожденную осторожность (менее благожелательно настроенные говорили — трусость), нападение на ферму стало неизбежным.

К счастью, к этому времени в поселке обитало уже более тридцати дракончиков. Хотя и значительно меньше вейрий, они были куда более подвижными и ловкими. К тому же, они умели невесть каким образом общаться друг с другом. В итоге получалось так, что, отогнав совместными усилиями очередную вейрию, дракончики тут же переключались на другую. И только один из них, обычно — бронзовый, оставался следить, улетит хищник прочь или попытается еще раз полакомиться запретной птицей.

Наблюдая за этими воздушными боями, Сорка подметила одну весьма любопытную деталь. Ее Граф набросился на особо агрессивную вейрию, выдыхая что-то подозрительно напоминающее маленькое пламя. Над ним явно поднимался дымок, а вейрия, сразу же оставив мысли об атаке, обратилась в бегство. Все произошло так быстро, что девочка даже не была уверена, действительно ли она видела пламя или ей это только показалось. Во всяком случае, она никому не стала рассказывать об этом своем наблюдении.

Как бы то ни было, колонисты не сомневались: именно дракончики спасли в тот день птицеферму от разорения.

— Они действительно отважные воины, — уважительно сказал о них адмирал Бенден.

Они с губернатором Болл заметили атаку вейрий с метеорологической башни, и сразу же бросились к ферме — организовывать оборону. Прибежали, вооружившись чем попало, колонисты. Примчались пожарные, и струи воды встретили вейрий, ухитрившихся ускользнуть от дракончиков. Взрослые и дети загоняли гогочущих перепуганных птиц из вольеров под крышу. Как потом Сорка рассказывала Шону, она никогда не видела ничего смешнее, чем зрелище уважаемых солидных ученых, гоняющихся за разбегавшимися по двору цыплятами.

В общем, если бы не дракончики, дело могло бы окончиться довольно печально.

— Жаль, что они такие маленькие, — заметил адмирал. — Из них получились бы отличные сторожа. Ну, может, наши биогенетики состряпают нам пару-тройку летающих собак, — и он мило улыбнулся Китти Пинг и Цветку Ветра. Китти едва заметно улыбнулась в ответ. — Эти дракончики, — уже серьезно продолжал Бенден, — не только сами догадываются, что надо делать, но и, клянусь всеми святыми, разговаривают друг с другом! Вы видели, как они организовали сопровождение удирающих тварей? И как они координировали свои атаки? Прекрасные тактические решения! Я бы сам лучше не придумал.

Когда в поселке вновь воцарился покой, Пол Ниитро нанес визит на Азиатскую площадь. Он как раз закончил одну работу, а новую начать еще не успел. Вот биолог и решил воспользоваться удобным моментом.

— Тебе повезло, Пол, — сказала Майра, выслушав просьбу биолога. Она дома. И Граф с ней. У него сейчас торжественный пир по случаю героической защиты птичника.

— Ага, значит, он тоже там был!

— Ну, если верить Сорке, то именно Граф вел в атаку стаю дракончиков, — в глазах Майры светились материнская любовь и гордость.

Она провела Пола в гостиную. Яркие занавески на окнах, цветы в горшках на подоконниках — комната преобразилась до неузнаваемости. Гравюры на стенах и мягкие подушки на пластиковых стульях придавали ей какой-то необыкновенный уют и очарование.

— Стая драконов? — поднял брови Пол. — В простой стае такого взаимодействия не встретишь… Но как бы то ни было, дракончики показали себя чертовски полезными. Они и правда могут сражаться сообща. Сам адмирал Бенден отметил, что они применили отличную тактику борьбы с вейриями. Вот потому-то он, и Китти, и я сам решили…

— Вы не станете… — встревожилась Майра.

— Ну, разумеется, нет, — поспешил успокоить ее Пол. — Но мне кажется, что Сорка могла бы нам немного помочь. Она и Граф… Если они не против. Видите ли, мы набрали довольно много информации о дракончиках. Но сейчас наши представления об их возможностях… у меня просто нет слов. Мы их явно недооценили. К тому же, вейрии и вправду могут оказаться серьезной проблемой. Мы не привезли с собой никаких животных, способных справиться с этими летающими хищниками. Пусть даже они и не слишком поворотливы.

Сорка как раз кормила Графа. Растянув хвост по столу, дракончик сыто икал, но, тем не менее, вытянув шею, снисходительно принимал из рук девочки один лакомый кусок за другим.

— Ага, — сказал Пол, — я вижу, плата достойна службы.

— Мне не очень нравится слово «служба», — искоса взглянув на биолога, отозвалась девочка. — Граф — мой друг. И мне кажется, он это доказал!

— Это так, — закивал Пол. — Он и его… друзья показали сегодня, на что они способны!

Он присел рядом с Соркой, наблюдая, как дракончик, приняв из рук девочки кусочек мяса, принялся вертеть его в лапах. Осмотрел со всех сторон, обнюхал, лизнул и только потом откусил с краешку.

— Он наелся до отвала, — хихикнула Сорка. — Но дракончики никогда не отказываются от пищи. Хотя, по правде говоря, сейчас Граф ест значительно меньше, чем раньше. Всего один раз в день. По-моему, он уже вырос. Я записывала его размеры в журнал, и знаете, мне кажется, он ничуть не меньше своих диких собратьев. — Любопытно. Дай, пожалуйста, нам почитать твои записи. Мы добавим их к архиву… — Пол поерзал на стуле. — Потрясающая эволюция, — наконец, сказал он, показывая на Графа. — Особенно если те пожиратели планктона, о которых рассказывали дельфинеры, и впрямь являются едиными предками дракончиков и туннельных змей.

— И змей, и дракончиков? — удивилась Майра.

— Да, — подтвердил Пол. — На Перне, как и на Земле, жизнь возникла в море. Так вот, общий предок… Он немного напоминает земного угря с шестью ножками. Первая пара, — зоолог показал на Графа, держащего в передних лапах кусочек мяса, — когда-то представляла из себя сеть для ловли планктона. Видите, как двигается передний коготь по отношению к неподвижным задним? Сеть постепенно атрофировалась — вполне естественно, ведь дракончики перебрались на сушу. Вместо стабилизирующих средних плавников у них развились крылья. Что же касается туннельных змей, то у них передняя пара используется для рытья нор, средняя — для поддержания равновесия, особенно, если в передней они держат какую-нибудь еду, и задняя — для движения. Да, я не сомневаюсь, что наши крылатые друзья находятся в отдаленном родстве с ловцами планктона. — Пол широко улыбнулся. — Однако…

Понимая, что сейчас зоолог перейдет к настоящей цели своего визита, Сорка ждала продолжения.

— Однако я хотел вот о чем тебя спросить, — продолжал Пол. — Ты случайно не знаешь где-нибудь непотревоженной кладки?

— Знаю, сэр, — кивнула девочка. — Но только она совсем небольшая.

Да и яйца мельче, чем в других.

— Понятно… Видимо, кладка одной из зеленых самок. — Все это, похоже, ничуть не смущало Пола.

— Учитывая, что зеленые охраняют свое гнездо далеко не так бдительно, как золотые, может, она и не обидится на нас, если мы позаимствуем парочку. Но мне хотелось еще кое о чем тебя попросить. Ты, помнится, упомянула, что видела в воде тело мертвого птенца. Скажи, часто такое случается?

— По-моему, довольно часто, — стараясь быть точной, ответила девочка. — Некоторые птенцы гибнут, и с этим ничего не поделаешь. Или им не хватает еды, или они становятся жертвами хищников. Помните, я рассказывала, как взрослые дракончики окружают гнездо стенкой из водорослей? Они делают все, что в их силах, отгоняя змей и вейрий. Но иногда птенцам просто-напросто не везет. Шон однажды видел, как с моря на гнездо бросилась какая-то напоминающая миногу рыбина… а может, земноводное… В общем, у малышей не было ни малейшего шанса.

— Шон — это твой неуловимый и часто вспоминаемый союзник?

— Да, сэр. Мы с ним тогда нашли самое первое гнездо. А потом вместе за ним наблюдали.

— Как ты полагаешь, он согласится нам помочь? Ну, поискать гнезда… и погибших птенцов. Сорка испытующе поглядела на зоолога. До сих пор он всегда держал свое слово. «Пожалуй, — решила она, — этому взрослому можно доверять».

— Если вы обещаете, — начала она, — действительно обещаете — а мне, имейте в виду, еще придется за вас поручиться, — так вот, если вы обещаете, что Коннелы получат самых первых лошадей… тогда Шон для вас что угодно сделает.

— Сорка! — вскричала шокированная поведением дочери Майра.

Девочка явно проводила слишком много времени с этим Шоном. Он, похоже, плохо на нее влияет… Но, к удивлению матери, зоолог только улыбнулся.

— Не волнуйся, Майра, — произнес он. — Сорка знает, что говорит.

По правде сказать, на Перне уже начались бартерные сделки. Всякие там обмены и тому подобное… Так что твоя дочка далеко не первая. — Он серьезно воззрился на девочку. — Значит, твой Шон из рода Коннелов? Сорка кивнула.

— Ну, тогда тут нет проблем. Они первые в списке на получение коней. Или ослов… Кто им больше понравится.

— Коней, — помотала головой девочка. — Им нужны только лошади.

— И когда же я смогу поговорить с твоим молодым человеком?

— Когда захотите, сэр. Сегодня вечером вас устроит? Я знаю, где его можно найти…

 

* * *

 

Шон согласился с Соркой, что рядом с поселком остались только гнезда зеленых дракончиков. Он, однако, предложил отправиться на берег в стороне от торных троп.

— Не могли бы мы воспользоваться твоими услугами для этого похода?

— спросил у мальчика Пол Ниитро.

Шон исподлобья испытующе посмотрел на зоолога.

— И чего ради мне ловить ящериц? — спросил он.

— Не ящериц, — поправила его Сорка, — дракончиков!

Шон сделал вид, будто ничего не слышал.

— Денег на Перне нет, а мне надо помогать отцу в лагере.

Сорка нервно переступила с ноги на ногу. Она искренне сомневалась в способности Пола подобрать ключик к недоверчивому Шону. Тот порой бывал необыкновенно упрям. Но ей не стоило волноваться. Не зря Пол Ниитро много лет возглавлял престижный факультет зоологии в Центральном университете на Первой. Чему-чему, а разговаривать со строптивыми юнцами он научился в совершенстве. Любому другому биолог пообещал бы право зажечь вечерний костер, но Шона (и он это прекрасно понимал) такой знак отличия оставил бы равнодушным.

— Скажи, — спросил Пол, поудобнее устраиваясь на камне, — на Земле у тебя был пони?

Шон кивнул. Такого поворота он явно не ожидал.

— Расскажи мне о Нем. — А чего рассказывать? Он давным-давно помер…

— Он чем-нибудь отличался от других пони? Ну, не считая, конечно, того, что он был твой.

Шон покосился на Сорку. Но девочка даже бровью не повела. Ей совсем не хотелось влезать в этот разговор. Хватит того, что она в свое время проболталась Полу о сокровенном желании Шона. Ну, не проболталась… Так, намекнула. И все-таки…

— Он был помесью… наполовину горно-уэльской породы, наполовину коннимарской… Немного таких осталось.

— Большой?

— Четырнадцать ладоней.

— Цвет?

— Серо-стальной. — Шон нахмурился. — Зачем это вам? — подозрительно спросил он.

— Ты знаешь, чем я занимаюсь?

— Режете животных.

— И это тоже. Но главное — я составляю породы. В том числе и цвет, и рост, и пол. Это моя основная работа. Осторожно управляя генами, мы можем сделать почти все, что пожелает клиент.

Шон, похоже, просто не мог поверить в возможность того, на что намекал зоолог. — Ты можешь снова получить своего пони, — воскликнула Сорка. Пол сделает его точь-в-точь таким, каким был твой Крикет.

На мгновение Шон просто лишился дара речи.

— Она говорит правду? — наконец, выдавил он.

— То, что я могу сделать серого коня… если мне дозволено будет заметить, ты уже несколько великоват для пони… так вот, сделать серого коня, как две капли воды похожего на твоего Крикета? Да, правда. Мы привезли с собой не только оплодотворенные яйцеклетки, но и сперму. И не одной породы лошадей, а сразу нескольких. Я абсолютно уверен, что у нас найдется и Коннимара, и Уэльс. Сильные, выносливые породы. Это будет даже не очень сложно.

— И все ради того, чтобы найти яйца этих летающих ящериц? — подозрительность Шона, похоже, не знала границ.

— Дракончиков! — снова поправила его Сорка.

— Считай, что мы меняем яйца на яйца. Только из твоего вырастет конь. Причем такой, как ты захочешь. Но не просто так — в благодарность за твое время и силы. Ты должен нам помочь.

Шон еще раз поглядел на Сорку. Девочка ободряюще кивнула. Еще миг поколебавшись, он плюнул на ладонь и протянул ее зоологу. Не моргнув глазом, Пол скрепил сделку рукопожатием.

Скорость, с которой Пол Ниитро сумел организовать свою экспедицию, повергла в изумление не только его коллег, но и видавших виды бывалых путешественников. День еще только-только начался, а Пол уже договорился с Джимом Тиллеком. Он одолжил у него сорокафутовый шлюп с романтическим названием «Южный Крест». Он доставил на борт припасы на неделю и заручился разрешением Ханраханов и Поррига Коннела: Сорка и Шон отправлялись вместе с ним. Пол даже уговорил Бэй Харкенон перенести на корабль портативный микроскоп. А уж про всякие клетки, сачки, фотоаппараты, пленки, стекла для образцов можно даже и не говорить.

К удивлению Сорки, сам адмирал Бенден явился на пирс пожелать им счастливого пути. Он даже помог команде отдать швартовы. Подняты паруса, и подгоняемый попутным ветром шлюп отправился в путь. Выросшему вдали от моря Шону путешествие на паруснике не доставляло особого удовольствия. Лишь отчаянным усилием воли ему удавалось сдерживать тошноту и страх перед плещущейся под ногами пучиной. Но мальчик старался, ведь впереди его ждал собственный конь! Да и не мог он опозориться перед девчонкой, наслаждавшейся каждым мгновением морского путешествия. Большую часть пути Шон просидел на палубе, спиной к мачте, поглаживая своих греющихся на солнышке дракончиков. Сорокафутовый шлюп «Южный Крест» имел команду из трех человек, и мог принять на борт пять пассажиров. По назначению он был исследовательским судном. Именно на нем Джим Тиллек плавал к лежавшему далеко на востоке острову, извержение на котором и вызвало землетрясение. Джим надеялся когда-нибудь проложить курс к архипелагам Северного континента. А еще он собирался детально обследовать дельту реки, по которой, как планировалось, будет сплавляться руда или уже готовые металлы. Но это в будущем…

Пока что Джим рассказывал слушавшей его с открытым ртом Сорке, как он исплавал все моря и океаны Земли — и это в перерывах между полетами на торговом судне в поясе астероидов. Помимо этого, Джим побывал практически на всех судоходных реках Земли — на Темзе, Ниле, Амазонке, Миссисипи, Рейне, Волге, Колумбии, Янцзы — всего просто не перечесть.

— Ну, конечно, я плавал не как профессионал, — объяснял он. — А что касается Первой, то там моряки вообще не нужны. В общем, тут, на Перне, у меня впервые появилась возможность превратить мое хобби в профессию. Здорово, что я сюда прилетел! — Он набрал полную грудь воздуха. — Дышать тут — чистое блаженство! А на Земле что было? Озон, озон… — Он поморщился. — Ты только принюхайся!..

 

* * *

 

Среди колонистов активно обсуждалось предложение назвать три вершины пониже, расположенные рядом с Габеном, именами Шаввы, Луи и Турниена — трех членов ГРИО, обследовавшей Перн. Пока, впрочем, до голосования дело не дошло.

Капитан Тиллек расстелил перед собой карту.

— А почему она в одних местах раскрашена, а в других — нет? — сразу же спросила Сорка, заглядывая ему через плечо.

— Фремлич состряпал ее для меня по фотографиям пробов, — улыбаясь, ответил Джим. — И пока что она точна до невозможности. А что касается цвета… видишь ли, когда мы проплываем мимо какого-то участка берега или пересекаем район по суше, я раскрашиваю увиденные нами места. Прекрасный способ. Так никогда не спутаешь, где уже бывали люди, а где нет. А еще я добавил сюда пометки, необходимые морякам — преобладающие направления ветров и скорости течений.

— А что, мы и вправду самые первые люди на этом берегу? — девочка коснулась пальцем далеко выступающего в море полуострова.

— Абсолютно верно, — с удовлетворением кивнул Тиллек.

За всю свою жизнь, тянувшуюся вот уже шесть десятилетий, Джим Тиллек еще никогда не был так счастлив. Он не вписывался в земное высокотехнологическое общество, где не хватало места его увлечению морем и парусами. Монотонные перелеты в Поясе Астероидов наводили на него тоску. Не удивительно, что Перн казался ему настоящим раем. Особенно теперь, когда он стал первым капитаном, покоряющим его моря. Он и выглядел капитаном, настоящим морским волком: среднего роста и крепкого телосложения, со светлыми голубыми глазами, в надвинутой на брови фуражке и в старом шерстяном свитере. Он мог бы управлять «Южным Крестом» с помощью электроники, нажимая кнопки в рубке. Но Джим предпочитал держать в руках штурвал и полагаться скорее на инстинкт, чем на приборы.

— Мы причалим вот тут, — сказал он, глядя на карту. — Здесь, судя по всему, удобная и глубокая бухта. Новый участок, который можно будет раскрасить. Глядишь, там мы и найдем то, что ищем, — Джим заговорщицки подмигнул Сорке.

И вот «Южный Крест» бросил якорь. Джим отвез ребят на берег на моторке.

— Ты давай, иди на восток, — сказал Шон, обращаясь к Сорке, — а я пойду на запад. И не отходи далеко от берега.

Девочка кивнула.

— А мы приготовим хороший ужин к вашему возвращению, — пообещал Джим.

Вернувшись к вечеру на корабль, и Шон, и Сорка доложили, что поиски увенчались успехом.

— Мне кажется, — уверенно сказала девочка, — что первые три гнезда, которые я нашла, — это гнезда зеленых дракончиков. Они слишком близко к воде. Золотые так не строят. Граф, между прочим, полностью со мной согласен. Он не слишком-то жалует зеленых. А вот то гнездо, что я обнаружила дальше — скорее всего, золотое. Оно значительно выше линии прилива. И яйца там крупнее. По-моему, они уже твердые, — значит, скоро вылупятся птенцы.

— Две кладки зеленых, — сообщил Шон, — и две — совершенно явно золотых. — Мальчик жадно принялся за еду, не забывая при этом периодически подбрасывать кусочек-другой своим вечно голодным коричневым. — Вообще-то, тут этих кладок завались. Вы что, собираетесь забрать все яйца, которые найдете?

— Ну, разумеется, нет! — горячо запротестовала Бэй Харкенон. — Методы биоисследований больше не требуют такого количества особей, как раньше…

— Особей? — нахмурился Шон.

— Ну, или представителей вида, если тебе угодно. Так, пожалуй, даже точнее.

— А для экспериментов мы воспользуемся яйцами, — вставил Пол. — Разумеется, от зеленой самки.

— Вам что, вообще не нужны золотые яйца? — спросил окончательно сбитый с толку Шок.

— Во всяком случае, не все, — ответила Бэй. — А еще нам бы очень пригодился погибший птенец. Только не зеленый. Их мы повидали уже предостаточно.

— Живого вам и не получить, — усмехнулся мальчик.

— Вполне возможно, что ты прав, — вздохнула Бэй. — Впрочем, я никогда не умела находить общий язык с животными. — И она с неподдельной завистью поглядела на бронзового Графа, уютно устроившегося на плече Сорки.

— Дракончики при рождении настолько голодны, что возьмут еду у кого угодно, — не слишком деликатно сказал Шон.

— Ну… по правде говоря, мне не кажется… не хотелось бы отнимать у кого-то…

— Мы же, кажется, все здесь равны? — прищурился Шон. — И у вас прав ничуть не меньше, чем у кого-то другого. Или я ошибаюсь?

— Точно подмечено, парень! — хлопнул мальчика по плечу Джим Тиллек. — Точно подмечено!

— Если бы только дракончики были чуть-чуть крупнее!.. — мечтательно вздохнула Сорка.

— Если бы дракончики были чуть-чуть крупнее, то что? — удивился Тиллек.

— Они бы расправились с вейриями в два счета!

— Они и так прекрасно справляются! — возмутился Шон, ласково поглаживая одного из своих коричневых.

Если он как-то и назвал своих дракончиков, то имен этих не знал никто. Даже Сорка. Но вот того, что он научил их откликаться на поданные свистом команды, Шон скрыть не мог. Да и не пытался. Сорка почему-то стеснялась спросить у него, как он этого добился. Впрочем, Граф и так всегда выполнял ее просьбы… ну, как только понимал, что именно от него хотят.

— Может, ты и прав, — покачал головой Пол.

— Вносить изменения в наследственность — дело непростое, — серьезно сказала Бэй. — И тут надо все как следует взвесить…

— Чего ради… гм-м-м… изменять существа, которые и так прекрасно могут за себя постоять? — спросил Джим. — Черт-те сколько веков они отлично обходились без нашей помощи. И, по правде говоря, и без нас тоже.

— Далеко не все выживают в горниле эволюции, — заметил Пол. — И часто победитель оказывается сконструирован не самым лучшим образом. Мне, по крайней мере, так кажется. Посмотрите сами: я лично никогда бы не подумал, что на другой планете встречу нечто столь похожее на наших привычных земных позвоночных, как вейрии и дракончики. А еще удивительнее то, что земные мифы зачастую описывают именно таких четвероногих двукрылых созданий, которых на Земле никогда не было. А тут, в сотнях световых лет от нашей родной планеты, их полным-полно. Надо же… Посмотрите, — он показал на спящего Графа, — весьма неудачная конструкция. Хотя и не такая плохая, как, скажем, у китайских драконов. — Неудачная? — удивленно спросил один из матросов. — Это же очевидно! — Пол сел на своего любимого конька. — Просто бессмысленно иметь одновременно и крылья, и передние лапы. Земные птицы, например, избрали крылья. Я готов согласиться, что кривые задние ноги довольно удобны для взлета с земли — и у дракончиков мускулов там более чем достаточно. Но вот такая длинная спина — это уязвимое место. Да еще позвоночник почти на поверхности… Интересно, как им удается застывать в одном положении, — он потрогал пальцем длинный хвост Графа. — А вот небольшое усовершенствование: экскременты выводятся через отверстие в развилке хвоста, и не из-под него. А спинные ноздри — это настоящее достижение… Мы, люди, между прочим, тоже не слишком удачно сконструированы… — Поглядите, — зоолог коснулся своего выступающего кадыка, — умно ли это — использовать воздуховод как канал подачи пищи… Люди то и дело давятся и в результате задыхаются чуть не до смерти. А то и вовсе погибают… А череп? Один хороший удар, и сотрясение мозга обеспечено. И это еще в лучшем случае! Возьмите, например, веганцев. У них мозг запрятан в крепкий мешок в самой середине тела. Их голыми руками не возьмешь…

— Пусть уж лучше у меня в животе болит живот, — мрачно сказал Тиллек, — а не голова. Но если уж на то пошло, — оживился он, — я как-то видел этих самых веганцев и должен сказать, что порой они выглядят на удивление неловкими. Например, во время сексуальных контактов. Да, впрочем, и вся их система размножения представляется мне весьма неуклюжей.

Пол фыркнул.

— Ты полагаешь, что разместить эти органы между отверстиями выброса отходов — это очень разумно?

— Давай сменим тему, — поспешно сказал Джим Тиллек, покосившись на ребят.

Но дети, впрочем, не особенно прислушивались к их разговору.

— Да, так о чем бишь я… короче, есть бесчисленное множество способов существенно улучшить человеческий организм.

— Мы так и делаем, — мягко напомнила ему Бэй.

— Конечно… Кибернетические протезы, да еще борьба с наследственными болезнями… Нам дозволено использовать ментасинх Эридани, хотя, честно говоря, не знаю, идет это нам на пользу или нет. Но по сути, мы ничего сделать не можем. И причина — в проведенных «чистыми» законах, запрещающих серьезные изменения человеческой природы.

— Да кто захочет-то ее менять? — нахмурился Джим.

— Всяко не ты, — поспешила заверить его Бэй. — На этой планете в подобных модификациях просто нет ни малейшей необходимости. Но мне тоже порой кажется, что запрет изменений был ошибкой. Взять хотя бы тот случай с водными мирами Сети IV. Дополнительные жабры и перепонки между пальцами не кажутся мне таким уж богохульством. Все мы прошли через это — еще в утробе матери! Подумать только, сколько новых планет стали бы доступными людям, если бы мы не так цеплялись за «чистоту расы». Человек может существовать в очень узком диапазоне силы тяжести и только при вполне конкретной атмосфере. Что стоило бы немного расширить эти возможности? Или хотя бы добавить железы, выделяющие энзимы, необходимые для нейтрализации опасных газов… Цианиды стоят на пути колонизации такого множества планет, что мне вам даже и не рассказать…

Шон с подозрением переводил взор с одного взрослого на другого.

— Да это они просто так, — прошептала ему Сорка, — треплются…

Шон недоверчиво хмыкнул.

— Что касается меня, — объявил он, вставая, — то я собираюсь завтра встать до рассвета. Самое лучшее время. Застанем дракончиков за едой, и сразу станет ясно, где чье гнездо.

— Точно, — сказала Сорка, поднимаясь.

Пока ребята ходили на разведку, Тиллек растянул на берегу, в укромном местечке, комфортабельные палатки. Термоодеяла, сшитые попарно, служили прекрасными спальными мешками, и Сорка с превеликим удовольствием забралась в один такой мешок. Граф — похоже, даже не проснувшись — удобно устроился у нее в изголовье.

Пробудилась она от настойчивого посвистывания дракончика… Взрослые еще храпели, но когда глаза Сорки немного привыкли к предрассветному полумраку, она увидела, что Шон уже встал. Заметив, что девочка не спит, он молча, кивком головы, указал ей на запад. Затем, тихонько подобравшись к погасшему костру, мальчик выбрал что-то из мешков с припасами и засунул себе за пазуху.

После того, как Шон ушел, Сорка тоже подсела к костру. Она оставила взрослым записку о том, что они с Шоном отправились проверять гнезда и собираются вернуться, когда рассветет. Она взяла с собой пару бутербродов и красный плод из тех, что они собрали вчера на ужин. А потом она пошла по берегу, к гнездам, откусывая на ходу от сочного аппетитного плода, словно это было спелое земное яблоко.

Вчера она сложила возле гнезд маленькие пирамидки из белых, обкатанных морем камней. Первые две девочка нашла без всякого труда. Удостоверившись, что это и вправду гнезда зеленых самок, Сорка поспешила дальше — к тому гнезду, которое показалось ей золотым. Уже начинало светать, и она хотела по возможности незаметно понаблюдать за дракончиками из кустов. Это было чудесно — идти одной по пустынному берегу, на который еще никогда не ступала нога человека. Мысль о том, что она тут самая-самая первая, придавала всему вокруг какое-то особое неповторимое очарование. Ее прежнее желание дать какому-нибудь месту свое имя сменилось мечтой найти самый красивый уголок на Перне. А еще лучше, если бы колонисты, в награду за какие-то необыкновенные успехи Сорки (девочка и сама не могла придумать, что бы это могли быть за успехи) решили бы назвать ее именем гору, или реку, или долину.

Сорка так размечталась, что чуть не налетела в темноте на недостроенную вчера пирамиду. Еще немного, и она могла бы раздавить яйца. Но в последний момент Граф тревожно заверещал, и трагедии не произошло.

Девочка благодарно погладила дракончика по голове. Если бы она и хотела что-то изменить в Графе, так это только подарить ему способность разговаривать. Она уже понимала смысл большинства издаваемых Графом звуков. Понимала она и то, что другие дракончики говорят своим хозяевам. И все-таки это было бы чудесно — поговорить с ними на понятном им обоим языке! Но кто-то из биологов сказал ей, что раздвоенный язык не годится для человеческой речи… А что касается размеров… Граф хорош и так. Будь дракончик хоть немного больше, он не поместился бы у нее на плече.

Стоит, пожалуй, поговорить с кем-нибудь из дельфинеров. Как-то же они ухитряются беседовать со своими подопечными на самые отвлеченные темы… Может, и дракончики окажутся не глупее дельфинов. Вон как лихо они расправились с более крупными и сильными вейриями! Даже адмирал Бенден обратил на это внимание…

Первые лучи восходящего солнца осветили облака, и кружащиеся в воздухе дракончики встретили их радостным хором. Сорка, притаившаяся в кустах, отлично все видела. Только золотая самка подлетела к гнезду. Остальные — голубые, бронзовые и коричневые — держались на почтительном расстоянии от кладки. Теперь девочка могла наглядно убедиться в разнице размеров дракончиков. Золотая самка была самой крупной: почти на два пальца выше, чем бронзовые, ближе всех подходившие к ней по размеру. Впрочем, следует отметить, что пара коричневых почти им не уступала. Голубые явно были самыми маленькими. Они суетились на берегу, копаясь в кучах выброшенных приливом водорослей, пренебрежительно откидывая в сторону одни, с довольным писком волоча к гнезду другие. В то время, как голубые трудились, бронзовые и коричневые, как казалось девочке, что-то оживленно обсуждали. Но вот кольцо водорослей вокруг гнезда замкнулось, и сразу же еще мгновение назад болтавшие друг с другом дракончики устремились к морю за всякой съедобной живностью. Точь-в-точь как в тот раз, когда вылупился Граф.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных