Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






ЧАСТЬ III. МИГРАЦИЯ 11 страница




К тому времени, когда сейнер вернулся в порт, Нити уже полностью заполнили большую пластиковую бочку. Воспользовавшись крюком на длинном стальном тросе, Онгола на своем скутере лично перевез ее в лабораторию. Капитан потом долго удивлялся, почему все считают его настоящим героем.

А в поселке тем временем приготовили прозрачную «клетку» для пойманного монстра. Толстые пластины из силиконового пластика приварили друг к другу так, что получился большой куб с отверстием наверху. В стенах сделали несколько узких отверстий для взятия образцов. Их закрыли надежными металлическими крышками.

Онгола завис над «клеткой», и с помощью угрюмых добровольцев страшное создание перекочевало из бочки в свою новую тюрьму. Отверстие в потолке немедленно заварили.

Кому-то стало плохо. Остальные отвернулись. Только Тарви и Мар Дук с кажущейся невозмутимостью глядели на извивающееся чудовище, жадно пожирающее приготовленную для него пишу.

От серебристой окраски монстра не осталось и следа. Теперь Нити казались грязно-серыми — то с болезненно-зеленым оттенком, то с тускло-розовым, то с бледно-голубым. Понемногу внешняя оболочка становилась все толще и толще. Твердая скорлупа, как решили наблюдатели, скорее всего, формируется перед смертью. И сразу же вслед за ее образованием, вероятно, начинается разложение внутренностей странного существа. Живое ли оно на самом деле? Или же это какое-то невиданное ранее химическое явление, уничтожающее жизнь? Отсутствием аппетита монстр (если это был действительно монстр, а не явление природы), явно не страдал.

— Просто диву даешься, как он быстро растет, — спокойно заметила Бэй.

Позже Пол неоднократно хвалил ее за эти слова и за тот тон, которым они были произнесены. Он утверждал, что она подала остальным пример того, как следует себя вести.

— Мы привыкли видеть подобную скорость роста среди микробиологических объектов, — продолжала Бэй, — а вот теперь встретили создание, которое размножается почти с той же скоростью, что и бактерии. Интересно, откуда оно взялось? Может, из космоса? Этот вопрос был встречен гробовым молчанием. Собравшиеся рядом с кубом ученые переглянулись. Похоже, что предположение Бэй даже удивило их своей кажущейся нелепостью.

— У нас есть какая-нибудь информация о периодичности комет в этой системе? — спросил Мар Дук. — И о той странной планете? Может, тут как-то замешано облако Оорта? Вспомните, есть ведь теория Хойла-Викромансинга, постулирующая возможность существования вирусов в космосе. Ее до сих пор не опровергли.

— Чертовски большой вирус, — кивнув в сторону копошащегося за прозрачной стеной чудовища, заметил Билл Дуф. — К тому же, мне помнится, кто-то на Сети III доказал, что теория Хойла-Викромансинга неверна.

— Учитывая, что Нити падают с неба, — вставил Джим Тиллек, — почему бы им и в самом деле не попасть к нам из космоса? Красная утренняя звезда, которая недавно появилась на небосклоне, в последние дни стала особенно яркой. Это заметил, между прочим, не только я один. Странное совпадение, правда? Странствующая планета с совершенно безумной орбитой приближается к Перну, и тут-то на нас и обрушивается эта дрянь. Может, Нити как раз оттуда и прилетают? Интересно, какая информация есть в библиотеке об этой блуждающей планете?

— Я спрошу Черри, — сказал Билл Дуф, и тут же поправился: — Нет, я сам посмотрю, и если найду что-нибудь интересное, то пришлю тебе распечатку.

Пользуясь благовидным предлогом, он поспешно вышел из лаборатории.

— Я, пожалуй, возьму образец, — сказал Кван Марсе, готовя необходимые инструменты.

— Надеюсь, кто-нибудь ведет запись… потребления? — спросила Бэй.

У нее язык не повернулся сказать «пища» — мысли о том, чем эти твари уже успели поживиться, не давали ей покоя.

— Надо определить скорость… потребления, — Пол с готовностью подхватил удачный оборот. — Хорошо бы узнать, какой минимальный уровень способен поддерживать жизнеспособность этого существа. — И посмотреть, почему все его родичи погибли в прошлый раз, — вставил Пас Радаманх, вытаскивая откуда-то копию отчета ГРИО.

— А ты уверен, что все умерли? — тихо спросила Китти.

Утром, в отсутствие каких-либо новостей от про работавших всю ночь напролет ученых, по поселку начали расползаться самые разнообразные слухи. Кто-то разжег большой костер на площади Костра. На каждом углу кучей лежали факелы. Пользы от них в случае нового «дождя» никакой, но так было спокойнее.

Повсюду грелись на солнышке обожравшиеся дракончики. Даже те, кто еще вчера их недолюбливал, теперь носили в карманах лакомые кусочки и при каждом удобном случае норовил угостить бронзового или коричневого. В полдень небольшая группа колонистов во главе с Тэдом Туберманом подошла к дверям лаборатории. Все они во время Падения потеряли кого-то из близких. Все они хотели знать, кто же в этом виноват.

У порога их встретили Пол, Эмили, Пас Радаманх и Мар Дук.

— Ну что, узнали, откуда взялись эти твари? — резко спросил Тэд.

— Это довольно сложное, но в общем-то понятное сплетение Нитей, в чем-то похожее на земную микозу, — начал Мар Дук.

— Мне это ничего не говорит, — грубо прервал его Тэд. — За всю свою жизнь — а я, между прочим, ботаник, — я еще никогда не встречал растительного симбиоза, опасного для человека. Что нас ждет дальше? Эмили протянула руку, желая утешить его, но Тэд пренебрежительно отстранился.

— Человечество еще никогда не встречалось с чем-либо подобным, — устало сказал Пас. Ночь работы с отвратительными, мерзкими тварями утомила бы и более молодого человека. — Ни на одной из известных нам планет нет подобных существ. Самое близкое — мифические демоны религиозной эпохи. Но по правде говоря, до конца мы еще не разобрались.

— Значит, эти твари все еще живы! — вне себя от возмущения заорал Тэд — Вы держите их живыми!.. Да еще, наверно, и кормите!..

Его спутники сердито зашептались. Они явно искали выход бессильной ярости против судьбы, отнявшей у них родных и близких.

— Ну, разумеется, — попытался успокоить их Мар Дук. — Мы же должны их изучить. Надо узнать, что они из себя представляют. Для этого они нужны нам живыми, а значит, их приходится кормить… Мы хотим выяснить, каков жизненный цикл Нитей…

— Жизненный цикл? — вскричал Туберман. — Значит, Нити — это еще не все?! Клянусь всеми святыми, сейчас я их прикончу! Раз и навсегда!!!

— Тэд, приди в себя! Ты же ученый!

— Прежде всего я отец! И мою дочь… мою дочь сожрало одно из этих существ! Как и Джо Милана, и Пэтси Свана, Эрика Хегельмана, Боба Йоргенсена… — По лицу Тэда текли слезы. Он глядел на Пола и Эмили как на преступников. — Мы вам поверили! Как вы могли привезти нас на планету, где пожирают наших детей?! Мы работали тут восемь лет! — Он обвел глазами своих спутников. — Мы… мы хотим, чтобы эта тварь умерла! Вы достаточно ее изучили. Пошли, парни! Мы знаем, что надо делать! — Бросив последний укоризненный взгляд на биологов, он двинулся к площади Костра. — Огонь быстро с ней расправится!

Спутники Тэда поспешили вслед за ним.

— Какая разница, что они сделают, — тихо сказал Мар Дук, глядя вслед скрывшемуся за углом Тэду. — Нити все равно уже умирают. Отдайте им труп, адмирал, может, после этого они немного успокоятся. А то Тэд, похоже, совсем свихнулся… Все равно больше ничего нового нам сейчас не узнать.

— А что же вы все-таки узнали? — с надеждой в голосе спросил Пол Бенден.

Пас жестом пригласил адмирала пройти в лабораторию, где ученые все еще обобщали полученные за ночь данные.

— Теперь нам известно, — начал рассказывать Мар Дук, устало плюхаясь в кресло у стола, заваленного пленками и рулонами диаграммной ленты, — что в основе химизма Нитей лежит углерод. Мы знаем, что они состоят из очень больших белковых молекул, способных быстро трансформироваться из одной формы в другую и, следовательно, обеспечивающих подвижность существа, а также и других белков, способных атаковать и растворять невероятное количество органических соединений. Мы не смогли бы создать тварь, более смертоносную для нашей формы жизни. даже если бы очень захотели.

— Хорошо, что ты ничего не сказал об этом Тэду, — сухо заметила Эмили.

— Мар Дук, — нахмурился Пол Бенден, — надеюсь, я правильно тебя понял… Нити опасны — это безусловно. Но специально созданы, чтобы уничтожить нас?.. Это что — шутка?

— Ну… это просто такое предположение, — уклончиво ответил Мар Дук. — Пас выдвинул еще более странную гипотезу.

— Видите ли… — откашлялся Пас, — Нити появились так внезапно, что я подумал: может, это какое-то оружие? Может, они готовят поверхность планеты к высадке десанта?

Пол и Эмили ошеломленно глядели друг на друга. Бэй недоверчиво хмыкнула, а кривая усмешка на лице Китти Пинг яснее ясного говорила, что она считает такую мысль не заслуживающей серьезного внимания.

— Это не столь уж безумная идея, как может показаться на первый взгляд, — поторопился добавить Пас. — Во всяком случае, она мне нравится куда больше, чем предположение Бэй, что все это — лишь начало жизненного цикла Нитей. Мне страшно подумать, что будет, если она окажется права.

Пол и Эмили снова переглянулись. Час от часу не легче! Но тут со своего кресла поднялся Ниитро.

— Мне кажется, — спокойно возразил он, — что все эти гипотезы основываются скорее на фантазиях времен религиозной эры, чем на реальных фактах. По моему мнению, продолжение жизненного цикла Нитей крайне маловероятно. Если бы Нити, достигнув поверхности планеты, не умирали, а развивались дальше — ГРИО в процессе обследования Перна наверняка бы их заметила. Как вам кажется? Они вполне могли счесть пятна в растительном покрове несущественными, но пропустить столь опасную форму жизни? Простите, но в это трудно поверить.

Что же касается вторжения из космоса, то позвольте вам напомнить, что в этом звездном секторе нет ни одной планеты, пригодной для жизни существ, в основе которых лежит углерод. — Пол видел, что его слушатели понемногу начинают приходить в себя после тех страхов, которыми их оглушили Пас и Мар Дук. — А ведь мы совершенно точно установили, что это, — он ткнул в сторону прозрачного куба, — основано именно на углероде. Вот и все, что я хотел сказать…

Силы Пола внезапно кончились. Сказывалась бессонная ночь.

— Во всяком случае, обсудив самые худшие сценарии, мы несколько разрядили атмосферу…

— Мне все-таки кажется, что мы упустили из виду какой-то очень важный момент — покачал головой Пас. — Нечто очевидное и очень-очень существенное.

— Никто не в состоянии как следует соображать после сорока часов непрерывной работы, — хлопнул его по плечу Пол. — Посмотрим твои записи еще раз. Но только потом, когда отдохнем. И где-нибудь в более спокойной обстановке… Знаете, вы идите, а мы с Джимом, пожалуй, останемся. Подождем Тэда и его приятелей. — Он тяжело вздохнул. — Я их даже не виню. Внезапная смерть всегда вызывает шок. Хотя лучше бы они направили свою энергию в более созидательное русло. Мы должны готовиться к худшему…

Следующим утром телескопы колонии нацелились на повисшую над горизонтом звездочку — блуждающую планету системы Ракбета. Ее красный цвет, как предположил Эзра Керун, вероятнее всего, объяснялся облаками пыли, захваченной на окраинах звездной системы. Несмотря на отсутствие доказательств, наблюдатели сошлись во мнении, что эта планета как-то связана со случившейся трагедией.

В течение дня группа Кенджо обнаружила следы Падения на острове Ирэны. Нашлись даже свидетели, вспомнившие повисшее над островом серое «грозовое» облако. Разведчики, отправившиеся на Северный континент, сообщили о следах Нитей на его восточном побережье. Это открытие окончательно развеяло надежды на то, что прошедшее над поселком Падение есть нечто уникальное, что никогда больше не повторится. Изучение отчетов ГРИО не добавило исследователям оптимизма фотографии неопровержимо доказывали, что двести лет тому назад Падение происходило по всей планете. Повсеместно. Судя по всему, оно закончилось как раз перед прилетом землян. Теперь требовалось во что бы то ни стало узнать частоту Падений и их длительность.

Основываясь на имеющихся данных, Бетти и Билл установили длительность интервалов между периодами смертоносных «дождей» примерно в двести лет. Они опирались на скорость регенерации уничтоженной растительности и размеры деревьев в области отмеченных ГРИО пятен. Тут им бы очень пригодилась помощь Тэда Тубермана, главного ботаника экспедиции, но увы! Тэд все свое время посвящал поиску и уничтожению оставшейся после Нитей скорлупы. К сожалению, ученые так и не смогли ответить на самый важный, самый насущный вопрос: сколько же продлится сезон «дождей»?

Пытаясь опровергнуть теорию Мара о целенаправленном применении Нитей и не менее неприятное предположение Паса о грядущем вторжении на Перн, Эзра Керун провел этот день на связи с бортовыми компьютерами «Иокогамы». Его расчеты окончательно подтвердили: период обращения планеты-пришелицы составляет двести пятьдесят лет. Но среди внутренних, ближайших к солнцу планет Ракбета она проводит лишь малую часть этого срока. Учитывая совпадение периодичности Падений и обращения этой планеты, становилось ясно, что какая-то связь между ними все-таки есть. Вот почему, посоветовавшись с Полом Бенденом и Эмили, Эзра запрограммировал один из оставшихся на «Иоко» пробов на исследование пришелицы. И в частности, он дал аппарату задание определить состав окружающей планету газообразной оболочки.

Хотя все полученные учеными данные были незамедлительно доведены до сведения колонистов, это не успокоило перепуганных людей.

На третий день после первого Падения позвонил впавший в панику Вейд Лоренцо с фермы Садрид в провинции Македония. Яков Чернов, принявший звонок, немедленно связался с Онголой и адмиралом Бенденом.

— Вейд утверждает, — сообщил он, — что прямо на его ферму со стороны моря движется облако. Я держу его на тридцать седьмом канале. Пол Бенден поднял трубку и нажал клавишу тридцать седьмого канала. Одновременно он нашел на карте, висевшей на стене его кабинета, участок берега, где располагалась ферма Садрид.

— Спрячьтесь под крышу из силиконового пластика, — приказал он Вейду. — Пользуйтесь огнем. Сжигайте эту дрянь, как только она появится в поле зрения. В крайнем случае используйте факелы или паяльные лампы. У вас есть дракончики?

— У нас есть несколько дракончиков, — отчаянно стараясь сохранять спокойствие, ответил фермер, — и два огнемета… Мы с их помощью жгли кусты… Мы сперва думали — это такой шквал… гроза… Но потом увидели, как рыба собирается на кормежку, и все поняли. Вы нам поможете?

— Мы прилетим, не беспокойтесь!

После окончания разговора Пол попросил Якова никому ничего не говорить об этом звонке.

— Не стоит поднимать панику, — согласился с адмиралом Яков. Затем Пол попросил связать его с Джимом Тиллеком в бухте Монако. Он поинтересовался, есть ли в море к юго-западу от Садрида какие-либо суда.

— Сегодня нет, — ответил Тиллек, сверившись с журналами. — А что случилось?

— Ты мог бы сейчас подойти ко мне? — попросил Бенден. — Только так, чтобы без излишней суеты. Вроде как невзначай…

— Твой собственный дом на реке Бока не так уж далеко от Садрида, — заметил проскользнувший тем временем в кабинет Онгола.

— Я знаю, — кивнул адмирал, набирая другой номер.

В нескольких словах он рассказал жене о случившемся, и быстро объяснил, что теперь следует делать.

— Джу, может, до вас и не дойдет…

— Ну, лучше перестраховаться, правда?

— Как только я узнаю что-нибудь новое, сразу же тебе позвоню, — пообещал Пол. — Если повезет, у нас есть еще час — даже если облако и добралось уже до Садрида. Вполне возможно, что Бока находится слишком далеко к северу. Эта дрянь, похоже, идет в юго-западном направлении.

— Спроси, как ведут себя дракончики? — посоветовал Онгола.

— Как всегда, греются на солнышке, — ответила Джу. — Но я буду за ними наблюдать. Они что, и впрямь заранее знают о Падении?

— Онгола утверждает, что да. Я тебе еще позвоню.

— Я только что дозвонился до Логоридов в Тессалии, — сказал Онгола. — Их вполне может зацепить. Может, стоит предупредить и Цезаря в Риме? У него там чертова пропасть скота.

— Он также весьма предусмотрительно построил каменные здания, — усмехнулся Пол. — Но все равно позвони. А потом свяжись и с Борисом и Дитером. Они сейчас как раз пишут программу, прогнозирующую эти самые Падения. Дорого бы я заплатил, чтобы она работала уже сейчас… — Пол поднял трубку. — Я пока организую транспорт.

Он набрал номер Кенджо.

— Снова Нити? Где именно? Садрид? Понятно… У меня тут есть кое-что, на чем можно туда добраться всего за час с небольшим. — В обычно невозмутимом голосе Кенджо слышалось волнение. — Фулмар приспособил оптимизатор к двигателю среднего скутера и думает, что теперь тот сможет развить скорость до семисот километров в час. И это с полной загрузкой. Налегке даже больше.

— Нам придется взять с собой как можно больше огнеметов, — сказал адмирал, — а также припасы и медикаменты. Мы прихватим баллоны с азотной кислотой — это все равно, что использовать против Нитей и огонь, и воду одновременно. Еще — Пола Ниитро и Бэй… они весят совсем немного, а как наблюдателям им нет равных. Надо взять с собой по крайней мере одного врача. Потом — Тарви, Джим, я сам… В общем, набирается человек восемь. Ну ладно, ты готовься. Я скоро с тобой свяжусь…

— Как наши дела? — он повернулся к Онголе.

— Раз мы не можем сказать людям, где и когда началось это Падение, они хотят по крайней мере знать, где и когда оно закончится, — сообщил Онгола. — Чем больше данных мы им дадим, тем точнее они смогут предсказать Падение… в следующий раз. Надеюсь, я вхожу в число твоих восьми?

— Нет, — покачал головой Пол. — Ты мне нужен здесь. Черт побери!

Мы должны организоваться! Нельзя же каждый раз импровизировать!

Онгола фыркнул. Пол Бенден по праву славился умением действовать организованно и оперативно в самых сложных и непредсказуемо меняющихся условиях. Уже через двадцать минут после звонка Вейда наблюдатели, экипаж и все необходимые припасы заняли свои места на борту скутера. Еще через миг он взмыл в небо и исчез за горизонтом.

Кенджо гнал машину на полной скорости. Вот они пронеслись над девственными песками полуострова в устье реки Джордана. Теперь их путь лежал над морем, и резкие порывы ветра делали и без того нелегкий полет еще труднее для пассажиров. Не рассчитан все-таки этот скутер на такие скорости.

— Нитей пока не видно, — заметил Пол, отрываясь от окуляров бинокля. — Те облака к югу — обычные грозовые тучи. Может быть, — вполголоса добавил он, — гроза спасет Садрид… Маловероятно, но возможно.

Несмотря на стремительный полет модифицированного скутера, их путешествие, казалось, продолжается целую вечность. Внезапно Кенджо сбросил скорость. Они приближались к земле, еле видимой сквозь косые струи дождя. Море у побережья так и бурлило.

— Ну и сильный же ветер, — заметил Джим Тиллек, глядя на вспененную воду. — Между прочим, перед отлетом я попросил наших морских друзей выяснить, где же началось это Падение.

— Бог ты мой! — воскликнул адмирал глядя на море. — Как же они ухитрились нас обогнать?

— Я думаю, — усмехнулся Тиллек, — что дельфины еще в пути. Но вот местная морская живность, похоже, устроила себе сегодня большой праздник. Даровая кормежка…

— Если бы дельфины и впрямь сумели найти, где началось Падение…

— задумчиво повторил Пол. — Точные данные — вот что нам нужно. Дитеру и Борису требуются конкретные цифры… Да, Садриду так повезло, — добавил он, снова приникая к окулярам. — А дальше… Словно кто-то острым ножом срезал всю растительность! Кенджо, садись поближе к дому. — Нам помог ветер, — рассказывал потом Вейд Лоренцо. — Нам помогли ветер и гроза. Лило как из ведра — но это была вода, а не Нити. С нами все в порядке, — он покосился на прихорашивающихся на стропилах дома дракончиков. Они вовремя нас предупредили. Точь-в-точь, как в поселке. Но мы не знаем, что сталось с Дживой и Бакой. Они отправились ловить рыбу…

— Если они поплыли на запад или на север, то, скорее всего, Падение их не затронуло.

— Но ферма уничтожена, — печально сказал партнер Вейда агроном Афахис.

Кивком головы он указал на почерневшие поля, где не осталось ни одного зеленого листочка.

— Ничего, — попытался утешить его Пол Ниитро. — В поселке есть еще достаточно и семян, и саженцев. А в таком климате можно вырастить несколько урожаев в год.

— Мы к ним еще вернемся, — сказал Пол Бенден, выгружая из скутера огнеметы. — Джим, организуй тут наземные отряды, ладно? Ты знаешь, что делать. Нам надо проследить Падение до самого конца. Ну, вот и все, Вейд. Давайте, покажите этим тварям, где раки зимуют!

— Но, адмирал… — начал было Афахис, и на лице его явственно читался страх.

— На пути Падения лежат еще две фермы, — сурово сказал Пол Бенден, усаживаясь в скутер. — Мы не можем бросить их на произвол судьбы.

— Ну что, адмирал, теперь к вам? — спросил Кенджо, когда Пол застегнул ремни безопасности.

— Нет, сперва на север. Попробуем найти Дживу и Баку.

— Смотрите, — воскликнул Кенджо пару минут спустя. — Похоже, сюда Нити уже не добрались!

Пол прильнул к окулярам и облегченно вздохнул. Внизу качались на ветру зеленые ветви деревьев. — Куда же подевались эти чертовы Нити? — недоуменно спросила Бэй.

— Скорее всего, дело в дожде, — заметил Пол Ниитро. — Стойте-ка, вон там, это не парус?

— Точно, парус! — воскликнул адмирал, наведя бинокль, — и там, похоже, все в порядке. Мистер Фусаиуки, отметьте, пожалуйста, на карте границу Падения.

— Сэр, — вставил Кенджо, — я правильно понимаю, что ваша ферма теперь в безопасности?

— Да, — облегченно кивнул Бенден. — Можем туда не лететь. Давай прямо к Цезарю.

— Слушаюсь, сэр.

Тем временем адмирал связался со своей женой и сообщил ей радостную новость. Она могла больше не опасаться Падения.

— Мне прислать кого-нибудь вам на помощь? — спросила она. — Я слышала, что эту дрянь частенько приходится сжигать уже на земле…

— Пришли Джонни Грина и Грега Китинга. Огнеметы мы им дадим.

Другие фермы тоже предложили свою помощь, и Пол с благодарностью ее принял.

— Я был прав, когда решил построить каменные хлева, — объявил Цезарь, отвечая на звонок Пола. Животновод рассмеялся. — Мои труды ох, как пригодились, не так ли?

— Что правда, то правда, — согласился Пол.

— Только в настоящем каменном доме чувствуешь себя уютно и в безопасности. Мои парни вылетят через пару минут. Держите меня в курсе, адмирал.

Пол поморщился. Все чаще и чаще в последние дни к нему обращались, используя его старое воинское звание. Он уже успел от этого отвыкнуть. Снова принимать на себя командование… Он заметил большое пятно уничтоженного леса там, где Нити достигли земли. Большое пятно — а кругом нетронутая зеленая растительность. Дождь и дракончики. Спасибо дракончикам, вовремя предупредившим людей об опасности. Если бы ему пришлось… Пол заставил себя переключиться на другие мысли. В конце концов, он не руководит колонией. Слава Богу, есть люди помоложе. Пусть они и несут на своих плечах бремя ответственности…

— Нити прошли коридором шириной примерно в пятьдесят километров, сообщил Кенджо.

— Одного дождя, даже такого сильного, недостаточно, — сказала Бэй. — Видите. кое-где земли достигают еще живые Нити.

— Ничего, — отозвался Пол Бенден. — К нам летят подкрепления из Рима и Тессалии. Мы сожжем оставшиеся Нити и спасем этот лес…

— И теперь нам придется вооружиться языками пламени, чтобы защитить и самих себя, и эту добрую, щедрую планету, — тихо сказал Тарви, когда они возвратились в поселок. — Интересно, теперь Садрид в безопасности?

— Молния не ударяет в одно и то же место дважды? — поднял брови Пол Бенден. — Боюсь, мы не можем этого утверждать. Остается только надеяться, что Борис и Дитер смогут сказать нам что-нибудь полезное. — Он с тревогой повернулся к Полу Ниитро. — Не могут же они падать совершенно случайным образом?

— А тебе что, больше нравится теория, что они падают по заранее распланированному графику? Нет, Пол, мы совершенно точно установили, что имеем дело с безмозглым, ненасытным существом. Оно не обладает даже зачатками сознания, не говоря уже о разуме. Мне лично импонирует гипотеза Бэй о нескольких стадиях развития Нитей. Об их жизненном цикле. Возможно, конечно, что сознание появляется на более поздней стадии, но это тоже крайне маловероятно.

— Вейрии? — внезапно спросил Тарви.

— Нет, нет! Это просто смешно! Мы проследили вейрий вплоть до их общего с дракончиками прародителя. Они тут ни при чем.

— Сейчас самое главное — установить, где и когда состоится следующее Падение. Тогда мы успеем приготовиться к нему заранее… — заметил Бенден. — А пока… а пока нам всем не помешает как следует отдохнуть.

 

* * *

 

Когда группа Бендена вернулась в поселок, отрицать факт нового Падения было уже невозможно. О нем знали решительно все. Единственным положительным моментом стало то, что теперь уже почти никто не оспаривал необходимость решительных мер для борьбы со смертоносной угрозой. Кое-кто, правда, продолжал утверждать, что предостережения и требования, исходящие из поселка, нарушают, мол, Хартию, подписанную всеми колонистами. Но самые ярые поборники независимости, столкнувшись лицом к лицу с Нитями, быстро меняли свою точку зрения.

Тарви, набрав себе в помощь добровольцев, начал переоборудовать пустые газовые баллоны под огнеметы. Он остался очень доволен опытом применения аш-эно-три, или азотной кислоты, против Нитей. Этот оксидант отлично сжигал мерзких паразитов. А изготовить его не составляло особого труда: требовались только воздух, вода, ну и, конечно, электричество. К тому же он не загрязнял атмосферу и, что не менее важно, практически не вызывал ожогов у людей и дракончиков. Мокрая тряпочка, приложенная к месту, куда попали капли случайно пролитого раствора, гарантировала отсутствие раздражения. Кенджо тем временем занимался установкой огнеметов на скутерах. Он утверждал, что лучший способ защиты — нападение, а лучший способ нападения на Нити — в воздухе. И надо сказать, его идеи находили горячую поддержку среди тех, кто пережил Падение.

Наилучшим оружием против Нитей оказался огонь. Как заметил один шутник, раз уж нельзя устраивать дождь по заказу, остается полагаться на огнеметы.

На все просто не хватало рабочих рук. Дважды Полу и Эмили пришлось даже разбираться со случаями переманивания специалистов. Скотоводы и ветеринары поспешно оборудовали защитные убежища для скота. Как резервный вариант рассматривалось использование пещер. Джо Лилиенкамп сообщил, что из-за нехватки рабочих рук он не в состоянии удовлетворить все заявки фермеров на укрепление домов и хозяйственных построек. Он также заявил, что этим придется заняться самим фермерам. С ним, однако, согласились далеко не все. Многие фермеры утверждали, что это обязанность поселка и администрации — обеспечить безопасность колонистов. Многим не хотелось расставаться с обжитыми местами, пусть даже и сожженными Нитями. К тому же, за восемь лет население увеличилось настолько, что исходный поселок все равно не смог бы принять в свое лоно всех перинитов. Порриг Коннел остался жить в своей пещере — тут хватило места и для его большого рода и для скота. Он даже позволил поселиться в его пещере уцелевшим представителям других родов — во всяком случае, пока они не обзаведутся собственными домами.

Несмотря на то, что Пол Бенден и Эмили Болл (как, впрочем, и Джим Тиллек, Эзра Керун и Онгола) официально сложили с себя полномочия руководителей колонии, жители поселка и фермеры по-прежнему обращались к ним за помощью и советом. Так что в итоге приходилось принимать решения бывшим адмиралу и губернатору.

— Пусть уж лучше они обращаются ко мне, чем к Тэду Туберману, — устало сказал Пол Бенден Онголе как-то вечером. — Вопрос только в том, как нам теперь жить дальше. — Он повернулся к психологу Тому Патрику, пришедшему в административный корпус поболтать о гуляющих по поселку слухах. — Что бы ты посоветовал, Том?

— Мне кажется, общее собрание больше откладывать нельзя, — твердо заявил тот. — Иначе вам с Эмили уже никто не поверит. Что бы вы ни говорили. А это было бы очень плохо. Может вы и не хотите снова брать на себя руководство колонией, но кому-то это сделать придется. Туберман постоянно мутит воду. Он ничего не желает слушать — можно только радоваться, что большую часть времени он проводит вне поселка, пытаясь в одиночку сжечь всю оставшуюся от Нитей скорлупу на континенте. От горя он совсем потерял разум.

— Надеюсь, сторонников у него немного? — спросила Эмили.

— Ситуация достаточно неопределенная, и потому кое-кто принимает его разглагольствования всерьез. Особенно когда «власти» хранят молчание. В конце концов, обвинения Тубермана несут в себе зерно истины. Искаженной почти до неузнаваемости, — психолог пожал плечами, — но все-таки… Постепенно люди поймут, что он не предлагает ничего конструктивного. Но на это надо время. А пока он только вызывает волну недовольства н неудовлетворенности. И сеет страх. С этим надо что-то делать. И поскорее.

— Значит, снова придется переходить Рубикон, — тяжело вздохнул Пол. ***

— Я, конечно, могу провести собрание, — сказал Кэбот, когда Пол связался с ним по телефону, — но, по-моему, лучше, если это сделаешь ты. Колонисты по-прежнему видят в вас с Эмили своих лидеров. Сила привычки, если угодно.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных