Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Действительный тайный советник князь Алексей Куракин».




Вот текст присяги, к которой приводились жители города и вопросные пункты, которые им предлагались комитетом, учрежденным в Елисаветграде для прекращения заразы.

ПРИСЯГА :

«Аз ниже именованный, обещаюсь и клянусь, пред всемогущим Богом, пред святым Его Евангелием и Животворящим Крестом, в том, что на предложенные от елисаветградскаго чистительнаго комитета, запросные пункты, имею ответствовать по сущей правде и чистой совести, так, как пред Богом и страшным Его судом ответ в том дать могу. В заключение сей моей клятвы, целую слова и Крест Спасителя моего. Аминь.

Августа 13-го дня 1813 года».

«Вопросные пункты елисаветградскаго комитета, учрежденнаго для прекращения заризительной болезни, жителям онаго города, по коим должны показать по чистой совести и долгу присяги сущую справедливость и ответы их.

Первое. Нет ли каких либо товаров, вещей, пожитков и прочих, полученных из мест, или людей, бывавших в заразе?

Нет.

Второе. Не знает ли кто или не имеет ли подозрения в скрытии каковых либо вещей, товаров и пожитков бывших или не бывших в употреблении?

Незнает и не имеет.

Третие. Не было ль тайных похорон, или скрытия мертвых тел?

Не было.

Четвертое. Нет ли у кого на жительстве или во услужении праздношатающихся, не записанных по ревизии людей, о коих должны предъявить по совести?

Нет, кроме значащихся по спискам учиненным при описании города.

Следуют подписи: приводившихся к присяге, священника и очистительнаго комитета».

Во время бывшей в Елисаветграде в 1813 году чумной эпидемии оказалось восемь зараженных домов, а именно: Бундюкова, в котором было живущих 11 человек, из числа которых умерло 2; Тищенкова, в нем живущих 9 человек, из них умерло 6; Лучкина – живущих 7 человек, из них умерло 4; Чебановскаго – живущих 7 человек, из них умерло 2; Моренкова – живущих 9 человек, из них умерло 5; Грецко – живущих 8 человек из них умерло 4; Статкевича – живущих 5, из них умерло 3 и Лисянскаго – живущих 3, из них умерло 2 человека, а всего в восьми домах было живущих 59 человек, из которых умерло 28 человек.

Что касается пожитков, находившихся в вышеозначенных домах, то все они по повелению его сиятельства г. херсонскаго военнаго губернатора Дюка-де-Ришилье были сожжены, за исключением находившихся в доме Вундюкова и лавочных товаров Моренкова, которые подвергнуты были очищению (дезинфекции).

Равным образом, как сказано было раньше, из числа восьми зараженных домов четыре было сожжено, а остальные очищены (дезинфекцированы). Самая же смертность в городе от заразы прекратилась 3-го июля 1813 года.

 

Xолера

Холера, подобно других городов южнаго края, посетила и г. Елисаветград: впервые в 1830 г., а затем в 1848 году, при чем в последнем году она была несравненно смертоносней. О холере бывшей в г. Елисаветграде в 1848 году, в делах городскаго архива сохранились нижеследующия сведения: в 1847 году, около октября месяца холера начала распространяться недалеко от Елисаветграда: она свирепствовала в Кременчуге и Новомиргороде, вследствие чего в Елисаветграде принимались некоторыя предохранительныя меры: уничтожались, по распоряжению начальства арбузы и дыни, наблюдалось, чтобы на рынке продавались свежие продукты, появлявшаяся в продаже не свежая рыба, тотчас, по составлении актов, уничтожалась и убытки торговцев вменялись им в наказание; очищались колодцы и отхожия места. В 1848 году стояли очень сильныя жары и засуха весной, а около 5-го июня появились больные с признаками холеры. По приказанию корпуснаго командира, графа Остен-Сакена, в ведении котораго находился в то время г. Елисаветград, как начальника южных военных поселений, немедленно были организованы христианский и еврейский комитеты по прекращению холеры, к обязанностям членов которых относилось следить за действиями попечителей по десяткам, доставлять все необходимое для временных отделений холерных больных, беднейших же больных решено было немедленно отправлять во временныя отделения, устроенныя при городской больнице и богадельнях христианской и еврейской. Кроме означенных трех отделений для больных нижних чинов в августе месяце были отведены еще помещения в манеже и военных бараках, где было устроено три холерных лазарета. Для более строгаго надзора за заболевшими город разделен был на две части по числу полицейских частей и каждая часть на десять десятков, которыми заведывали особые попечители, выбранные комитетом и по два их помощника. На обязанность попечителей возложено было посещать больных не менее трех раз в день: рано утром, в полдень и в 7-м часов вечера, наблюдать за свежестью продуктов, употребляемых в пищу, питьем и т. д., немедленно извещать врача о заболевших и отправлять в холерныя отделения бедных, не имеющих возможности лечиться дома. – В ведении каждаго попечителя находилось от 78 до 164 домов. – В медицинском отношении город был разделен таким образом: в первых пяти десятках 1-й части лекарь Мицкевич и два фельдшера; во вторых пяти десятках 1-й части лекарь Маньковский и два фельдшера; в первых пяти десятках 2-й части и еврейской больнице штаб лекарь Ундерович и штаб лекарь Чернявский и три фельдшера; во вторых пяти десятках 2-й части и христианской богадельне доктор Гебель, лекарь Зандер и три фельдшера . – В сиделки к больным были назначаемы безсемейныя солдатки; для оттирания заболевших были наняты служителя, сильнаго телосложения. – Еврейский комитет имел таких служителей до 60 человек, которые при заболеваниях подавали первую помощь. – Оттирание водкой с перцом было очень действительным средством. – Для скорейшаго розыскания практикующих врачей над домами их вывешивались красные значки (флаги), над домами фельшеров голубые значки, а для скорейшаго розыскания больных над домами последних участковыми попечителями вывешивались белые значки. В отпускаемую для потребности больных по десяткам, водку подмешивался деготь для того, чтобы служителя не могли ее пить. – Если родственники отказывались ухаживать за больными, то в наказание отправлялись в холерныя отделения; разумеется, так поступалось с низшим классом населения. Попечители же и их помощники строго преследовались за нерадение по наблюдению за своими участками и подвергались взысканиям. – Самое живое участие в контроле за действиями комитета и попечителей принимал сам корпусный командир, граф Дмитрий Ерофеич Остен-Сакен. Он разъезжал по городу, ходил в дома больных и о всех замечанных безпорядках делал заявления комитету. В свое ведение, в качестве участковаго попечителя, он взял также три десятка: девятый и десятый 1-й части и десятый десяток 2-й части. – Членами христианскаго комитета, состоявшаго под председательством городскаго головы П. Е. Сахорова состояли: бургомистр городоваго магистрата Н. П. Пашутин, купец И. Д. Шигарцев, смотритель уезднаго училища Г. И. Жуков и личный почетный гражданин И. Н. Макеев. Медицинской же частью руководил штаб-доктор, статский советник Исполатов.

В начале появления в городе холеры, т. е. 5-го июня большее число заболеваний холерой и большая смертность были во втором десятке, 1-й части (до 16 больных в день), в девятом десятке 1-й части, от острога, по течению реки Ингула, до бывшей почтовой станции (до 20 больных в день) и в десятом десятке 1-й части, от дома Коновалова к казенному саду. Особенно долго держалась заболеваемость в 3-м, 4-м, 5-м, 7-м и 9-м десятках 1-й части, которые можно считать самими нездоровыми в то время, местностями города.

Во второй части города холера вначале появилась в 6-м десятке, от дома мещанина Ващакина и до конца улицы, к Ковалевке.

Наиболее распространилась холера в 5-м десятке, 2-й части, (предместье Ковалевка) и в 8-м десятке, от дома Чайковскаго до Погорелки и крепости. – К наиболее нездоровым в то время в этой части города можно отнести 5, 6, 9 и 10-й десяток, самая же здоровая местность города в то время оказалась первый десяток 1-й части, от домов Астафьева и Сахарова (ныне Д. Ф. Лашкорева, на углу Невской и Преображенской улиц) вверх до ярморочной пдощади; самыя нездоровыя местности оказались: Балка, седьмой участок 1-й части, Ковалевка и десятый десяток 2-й части. Холера в 1848 году прекратилась в Елисаветграде около 3-го сентября. Всего заболевших в городе и в трех холерных отделениях было 1718 душ, из них умерло 532 человека. – Вещи умерших, оставшияся на квартирах не сжигались, а отдавались наследникам. – Пособия беднейшим жителям, оставшимся без всяких средств выдавались из городских сумм, каждому в количестве от 2-х до 3-х рублей. Всего израсходовано было на этот предмет 1632 руб., считая в том числе пожертвованные жителями города 667 руб. 15 коп.

Бывшая затем в Елисаветграде холера в 1855 году, а также в конце 1860-х годов и наконец в 1870-х годах была менее значительна и не представляет ничего особенно выдающагося по принятым мерам.

Торговля и ярмарки

Что касается торговой деятельности г. Елисаветграда, то Высочайшим указом, от 16-го октября 1762 г. право именоваться купцами было предоставлено впервые поселившимся возле крепости св. Елисаветы раскольникам, которые еще в 1755 г. были вызваны сюда из Польши. Они то были основателями купеческаго сословия в Новороссии. Относительно их в указе было сказано: «не делать им препятствий ни относительно брытья бороды, ни указнаго платья. Пока народонаселение умножится и настоящий порядок учредится сообразно с другими городами, то состоять им в ведомстве канцелярии крепости св. Елисаветы. В обязанность же этой канцелярии вменить не только случающияся между ними дела по прошениям их разбирать, но и принимать должное старание об них и от всяких обид защищать. Этой же канцелярии отводить под дворы и лавки надлежащия места. Посторонним купцам и разночинцам приезжающим из Российских городов, торговать в розницу и строить лавок не дозволять».

В царствование же императрицы Екатерины II многие елисаветградские купцы вели уже значительную торговлю. Светлейший князь Потемкин, обращавший постоянное внимание на благоустройство ввереннаго ему новаго края, покровительствовал в особенности туземной торговле, которая благодаря ему и распространилась за пределы Российской Империи. Он поощрял также купечество г. Елисаветграда, благодаря чему в то время встречается имя елисаветградскаго купца Ивана Масляникова, устроившаго сахарный завод и нанимавшаго в 1785 году у казны корабли для производства заграничной торговли произведениями Новороссийскаго края. Из числа старинных елисаветградских купцов известен также Семен Сенковский, который еще в 1768 году отправлял свои товары из Елисаветграда в Константиноноль, через пристань Хаджибейскую. В 1794 году июля 31 дня комендантом крепости св. Елисаветы, генерал маиором Петерсоном был получен указ военной коллегии, с препровождением копии с Именнаго Ея императорскаго Величества Императрицы Екатерины II указа, последовавшаго к князю Петру Александровичу Зубову об открытии свободнаго входа купеческим кораблям в Хаджибей, при Черном море.

С основанием в том-же году г. Одессы, многие из елисаветградских купцов переселились в г. Одессу и из первых получили места под постройку домов и лавок. Выдающимся из них был Андрей Железцов и Кленов. Железцов был избран первым одесским городским головою. Из числа существующих еще в г. Елисаветграде старинных купеческих родов, которые ведут свое начало почти с самаго основания г. Елисаветграда это фирмы: Макеевых и Пашутина. Заграничная торговля города Елисаветграда упала с открытием порто-франко в Одессе, когда местные купцы встретили конкуренцию со стороны иностранных негоциантов. До учреждения на юге России военных поселений значительна была торговля красными крестьянскими товарами, с переименованием-же в 1829 году г. Елисаветграда в военный город торговля эта уменьшилась и уступила место так называемой панскими товарами и колониальными, чему много способствовал выбор Елисаветграда пунктом войсковых сборов, которые повторялись почти ежегодно, при чем бывал большой съезд помещиков Херсонской и Киевской губерний.

Промышленная деятельность г. Елисаветграда преимущественно проявлялась во время четырех годовых ярмарок, которыя учреждены в Елисаветграде еще в конце прошлаго столетия, в силу Высочайшаго указа 1788 года и вследствие потребности в них для края. Ярмарок в Елисаветграде втечение года бывало четыре:

Первая ярмарка Средопостная – на четвертой неделе Великаго поста, продолжалась от 4-х до 5-ти дней. На эту ярмарку привоз товаров с пригоном лошадей и скота бывал на сумму до двухсот тысяч рублей. В это время производилась также продажа кож и сала местных заводов, которыя отправлялись в Одессу и Крылов, а с сего последняго пункта, с открытием навигации в Варшаву.

Вторая ярмарка Георгиевская – 23 апреля, самая значительная по торговым оборотам. На этой ярмарке производилась окончательная покупка скота для отпасу, покупка овец, шерсти, строеваго лесу, дегтю, земледельческих орудий, разных деревянных изделий и разнаго рода хлеба. На эту ярмарку привозились также в большом количестве красные, галантерейные и колониальные товары: первые преимущественно из Москвы, Московской и Владимирской губерний, а вторые из Москвы, Бердичева и Вильно. Некоторые из московских купцов после Крещенской ярмарки в Харькове, отправляли оттуда товары прямо в Елисаветград на Георгиевскую ярмарку, на которой продавали их оптом купцам Херсонской, Екатеринославской, Таврической, Каменец-Подольской и Киевской губерний, а также области Бессарабской. Приезд московских торговцев на Георгиевскую ярмарку начался с 1839 года, благодаря коммиссионеру московскаго 1-й гильдии купца, почетнаго гражданина Ремизова, кишиневскому 1-й гильдии купцу Василию Федоровичу Абашеву, первоначально открывшему в Елисаветграде, на Георгиевской ярмарке оптовую торговлю мануфактурными товарами, а впоследствие по предложению председателя думы, полковника Поппе, принявшаго деятельное участие в приглашении сюда торговцев и фабрикантов. Георгиевская ярмарка с того времени с каждым годом принимала все большее развитие, так что в 1843 году на Георгиевской ярмарке было уже более 40 лавок с мануфактурными товарами, на сумму до пяти миллионав рублей, а в 1844 году было уже 57 торговцев и товару более пяти миллионов рублей ассигнациями. За наем принадлежащих городу деревянных лавок в том году было получено 3307 руб. серебром. Василий Федорович Абашев за оказанныя им услуги городу, по ходатайству городской думы и по представлению корпуснаго командира, графа Остен-Сакена был Высочайше награжден золотой медалью на Аннинской ленте, для ношения на шее. Из числа привозимых на Георгиевскую ярмарку, в конце 1850-х годов красных, галантерейных и колониальных товаров продавалось на сумму до трех миллионов руб. сер. Скота и лошадей продавалось на сто пятдесят тысяч руб. Овец на двадцать тысяч рублей; экипажей, кроме местных фабрик, привозимых из Вены и Варшавы на десять тысяч руб. Георгиевская ярмарка продолжалась: конная с 22 по 27-е апреля, а такъназываемая краснорядская с 23 апреля по 1-е мая. В 1792 году с Георгиевской ярмарки было получено в городской доход 90 рублей ассигнациями. Самый же большой доход Георгиевская ярмарка давала городской казне в конце 1850-х годов и в начале 1860-х, когда окончены были постройкой шесть корпусов городских каменных лавок для московских торговцев, а именно город получал от 15-ти до 20-ти тысяч рублей ежегодно. Вопрос о постройке каменных корпусов лавок для московских торговцев возник еще в 1843 году по ходатайству городской думы, но тогда предполагалось построить московские ряды на базарной площади, включая части Перспективной, Преображенской и Невской улиц, для чего предполагалось скупить по оценке все частныя места, находившияся под частными лавками, а также сделать отчуждение нескольких дворовых мест. Но этот проэкт, как слишком дорогой, не осуществился. Тогда, до постройки московских лавок, на ныне занимаемом ими месте предполагалось еще их построить на Фундуклеевской площади, на месте нынешняго городскаго бульвара, возле и кругом присутственных мест, а самыя присутственныя места имелось в виду поставит по Перспективной улице. На ярмарочной же площади проэктировалось тогда построить штабныя здания.

Третья ярмарка Петропавловская – 29-го июня. В эту ярмарку, главным образом производилась продажа шерсти простой и шпанской и отпаснаго скота, который отправлялся в Варшаву и Австрию. Всего продажи на этой ярмарке было на сумму до трехсот тысяч рублей сер. и ярмарка продолжалась от 5-ти до 6-ти дней. Еще в 1754 году, вскоре после заложения крепости св. Елисаветы, к 29-му июня приезжали сюда для торговли скотом и лошадьми турки, крымские татары и запорожцы.

Четвертая ярмарка Семенская – с 1-го по 4-е сентября. На этой ярмарке производилась окончательная продажа отпаснаго скота. Непроданный скот и овцы шли на убой на сало и выделку кож. Сало и кожи отправлялись в Одессу и Варшаву. Обороты на этой ярмарке достигали до четырехсот тысяч рублей серебром.

Пятая ярмарка Спиридоновская – 12-го декабря. Означенная ярмарка была учреждена в г. Елисаветграде в 1846 году, но как не состоявшаяся вследствие, вероятно, неудобности назначеннаго для нея срока, по ходатайству городскаго управления и с разрешения г. министра внутренних дел, выраженнаго в полученном отзыве херсонской губернской земской управы, от 2-го марта, 1880 года, перенесена была с 12-го декабря на 15-е октября, с наименованием ее «Ефимовскою». Не смотря на перенос срока, на «Ефимовскую» ярмарку также съезда почти не бывает.

Наконец, кроме означенных пяти ярмарок, по распоряжению главнаго командира Новой Сербии, генерала Мельгунова, в 1763 году при крепости св. Елисаветы была учреждена еще ярмарка 24 ноября, в день св. Великомученицы Екатерины, что видно из дел упраздненной крепости св. Елисаветы, но как долго эта ярмарка существовала сведений нет.

С 1869 года, т. е. со времени, когда московские купцы перестали ездить и посылать свои товары на Георгиевскую ярмарку, по возникшим между ними и городским управлением недоразумениям, а также с проведением железной дороги, которой Елисаветград был соединен с Одессой, Харьковом, Москвой и другими торговыми и фабричными пунктами – ярмарки в Елисаветграде начали падать и в настоящее время совершенно утратили свое прежнее значение. Для специальнаго заведывания елисаветградскими ярмарки, как по отводу мест, так и по получению денег в городской доход, в 1852 году военным начальством, при городской думе, был учрежден ярморочный комитет, который состоял под председательством председателя городской думы: из городскаго головы, полициймейстера, бухгалтера штаба 8-ми округов, старшаго адъютанта того же штаба, архитектора и трех почетнейших купцов, по назначению. В помощь комитету для ярмарочных сборов командировались также гласные думы, коммиссары и базарные попечители. С упразднением же военных поселений и переходом города в гражданское ведомство, ярмарочный комитет состоял под председательством городскаго головы из избранных обществом местных купцов. С прекращением же приезда на Георгиевскую ярмарку Московских купцов и со введением в Елисаветграде новаго городоваго положения, Высочайше утвержденнаго 1870 года, ярмарочный комитет был упразднен.

В настоящее время Елисаветград служит главным пунктом сбыта и покупки местных сырых произведений, как-то: пшеницы. ржи, овса, кож, шерсти, меду, воску, масла, а также скота, лошадей и овец. Кроме отправки за границу в большом количестве хлеба в зерне, отправляется также и самая мука, для приготовления которой здесь существует в настоящее время четырнадцать первоклассных паровых мельниц, перерабатывающих до пяти миллионов пудов в год пшеницы. По железным дорогам отправлено из Елисаветграда разных грузов в 1887 году 5,591,016 пудов, а в 1888 году 7,587,019 пудов. Кроме этого в Елисаветграде в последние пятнадцать лет устроено десять литейно-механических и чугунно-плавильных заводов, на которых в большом количестве изготовляются земледельческия орудия и машины, сбыт которых с каждым годом увеличивается, а на самих фабриках и заводах, над изготовлением их работают несколько сот человек мастеров и рабочих.

Затем вследствие застоя в отпускной торговле г. Елисаветграда последовало снова уменьшение в самой отправке грузов и таковых отправлено по железной дороге в 1893 году 5,680,178 пудов, а в 1894 году 5,569,762 пуда.

Высочайшие смотры

При царствовании Императора Николая I и Александра II г. Елисаветград был местом постоянных корпусных сборов, расположенной в окрестности кавалерии, к которой присоединялись иногда для Высочайших смотров и соседние корпуса кавалерии и пехоты. Сборы войск бывали обыкновенно в августе и сентябре месяцах, когда хлеб был собран. В 1842 году (17-го, 18-го и 19-го сентября), в 1845, 1847, 1850, 1852 и 1859 годах в присутствии Высочайших Особ маниврировало на елисаветградских полях каждый раз до ста тысяч солдат. До перехода же г. Елисаветграда в управление военных поселений Высочайшие смотры в Елисаветграде войск были еще в 1817, 1823 и 1827 годах, а по переходе из военнаго обратно в гражданское ведомство в 1861, 1863, 1867, 1870 и наконец последний раз покойный Государь Император Александр Николаевич был в Елисаветграде в 1874 году. – Бывшие последний раз большие маневры войск в 1888 году и приезд в Елисаветград Его Императорскаго Величества ныне в Бозе почившаго Государя Императора Александра Александровича со всей Августейшей Семьей напомнили елисаветградцам давно минувшия времена, когда они почти каждый год радостно встречали у себя дорогих их сердцу монархов, а самый город надолго обращался в военный лагерь со всеми его атрибутами.

До постройки штабных зданий, на Ковалевке и устройства в них помещения для приезда Государя Императора, Высочайшия Особы во время посещений своих г. Елисаветграда останавливались в частных домах и обыкновенно в тех же, в которых квартировали корпусные командиры, а именно: Государь Император Александр Павлович останавливался в доме Месникова, ныне Головиной, против Преображенской церкви и в доме Лагунова, ныне Арешникова там же. Государь же Николай Павлович останавливался в доме дворянина Горскаго, принадлежавшем в последнее время П. А. Зеленому, на Успенской улице, а затем останавливался в доме купца Дружинина, ныне Шкловскаго, на Перспективной улице, против городскаго бульвара. В домах же Горскаго и Дружинина квартировал корпусный командир граф Остен-Сакен, бывший начальник Новороссийскаго военнаго поселения.

Из выдающихся по сбору войск Высочайших смотров за прежнее время был смотр в 1845 году, когда при Елисаветграде к Высочайшему смотру сосредоточены были: 1-й пехотный корпус с легко-кавалерийской дивизией, 2-й сводный резервный кавалерийский корпус с конно-артилерией; а также в 1847 году, тогда Государь Император Николай Павлович пробыл в Елисаватграде до семи дней, останавливался в доме купца Дружинина, а прибывшие для встречи Его Императорскаго Величества инспектор всей поселенной кавалерии граф Никитин из Кременчуга и новороссийский генерал-губернатор Федоров из Одессы, квартировали: Никитин в доме Плотниковой, на Перспективной улице, а Федоров в доме Подячаго на Перспективной же улице, на месте котораго теперь дом Ларионова-Иванова. В этот смотр представлены были к Высочайшему смотру: 5-й пехотный, 2-й и сводный резервные кавалерийские корпуса и 1-я легкая кавалерийская дивизия. В том же году Государем Императором Николай Павловичем лично была произведена закладка дворцовых и штабных зданий в Елисаветграде, в которых ныне помещается юнкерское кавалерийское училище, при чем самая постройка их начата лишь весною 1848 года.

Приготовления к приему в 1888 году Их Императорских Величеств Государя Императора, Государыни Императрицы, Его Императорскаго Высочества Наследника Цесаревича, ныне благополучно царствующаго Государя Императора, Николая Александровича и Великих Князей Георгия Александровича, Владимира Александровича и Николая Николаевича Старшаго, а равно расквартирование воинских частей и начальствующих лиц, участвовавших в маневрах.

Когда сделалось известным, что Их Императорские Величества с Августейшей Семьей в 1888 году осчастливят г. Елисаветград своим посещением, городская дума, в заседании 17 июня, по докладу о том городскаго головы, открыв городской управе кредит, поручила озаботиться необходимыми приготовлениями к достойному приему Их Императорских Величеств. Главной заботой городскаго головы и городской управы, по приему Их Императорских Величеств составляло приготовление помещений для Их Императорских Величеств, Наследника Цесаревича, Великих Князей и Их Свиты. Отремонтированный для этой надобности инженерным ведомством 3-х этажный корпус здания, в котором помещалась упраздненная военная прогимназия, заключающий в себе до 80– ти комнат был затем городским управлением отмеблирован, задрапирован и снабжен всеми необходимыми принадлежностями. Часть необходимой для этого мебели и материи для драпировки были приобретены городским головою лично в Одессе. Остальная же материя была куплена, а мебель взята на прокат в Елисаветграде, при чем часть новой мебели была предоставлена в распоряжение городской управы директором гимназии д. с. с. И. Ф. Прокешом, директором городскаго банка Ф. Ф. Киреевским и другими гражданами города. Полы в комнатах Их Императорских Величеств были усланы сплошными коврами, а парадная лестница декорирована живыми растениями. Для кухни Их Величеств было заготовлено необходимое отопление, а лед, вода и другие некоторые предметы доставлялись по мере надобности. Что же касается собственно декоративной части улиц и иллюминования города, то начиная от станции ж. д. до дворца и от дворца по Дворцовой и на протяжении всей Перспективной улицы, начиная от Ярмарочной площади до городской больницы включительно были установлены высокия мачты с национальными флагами, а также гербы города, украшенные мелкими флагами, а по вечерам во время пребывания Их Императорских Величеств в Елисавегграде, все означенныя части города иллюминовались разноцветными стаканчиками и плошками, в том числе здания городских присутственных мест и триумфальная арка вначале Дворцовой улицы у театральнаго сквера. Равным образом все здания, в которых помещаются разныя правительственныя и общественныя учреждения и учебныя заведения были также роскошно задрапированы и иллюминованы. Кроме этого городской голова, по уполномочию думы вошел в соглашение с гг. уездным предводителем дворянства и председателем уездной земской управы, но устройству на совместныя средства города, уезднаго дворянства и уезднаго земства, на протяжении плаца против здания, занимавшагося помещением Их Императорских Величеств, необходимых декораций, эмблематических щитов, электрическаго освещения, а на самом плацу фейерверка, который был заказан в Одессе пиротехнику Чепати и сожжен на второй день приезда Их Императорских Величеств, 27-го августа. Эмблематические же живописные щиты с соответствующими на них надписями были изготовлены преподавателем рисования в елисаветградском земском реальном училище П. А. Крестоносцевым. На выставленном щите от города, на котором были изображены все эмблемы городскаго благосостояния, была сделана крупными словами надпись: «Радуемся и веселимся: Царь наш среди нас!» Для поднесения же Их Императорским Величествам хлеба и соли, при встрече на вокзале ж. д. 26-го августа было заказано, по заранее одобренному городской думой образцу, серебрянное вызолоченное блюдо гравированной работы с гравированным государственным гербом и надписью, эмалированным гербом города и чеканною рельефной парфирой и солонка, торговому дому Хлебникова в Москве. )

Затем на попечении городской управы, вследствие бывших, в августе месяце 1888 года, возле Елисаветграда больших двух сторонних маневр войскам одесскаго и харьковскаго военных округов, лежало также и расквартирование временно прибывавших в Елисаветград частей этих войск, как равно и всех их начальствующих лиц. Свита Его Императорскаго Величества, посредники маневр и начальники отдельных частей были расквартированы следующим образом: военный министр генерал Ванновский, министр Императорскаго двора граф Дашков, генерал Рихтер, генерал Данилович, генерал Черевин, генерал граф Олсуфьев, генерал Мартынов, генерал Будберг, генерал князь Белосельский, князь Оболенский, лейб медик Гирш, полковник Ширинкин и художник Зичив 3-х этажном корпусе бывшей военной прогимназии, отмеблированном городским управлением. Посредники бывших маневр генералы: Эллис, Крживеблоцкий, Бороздин, Скалон, Григорьев, Бугаевский, Бобриков, Духовской, Скобельцин, Буняков, Эттер, Фреде, Рагулихин, Ласковский, Горячев, Казанский, Фридерикс, Кирдин, Соболев; подполковники: Харкевич, Ренненкампер и Гарф и состоявшие при означенных посредниках 24 полковника генеральнаго штаба были расквартированы у домовладельцев в центре города и на Ковалевке. Главный же посредник Его Императорское Высочество Великий Князь Николай Николаевич Старший занимал квартиру начальника юнкерскаго кавалерийскаго училища полковника Сахарова, при чем свита Его Высочества помещалась в том же корпусе юнкерскаго училища. Начальник края и командующий войсками одесскаго военнаго округа генерал-от-инфантерии Рооп в доме С. К. Соколова-Бородкина, начальник окружнаго штаба барон Вревский в доме Ф. Ф. Киреевскаго, начальник артилерии округа, окружной военно-медицинский инспектор, окружный интендант и другия лица окружнаго штаба – у домовладельцев на Ковалевке. Для штаба западнаго отряда было отведено здание общественнаго собрания на Дворцовой улице, которое было снабжено городским управлением необходимым количеством кроватей с матрацами и умывальниками. Командующий войсками харьковскаго военнаго округа генерал-от-инфантерии Радецкий в доме наследников Г. В. Соколова-Бородкина, начальник штаба того округа в доме Ф. Л. Шевякова, другия же лица окружнаго штаба в гостиннице Мариани и у домовладельцев на Ковалевке. Для лиц штаба восточнаго отряда были отведены квартиры у домовладельцев 1-й части города. Командующий войсками казанскаго военнаго округа генерал-адъютант Мещеринов в доме П. Ф. Долинскаго, на Дворцовой улице.

В первом же корпусе юнкерскаго училища, снабженном городским управлением кроватями с матрацами, умывальниками и другими принадлежностями размещены были чины дворцоваго ведомства, а на 3-м этаже здания бывшей военной прогимназии дворцовая прислуга в числе 240 человек. Кроме этого занята была одна из городских казарм 21 драгунскаго Белорусскаго полка, снабжена городской управой кроватями с матрацами и умывальниками для помещения в ней офицеров ординарцев. Наконец для встречи Их Императорских Величеств в Елисаветград прибыл из Одессы архиепископ Никанор, который квартировал у купца В. О. Куцына и херсонский губернатор т. с. А. С. Эрдели, квартировавший у городского головы.

Их Императорския Величества Государь Император и Государыня Императрица, Его Императорское Высочество Наследник Цесаревич и Великие Князья Георгий Александрович и Владимир Александрович, прибыв в Елисаветград 26-го августа изволили милостиво принять на вокзале жел. дор. от представителей городскаго общества, земства и дворянства хлеб-соль, а затем проследовали в Успенский собор, где были встречены всем местным духовенством с архиепископом Никанором во главе; после краткой литии Их Императорския Величества отбыли в приготовленное для Их Величеств помещение в здании бывшей военной прогимназии. На другой день Их Императорския Величества с Августейшей Семьей, изволили осчастливить своим посещением елисаветградскую мужскую гимназию, в которой были собраны также ученики земскаго реальнаго училища и ученицы общественной женской гимназии. В гимназии Их Величества были встречены всем учебным персоналом с попечителем одесскаго учебного округа т. с. Сольским во главе. Осмотрев подробно гимназию и выставленныя работы, по рисованию учеников реальнаго училища, Их Императорския Величества в тот же день изволили посетить Александровский детский приют, а на другой день, 28-го августа, отбыли из Елисаветграда в Новую Прагу. Его же Императорское Высочество Великий Князь Николай Николаевич Старший прибыл в г. Елисаветград гораздо раньше, а именно за две недели до приезда Их Императорских Величеств. В означенный приезд Их Императорских Величеств в г. Елисаветград в числе Высочайших наград пожалованных разным лицам, был Всемилостивейше пожалован городскому голове А. Н. Пашутину перстень, украшенный бриллиантами с вензелем Его Императорскаго Величества.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных