Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






ГАРФИНКЕЛЬ Г., САКС Х. О ФОРМАЛЬНЫХ СТРУКТУРАХ ПРАКТИЧЕСКИХ ДЕЙСТВИЙ




GARFINKEL H., SACKS H. On Formal Structures of Practical Actions // McKinney J.C., Tiryakian E.A. (eds.) Theoretical Sociology: Perspectives and Developments. — N. Y.: Appleton-Century-Crofts, 1970. — P. 337-366. // Социальные и гуманитарные науки /РЖ. Сер. 11. Социология. 2003. №2. С. 94-136.

От переводчика: Вниманию читателей предлагается один из важнейших и чаще всего цитируемых текстов по этнометодологии — статья Гарольда Гарфинкеля и Харви Сакса «О формальных структурах практических действий» (1970). Ценность этого текста состоит в том, что в нем подробно и емко раскрываются такие ключевые темы этнометодологических исследований, как неопределенность естественного языка, проблема индексичности, рациональная описуемость (accountability) практических действий, формальные структуры практических действий и т. д. В этом тексте находит отражение и такое особое обстоятельство исторического развития этнометодологии, как ее сближение с лингвистикой и анализом естественного языка; об этом обстоятельстве можно много прочесть в справочной и комментаторской литературе, но российский читатель пока не имел возможности прочувствовать его, так сказать, «из первых рук» ввиду отсутствия переведенных на русский язык первоисточников. Читать предлагаемый текст нелегко. Дело не только в том, что обсуждаемые в нем темы сами по себе довольно сложны, но и в том, что авторы пользуются для их обсуждения до крайности непривычным, намеренно усложненным, причудливо изломанным языком — с невозможными грамматическими конструкциями, неправильным (с точки зрения обычных стандартов) построением предложений, не принятыми в естественной речи оборотами. При переводе данной статьи не предпринималось никаких попыток «выровнять», «сгладить», «поправить» и «отредактировать» текст, т.е. сделать его «лучше», чем он был в оригинале. Политика такого «улучшения» с самого начала безусловно рассматривалась как недопустимая. Единственным принципом для переводчика была адекватная и точная передача смысла, духа и буквы оригинала (насколько это удалось, не ему судить). Всякий раз, когда вставала проблема выбора между более «приятным для глаза» вариантом перевода и вариантом более точным, выбор решительно делался в пользу последнего. Заинтересованный читатель, не удовлетворенный переводом, всегда имеет возможность обратиться к оригиналу. И в заключении несколько замечаний технического характера.

1) В переводе сохранена нумерация постраничных сносок, имевшаяся в тексте оригинала. Примечания переводчика имеют свою отдельную нумерацию и специально помечены звездочкой.

2) Библиографические описания источников, на которые ссылаются авторы, приводятся в том объеме, в котором они приведены в оригинале. Для удобства читателя они были приведены в минимальный порядок, а названия источников были выделены курсивом. В тех случаях, когда имелись русские переводы цитируемых текстов, дополнительно приводились соответствующие библиографические описания.

3) Ввиду того, что для многих терминов в русском языке нет устойчивых эквивалентов, наиболее важные или спорные из них сопровождаются указанием соответствующих английских слов, которые заключаются в круглые скобки.

 

Тот факт, что людям, делающим социологию — неважно, обывателям или профессионалам, — естественный язык служит в качестве обстоятельств, тем и ресурсов их исследований, привносит в технологию их исследований и в их практическое социологическое мышление его обстоятельства, его темы и его ресурсы. Когда социологи погружены в свои изыскания, они сталкиваются с этой рефлексивностью как с индексичными свойствами естественного языка. Иногда эти свойства характеризуются резюмирующим замечанием, что, скажем, описание, делаемое такими способами, что оно само могло бы быть составной частью тех обстоятельств, которые оно описывает, неизбежно и бесчисленным множеством способов вырабатывает эти обстоятельства и вырабатывается ими. Эта рефлексивность гарантированно придает естественному языку характерные индексичные свойства, например, такие: определенность выражений кроется в их последствиях; определения могут использоваться для обеспечения некоего определенного набора «соображений» без уточнения границы; определенность подобного набора гарантируется зависящими от обстоятельств возможностями бесконечной детализации[1].

Индексичные свойства присущи не только описаниям1* обывателей. Они распознаются и в описаниях профессионалов. Например, естественно-языковая формула «Объективная реальность социальных фактов есть основополагающий принцип социологии»[2] слышится профессионалами в зависимости от случая как определение деятельностей членов ассоциации, как их лозунг, их задача, цель, достижение, хвастовство, рекламная болтовня, самооправдание, открытие, социальный феномен или исследовательское самоограничение. Как и в случае любых других индексичных выражений, мимолетные обстоятельства ее употребления обеспечивают ее смысловую определенность как определения, как задачи или как чего-то еще для того, кто знает, как ее слышать[3]. Кроме того, как показали Хелмер и Решер[4], ни в одном из этих случаев формуле не гарантируется определенность, обнаруживающая иные структуры, нежели те, которые обнаруживаются указанными референциями. Это означает, что когда определенность выражения анализируется с помощью существующих методов логики и лингвистики, она обнаруживает мало либо вовсе не обнаруживает таких структур, которые имеющиеся методы могли бы ухватить или сделать интересными. Методы формального анализа, практикуемые социологией, иначе подрываются этими выражениями. Их смысловая определенность остается без структур, которые можно продемонстрировать в действительных выражениях с использованием наличных математических методов, дабы с определенностью уточнить смысл. В поисках строгости придерживаются остроумной практики, в соответствии с которой сначала преобразуют такие выражения в идеальные выражения, затем анализируют структуры как свойства идеалов, а результаты анализа относят на счет действительных выражений как их свойства, пусть даже отказываясь при этом от «надлежащей научной скромности».

Индексичные свойства естественного языка гарантируют технологии социологических изысканий, обыденных и профессиональных, следующую неизбежную и неисправимую практику как их отличительный знак: где бы и кем бы ни делалось практическое социологическое размышление, оно пытается исправить индексичные свойства практического дискурса; оно совершает это ради демонстрации рациональной описуемости2* повседневных деятельностей; и оно делает это для того, чтобы его суждения подтверждались методичным наблюдением и оглашением ситуационно размещенных (situated), социально организованных деталей (particulars)3* повседневных деятельностей, которые, разумеется, включают в себя и детали естественного языка.

Исправительные практики практического социологического мышления нацелены на проведение бескомпромиссного различия между объективными и индексичными выражениями, благодаря которому делается возможной замена индексичных выражений объективными. В настоящее время это различие и возможность замены снабжают профессиональную социологию ее бесконечной задачей[5].

Эти мотивы и рекомендации легко наблюдаются в большинстве статей в этом томе4*, но, пожалуй, нагляднее всего в статьях Блэлока, Дугласа, Инкельса, Лазарсфельда, Леви, Мура, Парсонса и Шпенглера, которые пользуются ими, намечая насущные задачи социологического теоретизирования, рассказывая о достижениях и говоря об имеющихся методах и результатах как о накопленном профессиональном багаже. Исправительная программа практического социологического мышления конкретизируется в таких характерных практиках профессионального социологического исследования, как разработка и защита единой социологической теории, построение моделей, анализ издержек и выгод, употребление естественных метафор для сведения более широких обстановок к переживанию локально известной обстановки, использование лабораторных порядков как экспериментальных схем умозаключения, схематичные доклады и статистические оценки частоты, воспроизводимости или эффективности естественно-языковых практик и различного рода социальных упорядочений, влекущих за собой их использование, и т. д. Для удобства мы объединим такие практики, принятые в практической технологии профессиональной социологии, в единую категорию «конструктивный анализ».

У конструктивного анализа и этнометодологии непримиримо разные интересы к феноменам рациональной описуемости повседневных деятельностей и сопутствующей ей технологии практического социологического мышления. Эти различия сфокусированы, в частности, в их отношении к индексичным выражениям: в расходящихся представлениях о связях между объективными и индексичными выражениями и в расходящихся представлениях о релевантности индексичных выражений для задач прояснения связей между рутиной и рациональностью в повседневных деятельностях. Обширный спектр феноменов, оставленных конструктивным анализом без всякого внимания, детализируется в этнометодологических исследованиях Биттнера, Черчилла, Сикурела, Гарфинкеля, Мак-Эндрю, Моермана, Поллнера, Роуза, Сакса, Щеглоффа, Садноу, Видера и Циммермана[6]. Их исследования показали на доказательных примерах, (1) что свойства индексичных выражений — это упорядоченные свойства[7], и (2) что то, что они упорядочены, есть непрерывное практическое достижение каждого актуального события тривиальной речи и поведения. Результаты их исследований обеспечивают альтернативу ремонту индексичных выражений как главной задаче построения общей теории в профессиональной социологии.

Альтернативная задача построения общей теории состоит в том, чтобы детально описать это достижение в его организационном многообразии. Задачи настоящей статьи состоят в следующем: уловить это достижение как феномен и уточнить некоторые из его черт, описать некоторые структуры, содержащиеся в практиках, из которых складывается это достижение, и обратить внимание на те очевидность, необычайную значимость и вездесущность, которыми обладает это достижение для членов5*, будь то для обывателей или профессиональных аналитиков обыденных деятельностей. Мы делаем это с расчетом предложить описание заключенных в практических действиях формальных структур, альтернативное тем описаниям, из которых складываются труды и достижения практического социологического мышления, где бы оно ни имело место — среди обывателей, разумеется, но прежде всего в нынешней профессиональной социологии и других социальных науках, причем во всех случаях в отсутствие серьезных конкурентов.

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных