Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Автор перевода: Ира Белинская 1 страница




Редактор: Женя Бермас

Вычитка: Наталья Киселева

Обложка, оформление: Ира Белинская

Перевод группы: https://vk.com/lovelit


 

Аннотация

Этот морской пехотинец защитит её любой ценой...

Когда богатая наследница Алисса Брукс узнаёт, что отчим заплатил её жениху, чтобы тот на ней женился, то чувствует себя униженной и преданной. Она быстро разрывает помолвку и попадает под шантаж своего уже бывшего жениха, который угрожает Алиссе и её сыну, которого она отдала на усыновление. Когда ей некуда идти, она обращается к единственному мужчине, которому может доверять.

Смертоносные навыки бывшего снайпера морской пехоты Хантера Риса могли бы спасти жизнь Алиссы. Но лучшая подруга его младшей сестры превратилась в женщину, которая представляет собой неотразимую смесь секретов и сексуальности. Хантер может ее защитить, он может ли он хранить в тайне своё влечение... или вообще притворяться, что он тот мужчина, которого помнит Алисса.

Потому что единственный способ сохранить прекрасную наследницу в безопасности – стать единственным, кого она никогда не сможет полюбить... убийцей.


Глава 1

 

— Команда стилистов здесь.

Алисса Брукс перевела взгляд с монитора компьютера на своего секретаря.

— Уже? Но... — она бросила взгляд на часы на компьютерном экране. 4:30. — Дерьмо.

— У тебя встреча с руководством из «Глиттерстоун Энтертеймент» в 6:30. Команде нужно начать работать над твоей причёской и макияжем. На выбор четыре наряда.

Девушка сделала глубокий вдох, закрывая видео, над которым работала.

— Алисса? — беспокойство изменило голос Максин Лорд с голоса эффективной помощницы на голос подруги из колледжа. Закрыв дверь, женщина пересекла огромный кабинет и присела на её стол. — Выкладывай. В чём дело?

— Я не могу этого сделать.

Ещё один вечер, когда она будет играть роль утончённой, гламурной и знаменитой наследницы, которая открывает двери и кошельки. Её отчим и жених выставляли её на показ как королевскую особу Голливуда, дочь красивой и талантливой Дженны Брукс, актрисы-ставшей-сценаристом-ставшей-бизнес магнатом, чья жизнь трагично оборвалась.

— Сделать что? — спросила Максин. — Пойти сегодня на ужин? Или выйти замуж за эту акулу в дизайнерском костюме в следующем месяце? — она оперлась на ладонь, изучая Алиссу. — Ты несчастна. Какого чёрта ты не покончишь со всем этим?

Потому что две её лучшие подруги, Вина и Раскаяние, не позволили бы ей этого.

— Не начинай. Я выхожу за Нейта.

— Ты любишь его?

Мысли Алиссы ускользнули обратно к её первой любви. Она невольно посмотрела на одну из многочисленных фотографий на стене её кабинета. На одной сильные мужские руки лепили великолепную фигурку солдата, который разделял свой обед с бездомной собакой. На секунду всё её несчастье исчезло в воспоминание летних дней, проведённых в доме её подруги Эрин, расположенном на винограднике в Сономе, штат Калифорния.

Мужчина на этой фотографии – Хантер Рис, старший брат её подруги, на побывке из морской пехоты. К тому времени Алисса знала Ханта несколько лет, но в то лето по уши погрузилась в свою первую страсть. Конечно, он относился к Алиссе как к своей младшей сестре. Её любовь была молчаливой и безответной. Она просто была подругой его младшей сестры, которая проводила с ними время, ничего большего.

— Ты снова это делаешь. Пялишься на чёртову картинку. Девочка, почему ты просто не навестишь его?

— Напомни мне больше с тобой не пить.

Однажды в колледже она по глупости выпила слишком много и рассказала Максин, как сильно любила Ханта. Алисса вывернула свою душу... кроме секрета, о котором не рассказывала никому, кроме своего жениха.

— Ты не любишь Акулу-Нейта! О, Алисса! Ты заслуживаешь кого-то, кто вызывает у тебя такие чувства, как вызывал Хант.

Даже прозвище Максин для Нейта не могло заставить её улыбнуться. Вместо этого девушка покачала головой. Хант был воспоминанием, но он бы возненавидел её сейчас. Члены его семьи были самыми искренними людьми, которых она знала, в то время как Алисса стала дублёршей своей матери. Она хотела сбежать, но чувство вины держало её слишком крепко, как любые цепи.

По крайней мере, брак с Нейтом даст ей шанс завести ребёнка. Они заключили сделку: как только она забеременеет, сможет сократить все появления на публике, фотосессии, ужины, полёты по всему миру, чтобы показать себя... притворяясь, что управляет компанией, над которой на самом деле имеет очень маленький контроль.

— Мои чувства к Ханту были подростковой фантазией. Я выхожу замуж за Нейта,— напряжение сжало её голову до боли. — Но планы на сегодня я отменяю. У меня болит голова.

— Тебе действительно плохо? Почему бы тебе не поехать домой? Я сообщу Нейту, что ты не придёшь.

— Нет!

Что ей действительно не нужно, так это очередные сорок пять минут напыщенной речи Нейта о том, что ей следует уволить Максин, что она не знает своё место, что сотруднице не следует быть свидетельницей Алиссы. Затем он начнёт говорить о вечеринке по случаю дня рождения Максин, которую устраивает Алисса...

Только мысль об этом ухудшала её головную боль.

— Я поговорю с ним по дороге.

Она собрала свою сумочку и быстро прошла по коридору.

«Ты не любишь Нейта».

Они научатся любить друг друга, просто их обоих мучил стресс из-за свадьбы. Войдя в приёмную Нейта, девушка остановилась у пустого стола его секретаря, чтобы собраться.

«Перестань тормозить, войди туда и поговори с Нейтом». Её желудок напрягся, зная, что она получит тот разочарованный взгляд и речь о том, что так много людей зависят от неё и от того, какую она сыграет роль. Они нанимали сотни сотрудников, и управление компанией такого размера в этой индустрии развлечений требовало связей. Это означало необходимость поддерживать лицо «Крыла Дракона» - Алиссы – во всех правильных местах.

Она вела себя эгоистично? Как избалованная, наглая богатенькая девочка?

Алисса подняла подбородок. Пропускать одно событие из разряда выпить-и-поужинать не эгоистично. Полная решимости, она направилась к двери, когда её внимание привлекли голоса внутри кабинета Нейта.

— Для свадьбы всё готово. Когда на моём счету будут деньги?

Алисса остановилась, неуверенная, следует ли вмешиваться. С кем Нейт разговаривал?

— Один миллион поступит в день свадьбы.

Это был голос её отчима – Паркера Дина. О каких деньгах они говорили? Какое отношение это имело к свадьбе? Её мысли охватило беспокойство. За всё платила Алисса, так в чём дело?

— Ты будешь получать дополнительный миллион каждый год, пока мы не продадим компанию, — сказал Паркер. — Покончив с этим, мы сразу заключим сделку, которая сделает нас достаточно богатыми, чтобы заткнуть любых скептиков в этом городе.

Её мозг затуманило замешательство. Что это было? Продать «Крыло Дракона»? Как всё это относилось к их с Нейтом свадьбе? Алисса сделала шаг назад и схватилась за стол, чтобы удержать равновесие. Должно быть, она неправильно поняла.

— Когда ты пришёл нанимать меня два года назад, я сказал, что смогу с этим справиться. Между всеми реалити-программами на ТВ и превращением нас с Алиссой в новейшую звёздную пару Голливуда, компания гребёт деньги лопатой. Большие продюсерские компании вроде «Глиттерстоун» обращают внимание. Ещё год, может два, и мы продадим «Крыло Дракона» за такие деньги, какие бы и в голову никому не пришли.

— Только не заделывай ей ребёнка как минимум пару лет. Алисса – ключ, и она должна оставаться на виду. Но если она залетит, то уйдёт из компании, и никакая вина и угрозы не заставят её передумать.

Что? Весь смысл свадьбы с Нейтом был в том, чтобы Алисса могла завести семью. Единственное, чего она хотела, жаждала. Этого не могло происходить. Нейт не сделал бы этого. Он знал. Нейт больше кого-либо другого в мире знал, как много это для неё значит и почему.

— На это никаких шансов.

В спокойном тоне Нейта слышался едва заметный оттенок насмешки. В её желудке расположился тошнотворный страх. Это был не тот мужчина, которого она знала, который вместе с ней строил планы на их детей. Алисса стала бы молчаливым партнёром «Крыла Дракона», время от времени появляясь в качестве жены Нейта, но сосредоточилась бы на их детях и на развитии своего маленького веб-сайта, «Улицы Доблести», чтобы демонстрировать свои фотографии и видео.

— Будь уверен, случайность...

— Не случится, — твердо сказал Нейт. — Много лет назад я сделал вазэктомию (прим.пер.: мужская стерилизация – хирургическая операция, при которой производится перевязка или удаление фрагмента семявыносящих протоков у мужчин).

У неё загудело в ушах, и сердце сбилось с ритма, пока в голове кричало слово «вазэктомия». Предательство обжигало ей горло. Она думала, что знает своего жениха, трудолюбивого, амбициозного мужчину, который заставил себя пройти через юридический факультет и забрался вверх по карьерной лестнице. Паркер заметил его работу и нанял вице-президентом по коммерческим и правовым вопросам... и, оказывается, для того, чтобы жениться и контролировать Алиссу.

— Что ты сделал? — голос Паркера стал на отметку громче. — Ты никогда мне об этом не рассказывал. Алисса знает?

— Нет, и ей не нужно знать. Я слишком усердно работал над тем, чтобы Алисса начала заботиться обо мне, и над нашим профилем для конкуренции с «Уиллом и Кейт», «Брэдом и Анджелиной». Интернет освещает свадебное безумство. Я потратил столько времени и попыток не для того, чтобы позволить какому-то ребёнку встать на пути.

— Если она узнает, то все мы облажаемся. Какого чёрта, Мэдден? Это не было частью сделки. Она хочет детей. Я только имел в виду позже, не сейчас, когда у нас так много на кону.

В её груди разрослась ужасная боль. Все эти годы она считала, что Паркер заботится о ней. Её отчим был всем, что у неё осталось после смерти матери. Он платил Нейту, чтобы тот женился на ней, заключив какую-то сделку, чтобы они двое могли разбогатеть. А Нейт... Она доверяла ему, думала, что он тоже заботлив, что они оба хотят одного и того же – семью.

Он хотел только её известность и власть.

Дура. Она была дурой.

— Я справлюсь с Алиссой. Она сделает то, что я захочу.

В её животе взорвалась ярость, и гейзер извергался долгие несколько секунд, будто крышу сорвало. И под этим было что-то ещё. Что-то... освобождающее.

Облегчение.

Правда состояла в том, что пару месяцев у неё были серьёзные сомнения, но она их игнорировала. Теперь с неё хватит. Развернувшись, девушка пошла к двери.

Её сумочка ударилась о стол, сбивая на пол документы.

Дерьмо. Она замерла, её руки заледенели. Алисса не хотела очной схватки, она просто хотела уйти и собраться с мыслями.

Нейт вышел из своего кабинета, заметил её и закрыл дверь. Когда он повернулся, его тёмные глаза встретились с её взглядом.

— Почему ты не готовишься к сегодняшнему вечеру?

Он знал, что она подслушала? Сейчас Алисса могла противостоять ему, но её голова слишком сильно пульсировала. Девушка хотела просто убраться отсюда и подумать.

— Я шла к тебе, чтобы сказать, что у меня болит голова, и я никуда сегодня не пойду.

Она опустилась на корточки и подхватила папки.

Её виду предстали итальянские мокасины ручной работы. Нейт ухватил её за локоть и помог подняться. Он взял папки и бросил их на стол.

— Это печально.

Ей потребовалась вся сила воли, чтобы устоять и не стряхнуть его руку, сделав шаг назад.

— Я вызову лимузин, чтобы тебя отвезли домой.

— Я сегодня приехала на своей машине.

Его глаза сузились.

— Зачем тебе было это делать, когда у нас на этот вечер был запланирован ужин?

Злость взорвалась. Вырвав руку из его хватки, девушка сузила глаза.

— Зачем тебе было врать мне о том, что хочешь детей, когда ты сделал вазэктомию? — её грудь жгла агония. — Мы вместе строили планы на семью.

Его взгляд ожесточился.

— Я всё верну.

Он говорил серьёзно? После всех этих времён, когда он врал ей и заключил какую-то тайную сделку с её отчимом, чтобы использовать её?

— Думаешь, теперь я стану заводить с тобой детей? Что я позволю тебе прикоснуться ко мне?

Возмущение вызывало столько адреналина, что у неё тряслись руки.

Его длинные пальцы сомкнулись вокруг её руки.

— Ты выйдешь за меня замуж и продолжишь делать всё, что я тебе скажу.

Шипение в его голосе обдало её холодком. Максин называла его акулой, и в этот момент Алисса всё поняла. Она вытянула руку из его хватки, сняла помолвочное кольцо и положила его на стол.

— Нет.

Девушка поспешила к двери, стуча каблуками по мрамору. Дойдя до лифтов в шикарном вестибюле, она вытащила свою карточку и провела ею. Двери молча раскрылись, контрастируя с яростным криком в её голове.

Она должна была успокоиться, прежде чем садиться за руль. В лифте Алисса сделала глубокий вдох, как раз когда внутрь ворвался Нейт, нажал кнопку закрытия дверей и запер их вместе.

Алисса не могла поверить в его дерзость.

— Я не хочу видеть тебя или говорить с тобой.

— Грубо.

Он нажал ещё одну кнопку, и лифт резко замер. Внезапное беспокойство вызвало необходимость сбежать. Лифт был слишком маленьким, а Нейт был выше. Больше.

Угрожающим.

Алисса бросилась вперёд к панели управления.

Он поймал её за волосы и толкнул лицом в зеркальную стену.

— Слушай меня, богатенькая девочка. Я прополз путь от ничего до настоящей власти и шанса на существенное богатство. Мы женимся, и ты будешь играть свою роль, пока я не скажу обратное.

Зеркало под её лицом было холодным, но мурашки по её спине посылал голос у уха. Нейт никогда не причинял ей боль. Не так.

— Ты не можешь...

— О, я могу и делаю. Я устраняю проблемы. Не будь проблемой, Алисса.

— Это на тебя не похоже,— она пыталась понять эту версию Нейта. — Ты никогда не угрожал мне.

Развернув её, он обхватил рукой её горло.

— Ты никогда меня не заставляла. Я совершенно добровольно хорошо относился к тебе, даже смирился с твоим «больше никакого секса до свадьбы». — он прильнул ближе, его тёмные глаза были похожи на оникс. — Я дам тебе то, чего ты хочешь, когда ты дашь мне то, чего хочу я. Иначе... ты поплатишься.

Она отчаянно думала над своими вариантами. Она не могла физически бороться с ним в лифте. «Будь умнее. Успокой его, пока не сможешь выбраться».

— Хорошо.

Мужчина отпустил её волосы, затем обхватил рукой её талию и прижал к своей груди.

— Давай убедимся в этом.

Его рука обхватывала её под рёбрами, затрудняя дыхание. В голове девушки стучал страх. Боже, он хамил ей, делал больно.

— Только попробуй что-нибудь сделать, и я начну извлекать отплату отсюда.

Он поднял свой телефон, где на экране светилась фотография.

Осознание ударило её под дых.

— Ты этого не сделаешь. Он просто ребёнок.

— Я знаю, где именно он находится, каждую минуту каждого дня. Играй свою роль, и я оставлю его в покое. Обманешь меня, и я сделаю ему больно. А затем тебе.

В её горле появился ком. Там, на экране, была фотография её сына.

Мальчика, которого она отдала на усыновление семь лет назад.

Глава 2

 

— Ты позвонила мне, чтобы я нянчился с богатенькой наследницей? — Хантер Рис уселся на стол Сиенны Лоррей. — Там нет никакой настоящей работы?

Откинувшись назад на спинку своего стула, Сиенна подняла свои очки на верхушку светловолосой головы и устремила взгляд на него.

— Эта наследница назвала твоё имя.

Теперь она завладела всем его вниманием.

— Кто она?

Си приподняла бровь.

— Алисса Брукс.

Шокировать его было очень сложно, но это...

— Алисса? — в голове не укладывалось. — Она попросила меня?

— Именно.

Он сузил глаза.

— Ты не могла сказать мне об этом, когда вызывала?

Последний раз он видел Алиссу на похоронах её матери семь лет назад. Его разрывало на части, когда он видел такую её боль. Резкое отличие от всех тех лет, когда она приезжала на виноградник. Тогда она была юной и энергичной, полной злости и неприятного характера, прямо как его младшая сестра.

Кроме того времени, когда у Алиссы в руке была её камера. Тогда она становилась тихой и сосредоточенной.

Как Хант с ружьём в руке.

Боже, говоря о болезненном сравнении. Она ловила жизнь в свои линзы, в то время как Хант убивал с такой холодной точностью, что стал легендой.

Си повернулась на своём стуле, возвращая к себе его внимание. Её губы растянулись в весёлой улыбке.

— Могла бы, но тогда пропустила бы твою шокированную реакцию. Никогда не видела твой взгляд таким рассеянным. Как хорошо ты знаешь эту женщину?

Он знал девушку, а не отполированную гламурную женщину, которую видел во всех СМИ. И тогда он был другим человеком.

— Она была подругой моей младшей сестрёнки. Её и моя мама дружили, и иногда летом Алисса приезжала к нам. — так что да, он немного опешил, услышав её имя. Он сопоставлял её с более счастливыми временами своей жизни, но эти времена прошли, и у него имелась работа. Алисса позвонила в охранное агентство «Бывший морской пехотинец», значит, у неё какие-то проблемы. — Какая у неё история?

Входная дверь в кабинет открылась, и Хант резко развернулся, машинально становясь перед Си, чтобы закрыть её. Его внимание полностью сосредоточилось на двери.

— Это клиент, а не террорист.

В голосе Си звучал юмор.

Хант проигнорировал этот комментарий, в его груди что-то стукнуло, когда через дверь прошла Алисса. Девушка, которую он помнил, была наполнена ярким цветом, но женщина перед ним лишила его лёгкие воздуха. Её тёмные волосы были собраны сзади в простой хвостик, чистое от макияжа лицо лишилось детской округлости в пользу очерченных скул и пухлых губ. Её глубокие глаза обрамляли чёрные как сажа ресницы. На ней была обычная футболка, натянутая на её волнующей груди, и джинсы, которые липли к её бёдрам и ягодицам.

Она никак не была похожа на свои глянцевые фотографии, которые появлялись в СМИ.

Нет, эта женщина пришла прямиком из его фантазий. Каждый божий нерв дёрнулся в ответ. У него закипела кровь. Внизу живота мучил голод, разрастаясь с каждым биением сердца в шокирующий омут необходимости.

Такого никогда не было. Никогда. О, он испытывал мгновенную похоть, но это... Какого чёрта? Лисси, ну уже Алисса, была подругой его младшей сестры. Он практически видел, как она растёт. Даже когда в воздухе вокруг неё витало напряжение и беспокойство, и нежную кожу под её карими глазами запятнали тёмные круги, она была великолепна.

— Алисса.

Её глаза осмотрели кабинет и остановились на нём. Её губы изогнулись в улыбке, которую он так хорошо помнил: одна сторона приподнята вверх чуть-чуть больше, чем другая.

— Хант.

Её голос перенёс его обратно в то лето, когда он бросал девчонок в бассейн, что заставляло их визжать. Когда по вечерам у костра он делал с ними сморы (прим.пер.: традиционный американский десерт, который состоит из поджаренного маршмэллоу и куска шоколада, прослоенных в два куска крекера). Это напомнило ему о более светлой эпохе. Но в те дни её голос никогда не вызывал желание внизу его живота. О, он знал, что она симпатичная, но она была ребёнком. Теперь она стала красивой женщиной.

— Спасибо, что согласился встретиться со мной.

Остановившись в шаге или в двух, он устоял перед желанием притянуть её в объятия и укрыть от этого запуганного взгляда, от которого тускнеют золотистые крапинки в её карих глазах.

Сиенна прочистила горло.

— Мисс Брукс, я – Сиенна Лоррей. Мы говорили по телефону.

— Приятно с тобой познакомиться. Зови меня Алисса.

Он насильно сосредоточился на своей работе.

— Что тебя сюда привело?

Та искорка в её взгляде пропала. Она перенесла вес с одной ноги на другую и сплела пальцы.

— Мне нужна помощь.

В его разуме раздался предупредительный выстрел.

— Какого рода помощь?

Девушка оглянулась вокруг.

— Это сложновато объяснить.

Прошло всего несколько минут, а прежние желание защитить, которые у него появились, когда она была ребёнком, уже сплелись с новой и более сложной реакцией. В надежде успокоить её, он коснулся плеча Алиссы.

— Однажды я тебе сказал, что если когда-нибудь тебе понадоблюсь, я буду рядом.

— Ты это помнишь?

— Я не забываю обещания.

Это произошло на похоронах её матери, и тогда ему хотелось подхватить её на руки и отнести домой, где она могла закончить взросление под присмотром его родителей и сестры, так как Хант должен был возвращаться на службу в морской пехоте.

Тогда ей было семнадцать, и её отчима назначили её опекуном. Алисса, казалось, относилась к этому так нормально, как только могла, только что потеряв маму в трагическом несчастном случае. Но сейчас? Её глаза пропитались страхом, который выводил его из себя. Время браться за работу. Положив ладонь на её поясницу, он взглянул на Си.

— Мы будем в зале для переговоров.

Он провёл девушку по короткому коридору, стараясь игнорировать её мягкость под его крепкой ладонью и её запах ванили и солнечного света.

Он остановился у двери слева и убрал назад руку. Указав жестом на продолговатый стол, который растянулся в центре зала, он сказал.

— Занимай любое место, которое тебе нравится. — захватив свой планшет, он сел напротив неё. — Тебе что-нибудь нужно, прежде чем мы начнём? Воды? Кофе?

Она покачала головой.

— Я не знаю, с чего начать. И рассказывать тебе...

Девушка подняла взгляд к потолку.

— Что?

Алисса сжала губы, опустив подбородок и встретившись лицом к лицу с ним.

— Тем летом, когда мне было четырнадцать, я влюбилась в тебя.

Его губы изогнулись.

— Я знаю. — Он был парнем, конечно, он знал, но ему тогда было двадцать, и он относился к ней как к младшей сестре. — Но это не имеет никакого отношения к тому, что происходит сейчас.

Она повзрослела.

— Помогло бы, если бы ты растолстел и полысел.

Это вызвало у него смех. О да – это была Алисса. Она всегда была забавной.

— Прости, что разочаровал.

— Всё нормально, я с этим справлюсь. Я сильная.

Так ли это? Потому что оттуда, где он сидел, она казалась одинокой, что он очень хорошо понимал.

— Я слышал, ты помолвлена.

Он бросил взгляд на её палец. Никакого кольца.

Алисса потёрла большим пальцем свой голый безымянный.

— Больше нет. Прошлым вечером я сняла кольцо. — она наклонилась вперёд, сложив руки на столе. — Прямо после того, как узнала, что мой отчим платит Нейту Мэддену, чтобы тот женился на мне.

— Платит ему? Зачем ему вообще платить мужчине, чтобы тот на тебе женился?

В этом не было никакого смысла. Она была великолепной, богатой и властной. В его голове появилась тысяча вопросов.

Её плечи опустились

— Чтобы я продолжала делать то, что делаю.

Хант пытался уловить мысль.

— Разве ты не управляешь компанией своей мамы? — он вынужден был исправиться. — Уже своей компанией.

— Не только своей, она принадлежит мне и Паркеру, но это моё лицо, имя и ощутимая известность помогают компании расти. Я ненавижу это, и Паркер и Нейт об этом знают.

— Тогда почему ты занимаешься этим?

— Вначале я делала это для Паркера. Когда мама умерла, всё обрушилось на него. Первые пару лет он боролся. Люди отстранялись, не уверенные, сможет ли он справиться с компанией. Без Дженны Брукс исчезли доверие и вера, которые так важны в индустрии развлечений. Компания ускользнула в красную зону, — вздохнула она. — Я не могла позволить компании моей мамы рухнуть, так что начала появляться на публике, представляя «Крыло Дракона». К тому времени, как я закончила колледж, у меня был кабинет для начальства в производственном отделе «Крыла Дракона», с надписью «президент» на двери, и полный путеводитель по поездкам и событиям.

Хант откинулся назад, изучая её взглядом. Что действительно заставляло её продолжать делать то, что ей не нравится?

— Так уходи. Ты не застряла на работе из-за того, что нужно кормить детей или платить за электричество.

Она поморщилась.

— У меня был такой план. Выйти замуж за Нейта, родить ребёнка, а затем исчезнуть в работе над фотографиями, но затем я узнала, что этого тоже не будет.

В ней виделась печаль, от которой у него зудела кожа. Хант чувствовал многое только во время секса или лепки, но эта девушка... Что-то в ней цепляло его.

— Продолжай.

— Не могу поверить, какой я была наивной и глупой, — девушка покачала головой. — «Крыло Дракона» снова стало приносить прибыль и расти. В тот момент я хотела уйти, стать пассивным партнёром.

— Что тебя остановило?

— Нейт. Паркер нанял его вице-президентом по коммерческим и правовым вопросам. Всё начиналось потихоньку, Паркер просил меня сходить с Нейтом на коктейльную вечеринку. Нейт рассказывал мне, что Паркер вложил в компанию всё до последнего пенни, и если мы будем работать вместе, то сможем помочь ему преуспеть. Что компания стала всем для моего отчима с тех пор, как он потерял мою маму,— она закусила губу. — Мама оставила Паркеру несколько миллионов, но большая часть её богатства досталась мне, и я чувствовала вину. Ответственность. Мама любила Паркера... как и я. Сначала мы с Нейтом устраивали эти «свидания» для того, чтобы нас поймали СМИ. Но прежде чем я это поняла, мы с Нейтом стали по-настоящему встречаться.

В его голове зазвучали предупреждающие звоночки. Алисса выросла богатой и защищённой, она была находчивой, но, учитывая всё, умелому манипулятору было бы не так сложно взять над ней контроль. Хант видел, как это случается, раз за разом.

— Затем мы начали разговаривать о браке и о детях, и я купилась на это, не осознавая, что мой отчим платил ему, как часть плана, который они вдвоём придумали, чтобы сохранить меня лицом «Крыла Дракона», — её глаза сузились, ноздри раздулись. — Я на днях подслушала, как Нейт рассказывал Паркеру, что сделал вазэктомию много лет назад.

Говоря о коварстве.

— Ладно, значит, ты порвала с ним. Что ты хочешь от меня?

Звучало скорее так, будто ей нужен адвокат.

Она подняла свой взгляд на него.

— Защиту. Я разорвала нашу помолвку и ушла из «Крыла Дракона». Мне нужно на некоторое время убраться из ЛА, и я хочу нанять тебя своим телохранителем.

Его вены зажгла гудящая ярость.

— Нейт когда-нибудь делал тебе больно? Ты боишься его?

Должно быть, раз она хотела покинуть город.

Её взгляд затуманился.

— Нет, до прошлого вечера. Он толкнул меня в лифте и сказал, что я выйду за него замуж, и угрожал. Нет только мне, но ещё...

Она закусила губу, злость разлилась краской по её щекам.

Хант сжал кулаки, пока в его венах пульсировал адреналин. Что этот ублюдок ей сделал? Он не видел никаких следов. Но...

— Он угрожал моему сыну.


 

Глава 3

 

— У тебя есть ребёнок?

Алисса быстро огляделась вокруг, непреодолимая необходимость сохранить мальчика в безопасности и под защитой поднялась на поверхность. Все эти годы она рассказывала о нём только одному человеку. Но чего она ожидала, что папарацци выскочат из-за скрытой стены и услышат эту поразительную сенсацию о том, что у Алиссы Брукс есть ребёнок, которого она хранит в секрете? Девушка сделала вдох и посмотрела на мужчину напротив неё.

Хант. Годы превратили все следы мальчика в крепкого мужчину. Его песочного цвета волосы были длиннее, чем короткая военная стрижка, которая была у него, когда она видела его в последний раз. Но небрежная причёска, расчёсанная пальцами, никак не смягчала суровые черты его лица или мороз в его голубых глазах. Она провела взглядом по его плечам, натянувшим материал футболки, и по мышцам и сухожилиям, выпирающим вдоль его бицепсов... и, ох, из-под рукава его майки виднелась красивая надпись.

— Алисса.

Он произнёс её имя как приказ, заставив поднять взгляд.

— Больше нет, — «расскажи ему». — Я отдала его на усыновление в тот день, когда он родился.

Только произнеся эти слова, она перенеслась на семь лет назад, в то утро в холодной больничной палате. Она держала на руках своего новорождённого сына и чувствовала, как её сердце разбивается, трещина за болезненной трещиной. Алисса не хотела отдавать его, но слишком сильно его любила, чтобы обременять матерью-подростком, охваченной горем и виной. Под столом для переговоров Алисса прижала кулак к животу, где у неё была маленькая татуировка сердечка и слезы. Тишина стала такой густой, что было тяжело дышать.

— Его родители знают, что я договариваюсь о защите для него, ну, для всех них.

— Ты нанимаешь нас для защиты ребёнка, которого не хотела?

Его голос пристрелил ту крошечную надежду в ней на то, что он поймёт. Поддержит её. Что она не будет чувствовать себя такой чертовски одинокой и напуганной.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных