Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Автор перевода: Ира Белинская 5 страница




Сделав глоток своего чая, она сказала.

— Мне нравится, что здесь никого не увидеть. Никого не волнует, как выглядят все остальные. Они действительно оставляют нас в покое. — она подняла свои солнечные очки, её взгляд соединился с его глазами. — Поэтому ты больше никому не показывал это место? Тебе нравится уединение?

Ох, она слушала.

— Пойдём, я тебе покажу. Там ты можешь сделать несколько фотографий.

 

***

 

Алисса взяла его за руку и шла за Хантом вдоль скалистой крутой дорожки, ведущей вниз. Их окружал запах океана, листвы и влажной земли. Когда они остановились на краю утёса с видом на океан, у Алиссы перехватило дыхание. Зазубренные скалы вели к пенящейся воде. В одном месте скала вытягивалась к океану как палец.

— Это потрясающе. Неукротимая, но мирная природа.

Хант протянул ей фотоаппарат.

— Действуй, ты знаешь, чего хочешь.

О, она знала. Девушка сняла куртку, положила её на ближайший валун и взяла фотоаппарат. Её охватила тишина, когда она подняла камеру и начала делать снимки. Это место казалось живым и могущественным – настоящий образ Матери Природы. Закончив с этим, она развернулась и принялась фотографировать Ханта. Он тоже снял куртку, оставшись в выцветших джинсах и футболке, растянутой на мышцах. С чуть расставленными ногами, скрещенными руками и постоянно двигающимся и изучающим взглядом от него исходило ощущение хищника, готового наброситься в любую секунду. Но когда его взгляд скользнул на неё, его губы смягчились в знакомой полуулыбке, которая пробуждала всё её тело.

«Ты единственный человек, которого я когда-либо сюда привозил».

Он поделился этим с ней, только с ней. Сердце Алиссы сжалось при осознании, какой это, должно быть, большой шаг для Ханта. И это было не всё, он поделился тем, что лепит в том запертом зале – смерть. Он не хотел, чтобы это касалось её, но привёл её сюда, в другую личную часть своей жизни.

Прежде чем успела сбежать, поджав хвост, она переключилась на сохранённые на камере фотографии и нашла одну из своих любимых. Она выпалила.

— Ты ещё хочешь посмотреть, что я фотографирую?

Хант опустил руки и сократил дистанцию между ними.

— Очень хочу.

Что он подумает? Её плечи напряглись до такой степени, что заболела шея.

— Это просто фотографии.

Он переместил вес, наклонившись к ней.

— То, что тебя волнует.

Вдохнув, она кивнула.

— На этой Трева и её служебная собака. Эта девушка особенная. В пятнадцать её сбила машина, когда она ехала на мотоцикле, и после аварии она осталась с параличом нижних конечностей. Я познакомилась с ней в рамках программы собак-компаньонов. Её собака – Сабрина, ходит с ней повсюду, включая колледж. У них потрясающая связь.

— Покажи мне.

Она сглотнула из-за внезапной сухости в горле и наклонила фотоаппарат, чтобы он смог увидеть экран просмотра. Трева склонилась в своём инвалидном кресле, а собака потянулась вверх, прижав мордочку к щеке девушки. В этом Алисса видела искренний и трогательный момент любви, которая выходила за рамки обычного. Но увидит ли это Хант? Алисса раскачивалась на ноге и закусила губу. Каждая секунда, в течение которой он рассматривал фотографию, казалась часом.

Наконец он перевёл взгляд на неё.

— Поймать такую дружбу – это искусство.

Это вызвало у неё желание поделиться большим. Она пролистала свои фотографии и нашла ту, которую хотела. На ней был мужчина лет двадцати с чем-то, в больничной кровати, его татуированная рука тянулась с рукопожатием к более взрослому мужчине в другой кровати. Подпись гласила: «Сын отдаёт отцу почку, чтобы спасти ему жизнь».

— Как ты это достала?

— Сын работает звукооператором в «Крыле Дракона», и я слышала о том, что он станет донором почки для своего отца, так что попросилась сделать несколько фотографий.

— Это трогательно и прекрасно.

Её горло сжалось, в то время как сердце в груди набухло.

— Спасибо. — напряжённость его взгляда заставляла её нервы трепетать от желания прильнуть к нему. — И за то, что привёз меня сюда. Поездка на мотоцикле, тако, этот вид – это идеально. — они стояли так близко, что жар и его выпуклый бицепс касались её плеча. Алисса втянула ртом воздух. — Эм, мне следует это убрать.

— Мне следует тебя отпустить. Уходи, Лисси.

Его голос опустился до сексуального рычания, заставив её замереть на месте, в то время как его взгляд кипел, как море под ними. Ветер бушевал над скалами, раздувая волосы Хантера вокруг его сурового лица.

— Ты знаешь, как чертовски тяжело было уложить тебя сегодня утром в кровать и уйти? — он положил ладонь на её щеку и провёл большим пальцем по губам. — Я хотел целовать тебя, пока ты не проснёшься, медленно и нежно, чтобы твоё тело становилось всё горячее, пока я пробую тебя. Ты бы позволила мне это сделать, так ведь?

— Да.

Её ответ потерялся в шуме волн или громком стуке её сердца? Огонь его взгляда и то, как мужчина гладил её губы, распутывало спирали жара внизу её живота. Её соски под майкой твердели.

— Я бы не остановился на этом. Я бы снял твою майку, затем штаны, пока бы ты не оказалась передо мной обнажённой.

Она сжала бёдра вместе, её кожа болела от его слов и чувственных картинок.

— Только если бы ты не сказала мне остановиться.

Её взгляд переместился к его глазам.

— Не сказала бы.

Прямо сейчас, здесь, на маленькой полянке на утёсе, изолированной скалами и деревьями, она выпалила правду.

— Много лет я делала то, чего хотели от меня все другие. Была той, кем они хотели, — обхватив его руку своей, она прижала его ладонь к своей щеке. — Но ты, Хант, ты тот, кого хочу я.

Хант снял фотоаппарат с её шеи, положил его в сумку, а затем сжал в кулаке её косу, опускаясь губами к её губам. В животе Алиссы всё перевернулось, когда его вкус запустил дикий голод. Открывшись ему, она скользила по его языку своим, пока её руки бродили по его майке, отчаянно желая изучить его фигуру. Почувствовать годы опыта и тренировок, которые превратили мальчика в этого мужчину.

Обняв девушку за талию, он приподнял её, сел на валун и притянул Алиссу вниз, чтобы она оседлала его. Оттянув её голову назад, он проложил дорожку из поцелуев своими горячими влажными губами по её челюсти к нежному местечку на горле.

О, Боже! Импульсы жара и удовольствия отдавались в её сосках. Горячие мурашки бежали по её нервам, и она надавила на его бёдра, запуская пальцы в его густые шелковистые волосы. С её рта сорвался стон, когда он толкнулся своей эрекцией через её леггинсы и трусики. Боль там стала сильнее, отчаяннее. Прикусив губу, она попыталась притянуть губы Ханта к своим губам.

Его губы смыкались на её соске, прикрытом только тонкой тканью майки.

— Ох.

Она прогнулась в спине, и горячее влажное ощущение отправилось прямо к клитору. Когда Хант перешёл на другой сосок, все мысли растаяли. Такого никогда раньше не было, будто её тело узнало этого мужчину и таяло перед ним. Она потянула его за волосы.

Подняв голову, он столкнулся с её взглядом.

— Лисси.

Её имя вырвалось у него хриплым тоном. Положив другую руку ей на затылок, мужчина притянул её для очередного поцелуя. Его губы слились с её губами, заполняя в ней жаждущие места, скользя пальцами по её нежной коже вверх, к соскам, и вниз.

— Я не могу прекратить прикасаться к тебе. Целовать тебя.

— Не прекращай. — прикосновение Ханта, его руки и губы – это было слишком хорошо. Внизу её живота всё крутило и сжимало. Нужда стала крепче. Алисса отдёрнула голову назад, выдыхая. — Хант, о, Боже. Прошло слишком много времени, я слишком близко.

Его прекрасные глаза полыхали светом и тьмой, жаром и холодом, нуждой и эмоцией.

— Я люблю, когда ты это делаешь.

Всё это время он поглаживал вверх-вниз её живот, его пальцы хватали сосок, а затем опускались. Самым сексуальным было то, как он смотрел на неё, его взгляд поглощал её.

— Что?

— Когда ты говоришь мне, что именно чувствуешь. Что тебе нужно, — он прильнул ближе. — Ты можешь в любое время остановить меня. — он скользнул пальцами под её штаны, но над трусиками, обводя круговыми движениями клитор. — Боже, ты влажная, набухшая. Такая чертовски горячая.

Алисса впилась пальцами в его широкие плечи, но его взгляд держал её на месте, пока он скользил пальцами под её трусики, поглаживая клитор, быстрее, жёстче, пока у неё из головы не исчезло всё, кроме горячего удовольствия, сжимающегося всё крепче, и взгляда Ханта, темнеющего от жара.

— Вот так, малышка. Такая чертовски сексуальная.

Вспышка раскалённого добела удовольствия отправилась вниз. Её мышцы замерли. Дыхание перехватило. Через секунду напряжение взорвалось в оргазме. С её губ сорвались звуки, пока тело кружилось в волне пульсирующих ощущений.


Глава 7

 

Он никогда не видел и не чувствовал ничего такого же захватывающего, как Лисси, теряющая самообладание от его прикосновений. Этот момент заполнил пустоту внутри него. Девушка доверилась ему полностью, совершенно. Вдыхая и смакуя ощущение тёплой удовлетворённой женщины в своих руках, он почувствовал вспышку надежды. Он менялся? Наконец взял под контроль тренированного убийцу внутри себя?

Его член пульсировал от порочной нужды, но он ждал. Она уже дала ему больше, чем он заслуживал. Вместо этого мужчина поднял её с колен и пересадил к себе на бёдра, чтобы прижать к себе. Хант гладил её по спине, расслабляя после сексуального кайфа, который, как он думал, она не испытывала раньше. Её тело сотрясало дрожью, но мышцы расслабились. Алисса доверчиво уткнулась головой ему в шею.

Потянув её за косу, он посмотрел ей в глаза.

— Ты в порядке?

Её лицо залилось краской.

— Такого раньше никогда не было. Я не... — девушка затихла и отвернулась. — Думаю, прошло много времени.

— Лучше тебе не извиняться.

Это привлекло её внимание, и эта вспышка стыда потерялась в улыбке, которая ударила его под дых. Её взгляд светится золотистыми огоньками.

— Это было великолепно. Я не думала ни о чём, кроме того, как хорошо чувствовать твои поцелуи и прикосновения. Ты полностью разрушил моё мнение о скуке секса.

Чёрт, он не хотел думать о том, что она занималась сексом с кем-то, кроме него. Чувство собственничества заставило его снова захватить её губы поцелуем, проникая языком в сладкий жар. Но этого не было достаточно.

Этого никогда не будет достаточно. Поцелуй разжёг его страсть до свободного пламени. Хант оторвал от неё свои губы, втягивая ртом воздух.

— Мы останавливаемся?

Её карие глаза блестели. Локоны её волос вырвались из косы и обрамляли лицо. Её губы были розовыми и опухшими от поцелуя. От неё у мужчины перехватывало дыхание, и она уничтожала его самоконтроль. Перед ней невозможно было устоять, не тогда, когда она этого действительно хотела.

— Только на достаточно долгое время, чтобы я отвёз тебя домой. Затем, если ты хочешь, мы закончим это и кончим оба. Сильно и дико.

Он терял рассудок и был чертовски близок к тому, чтобы трахнуть её прямо здесь, на...

Вспышка. Она мелькнула со стороны скопления деревьев впереди, слева от него.

Подключился инстинкт. Его кровь похолодела. Похоть исчезла, Хант поднял Лисси, развернул и толкнул за валун.

— Опустись.

Вытащив пистолет из кобуры на лодыжке, он вскочил с места. Это солнце отразилось от металла оружия? Его переполнял адреналин, пока он наводил пистолет в ту сторону, откуда показалась вспышка. Лисси схватила его за руку.

— Что происходит?

— Вниз! — приказал он, сканируя территорию и напрягаясь, чтобы увидеть, услышать или почувствовать какой-либо знак беды. — Я видел вспышку.

Она присела за валуном.

— От чего? От фотоаппарата?

Хант проглотил инстинкт приказать ей молчать. Если это был пистолет, их с Лисси уже заметили.

— Солнце отразилось от чего-то. Пойдём.

Хант снял пистолет с предохранителя и на сто процентов перешёл в режим защиты или убийства. Оставаясь между Лисси и территорией, где показалась вспышка, он взял её за руку, быстро помог перебраться через валун и направился к своему мотоциклу. Кто-то пробрался в дом Лисси. Они нашли её здесь, в Сономе?

Мужчина, мимо которого они прошли, увидел пистолет, ожесточённое выражение лица Хантера и поспешил уйти. Хант подтолкнул Лисси к своему байку, и они поехали домой.

Снова оказавшись на винограднике, Хантер установил сигнализацию, затем прошёл в свой кабинет, окна которого выходили на передний двор, и ударил руками по столу. Его спину прожигала тревога, адреналин держал на взводе, почти на грани.

Та вспышка... Чёрт. Что это было? Развернувшись, он увидел в дверном проёме Лисси, которая жевала свою нижнюю губу. Ему нужно было проработать каждую возможность.

— Тебе угрожали смертью? Кроме угроз Нейта?

Девушка обняла себя руками и прислонилась к дверному косяку.

— Нет, с тех пор, как умерла мама. Полиция с этим разобралась.

Чёрт, на минуту его это отвлекло.

— Что за смертельные угрозы?

— От каких-то фанатов моей мамы, знаешь, типичных. Они злились, были уверены, что я убила её. Но из этого ничего не вышло. Это было просто несколько несчастных людей, болтающих об избалованной, никчёмной наследнице. Большинство слов было комментариями в социальных сетях, а не угрозами. Мысли о том, что мир был бы лучше, если бы умерла я, а не моя мама.

Ей было семнадцать, чёрт возьми. Что не так с теми людьми, которые говорили такую чушь? Не важно, это было семь лет назад, а ему нужно было сосредоточиться на настоящем. Лисси привлекала всемирное внимание.

— С тех пор ничего?

— Нет. Кто бы узнал, что я здесь?

— Способ есть всегда.

Он уже проверил её телефон на любые отслеживающие устройства и выключил GPS. И Хант убедился, что их не преследовали. Но они не прятали её, а держали в безопасности, так что найти её было возможно.

— Ты действительно думаешь, что это могло быть оружие?

Её вопрос отдался в его голове молотом. Сегодня, на той поляне, на несколько минут он начал задумываться, надеяться, что, может быть, он менялся, становился больше мужчиной, чем убийцей. Последние несколько дней в его мастерской были моменты, когда его необходимость лепить кошмары и смерть смягчалась до желания лепить красоту. Лепить Лисси. Там, на скалах, у него появилась эта хрупкая надежда, что она возвращает его обратно, воскрешает мужчину, которым он когда-то был. Затем Хант увидел ту вспышку и внутри него щёлкнул переключатель. Сейчас Алисса стояла здесь, жевала губу, ссутулившись.

— Мы не можем откидывать никакую возможность,— с исчезновением адреналина появилась усталость. Он обвёл её взглядом. Чёрт. — Твоя рука,— он подошёл к ней, схватил её за руку, перевернул ладонью вверх, глядя на воспалённые красные ссадины и царапины. — Я сделал тебе больно.

Уронив её руку, будто обжёгся, мужчина попятился к своему столу.

— Это царапина, даже крови нет,— она оттолкнулась от косяка, сняла куртку Хантера и подошла к нему. — Что там произошло? Всё было так быстро, мы целовались, и ты говорил, что хочешь меня, а затем «бум», и ты вдруг стал готов убивать.

Он смотрел на неё сверху вниз. Это была правда, и этому не было прикрытия.

— Я был готов убить. Меня этому обучили.

«Больше. Заставь её понять».

— Я – такой, Лисси. Я – убийца.

 

***

 

Её тело охватил шок. Она знала, что Хантер был снайпером, что он сказал, что убивать стало слишком легко, но...

— Нет. Ты мужчина, который делал свою работу. — тяжёлую, которая, очевидно, оставила на нём отметку. — Но ты сейчас дома.

— Ты не понимаешь. Единственным способом, которым я мог выполнять свою работу – научиться стрелять насмерть. Это стало происходить автоматически, как щелчок. Теперь, когда я дома, у меня по-прежнему есть тот же переключатель. Сегодня, когда я видел ту вспышку, переключатель щёлкнул, и я стал снайпером. Таким бессердечным, что перебросил тебя через проклятый камень.

Алисса вздрогнула от ярости в его голосе. Не в силах это вынести, она погладила его по щеке.

— Ты не перебрасывал меня. Это скорее был мягкий толчок. Думаешь, ты первый телохранитель, который физически двигает меня, когда видит опасность?

— Ты не боишься меня?

— Я никогда не смогу бояться тебя.

На его лице застыло сожаление.

— Ты говоришь это сейчас, пока не случится что-нибудь похуже, и ты не увидишь, кто я на самом деле.

— Что ты имеешь в виду?

Хант встал и подошёл к окну, высотой во всю стену. Стоя спиной к ней, он сказал.

— Я действительно думал, что смогу оставить это всё позади, приехать домой и быть нормальным. Я начал встречаться с Рэйчел, воспитательницей из детского сада.

Он не смотрел на неё, а вглядывался в свои воспоминания. Воспоминания о другой женщине. Алисса стряхнула эти мысли, она не имела никакого права ревновать.

— Что случилось?

Он любил её и каким-то образом потерял?

Его плечи напряглись, выпирая под футболкой.

— Мы встречались несколько недель, когда зашли в торговый центр по пути на ужин. Она хотела выбрать подарок для своего отца.

Подойдя к нему, Алисса протянула руку, чтобы положить ладонь ему на спину. Его мышцы сжались, но она держала руку на месте, просто давая ему знать, что она здесь.

Он вздохнул.

— В магазин ворвался мужчина с автоматом и начал стрелять. И во мне щёлкнул переключатель. Я толкнул Рэйчел на стеллаж с одеждой и полностью перешёл в режим снайпера. Полиции там ещё не было, и это была кровавая бойня. Вытащив пистолет, я обошёл стрелка вокруг, прицелился и убил его.

У неё кружилась голова, мысли крутились так быстро, что она вцепилась в Хантера пальцами, чтобы найти равновесие.

— Я слышала о той перестрелке. — свидетели говорили о мужчине, который убил стрелка, называли его героем. Это был Хант? Только вернулся домой с войны и впутался в это? — Но я никогда не слышала, что с этим был связан ты.

Он перевёл взгляд на неё.

— Мое имя не публиковали. Я был чист, там была куча свидетелей, и у меня имелась лицензия на ношение оружия. Дело было закрыто, а у СМИ были более масштабные истории.

— Боже, должно быть, это было ужасно. Ты только покинул поле боя... Подожди. А что с Рэйчел? Её ранили?

Её пульс подскочил. Его девушку застрелили? Он потерял её?

— Ей понадобилось пару швов на голове из-за того, как я толкнул её в стеллаж, — после долго паузы, он добавил. — Когда я попытался помочь ей остановить кровь, она взбесилась и начала кричать, чтобы я не прикасался к ней. Рэйчел видела, как я убил стрелка, и была в ужасе. — на виске Ханта выступили вены, на шее стали чётче видны сухожилия. — Она пыталась отползти от меня.

— Ох, Хант, это был просто шок.

Верно?

Мужчина покачал головой.

— Я тоже так думал, но через неделю мы встретились выпить кофе, и она сказала мне, что не сможет быть с таким, как я.

— Мне жаль, — её сердце болело за него. — Ты любил её?

— Нет. Она была такой нормальной, простой воспитательницей детского сада. — он смотрел на яркий солнечный свет. — Я думал, что тоже смогу быть нормальным, но тот день доказал, что я никогда не буду нормальным. — мужчина сжал руками оконную раму. — Она боялась меня.

Боль в этих последних словах обжигала ей сердце. Нырнув под его руку, Алисса обвила руками его талию.

— Ты спас её жизнь и жизни многих других. Она должна была испытывать благодарность, а не страх.

Кем бы ни была эта Рэйчел, Алиссе она не нравилась.

— Лисси, ей понадобились швы. Я толкнул её чисто инстинктивно, как перебросил через камень тебя.

Она прижалась лицом к его груди.

— Ты не перебрасывал меня, ты сказал мне обойти. — применив немножко силы. — Мне жаль, что она поранилась, но эта реакция не честная.

— Это было честно. Она сказала мне правду, и, веришь или нет, я ценю это. Рэйчел милая девушка...

Она напряглась от острого укола незнакомой ревности.

— ... и она сказала мне, прежде чем я увлёкся слишком сильно. Отпустить её было достаточно легко, но я не забуду тот страх в ней. Я не заставлю пройти через это ещё одну женщину. Ты видела, как легко у меня сегодня щёлкнул переключатель.

— Хант...

Он слегка оттянул её голову назад.

— Мне сегодня не следовало тебя целовать и прикасаться к тебе. Я взял тебя покататься, потому что хотел показать тебе скалы, а не соблазнять тебя. Я не заслуживаю так к тебе прикасаться.

— Заслуживаешь, — она потянулась вверх, чтобы пробежаться пальцами по краю его челюсти. — Я просила тебя поцеловать меня, умоляла продолжать.

Алисса ненавидела то, что он отстранялся от неё. Хант дал ей так много, она хотела дать ему всё, что ему нужно – спокойствие или секс, или и то, и другое.

Казалось, он чувствовал жжение в глазах.

— Если ты попросишь меня снова, я не остановлюсь, пока мы оба не будем так удовлетворены, что не сможем ходить, но не сегодня, — резкие черты его лица смягчились. — Я вижу в твоих глазах, что ты хочешь успокоить меня, как делала, будучи маленькой девочкой, когда пришла ко мне и отдала свою плюшевую собаку, но ты не можешь. Плюшевые животные, секс или любовь не могут это исправить. Я принимал решения, которые изменили меня навсегда, и не подвергну этому женщину или детей. — мужчина убрал её руку от своего лица и на секунду задержал хватку. — Я не хочу причинить тебе боль. Убедись, что ты понимаешь, что у нас может быть только секс на несколько дней или недель, но это не отношения. Или мы можем остаться друзьями, как сейчас.

Он уронил её руку и вышел за дверь.

Она не смогла спасти свою маму. Не смогла оставить своего сына. Почему она думала, что сможет помочь Ханту?

 

***

 

— Хорошо, выкладывай. Что у тебя на уме?

Сидя на террасе, Алисса перевела взгляд с виноградников на изображение Максин в открытом на компьютере «Скайпе». Они начали отменять свадебные планы, что разожжёт огненную бурю. Вот почему Алисса ждала до пятницы, когда замедляется цикл новостей.

Мечтать не вредно.

Девушка отмела эту мысль. Она не должна была объяснять миру свою частную жизнь. Сосредоточившись на Максин, Алисса проговорила.

— Что ты имеешь в виду? Мы здесь проделали массу дел.

Максин подняла подбородок так, что её идеально выпрямленные светлые волосы касались плеч.

— Нет, это я проделала массу дел, пока ты уставилась в никуда, мечтая о своём телохранителе.

— Тихо, — Алисса огляделась вокруг, переживая, что Хант может стоять за ней. Мужчина передвигался как призрак, когда хотел этого. — Мы друзья.

Он сказал ей взять перерыв, подумать о том, чего она хочет, и понять, что у них нет совместного будущего, если они перейдут черту от друзей к любовникам.

— Друзья, которые поцелуями доводят до оргазма.

Максин вытащила из неё эту маленькую деталь.

— Это слишком быстро, да? Даже если это мимолётное увлечение, я только рассталась с Нейтом и...

— Прекрати, Алисса, — лицо её помощницы смягчилось. — Я не знаю Ханта, так что, может быть, для него это мимолётное увлечение, но не для тебя, и это тебя напугало. Ты испытываешь к нему настоящие чувства. До этого они были фантазией, мечтой и безопасностью. Теперь это реальность, и ты испытываешь к нему то, что не чувствовала ни к кому другому в своей жизни.

Максин знала её слишком хорошо.

— Но...

— Я не закончила. Так что да, ты можешь спать с ним, сильно влюбиться, и в итоге тебе будет больно, если это закончится. Ты должна спросить себя, что было бы хуже? Воспользоваться этим шансом с Хантом и иметь эти воспоминания, даже если будет больно? Или поджать хвост и всегда задумываться над этим?

Ого. В словах подруги был смысл. Авария, которая убила её маму, научила Алиссу, что жизнь может прерваться быстро. Она не знала, как много у неё будет шансов на что-то особенное.

— Сменим тему, есть ещё мысли о том, кто забрался в твой дом?

В её животе скрутилась тревога. Максин не знала, что Эли существует, или что ему угрожали, или что машину их семьи испортили.

— Нет. У них был ключ и код от сигнализации. Им их дал Нейт. — Алисса не знала, чем это закончится. — Я не знаю, что случится на этих выходных, когда Нейт вернётся.

— Не важно, потому что ты остаёшься там с Хантом. Акула-Нейт – опасен.

В её венах пульсировало подозрение.

— Он угрожал тебе?

Максин сжала губы.

— Он делал много угроз, включая ту, что собирался сказать тебе, что я приставала к нему, если я не замолчу. Он хотел от меня избавиться. Я слишком сильно на тебя влияла.

Это была правда. Нейт ненавидел Максин и несколько раз пытался найти способ избавиться от неё.

— Что случилось?

— Я рассмеялась ему в лицо и сказала сделать это. Тогда ты бы поняла, какой он лживый кусок дерьма.

— Почему ты мне не рассказала?

Подруга покачала головой.

— Нейт перекрутил бы это, сказал тебе, что это была шутка или что-то ещё. Ты сама понимала, какой он ублюдок. Я видела это, особенно последние два месяца. Тобой управляло достаточно людей, но никто не был таким потрясающим другом, как я.

Это вызвало у неё улыбку.

— И скромным.

Максин отмахнулась.

— Нейт думает, что владеет тобой. Это чертовски странно, и Паркер просто соглашается с ним. Станет мерзко, когда Нейт поймёт, что потерял над тобой контроль. Держись отсюда подальше. Там, с Хантом, тебе безопаснее.

Через пятнадцать минут Алисса закрыла свой компьютер и направилась в дом, чтобы убрать его. Её остановил шум в кухне. Хант обжаривал на плите мясо.

— Ох, я не знала, что ты здесь.

Она думала, что он, возможно, будет в мастерской.

Мужчина посмотрел на неё через плечо.

— Готовлю на ужин спагетти.

Обняв свой компьютер, она вспомнила слова, которые он сказал два дня назад. «Если ты попросишь меня снова, я не остановлюсь». Она хотела этого с ним, хотела всего этого, с тех пор, как они поцеловались на скалах два дня назад. Алисса хотела увидеть, почувствовать и испытать то, как он теряет контроль, как это произошло с ней. Хант думал об этом? Или только она?

— Ты думаешь об этом?

Слова вылетели раньше, чем она успела изменить их. Ещё одна вещь, которую он с ней делал, с Хантом она могла быть честной и настоящей.

Мужчина убавил огонь на плите, перевернул мясо и подвинулся к девушке.

— Думаю о чём?

Он был так близко, что она почувствовала жар его кожи.

— О скалах. О том, чтобы закончить то, что мы начали, — шёпотом проговорила девушка.

В его глазах блеснул огонь, и он наклонился ближе.

— То, как ты кончила мне на руку, вкус твоих губ и те стоны, которые ты издавала, живут в моих воспоминаниях, возбуждая меня и вызывая голод. Но я не буду склонять тебя к сексу. Ты придёшь ко мне, если захочешь этого. Если будешь в этом нуждаться, — между ними возникало напряжение. — Больше никто тебя не использует, малышка.

В её желудке что-то перевернулось, а затем затрепетало. Как он мог так глубоко влиять на неё? Заставлять её с тоской хотеть того, чего она раньше никогда не испытывала?

Он сделал шаг назад.

— Иди клади ноутбук и готовься к ужину.

Нерешительность пригвоздила её к полу на несколько ударов сердца, но, в конце концов, девушка сделала так, как он попросил. Хант никуда не уйдёт, и они смогут поговорить за ужином. Когда она поднялась в комнату, её сердце застыло. Там, на комоде, стояла скульптура. Должно быть, её поставил Хант. Пульс Алиссы застучал в диком ритме, когда она поняла, что он делал – показывал ей часть своей скульптуры. Как она показала ему свои фотографии.

Девушка положила ноутбук на кровать, подошла к комоду и зеркалу с кованой железной рамой. Опустив взгляд, она перестала дышать. Она осторожно взяла статуэтку, длиной в фут, подняла её на дневной свет, просачивающийся сквозь окно. Ошеломительно и душераздирающе. Солдат, вынужденный встать на одно колено из-за веса винтовки на его плече. Абсолютная усталость мужчины и тяжесть винтовки символизировали бремя ответственности и обязательств.

Фигура была такой эффектной и реалистичной, что Алисса не могла дышать. Она осторожно повернула её одной стороной и другой, чтобы рассмотреть каждую линию и каждый нюанс. Наконец, она рассмотрела холодную целеустремлённость на его лице.

— Он снова встанет. Продолжит делать свою работу.

Она видела это в чертах челюсти солдата, в том, как он наклонялся вперёд, пытаясь вынести невыносимый груз, который нёс на себе.

В её глазах появилось жжение, а сердце сжалось. Одна эта статуэтка кричала о тихой битве, происходящей внутри мужчины. Внутри Ханта. Статуэтка была одновременно прекрасной и тревожной. Алисса понятия не имела, как долго стояла в свете солнца, изучая скульптуру, впитывая каждую тонкость и значение, её пальцы проводили по каждой линии, которую вылепили пальцы Ханта.

Его историю.

Он поделился этим с ней. Подарил ей эту часть себя, которую не показывал никому другому. Вся её неуверенность испарилась. Держа его статуэтку, Алисса развернулась и направилась на кухню, где нашла Ханта помешивающим спагетти в кастрюле с кипящей водой. Рядом стояла сковородка с соусом, который он начинал готовить, когда она вернулась с террасы. В её груди кольнуло от вида его внезапно напрягшихся плеч.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных