Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Ограничения в изучении древних документов




 

Важно отметить несколько трудностей, с которыми сталки­ваешься при использовании древних документов для определе­ния первоначальных положений учения. Вот они:

1. Всегда есть опасность того, что текст при перепи­сывании был изменен или дополнен (вставками). Рукописи, которыми мы располагаем, датируются сотнями лет позже, чем их оригиналы, а некоторые документы существуют только в пе­реводах. Многие древние переписчики или переводчики имели склонность изменять положения, с которыми они не были со­гласны, или добавлять некоторые утверждения в переписываемую рукопись, чтобы более четко изложить своё собственное понимание. Некоторые даже признавались в этом сами, говоря, что имели на это право как редакторы. Поэтому было бы непра­вильным полагаться на какое-то вырванное из контекста выска­зывание, чтобы определить точку зрения автора. В некоторых случаях мы, возможно, никогда не узнаем точно, что писал и что имел в виду сам автор оригинала.

2. Мы должны принимать во внимание доктринальные пристрастия. Во-первых, многие изменения или вставки были безусловно сделаны переписчиками после того, как учение о триединстве стало общепринятым в IV столетии, поскольку боль­шинство существующих рукописей датируются временем гораздо более поздним. Во-вторых, церковные и государственные власти более позднего периода часто уничтожали рукописи, которые были в противоречии с традиционным вероисповедани­ем. В-третьих, преднамеренно или нет, авторы могли неправиль­но представлять взгляды своих оппонентов, работы которых большей частью не сохранились. Дальнейшее накопление противоречивых высказываний при переписывании вело к еще большему искажению смысла оригинала. Кроме того, во многом справедливо утверждение о том, что история пишется по­бедителями.

3. Существующие документы могут не всегда отражать взгляды обыкновенного верующего того времени. Во-первых, час­тично сохранившиеся писания, которыми мы сейчас располага­ем, наводят нас на мысль о том, что мы не обладаем всем коли­чеством работ, написанных в тот или иной период времени. Во-вторых, во многих случаях те люди, которые имели образование, возможность и желание писать, не обязательно были типичными представителями христианства своего времени. Многие сущест­вующие документы были написаны людьми, которые не имели или имели очень незначительное служение в своей церкви, а не­которые авторы были даже отлучены от Церкви. Некоторые авторы открыто признают, что большинство верующих противятся их взглядам.

4. Ложные учения существовали с давних пор, о чем го­ворят многие примеры, предупреждения и предсказания Нового Завета. Древность текста или широкая его распространенность не является критерием чистоты изложенного в нем учения. Более того, Новый Завет был написан до 70 г. от Р. Х., времени, когда все апостолы, кроме Иоанна, умерли. Следовательно, самые ранние богослов­ские работы, не принадлежащие апостолам, были написаны в период между 20-ми и 50-ми годами, причем теми авторами, которые не слишком доверяли служению апостолов и их Посла­ниям. В то время появилось много ложных учений и ложных пророков, множество церквей отступили от веры (см.: 3 Тим. 1:15; Иоан. 4:1-3; Откр. 2-3).

5. Писания, которые мы будем рассматривать, не яв­ляются богодухновенными или безупречными, поэтому было бы ошибочным основывать учение на них, а не на Священном Писании.

Некоторые последователи триединства утверждают, что мы должны обращаться к этим сочинениям при решении спорных вопросов, касающихся толкования Писания. Примером тому мо­жет служить следующий комментарий сочинения II века:

"Эти писания и авторы не являются абсолютно авторитет­ными по сравнению с каноническими, однако они являются обя­зательными посредниками при изучении канонических писаний, особенно при толковании спорных вопросов. Для этого есть очень простое объяснение: религиозные традиции складываются постепенно...

Нам сейчас даже трудно себе представить насколько хри­стианские лидеры II века искажали и неверно понимали хри­стианское учение. Мало сказать, что апостолы должны были бы быть исключительно плохими учителями истины, а Дух Святой очень слабым защитником истины, если бы в этом была причина.

Если мы думаем, что первые ученики нашего Господа на­меревались учить чему-то совершенно иному, а не тому, что вос­приняли от них непосредственно следующие за ними поколения, то это большая вероятность того, что и мы понимаем первых учени­ков Христа неверно"[18].

Этот аргумент подразумевает, что послеапостольские пи­сатели были более точны и последовательны в определении уче­ния о Боге, чем сами апостолы. Если это так, тогда нужно было бы согласиться с тем, что апостолы были плохими учителями, а Святой Дух – плохим вдохновителем. Было бы ошибочным счи­тать, что мы можем лучше понять библейскую истину, если будем изучать не саму Библию, а ранние послеапостольские писания, и что поэтому их следует применять при толковании самой Библии.

В результате, такой подход может установить, что небиб­лейские писания являются авторитетными и "обязательными" для ссылок источниками. Если мы будем использовать эти сочинения для толкования Писания или ссылаться на них при решении спорных вопросов толкования, то мы практически возвысим ав­торитет этих сочинений выше авторитета Библии. Такой подход подрывает исключительность авторитета Священного Писания – фундаментального источника христианского учения. Римская католическая и православная церкви используют именно такой метод, беря на себя абсолютное право толкования Писания и расценивая собственные тради­ции равными по значению авторитету Библии. Также и некоторые секты, такие как "Свидетели Иеговы", Мормоны, "Христианские ученые", заявляют, что Библия является для них главным авторитетом, но сами фактически зависят от различных небиблейских источников при толковании Писания или для опре­деления основ своего учения.

Во всяком случае, сегодня многие сторонники триединства непоследовательны, когда при толковании ссылаются на по­слеапостольские писания. К примеру, известные авторы первых пяти веков были единодушны в том, что водное крещение явля­ется обязательным для спасения человека, однако большинство протестантов отвергают это сегодня. Никео-Константинопольский Символ веры исповедует "единое крещение во оставление грехов", в то время как большинство протестантов не верят в это положение или перетолковывают его, противореча смыслу Символа. Историки Протестантской Церкви обычно критикуют первых послеапостольских авторов за их законничество и утверждают, что Мар­тин Лютер в XVI веке был первым автором после апостола Павла, который достоверно изложил учение об оправдании верой.

Что касается толкования сущности Бога, то ни один из пи­сателей II века ясно не выражает учения о Троице, а многие из них отрицают традиционные постулаты триединства, говоря о подчинении одной Божественной личности другой. Как согла­шаются сами сторонники триединства и как документально подтверждено в 7 главе данной книги, даже в III веке большинст­во сторонников триединства излагали своё учение как веру в трех Богов с подчинением одной Личности другой, что последо­ватели триединства сегодня считают ересью.

Обычно сторонники триединства объясняют, что мы не должны судить этих авторов с позиции более позднего учения. Но это объяснение допускает, что Библия является недостаточ­ным основанием для формирования вероучения. Ибо Библия (неважно, толкуют ли её приверженцы триединства или верящие в единство) сама показывает, какие выражения неприемлемы и какие понятия ложны.

Более того, это объяснение подтверждает, что учение о триединстве развилось в процессе истории. И, наконец, это объ­яснение доказывает, что первые послеапостольские авторы были менее точными, когда формулировали учение о Боге, и что бого­словы, жившие во II и III веках, понимали и объясняли вероуче­ние лучше, чем богословы, жившие до них. Это заключение де­лает нелогичным обращение к послеапостольским авторам как к наиболее авторитетным, так как доказывает несостоятельность аргумента, что чем ближе автор ко времени апостолов, тем точ­нее и вернее его учение.

Суммируя вышесказанное, следует сказать, что изучение древних произведений не может заменить изучение Писания или значительным образом способствовать его изучению. Мы не можем ссылаться на них как на авторитетные источники или формировать своё учение на их основе. Мы используем их толь­ко для того, чтобы установить, какое вероучение доминировало среди христиан в послеапостольские времена.

Послеапостольский период,

Гг. от Р. Х.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных