Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Глава 1. Формирование мировоззрения В.О. Ключевского.




Интерес к научной деятельности В.О. Ключевского для современности состоит прежде всего в том, что он был историком социологического типа мышления, стремящийся отыскать в истории истоки тех проблем и трудностей, которые возникли перед обществом его времени. «Научный интерес к истории нашего общества, – подчеркивал Ключевский, – был возбуждён его недавней перестройкой, вот почему мы ещё так мало знаем эту историю».

В творчестве Василия Осиповича Ключевского, наследнике дела Соловьева в Московском университете, наблюдается переход от исторической концепции государственной школы к позитивизму, а отчасти и неокантианству. Не закончив духовную семинарию, в 1861 году Ключевский стал студентом Московского университета, а с 1879 года – его преподавателем и в последствии деканом историко-филологического факультета. Ключевскому суждено было дважды стать членом Академии наук: в 1906 году по разряду истории, а в 1910 году по изящной словесности. Для философско-исторической ориентации Ключевского характерна критика взглядов Гегеля и, напротив, интерес к концепциям Фейербаха, Герберта, позднее Риккерта и позитивизма.

Собственные философско-исторические представления Ключевского разбросаны по различным его произведениям, из которых наиболее существенны «Боярская дума в древней Руси. Опыт истории правительственного учреждения в связи с историей общества» (1880 г.), защищенная в 1882 году в качестве докторской диссертации; «Происхождение крепостного права в России» (1886 г.); «Состав представительства в земских соборах древней Руси» (1890–1892 гг.); «Курс русской истории» в 4 частях (1904–1910 гг.), а также разрозненные мысли и афоризмы.

Философское мировоззрение, научные и социально-политические взгляды историка определялись в значительной мере той неповторимой интеллектуальной атмосферой второй половины XIX – начала XX вв., которая сложилась в краткий, но очень ёмкий период от реформы 60-х годов до демократической революции 1905 года. Это была переломная эпоха, требовавшая переосмысления исторического прошлого страны, определения её будущего. XIX век для России – одна из величайших переломных эпох. Столь же многозначительных для её судеб, как и противоречивых. С одной стороны, Россия XIX в. – это жандарм Европы, глава реакционного священного союза монархов, душитель восстаний в Польше 1830 и 1864 гг. и революции в Венгрии 1849 г.; это – цитадель деспотизма, где властвовали невежественные солдафоны вроде Аракчеева А.А., а народ прозябал в нищете и темноте.

С другой стороны, Россия XIX века – это Родина великого, хотя и трагически противоречивого освободительного движения – от декабристов до социал-демократов, которое дважды (в 1859–1861 гг. и 1879–1881 гг.) подводило страну вплотную к демократической революции; это – спасительница Европы от наполеоновской военщины и освободительница балканских народов от турецкого ига; наконец, Россия XIX века – это создательница гениальных духовных ценностей, многие из которых по сей день остаются непревзойдёнными.

Словом, Россия выглядела в XIX веке на редкость разноликой, познав из-за этого триумфы и унижения. Тем не менее, при всех трудностях и потрясениях экономического, социального, политического и духовного характера, общая тенденция развития России в XIX веке неизменно оставалась восходящей от самодержавно-крепостнического произвола через все препятствия к началам законности, свободы и демократии.

Сложный процесс формирования взглядов Ключевского может быть понят также только на фоне развития всей научной мысли, условий и характера основных течений историографии той эпохи. Ключевский принадлежал к последователям государственной школы русской историографии, поэтому для определения его места в ней, специфики его взглядов по отношению к другим её представителям необходимо рассмотреть его взгляды на историю вообще и русский исторический процесс в частности, его отношение к главным своим предшественникам и учителям – С.М. Соловьёву, Б.Н. Чичерину и др.

Государственная школа – центральное научное течение русской исторической мысли 2-й половины XIX века, во многом определившее последующее развитие исторической науки. Она имеет ярко выраженные признаки самостоятельного научного направления: специфический предмет и метод исследования, наличие длительной традиции. Предметом её изучения являлся, главным образом, русский исторический процесс, методом – философия немецкого идеализма, а традиция представлена рядом поколений историков, философов и юристов. Наиболее видными представителями этого направления за все время его существования являются С.М. Соловьёв, К.Д. Кавелин, Б.Н. Чичерин, В.О.Ключевский, А. Д. Градовский, В.И. Сергеевич и ряд других. По мнению А.Н. Медушевского, сформулированная государственной школой концепция русского исторического процесса «...является высшим достижением историографии того времени». Поэтому целесообразно рассмотреть генезис, развитие и значение основных положений государственной школы, оказавших значительное влияние на мировоззрение В.О. Ключевского как мыслителя и историка.

Общепринято прослеживать эволюцию воззрений государственной школы по трём тесно взаимосвязанным между собой основным направлениям: философские, правовые и исторические взгляды государственников. При этом исследователи сходятся в том, что государственная школа в лице наиболее видных её представителей рассматривала философскую систему Гегеля как высшее достижение и принимала, правда иногда с оговорками, все его учение, включая и самую консервативную её часть – философию права. Это позволяет говорить о единстве метода рассматриваемого направления. Вместе с тем следует отметить и то, что отношение к философским взглядам Гегеля у различных представителей государственной школы не было однозначным, и оно эволюционировало на протяжении времени: «эта эволюция в целом шла в русле науки того времени, она состояла в постепенном переходе от классической философии Гегеля к неокантиантству, позитивизму».

В 40-е гг. XIX века объективно возникла связь между гегельянством и изучением права, а также истории; существовала настоятельная потребность отказаться от традиционных объясняющих схем и выработать новые, дающие предельно абстрактную картину развития исторического процесса. По свидетельству С.М. Соловьёва, «...время проходило не столько в изучении фактов. Сколько в думаний над ними, ибо у нас господствовало философское направление: Гегель вскружил всем головы». Однако это не типично для всего рассматриваемого направления государственнной школы. Так, Т.Н. Грановский, К.Д. Кавелин, А.Д. Градовский и др. стремились рассматривать философию права Гегеля главным образом в связи с анализом общественных противоречий. Отсюда в будущем у государственников последующего периода относительный оптимизм гегельянства 40-х годов сменился пессимизмом и растущей неуверенностью. «Наши теории 40-х годов, – писал, К.Д. Кавелин,- исходили из общих начал, взятых извне, из идеалистической немецкой философии или из фактов западноевропейской политической и общественной жизни, поэтому они были оторваны от почвы, были слишком априористичны для русской жизни». Вследствие этого в трудах государственников более позднего времени наметился отказ от «предвзятых общих идей», что в русле данного направления фактически означало переход к неокантианской критике гегелевской философии, позитивизму.

Правовые взгляды государственников охватывают широкий круг вопросов общественного развития и по существу могут рассматриваться как социологическая теория, раскрытие которой состояло в предварительном логическом выведении основных социальных институтов общества (государства, семьи) из гегелевской идеи органического развития. Центр тяжести интерпретации философии права у государственников приходится на анализ права как социального явления, выражающего диалектику общества и государства. Причём с сильным креном в сторону последнего. Вместе с тем в объяснении генезиса права и причин его поступательного развития историческая школа во многом осталась на прежних метафизических позициях, видя источник права в народном духе, который понимался совершенно абстрактно и вне коренной связи с исторической действительностью. В результате правовой порядок получал самобытное существование, причём народно-правовое убеждение понималось как нечто данное, а не как убеждение конкретного народа. У государственников более позднего периода центр тяжести исследования приходился уже не на поиск вечных и неизменных параметров развития права, а на конкретное изучение тех отношений, прежде всего, социально-экономических, которые обусловливают развитие права в каждую данную эпоху у определённого народа.

Переход от абстрактных философских доктрин 40-х годов к позитивному означал определённый разрыв традиции: «...абсолютному он (позитивизм) противопоставлял относительное, диалектическому развитию – развитие реальное, личному – социальное». Это означало появление ряда новых теорий права: оно понималось теперь и как социальная защита (Муромцев С. А.), и как разграничение интересов (Коркунов Н.М.), и как нравственность (Петражицкий Л.И.), и как порядок социальных отношений. Но, несмотря на различие подходов и определений, это был все же единый процесс переосмысления традиционных установок в отношении права с позиций «позитивной науки». «Мы - писал С.А. Муромцев, – исходили из того воззрения на задачи правоведения, которое сложилось под влиянием позитивизма. С точки зрения этого воззрения задача правоведения как науки состоит в том, чтобы изучать законы определённой группы социальных явлений, которые своей совокупностью образуют право. Поставленное таким образом правоведение должно стать отделом социологии; как вообще законы социологии, так и законы правоведения были бы законами сосуществования (статика) и преемственности (динамики)».

Философско-правовые взгляды государственной школы определили её подход к русскому историческому процессу, роли государства в нём. В качестве основной проблемы выдвигалось соотношение общества и государства в русской истории на отдельных её этапах. «В трудах историков государственной школы С.М. Соловьёва, Б.Н. Чичерина, В.И. Сергеевича, М.Ф. Владимирского-Буданова, А. А. Кизеветтера, П.Н. Милюкова, а также историков государственного права рассматривались основные теоретические вопросы изучения русского исторического процесса, была дана его цельная концепция, проведено конкретно-историческое исследование».

Несмотря на своего рода традицию считать Ключевского представителем «государственной», или «юридической» школы в отечественной историографии, утверждение это по целому ряду причин нельзя считать бесспорным. Естественно, что огромная, порой решающая роль государства в истории ясно осознавалась Ключевским, что прекрасно видно в его работах, и в этом смысле его безусловно можно считать продолжателем традиции, заложенной Б. Н. Чичериным и С. М. Соловьевым. И все же, точнее было бы согласиться с мнением одного из учеников Ключевского, А. А. Кизеветтера, который считает, что в основе работ Ключевского лежит самостоятельно разработанная концепция истории России, в которой «все лучшее из того, что дала «юридическая школа», было органически объединено с результатами социально-экономического анализа основных процессов русской народной жизни». Таким образом, как указывает сам Ключевский во второй лекции своего «Курса», два основополагающих начала – народ и государство, красной нитью проходят через всю его работу, причем в ходе изложения материала становиться очевидно, что взаимоотношения между ними порой приобретали весьма напряженный характер.

 

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных