Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Основные практические тенденции в ранней церкви




Практические вопросы жизни верующих и церковной дисциплины были не менее важны в формировании облика раннего христианства, чем вопросы доктринальные. Фактически, самые первые разделения в церкви возникли не столько на богословской, сколько на практической почве. И если одну тенденцию можно описать как более мягкую в вопросах прощения или наложения церковного взыскания, то другая, наоборот, отличалось требовательностью и жесткостью.

Новатиане

Один из первых значимых конфликтов в церкви возник в середине третьего столетия, во времена гонений Деция. Связан он с именем римского пресвитера Новатиана. Вот как описывает этот конфликт Гуннар Уэстин:

«Примерно 250 г. по Р. Х. происходило избрание на пост епископа в Риме. Новатиан, пресвитер, отстаивал позицию о том, что церковь должна следовать строгой дисциплине, и противостоял возвращению в ряды церкви отступников от веры – тех, кто после крещения совершил один из «смертных» грехов. Новатиан завоевал себе расположение многих, которые и выбрали его, в противоположность другому, выбранному ранее…

Строгость древней церкви была все еще востребована многими, и потому Новатиан стал лидером оппонентов в борьбе с доминирующей церковной традицией. В это время появляется в употреблении термин «чистые» (катары). И это слово новатиане применяют к себе»[4].

Между новатианами и другими христианами не было отличий во взгляде на доктринальные вопросы. Разница была во взглядах на жизнь воцерковленных людей. Вот как пишут об этих людях их враги:

«Эти люди рассматривали христианскую церковь как общество, в котором должно безраздельно царствовать добродетель и невинность, в котором никто из членов ее, со времени крещения, не должен был осквернять себя каким‑либо большим злодеянием. А потому, они считали, что никакое общество, принимающее в свои ряды гнусных отступников, не может достойно называться церковью. Сами себя они именовали «катарами», то есть, «чистыми»; и что еще более подчеркивало их непомерное тщеславие и высокомерие, так это то, что всякого, кто переходил к ним из основного направления христианства, они обязывали проходить через повторное крещение как необходимое условие вступления в их общество» [5].

Монтанисты

В северо–западной части Африки великий христианский апологет и богослов Тертуллиан был завоеван в ряды монтанизма. Для набирющей силу церкви Рима это был настоящий скандал. Тертуллиан написал блестящую апологию монтанистов в своей работе "Об экстазе", в которой он защищает важность личного духовного опыта с Богом. Тертуллиан приходит к осознанию того, что человек призван искать и находить славу Божью, и что в присутствии этой славы вполне естественно для человека выйти из себя и подняться превыше своего сознания.

Важно отметить, что в Галлии, где монтанизм приобрел себе последователей достаточно рано, Ириней Лионский применял достаточно мягкую оппозицию к последователям Тертуллиана, в то время как в Малой Азии духовенство едва терпело их [6].

«Значимая роль монтанизма для будущего заключалась в его большом ударении на вопросах спасения, учению о святости и сурово–критичном отношении к обмирщенности и нерадивости внутри церкви. Вклад Тертуллиана–монтаниста в становление и развитие именно такого взгляда являлся весьма существенным. На протяжении всей истории строгие уроки морали и аскетической практики были предназначены играть важную функцию в жизни церкви»[7].

Монтанизм не исчез вместе со своими ранними харизматичными лидерами. Около 370 г. Эпифаний, церковный летописец, заявлял, что ему известны процветающие группы монтанистов в Малой Азии[8]. Император Гонорий (407 г. н. э.) даже грозил всем монтанистам смертной казнью[9]. Движение монтанистов широко распространилось в Африке и Малой Азии. В Африке монтанисты в целом объединились с новатианством, которое сделалось там доминирующей формой христианства. Новатиане мигрировали как в Галлию и Испанию на западе, так и в Сирию на востоке[10].

С подписанием императорского указа 313 г. н. э. о терпимости в отношении христиан, проблема сосуществования традиций резко обострилась. Одним из первых значимых конфликтов нового для христианства исторического периода стал конфликт с донатистами.

Донатизм

В доктринальном плане донатисты вряд ли чем отличались от обычных церковников. «Преступление донатистов состояло, собственно, в следующем: по их заявлению церковь в Африке, которую возглавлял Цецилиан, потеряла достоинство и привилегии истинной церкви и лишена даров Святого Духа из‑за тех преступлений, в которых новый епископ и Феликс Аптунгский, его посвятивший, были обвинены» [11].

Донатисты утверждали, что только они составляют истинную церковь, и когда им возразили, что они не могут претендовать на католичность, то они ответили, что католичность – это чистота, святость и отправление таинств богоугодными епископами.

«Самым странным во всей этой истории было то», удивляется Дон Пуле в своей Истории Католической церкви, «что попытки донатистов увенчались успехом. С точки зрения теории религии, эта доктрина несет в себе явное сходство с учением св. Киприана о бездейственности таинств, совершаемых еретиками. И вот, та ошибка, за которую схватился св. Киприан, чтобы сражаться со схизмой, обратилась в орудие защиты самой схизмы. Донатизм должен был вскоре стать местом встречи всех раздраженных схизматиков»[12].

«Как стало такое возможным, чтобы донатизм, с его моральной строгостью и пренебрежением к Риму и синодам, так быстро вдруг стал движущей силой среди северо–африканских церквей на фоне существовавшей ортодоксальной церкви? Около 330 г. н. э. примерно 270 епископов донатистов собрались на Синод в Карфагене, и, согласно находкам Адольфа Гарнака, трудно поверить, что в этом регионе ортодоксальная церковь имела намного больше священников. Такое церковное разделение, которое в сути своей проходило по обычному сценарию для подобных событий, имело место и там, где Тертуллиан и Киприан внесли весьма значительный вклад в развитие церкви. Понимание большого прогресса донатистов частично лежит в монашеской, свободно–церковной традиции, которой даже Тертуллиан посвятил себя».[13]

Последовавшее примерно в 340 г. н. э. преследование не смогло заставить донатистов отречься от своих убеждений. Донатизм с того момента стал свободным церковным движением, потому что категорично встал в оппозицию любому смешению государственной власти и церковной организации.[14]

«Константин, уже во дни своего правления, ограничивал свободу и привилегии, которые он пожаловал церкви, ортодоксальными католиками, то есть, главенствующей иерархической церкви. На Никейском соборе эдиктом от 326 г. н. э. Константин лишил еретиков и схизматиков всех привилегий и многих прав»[15].

В течение короткого правления язычника Юлиана, начавшегося около 360 г. н. э., все «еретики» смогли облегченно вздохнуть. Однако свобода продолжалась не долго. Феодосий Великий вскоре после своего крещения в 380 году издает указ против еретиков:

«Кроме проклятия божественного правосудия им следует ожидать тяжких наказаний, которые наша власть, руководимая божественной мудростью, посчитает справедливой наложить на них».

За пятнадцать лет своего правления император издаст по крайней мере пятнадцать карательных законов против еретиков, посредством которых он постепенно отберет у них все права на исповедание своей религии, снимет их со всех гражданских должностей и накажет штрафами, конфискациями, ссылками, а в некоторых случаях, как, например, с манихеями, аудианами и даже с квартодецимианами, смертью.

Со времени Феодосия начинает свой отсчет учение о необходимости и обязанности как для церкви, так и для государства, преследовать. Учение это сразу же нашло свое письменное выражение в законодательстве[16]. Начинается новый виток гонений – на этот раз христиане гонят христиан. Примерно с того же времени увеличивается поток эмигрантов в Восточную Европу. Многие из них высылались в отдаленные уголки империи, и даже за ее пределы, за свои религиозные взгляды. Обосновавшись на новых местах, на территории Восточной Европы, эти люди объединялись в группы, строили церкви, находили новых сторонников. Таким образом положено было начало христианизации народов Восточной Европы.

Первая волна великих вторжений (2–5 вв.)

Начиная с 3 века, Римская империя периодически испытывает на себе мощь варварских набегов, которые вначале опустошили провинции Рейна и Дуная. Этим отмечено было начало того, что историки называют «великим вторжением». Первые атаки начинаются сразу после смерти Марка Аврелия в 180 г. н. э. Ситуация временно сдерживалась первым императором–солдатом Септимием Севером и его сыновьями, но только лишь ценой непрерывных битв по берегам Рейна и Дуная. Со смертью в 235 г. Александра Севера ситуация делается вновь критической. Варварские племена центральной и западной Европы начали длительную серию социальных преобразований. Именно в это время германские племена, долгое время находившиеся в изоляции, начинают формировываться в группы, которые постепенно переходят в настоящие федерации: Алеманы, Бургунды и Франки на Западе, Англы и Юты на территории сегодняшней Дании, Саксы и Лонгобарды между устьями Везера и Эльбы. Вандалы создают коалицию в Галиции и в северной части Карпатских гор, где они граничат с протославянами; Готы и Гепиды между Днестром и Доном. Воспользовавшись трудностями в Римской империи, германцы усиливают свои атаки между 235 и 270 гг.

В конце третьего века передислокация войск, произведенная Аврелианом и последовавшая после оставления Дакии, смогла сдержать успех варваров. Во время правления Диоклетиана (285–305) и Константина (306–337) Римская империя, по–видимому, в мирное время заключает союзы с главами племен, по которым они становятся союзниками империи и контролируют ее пограничные территории.

Однако, начиная с 370 г., прибывшие из Азии гунны ставят точку в вопросе мира и сотрудничества. Первыми, кто пострадал от нашествия гуннов, были алайцы — индоевропейцы, проживавшие между Днестром и Доном. Множество алайцев и остготов было вырезано в бойне в 375 г., хотя некоторое количество смогло сбежать на запад. Оставшиеся остготы присоединились к отступившим вестготам, ищущим защиты у Римской империи. Осенью 376 г. большинство из них было поселено во Фракии императором Валенсом II. После смерти Валенса, его наследник Феодосий I смог убедить готов идти боевым походом на Запад. Вестготы под руководством Алариха вошли в Италию, где они ненадолго заняли Рим, прежде чем отправиться в Галлию, а затем в Испанию. После 378 г. остготы оседают в Паннонии.

После того, как гунны согнали вест- и остготов на запад, они сделались хозяевами степей и равнин от Туркистана до Карпат. Территория, на которой сегодня расположена Венгрия, постепенно стала центром империи гуннов. В 434 г. Аттила стал главой империи, которой он правил вплоть до своей смерти в 453 г. Вскоре империя Аттилы развалилась, и первый период миграции в восточно–центральную Европу закончился. Его конец совпал с временем увядания западной Римской империи, которая официально исчезла в 476 г.

Восточная империя имела больший успех в противостоянии варварским племенам. Ее сфера влияния на севере заканчивалась Савой и Дунаем, в то время как на западе границы были более гибкими, хотя теоретически территория Иллирика определеляла как раз западную границу Византии. Бывшие провинции Паннония и Дакия были сильно опустошены набегами варваров. За Карпатами и горами Богемии простирались огромные, все еще не имевшие централизованной власти земли славян.

Вторая волна великих вторжений (6 – 7 вв.)

В конце пятого века лангобарды – германцы скандинавского происхождения, жившие на нижней долине Эльбы в течение 3–го века – впервые появились в нижней Австрии, а затем в Паннонии. Под правлением короля Вахо (510–540) и его наследника Авдоина они создают государство, скрепленное соглашением с Римской империей, воссозданной Юстинианом. Они принимают участие в завоевании Юстинианом Италии, находившейся под властью остготов в 522, следуя этому соглашению. Присутствие независимого государства лангобардов в северной Италии, обеспечивающего свободу всех религий, создает благоприятную почву для расцвета различных христианских традиций в этом гористом регионе.

В то же самое время появляются из западных степей Азии новые захватчики – аварцы. Хан Баян первым объединяет усилия с лангобардами против гипидов, которые контролировали регион между Тисой (левый приток Дуная – прим. пер.) и Черным морем. К концу 6 в. аварцы доминируют на территории среднего Дуная.

Поражение аварцев под Константинополем в 626 г. обозначало конец их силы и дало возможность славянам заявить о себе. До 6 в. славяне занимали территорию между Вислой и средним течением Дона. К тому времени, как лангобарды и славяне вступили в конфликт, последние уже занимали территорию современной Богемии и Моравии.

Восьмой век свидетельствует о прибытии в Европу болгар. В 6 в. болгарам принадлежала громадная империя на северо–западе Кавказских гор. В 679 г. Многие болгарские племена двинулись на Запад. Они пересекли нижний Дунай и обосновалист в Мессии под руководством хана Аспарука. Турки по происхождению, болгары медленно принимают славянский образ жизни через контакты с населением Балкан. Постепенно возникает славяно–болгарское государство.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных