Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






2 страница. — Присматривай за Терновником и остальны­ми, — негромко шепнул он




— Присматривай за Терновником и остальны­ми, — негромко шепнул он. — Следи, чтобы они не наделали глупостей!

Крутобок хмуро кивнул и пробасил:

— Будь спокоен. Я вопьюсь им в хвосты, как ре­пейник!

Следом за остальными Львиносвет выбежал из лагеря в лес и устремился к границе племени Ветра.

Под кошачьими лапами шуршала палая листва, а в тени поддеревьями, куда не проникали слабые лучи солнца, листья прихватил иней.

Патрульные бежали в мрачном молчании. Льви­носвет замыкал цепочку. Он чувствовал общую по­давленность, видел, как Грозовые коты постоянно останавливаются и оглядываются по сторонам, принюхиваясь.

Тяжелый желудь упал в траву, и Медуница ис­пуганно обернулась, хлестнув себя хвостом.

— Ужас какой, будто мы не на своей террито­рии! — пробормотала она, поняв свою ошибку. — Постоянно кажется, что кто-то прячется в кустах. Может быть, Уголька убили бродяги?

— Все может быть, — вздохнул Бурый, ласково дотрагиваясь кончиком хвоста до плеча подруги. — Но тебе нечего бояться. Ни один кот не справится с целым патрулем Грозовых воителей!

— Знаешь, о ком я думаю? — доверительно шеп­нула ему Медуница. — О Соле! Что если этот мерз­кий пожиратель падали бродит где-то неподалеку? Никто не знает, куда он направился после того, как племя Теней вышвырнуло его прочь.

При этих словах Огнезвезд, остановившийся, чтобы подождать отставших, насторожил уши.

— Хорошая мысль! Признаться, я и думать за­был об этом Соле — и очень напрасно. Сразу по возвращении нужно будет снова собрать племя и напомнить о нем всем. Мы должны быть начеку и смотреть в оба!

— Признаться, мне не показалось, что Сол спосо­бен на убийство, — задумчиво заметил Ежевика. — Скорее, он может подговорить кого-то на такое грязное дело, но сам вряд ли станет марать лапы.

Огнезвезд кивнул.

— Мудрое замечание. У меня сложилось то же впечатление. Но что если Уголек случайно узнал, что Сол замышляет какое-то зло против Грозового племени?

— Точно, Уголек мог застать его на нашей тер­ритории и ринуться в бой! — подхватил Бурый. — Ради своего племени наш Уголек в одиночку на­бросился бы даже на барсука!

— Он был преданным воителем, — подтвердил Ежевика.

Львиносвет зажмурился. Если бы только он мог разделить скорбь товарищей! Как бы ему хотелось искренне оплакать смерть Уголька! Но Львиносвет знал, что прославленная преданность серого воина не помешала бы тому опозорить свое племя перед всем Советом, предав огласке постыдную тайну Белки. Более того, Уголек сам признался, что вме­сте с Коршуном замышлял убийство Огнезвезда! Безумная страсть и ненависть выжгла его душу дотла и обрубила все связи с Грозовым племенем. Но вот Уголек погиб, и ничего не подозревающие соплеменники готовы сделать из него героя!

Львиносвету хотелось бросить им в глаза всю правду об Угольке, но он прекрасно понимал, ка­кими бедствиями может обернуться его откровен­ность. Поэтому он молча плелся за патрульными, ненавидя себя и свое благоразумное молчание.

— Что с тобой? — участливо спросил Ежевика, поравнявшись с ним. — Тоскуешь по Угольку?

Это невинное замечание стало последней ка­плей, переполнившей чашу терпения Львиносвета.

— Со мной все в порядке! — заорал он, прекрас­но понимая, что лишь подтверждает подозрения Ежевики. — Оставь меня в покое, ясно?

Янтарные глаза Ежевики округлились от изум­ления, однако он ничего не сказал и, коротко кив­нув, поспешил догнать Огнезвезда.

— Зачем ты так себя ведешь? — укоризненно спросила Медуница, дотрагиваясь носом до уха Львиносвета. — Разумеется, Ежевика тревожится за тебя — он же твой отец. — Она ласково посмо­трела на съежившегося Львиносвета и покачала головой. — Мои детки теперь тоже выросли, но для меня они всегда останутся котятами!

Львиносвет неуклюже кивнул и промолчал. Тайна Белки могучим потоком уносила его прочь от соплеменников.

«Он мне не отец! Вас всех обманывали!»

 

Глава II

 

Холодный ветер свистел над пусто­шью, подгоняя Грозовых котов к тер­ритории племени Ветра. Львиносвет осторожно ступал по берегу, чувствуя в подушеч­ках лап нехорошее покалывание. Неподалеку отсюда был найден труп Уголька, и Львиносвет безуспешно пытался отогнать воспоминания о неподвижном сером теле, зацепившемся за скалу и колыхавшемся в быстром течении.

«И все-таки мне его совсем не жалко!»

Молча, не тратя время на обнюхивания, Грозо­вые коты ступили на территорию соседей. Льви­носвет догадывался, что они тоже подавлены вос­поминаниями о мертвом теле товарища. Огнезвезд быстрым шагом вел их вперед, и вскоре зловещий ручей скрылся за камнями и зарослями камыша.

Здесь Львиносвет впервые повел носом и не­вольно поежился. С гор веяло чистым и свежим запахом снега, и тяжелая дымка наползала из-за горизонта — оттуда, где лежала территория загадочного Клана Падающей Воды.

«Как-то там они сейчас?»

Львиносвет знал, что пора Голых Деревьев в горах еще тяжелее, чем в лесу: толстый слой снега скры­вает скользкие камни, а и без того скудная дичь ста­новится совсем редкой. И все-таки он хотел бы вер­нуться туда — пусть не в горы, но в то время, когда был там вместе с другими Грозовыми котами.

«Тогда я был частью племени, знал, кто я такой и в чем мое предназначение...»

— Воины Ветра неподалеку, — вывел его из задумчивости спокойный голос Огнезвезда.

Вздрогнув, Львиносвет виновато покачал голо­вой. Он так глубоко ушел в свои мысли, что даже не заметил сильного и близкого запаха соседей! Впервые с момента их выхода из лагеря молодой воин задумался о том, как пройдет их визит в пле­мя Ветра. Их племена все еще находились в со­стоянии вражды, поэтому Однозвезд вполне мог расценить вопросы Огнезвезда как оскорбление.

Но предводитель Грозовых котов спокойно шагал в сторону лагеря племени Ветра. Ветер пусто­шей поднимал дыбом шерсть Грозовых котов, а один особо сильный его порыв едва не сбил с лап зазевавшуюся Медуницу.

— До сих пор не могу поверить, что кто-то мо­жет жить здесь по доброй воле! — воскликнула она, пытаясь сохранить равновесие.

— А нам тут нравится! — раздался звонкий ко­шачий голос.

Подняв голову, Львиносвет увидел выходящих из-за холма патрульных племени Ветра. Первым шел Карноух, за ним мрачно выступали Грач, Белогрудка и Верескоглазка.

Поймав взгляд Верескоглазки, Львиносвет не увидел в нем ничего, кроме холодного презрения. Его сердце сдавило горькое сожаление. Когда-то они были лучшими друзьями! Теперь он точно знал, что, несмотря на ложь и нарушение Воин­ского закона, то далекое время было самым счаст­ливым в его жизни. А сейчас Верескоглазка смот­рит на него так, словно готова убить на месте!

Львиносвет невольно поежился, живо предста­вив собственное неподвижное тело в ручье.

— Здравствуй, Карноух, — вежливо наклонил голову Огнезвезд.

— Что вы тут делаете? — настороженно, одна­ко без привычной враждебности спросил Карно­ух. Он явно не был настроен затевать ссору, чего нельзя было сказать о взъерошенном Граче и вы­пустившей когти Белогрудке.

— Мне нужно поговорить с Однозвездом, — спокойно ответил Огнезвезд. — Ты позволишь нам пройти в ваш лагерь?

Карноух заколебался. Подозрительно сощурив глаза, он несколько раз оглядел патрульных Грозо­вого племени, а потом нехотя кивнул.

— Ладно, только мы вас сами проводим. И без глупостей, ясно?

— Мы пришли поговорить, — повторил Огне­звезд.

Карноух первым устремился вверх по склону в сторону лагеря племени Ветра. Грач и Белогрудка пошли сбоку от Грозовых котов, а Верескоглазка пристроилась сзади. Львиносвет шкурой почув­ствовал на себе ее колючий взгляд и невольно съежился от неловкости.

Наконец Карноух подвел их к зарослям утесни­ка, плотным кольцом окружавшего лагерь племе­ни Ветра.

Продравшись через кусты, Львиносвет остано­вился и огляделся по сторонам. Странное место выбрали себе для жилья воины Ветра — широкий овраг, поросший жесткой травой пустошей и усеянный редкими камнями. Единственным укры­том тут служили чахлые колючие кусты, да за­прошенная барсучья нора, ныне обустроенная под палатку старейшин.

Однозвезд сидел посреди поляны и о чем-то беседовал с Корявым, старым целителем племени Ветра. Еще несколько котов, в том числе глашатая Хмуролика и Ветерок, стояли рядом и напряжен­но прислушивались к их разговору.

У Львиносвета даже лапы зачесались от любо­пытства, когда он поймал на себе взволнованный взгляд Корявого. Он стоял на таком отдалении, что не мог разобрать ни слова, однако сразу понял, что целитель говорит о чем-то очень важном.

«О чем, интересно? Неужели они что-то знают об Угольке?»

Завидев сбегавшего по склону Карноуха, Однозвезд перевел взгляд на своего воина, и тут же за­метил незваных гостей. На мгновение он замер, а потом что-то быстро сказал Корявому и отошел в сторонку, поманив за собой хвостом Огнезвезда и Грозовых котов.

— Здравствуй, Однозвезд, — почтительно скло­нил голову предводитель Грозового племени. — Спасибо, что согласился поговорить с нами.

Однозвезд ответил ему холодным взглядом, в котором не было и следа былой дружелюбности.

— Говори, что хотел сказать, — высокомерно оросил он.

Резкий тон Однозвезда насторожил Львиносвета.

«Все ли у них в племени благополучно? Может, что-то стряслось, и они хотят скрыть это от нас?»

Присмотревшись повнимательнее, он отметил, что воины Ветра выглядят тощими и изможден­ными — впрочем, они всегда такие!

— Я хотел бы поговорить с тобой наедине, — продолжал Огнезвезд.

Однозвезд мгновенно вздыбил загривок и пока­чал головой.

— Мое племя имеет право знать все, что ты хо­чешь мне сказать!

При этих словах Хмуролика бесшумно подо­шла к своему предводителю и остановилась рядом. Она не произнесла ни слова, и лишь пристально смотрела на Грозовых котов своими спокойными умными глазами.

— Ну? — повысил голос Однозвезд.

— Хорошо, раз ты настаиваешь, — ответил Ог­незвезд, и у Львиносвета отчего-то похолодело в животе. — В ночь перед Советом мы нашли в по­граничном ручье тело одного из наших воинов. Это был Уголек. Мы отнесли его в лагерь и обна­ружили на горле погибшего следы зубов. Мы счи­таем, что его убили.

В тот же миг стоявшие вокруг воины Ветра вздыбили шерсть и оскалили зубы, а Ветерок ис­пустил воинственный визг.

Однозвезд в бешенстве взмахнул хвостом и впился когтями в землю. Глаза его полыхали.

— Как ты смеешь утверждать, будто мы имеем какое-то отношение к этому происшествию? — прошипел он, угрожающе оскалив зубы. — Делать нам больше нечего, кроме как убивать ваших вои­нов!

— Никто из нас никогда не ссорился с Уголь­ком, — спокойно вставила Хмуролика.

— Наше племя чтит Воинский закон! — под­твердил Грач, растягивая губы в злобной усмешке.

Львиносвет напружинил мышцы, приготовив­шись броситься в драку. Но Огнезвезд оставался невозмутим, как скала. Он стоял среди шипящих и взъерошенных котов и спокойно смотрел на Од­нозвезда.

Никто вас ни в чем не обвиняет, — продолжал Грозовой предводитель, когда все немного успокоились. — Мы пришли спросить, не заметили ли вы чего-нибудь на границе в эту ночь.

— Чего именно? Своих воинов, убивающих Уголька? — взвизгнул Однозвезд. Шерсть его еще стояла дыбом, голос дрожал. — Ищи убийцу в сво­ем лагере, Огнезвезд! На твоем месте я бы первым делом усомнился в преданности ненастоящих воителей!

Это было уже прямым оскорблением. Льви­носвет почувствовал, как его собственная шерсть угрожающе поднимается вверх. Бурый и Медуни­ца дрожали от гнева, а Ежевика выпустил когти.

«Да, в нашем племени много нечистокровных лесных котов! — в бешенстве подумал Львиносвет. — И что из этого? Кто посмеет обвинить их в неверности? В Грозовом племени все преданы Воинскому закону! — Он вспомнил о мертвом теле Уголька и прибавил про себя: — Все, кроме одного».

Львиносвет заметил, что Верескоглазка замерла и стороне и пристально смотрит на него. Казалось, она ждала лишь повода броситься и вцепиться ему в шерсть!

Ветерок стоял рядом и с вызовом смотрел на Львиносвета.

«Она теперь моя!» — кричали его глаза.

«Да на здоровье!» — беззвучно ответил ему Львиносвет.

— Значит, вы ничего не видели? — с нажимом повторил Огнезвезд, давая понять, что ждет ответа.

— Ничего! — рявкнул Огнезвезд с таким отвра­щением, будто выплюнул кусок падали. — А те­перь убирайтесь с нашей территории! Хмуролика, возьми пару воинов посильнее и проводи их до границы.

Глашатая коротко кивнула и поманила хвостом Карноуха и Ветерка.

Огнезвезд снова склонил голову и невозмутимо произнес:

— Благодарю тебя, Однозвезд. Надеюсь, ты со­общишь нам, если узнаешь что-либо.

Однозвезд даже не удостоил его ответом.

Стараясь сохранять достоинство, Львиносвет повернулся и следом за своим предводителем на­чал взбираться на склон холма к зарослям колю­чих кустов.

По дороге никто из воинов Ветра не проронил ни слова. Хмуролика шагала очень быстро, но Львиносвет с удовольствием бросился бы бегом, лишь бы поскорее покинуть эту негостеприимную территорию и очутиться в родном лесу, подаль­ше от холодных взглядов злобных соседей. Но он знал, что и в лесу ему не будет покоя, ведь и там он не спрячется от смерти Уголька и того, что значит эта смерть для его племени.

На холме перед ручьем Хмуролика останови­лась.

— Возвращайтесь в лагерь, — приказала она Ве­терку и Карноуху. — Дальше я провожу их одна.

— Почему? — мгновенно окрысился Ветерок.

— Потому что вам пора охотиться, — ответи­ла глашатая. — Или ты ждешь, что кролики сами прибегут в наш лагерь и лягут в кучу?

Ветерок раздраженно зашипел, а Карноух, прежде чем отойти, неуверенно переступил с лапы на лапу. По дороге он несколько раз оглянулся на незваных гостей и свою глашатаю, но вскоре склон холма скрыл его и Ветерка от глаз Грозовых котов.

Хмуролика молча дождалась, пока воины уйдут, а потом со вздохом повернулась к Огнезвезду.

— Я хотела поговорить с тобой наедине, Огнезвезд. Мне нужно тебе кое-что сказать.

У Львиносвета похолодело в животе. Что если Хмуролика была в ту ночь у ручья? Неужели она с может назвать имя кота, отнявшего жизнь у Уголь­ка? Но для кошки, своими глазами видевшей убийство, Хмуролика выглядела чересчур спокойно.

— Говори, — кивнул Огнезвезд.

— Несколько рассветов тому назад, — начала Хмуролика, — я вела рассветный патруль вдоль границы, когда вдруг заметила Сола. Надеюсь, вы помните этого кота, который недавно свел с ума племя Теней?

— Сол? — сощурился Огнезвезд. — Я думал, что oн покинул берега озера!

— Как видишь, нет. По крайней мере, несколь­ко дней назад он был тут.

— Но почему Однозвезд не сказал мне об этом? — прогремел Огнезвезд. Было ясно, что его первона­чальное изумление прошло, уступив место гневу.

Хмуролика смущенно повела плечом. Львиносвет видел, что этой умной и справедливой кошке не по душе раздор между их племенами, однако верность своему предводителю не позволяла ей признать это вслух.

— Смерть Уголька нас не касается, — вздохнула она. — И потом, как бы ты повел себя на месте Однозвезда? Вы явились к нам в лагерь, обвинили наших воинов в убийстве...

— Мы не обвиняли... — возмущенно начал Ежевика, но Огнезвезд взмахом хвоста велел ему замолчать.

— Давай немедленно покончим с этим недо­разумением, — очень серьезно сказал он, глядя Хмуролике в глаза. — Мы ни в чем не обвиняли племя Ветра. Если ты вспомнишь наш разговор, то не сможешь не признать этого. Мы лишь хо­тим выяснить все обстоятельства смерти своего воителя. Его тело нашли на границе, поэтому мы пришли спросить, не заметили ли вы чего-нибудь подозрительного. Как видишь, мы пришли не зря. Теперь мы знаем о Соле. Где вы его видели? И когда?

— Около четверти луны тому назад, — с готов­ностью ответила Хмуролика. — Он был около озе­ра, в лесу, на вашей стороне ручья. Думаю, он нас не заметил, поскольку жадно поедал какую-то до­бычу.

— Так он еще и вор в придачу! — прошипела Медуница.

— Это было не в тот день, когда погиб Уголек, — задумчиво протянул Бурый. — Однако рядом с тем местом, где мы нашли тело.

— Совсем рядом, — кивнул Огнезвезд. — Спа­сибо тебе, Хмуролика. Ты оказала нам огромную помощь! До сих пор у нас не было ни малейшего следа, но ты навела нас на мысль.

Хмуролика низко склонила голову.

— Рада помочь. Пусть Звездные предки хранят тебя и твое племя, Огнезвезд.

Львиносвет заметил в ее глазах сочувствие и тревогу.

«Даже она видит, что у нас стряслась беда. Если бы она только знала, какая!»

Солнце уже перевалило за макушку неба, и по дну оврага протянулись длинные тени, когда Ог­незвезд и его патрульные вернулись в лагерь.

Королевы и Березовик сонно вылизывались на пороге детской, а Белохвост, Яролика и Орешница сидели возле кучи с добычей. Лисенок и Ледышка отрабатывали боевые приемы и голосили на весь шгерь:

— Берегись, проклятый убийца из племени Вет­ра! — визжала Ледышка. — Сейчас я спущу с тебя шкуру!

Огнезвезд со вздохом покачал головой.

— Как хотите, а это нужно немедленно прекра­тить. Я немедленно созываю собрание!

— Может, лучше сначала обсудить дело со стар­шими воинами? — пошевелил усами Ежевика.

— Нет, — покачал головой Огнезвезд. — Это касается всего племени. Я хочу, чтобы все наши узнали о Соле.

Пробежав через всю поляну, он бросился к груде камней, но не успел взобраться наверх, как Ореш­ница завизжала на весь лагерь:

— Огнезвезд! Огнезвезд вернулся!

В тот же миг из ветвей воинской палатки ста­ли высовываться любопытные кошачьи морды. Королевы навострили ушки, а котята клубочками выкатились из детской. Воробей с зажатыми в зу­бах травами тоже высунул голову из-за ежевичного полога.

К тому времени, когда Огнезвезд добрался до Каменного карниза, объявлять о собрании уже не было нужды — все Грозовое племя собралось на по­ля не, чтобы выслушать последние новости. Льви­носвет, Ежевика и остальные патрульные скромно устроились позади всех.

— Что вы узнали? — закричал Терновник, усажи­ваясь у самого подножия скалы. — Когда нападаем?

— Мы ни на кого не нападаем, — устало ответил Огнезвезд. — Племя Ветра не убивало Уголька.

По толпе собравшихся прокатился нестройный ропот, но Огнезвезд не стал дожидаться возраже­ний и продолжал:

— Однозвезд и его воины узнали о смерти Уголька от меня. Кроме того, Хмуролика сообщи­ла нам нечто очень важное: несколько рассветов назад она своими глазами видела на берегу ручья Сола.

Долголап вскочил и заорал, бешено размахивая хвостом:

— Так это же как раз там, где нашли тело!

Поляна взорвалась криками, визгом и шипени­ем; несколько Грозовых котов вскочили с мест и распушили шерсть, выпустив когти, готовые хоть сейчас разорвать Сола в клочья.

— Уголька убил Сол!

— Блохастый убийца!

— Нужно разыскать его и показать, что бывает с теми, кто поднимает лапу на Грозовых воинов!

Огнезвезд поднял хвост, призывая племя к ти­шине.

— У нас нет никаких доказательств, — продол­жал он, дождавшись, когда все умолкнут. — Но...

— Какие еще нужны доказательства? — выкрик­нула Кисточка. — Ты вспомни, что этот мерзавец сделал с племенем Теней!

— Но даже там он никого не убил, — напомнил Дым. — Какой ему смысл убивать Уголька?

Но Кисточка только воинственно распушилась и взмахнула лапой:

— Кто знает, что может прийти в голову этому блохастому негодяю?

— Но должна же у него быть какая-то причи­на! — покачал головой Бурый, кивая Дыму. — На свете не так много котов, готовых убивать ради за­бавы.

Львиносвет неожиданно вспомнил страшные истории о Биче, жестоком предводителе Кровавого племени, который однажды пытался захватить лес.

Судя по легендам, этому коту очень нравилось убивать. Но Сол ничем не походил на этого сума­сшедшего...

— Может, Уголек застал Сола на нашей территории? — предположила Яролика. — Между ними могла вспыхнуть драка...

— Но Уголек ни с кем не сражался, — перебила се Песчаная Буря. — На его теле нет никаких ран, кроме укуса на горле. Это так, Листвичка?

Все повернулись к целительнице сидевшей в стороне, у входа в свою палатку. Она коротко кив­нула Песчаной Буре, но не проронила ни слова.

— Ну хорошо, — упрямо покачал головой Бело­хвост. — Возможно, Сол застал Уголька врасплох и убил его, чтобы окончательно рассорить воинов Ветра и Грозовое племя!

— Это очень похоже на Сола, — подтвердила молчавшая до сих пор Белка. — Он предпочитал стравливать котов между собой, а потом приходить на готовенькое и прибирать власть к своим когтям.

— А мне кажется, это пока только домыслы, — подал голос Крутобок. — Пусть Хмуролика видела Сола на нашей территории, но это еще не доказы­вает, что именно он перегрыз горло Угольку!

— Ты прав, — кивнул бывшему глашатаю Ог­незвезд. — Кто из вас что-нибудь знает о Соле? Сейчас нам нужны любые сведения!

К изумлению Львиносвета, Остролистая робко подняла хвост и пролепетала:

— Я... я тоже видела его, Огнезвезд! И тоже около озера. Это было сразу после того, как Сола выгнали из племени Теней.

«А мне ты почему об этом не рассказала? — У Львиносвета тоскливо заныло в животе. У Остро­листой появились от него тайны! Но ведь и они с Воробьем не рассказали ей, где и как раздобыли кошачью мяту для больных... — С каких это пор мы стали скрытничать друг от друга?»

— Расскажи все по порядку, — велел Огне­звезд.

— Да тут и рассказывать особо нечего, — про­бормотала Остролистая. — Сол сказал, что нужен всем нашим племенам и пообещал вернуться.

Белохвост возмущенно распушил хвост.

— Если это не угроза, то я барсук!

— Почему ты не доложила мне об этой встре­че? — строго спросил Остролистую Огнезвезд.

Остролистая виновато понурила голову.

— Я не думала, что это важно... Решила, что он сказал это сгоряча, потому что разозлился на племя Теней. И потом он ушел с нашей терри­тории и побрел вдоль озера, в сторону племени Ветра. Я и подумала, что мы больше никогда его не увидим.

— И все-таки ты должна была сообщить мне об этом, — строго, но без гнева сказал Огнезвезд. — Если бы ты не молчала, я бы уже давно предупре­дил патрульных, и Сол не смог бы незамеченным разгуливать по нашей территории!

— Прости меня, Огнезвезд, — еле слышно про­шептала Остролистая.

— Это все? — спросил Огнезвезд.

— Я... я не уверена, что это важно, — пробормо­тала Остролистая. — Сол упоминал, что встречал­ся с барсучихой Полночью... Но это ведь не имеет отношения к убийству Уголька, правда?

— Но это поможет нам найти его, — заме­тил Ежевика. — Если Сол виделся с Полночью, то, возможно, он пришел из Места-Где-Тонет- Солнце!

Янтарные глаза глашатая радостно сверкнули, и Львиносвет догадался, что Ежевика вспомнил свое героическое путешествие из старого леса на поиски загадочной барсучихи, которой ведомы судьбы котов-воителей.

— И что нам теперь делать? — спросил Дым у Огнезвезда.

— И ты еще спрашиваешь? — прорычал Тернов­ник. — Разберемся с этим Солом по-свойски, вот что!

Львиносвет прекрасно помнил, что еще со­всем недавно Терновник считал воинов Ветра убийцами Уголька и был готов незамедлительно развязать войну с соседями. Как он легко ме­няет мнение! Что ж, по крайней мере, Грозовое племя перестало искать убийцу в собственном лагере!

«Они готовы поверить во что угодно, лишь бы обвинить в убийстве чужака!»

— Мы пока не знаем, действительно ли Уголька убил Сол, — повысил голос Огнезвезд, перекрики­вая гул толпы. — Но мы должны это выяснить. Мы пошлем патрульных к Месту-Где-Тонет-Солнце и приведем Сола сюда. Обо всем его расспросим, и если выяснится, что это его лап дело, он понесет заслуженную кару.

При мысли о предстоящей встрече с Солом в спину Львиносвета вонзились острые колючки страха. Он и сам не знал, хочется ему идти в этот патруль или нет. Было ясно, что этот странный кот знает слишком много — по крайней мере, он знал о Львиносвете гораздо больше других. Что если на свои расспросы Огнезвезд получит ответ, который никто не хочет услышать?

— Ежевика, ты знаешь дорогу к Месту-Где-Тонет-Солнце, — продолжал Огнезвезд. — Возгла­вишь патруль. Возьми с собой Бурого, Орешницу и Березовика.

Львиносвет увидел, как Березовик грустно пе­реглянулся с Белолапой и тихонько лизнул ее в ухо. Бедному воину совсем не хотелось покидать свою подругу, которая вот-вот должна была око­титься!

— Путь туда опасный, — заметил Ежевика. — Лучше бы взять еще пару воинов.

— Ты прав, — кивнул Огнезвезд. — В таком слу­чае, бери Остролистую и Львиносвета. Выходите на рассвете.

Львиносвет посмотрел на сестру. Черная шерсть Остролистой стояла дыбом, зеленые глаза сверка­ли, но он не мог понять боится она или радуется предстоящему походу.

Зато настроение Орешницы не вызывало ника­ких сомнений! Сорвавшись с места, она бросилась к Остролистой и завопила:

— Вот здорово! Наконец-то мы сможем сделать что-то полезное для своего племени!

Остролистая с досадой повела ушами и что- то негромко сказала, но Львиносвет не разобрал слов.

Остальные воители плотным кольцом обсту­пили избранников, все поздравляли их и давали разные ценные советы. Казалось, каждый Грозо­вой кот был готов сорваться с места, чтобы своими когтями порвать в клочья вероломного убийцу, и лишь Львиносвет не находил в себе никакого же­лания мстить за смерть Уголька.

Совсем недавно он был искренне рад тому, что с Грозового племени снята тень подозрения. Но те­перь от радости не осталось и следа. Что хорошего it гом, что все племя с такой готовностью поверило и виновность Сола? В этом отчетливо проявилось присущее всем лесным воителям врожденное не­доверие к чужакам, рожденным и живущим вне племени и без воинского закона.

«А если я тоже чужак по крови? Значит, они и от меня отвернуться, когда узнают?»

 

Глава III

 

Воробей не тронулся с места, когда все племя, словно обезумев, с возбужден­ными воплями носилось по поляне.

— Я боюсь! — донесся до него писклявый голос Шмелика. — А вдруг этот Сол придет в лагерь и унесет нас?

Он услышал, как мать лизнула малыша в ма­кушку и проурчала:

— Не бойся, мой маленький. Сол сейчас отсюда далеко-далеко.

— А еще нас день и ночь охраняют сильные и храбрые воители, — добавила Ромашка. — Не­ужели ты думаешь, что твой папа позволит кому- нибудь тебя тронуть?

Заметно повеселевший Шмелик радостно заво­пил:

— Нет! Крутобок самый сильный!

Воробей вздохнул. Порой жаль, что он распрощался с детством и слепой верой в могущество Грозовых воинов!

С каждым днем Воробей все сильнее ощущал ледяное дыхание приближающейся беды. Его со­племенники были охвачены страхом, злобой и по­дозрениями; их чувства со всех сторон накатыва­ли на юного целителя, заставляя его вздрагивать, словно от ударов. У Воробья кружилась голова, словно еще недавно твердая земля предательски убегала у него из-под лап.

Он услышал, как Кисточка тяжело поднялась с земли и, покряхтывая, проскрипела:

— Если убийца Уголька искал неприятностей, он своего добился. Я вам так скажу — этот кот сунул нос в осиное гнездо, когда поднял лапу на одного из наших воинов!

«И рано или поздно он будет больно укушен...»

Впрочем, Воробью сейчас не хотелось думать о судье убийцы.

Принюхавшись, он уловил запах проходившего мимо Львиносвета, однако брат даже не остано­вился, чтобы перекинуться с ним парой слов.

— Эй! — окликнул его Воробей. — Идешь ис­кать Сола?

— Да, — коротко бросил брат.

Воробью мучительно хотелось с ним поговорить как раньше: начистоту, без всяких недомолвок. Но с той страшной ночи, когда они узнали тайну Бел­ки, это стало невозможным.

Неловкое молчание было прервано появлением Остролистой.

— Ты не рассказывала нам, что видела Сола, — холодно заметил Воробей.

Он был слеп, но ясно представил, как сестра пренебрежительно дернула плечом.

— Я не придала этому значения!

— Все равно, — печально вздохнул Львиносвет. — Ты должна была сказать. Ты же знала, что Сол дол­жен помочь нам исполнить пророчество.

— Какое пророчество? — зло фыркнула Остро­листая. — Нас это больше не касается — и никогда не касалось!

— Но когда ты встретила Сола, ты этого еще не знала!

Воробей поморщился, слушая их перебранку. Какой смысл спорить о пустяках, когда сейчас важнее всего один-единственный вопрос: верят ли они в то, что Уголька убил Сол?

«Хорошо, что я не иду с ними. Не желаю всю дорогу выслушивать препирательства!»

Голос Листвички прервал его невеселые мысли.

— Воробей, вот ты где! Помоги мне собрать тра­вы для патрульных.

— Иду.

Он встал и направился прочь, оставив Льви­носвета и Остролистую продолжать свою глупую перепалку. Протиснувшись сквозь ежевичный по­лог, Воробей почувствовал резкий запах трав пут­ников.

— Я уже достала все необходимое, осталось только по кучкам разложить, — сказала Лист­вичка.

Воробей был рад возможности отвлечься, но ра­бота не заняла много времени, поэтому вскоре он снова вышел на поляну со свертком трав для Еже­вики.







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных