Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






По откровениям спиритов, сын Муна, погибнув, открыл двери в высший рай для духов и для Христа




Главная книга Муна называется «Божественный Принцип» (иногда ее называют «Божественные Принципы» — это неправильно). Эта книга надписана Муном, но реальными авторами являются несколько его учеников, имевшие богословское образование (сам Мун, как известно, такового не имел). В частности, очень большую роль в написании этой книги (да и вообще в разработке мунитского «богословия») сыграла г-жа Ким ён Он, работавшая в Калифорнии с 1959 г. и ставшая ведущим представителем движения Муна в западном мире. На ее разработках основываются первые тексты движения Муна, публикующиеся почти на всех западных языках; она пыталась «вживить» учение Муна в христианское богословие. В середине 90-х гг. она предприняла попытку разработать «мунизированную» версию ислама, но не успела. После ее смерти в движении Муна не было произведено ни одного сколько-нибудь значительного теологического текста.

Трудно определить, что в «Божественном Принципе» собственно от Муна, а что — от его более образованных учеников, тем более что английская версия этой книги не совсем совпадаете корейской — на английский переводилось выборочно лишь то, что более приемлемо для христианского мира. Таким образом, большая часть мунитов, не знающих корейского языка, естественно, не знает самого главного в этой книге. На русском языке «Божественного Принципа» до недавнего времени не существовало, был лишь пересказ «Принцип в основных чертах» — нечто вроде «Детской Библии». Таким образом, русские муниты, не владеющие английским, целых десять лет не знали истинного содержания своего главного вероучительного источника. Сейчас, правда, наконец-то появился «Принцип» по-русски. Но русский перевод опять-таки выполнен с английского, смягченного и сглаженного адаптированного издания.

Вообще «Божественный Принцип» трудно сравнивать со священными книгами других религий, например, с Библией или Кораном, — это скорее катехетический учебник, включающий в себя такие главы, как «Принцип творения», «Эсхатология», «Мессия: значение и цель его пришествия», «Периоды провиденциальной истории и определение их продолжительности» и т.д. В «Божественном Принципе» присутствуют некоторые элементы христианской протестантской теологии, но больше там даосизма, корейского народного шаманизма и спиритизма.

Другим вероучительным источником для сегодняшних мунитов является непрерывающееся «откровение Муна» и его речи, которые продолжают «Божественный Принцип». Они относятся непосредственно к сегодняшнему дню как руководство к действию. Все это постоянно публикуется под названием «Отец говорит» или «Учитель говорит» («Father Speaks». «Master Speaks»).

Еще один важный источник откровения — это сообщения из «мира духов», получаемые спиритами, которых много в мунитском движении. Спириты постоянно общаются с потусторонним миром и с духами. В Центре св. Иринея Лионского есть видеофильм с записью мунитского радения, где пожилая дама бегает по сцене и, корчась, страшным голосом кричит: «Я Бог Отец! Я вам говорю...» — и начинает что-то вещать. Такого рода откровения, правда, «наверху» просеиваются, и что-то из них публикуется, а что-то — нет. Но спиритические сообщения — постоянный источник пополнения откровения для мунитов.

Особый источник откровения — Мун Хын Джин (один из 13 детей Муна от последнего брака), который в 1984 г. разбился на машине (по некоторым сведениям, будучи пьяным). Его смерть была объявлена «искупительной смертью агнца», и он стал царем в царстве духов.

Вот что говорила его мать вскоре после смерти своего сына:

Единодушное духовное откровение гласило: Хын-Джин Ним будет принесен в жертву ради спасения жизни Отца. Даже число террористов, направленных на расправу с Отцом (где эти террористы? — А.Д.), равнялось числу злых духов, устроивших катастрофу, унесшую жизнь Хын-Джин Нима. (Духовно открытые люди говорят, что на выполнение этого было послано 36 (! — А.Д.) агентов.) Думая об этом, я рассматриваю случившееся как чудовищное наступление и парад сатанинских сил, направивших всю свою энергию на то, чтобы лишить жизни Отца. У них ничего не вышло, поэтому они потребовали самой дорогой жертвы. Обстоятельства и события, сопровождавшие этот несчастный случай, полностью подтверждают, что это не простая авария и не обычная смерть. Мое материнское чувство убедительно подтверждает, что он умер ради спасения самой драгоценной жизни на свете, жизни Отца.

Когда Хын-Джин Ним находился в состоянии комы, его духовное тело явилось одному из медиумов в Корее. Хын-Джин Ним сказал этому человеку: «Я ухожу вместо Отца. Слава Отцу! Я делаю это с огромной радостью, иначе угроза нависла бы над жизнью Отца. Мне выпала почетная судьба — отдать свою жизнь вместо Отца. <...> Если бы была возможность выбора, то кому бы было отдано предпочтение: Хын-Джин Ниму или Отцу? Как бы решили вы? Наш вывод однозначен: необходимо исполнить требования сатаны. Хын-Джин Ним должен умереть, чтобы угроза Отцу рассеялась. Таким было окончательное известие, полученное в День Бога. Тогда я поняла, что мой сын станет жертвой. <...> Хын-Джин Ним стал самой святой жертвой ради всех нас[287].

Через Хын Джина получают откровения многие спириты. Забегая вперед, скажу, что по откровению, полученному мунитскими спиритами, Хын Джин Мун «открыл небеса» для всех духов, которые томились в низших областях до Христа. Имеется в виду мунитская теория трехчастного неба: в низшей области живут духи умерших до Христа людей, в средней живут люди, умершие от Христа до Муна (духи праведников, которые смогли подняться туда вместе с духом Христа). Сын Муна, погибнув, открыл двери в высший рай для духов, в том числе и для Христа.

С точки зрения провидения, 2000 лет назад Иисус не смог исполнить свою миссию и стать Истинным Родителем. Теперь, в наше время, эта миссия была исполнена, и в свете этого идеала Хын-Джин Ним занимал положение Иисуса, осуществляющего век Истинных Родителей. В этом суть его предназначения[288].

Поэтому Христос попросил его передать на землю, что все Его последователи должны стать последователями Муна.

Правда, жена Муна предсказала, что сын ее, исполнив свою высокую миссию в мире духов, на сороковой день физически воскреснет:

Сегодня Хын-Джин Ним отправится на родину, и церемония будет названа «Церемония Божественного вознесения и гармонии». Она будет произведена 8 января. Потом, начиная с 10 января, в течение 40 дней Бог явит чудесный процесс воскрешения во благо всего мира. То есть необычайная сила Бога раскроется в физическом воскрешении[289].

Но, как мы видим, физического воскрешения не произошло. Впрочем, провал еще одного из их многочисленных лжепророчеств мунитов ничуть не обескураживает.

 

Мунитский бог — это лишь вторичная, возникшая во времени персонификация, сгусток изначально безличной энергии, имеющий два полюса — мужское и женское начала, между которыми в своеобразном энергообмене пульсирует напряжение

«Божественный Принцип» видится мунитам как последнее и окончательное новое откровение. Девочки и мальчики, которые на улицах клянчат деньги, говорят: «Мы Библию очень любим, мы ее читаем и не знаем», но как только спросишь у них что-нибудь конкретное, они ответят: «А этого мы пока не проходили». А если начнешь выяснять, что же, собственно, они про Библию знают, они скажут, что есть Старый Завет, Второй Завет (то есть Новый Завет) и «Завершенный Завет», или «Божественный Принцип». Таким образом, «Божественный Принцип» — это последнее слово, которое стоит над предыдущими Заветами, являясь ключом к Новому и Ветхому Заветам; там объясняется, как нужно Библию читать и понимать. Библию муниты, как правило, не знают, кроме нескольких историй, которые их мессия излагает весьма произвольно.

Необходимо вновь оговориться, что все нижеизложенное относится к английской (и переведенной с нее русской) версии «Божественного Принципа» — весьма смягченной версии корейского издания.

Верят ли муниты в личностного Бога? На этот счет в «Принципе» содержатся весьма противоречивые сведения. С одной стороны, муниты уверяют «внешних», что они являются строгими монотеистами и веруют в личностного Бога — Отца и Творца Вселенной[290]. Муниты говорят, что Бог обладает чувствительным сердцем, и обращаются к Нему с молитвой, как к личности.

Правда, этот бог весьма далек от христианского понятия о Божестве: как и «традиционный» восточный Абсолют, он содержит в себе мужское и женское начала:

Эту первопричину нашего мира мы называем Бог, и Его сон-сан и хён-сан — первоначальный сон-сан (кор. «внутренняя природа») и первоначальный хён-сан (кор. «внешняя форма»). <...> Бог — это субъект, чьи дуальные свойства ян-сон (положительность, мужское начало) и ым-сон (отрицательность, женское начало) пребывают в гармоничном единстве друг с другом[291].

Более того, мунитский бог несовершенен, не самодостаточен и не всемогущ.

Страдает ли Бог от одиночества? <…> Подобно нам, у Бога есть любовь, жизнь, род, совесть, но Он не в состоянии чувствовать их, оставаясь в одиночестве. Так как они находятся в совершенном равновесии, Бог их не ощущает. Чтобы их почувствовать, Богу требуется партнер — объект. <...> Человек не понимал, что Богу абсолютно необходим партнер в любви[292].

Бог творит мир вынужденно, он несовершенен без него:

Отношения между Богом и миром творения подобны отношениям между сонсан и хён-сан, т.е. это присущие дуальным свойствам взаимодополняющие отношения внутреннего и внешнего, причины и следствия, субъекта и объекта, вертикального и горизонтального[293].

Значит, ранее заявленные внутрибожественные свойства на деле выходят отношениями между богом и миром. Следовательно, бог и мир неразрывны и не могут существовать один без другого. В другом месте Мун заявляет об этом прямым текстом: «Бог не может существовать в одиночестве»[294]. Более того, оказывается, что бог сам находится в постоянном развитии и, по всей видимости, все же был сотворен:

Бог тоже имел период роста... Бог возрастал... Ребенок растет, вы росли, и точно так же Бог рос. Каждый индивидуальный человек, рожденный у своих родителей, является свидетельством роста всего сотворенного, включая также и Бога[295].

Оказывается, что мы и являемся богом, обретшим существование в нас и неспособным к осознанному бытию без нашего участия:

...человек является видимой формой Бога, а Бог является невидимой формой человека. Субъект и объект едины в своем существе. Человек является воплощенным Богом. <...> Мы — зеркала, отражающие характеристики Бога. Бог в точности такой же, как вы и я[296].

Но коль скоро мунитский бог-отец — это несамостоятельное и несовершенное антропоморфное нарциссическое существо, осознающее себя, лишь любуясь своим отражением в творении, то действительно ли он — первопричина всего сущего? И туг в русской (также как и в английской) христианизированной версии «Принципа» мы видим странное противоречие. С одной стороны, «Принцип» гласит:

Бог — Создатель всего, что есть в мире. Он — абсолютная реальность, вечное существо, являющееся причиной Самого Себя и пребывающее вне измерений времени и пространства[297].

Но продолжим цитату:

Следовательно, энергия, обеспечивающая Его существование, также должна быть абсолютной, вечной и являться причиной самой себя. Она источник всех видов энергий и сил, которые обеспечивают существование всего, что есть в мире творения. Мы называем эту основополагающую энергию универсальной изначальной силой[298].

Итак, в то же самое время мунитский бог — это лишь вторичная, возникшая во времени персонификация, сгусток изначально безличной энергии, имеющей два полюса — мужское и женское начала, между которыми в своеобразном энергообмене пульсирует напряжение. Это дает силу для существования всему миру:

Благодаря этому основанию (энергообменудуальных свойств Бога-энергии. — А.Д.) Бог существует вечно и порождает всю энергию, необходимую для сотворения мира и поддержания его существования[299].

Таким образом, мы видим, что о «строгом монотеизме» мунизма говорить не приходится: все это не более, чем прикрытие, «эзотерический разрыв», разработанный для удобства вербовки адептов в христианском мире. На самом же деле возникающая во времени и только лишь в соотношении с миром «личность» мунитского бога напоминает более всего персонифицирующиеся время от времени силы природы в построенных на атеистическом гуманизме научно-фантастических романах братьев Стругацких. Да, с молоком матери всосавшие представление о личностном Боге муниты-европейцы могут вопреки фактам считать, что их религия основана на поклонении тому же самому Богу, и обращаться к Нему (а не к самим себе — воплощенному богу — единственной личностной божественной реалии) с молитвой, и твердить о своем «строгом монотеизме». На самом же деле, учитывая противоречивость (а зачастую и несовместимость) высказываний о боге мунитских источников, мы можем сделать вывод, что в мунитских текстах словом «Бог» означаются две реалии.

Одна — это рефлексирующий и терзающийся неудачник, постоянно стремящийся к ускользающему от него совершенству и жадно выпрашивающий знаки любви у отражающих его бытие людей, без которых он даже не способен осознать сам себя. Другая — типично восточная безличностная пантеистическая система, основанная на диктатуре абсолюта — непреклонного безличного закона, наподобие марксистско-ленинского закона исторической необходимости, заранее предопределившего все, лишь слегка замаскированного несколькими антропоморфными характеристиками. Именно этот абсолют эманирует из себя и бога-отца, и его воплощение в человечестве, и весь мир, имманентно входящих в него и являющих с ним единое бытие, основанное на единстве противоположностей — внутреннего и внешнего, мужского и женского, положительного и отрицательного.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных