Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Солнце встает над селом Дзауга 2 страница




Инга приостановилась только на другой стороне улицы, заставила себя обернуться. Вадик хотел было догонять ее, но Тимур остановил его и с вызовом вышел вперед. Их разделяла широкая пустынная дорога.
-Иди сюда, засранка!
Он стоял, нервно подергиваясь, едва ни подпрыгивая на месте, как разминающийся боксер перед началом раунда, и манил ее обеими руками.
-Иди, иди!- лицо его раскраснелось от злости, возбуждения и азарта. Он нервно и отрывисто хохотал, обнажая ровное лезвие зубов в сахарном оскале. - Ну что ты стоишь, ниндзя? Иди, выручай свою подружку.
И он отступил в сторону, чтобы не загораживать ей волнующую картину. Марина, свернувшись, лежала на тротуаре, а Гиббон пинал ее ногами по животу, бедрам, плечам, спине… Она хрипло орала, прикрывая руками голову и лицо.
Инга поморщилась.
-Иди сюда!!!- истерично завопил Тимур.
Во многих окнах ближайших домов зажегся свет. Разбуженные шумом добропорядочные граждане прилипли к занавескам, чтобы наблюдать занимательное представление. Инга заметалась по тротуару.
-Помогите!!! Помогите, кто-нибудь!!!
Слова ее глотала густая изоляционная вата.
-Кто-нибудь!!! Пожалуйста!- она почти рыдала. Тимур добродушно смеялся, и с умилением глядел на нее.
Некоторые тут же потушили свет в целях конспирации, но от окон, конечно, не отошли.
-Помогите!!! Кто…- голос ее сорвался. До нее вдруг дошло, насколько все глупо и бесполезно. Она остановилась, беспомощно глядя на корчащееся тело. Словно в замедленных съемках ей виделось, как тысячи и тысячи ног вонзались в мягкие бока. Вокруг все было тихо и спокойно, город мирно спал. Эту безмятежную гармонию нарушали лишь крики девушки и негромкий смех красавца- Аполлона.
Инга будто в трансе медленно пошла ему навстречу. Сотни любопытных глаз провожали ее из далеких и недосягаемых, как холодные звезды окон. Она все приближалась и приближалась к нему, словно шла навстречу принцу из детских снов, а он заворожено смотрел на нее и ждал, и взгляд у него был, как у пылкого влюбленного. Он крикнул что- то Гиббону, тот поднял Марину с земли и поволок к «Мерседесу».
Инга остановилась напротив Тимура, совсем рядом. Она ожидала пощечины, плевка в лицо, или еще чего-нибудь подобного. Но он спокойно стоял и разглядывал ее вполне дружелюбно, и во взгляде его было даже что-то похожее на уважение.
-Ай да Инга…- пробормотал он наконец, - Классно ты отправила меня в нок- даун. Ну ладно, пошли.
Он подтолкнул ее в сторону машины.
-Чего ты хочешь?
-Пообщаться с тобой. Думаешь, мне каждый день встречаются такие железные леди?- он выразительно потер ушибленные локти. – Ай- ай- ай! Опустила ты меня, Инга ниже городской канализации. Теперь я - до конца дней твоя карманная терпила,- он рассмеялся и опять пихнул ее. Инга полетела вперед прямо в объятья Атара. Две железные руки стиснули ее с такой силой, что в глазах зарябило. Словно издалека она услышала треск своего платья, его отборный мат и чей- то крик боли, в котором неожиданно узнала собственный голос.
Тимур, паясничая, все еще причитал где-то сзади:
-О, позор мне! Ишак я паршивый! Я стыжусь того, что я - мужчина! Я стыжусь того, что я - М.С. по боксу…
В этот самый момент холодная, отравляющая ненависть начала расползаться у нее в груди, поражая все органы.
Ее впихнули в фургон, и двери захлопнулись. Машина двинулась с места.
Габарай усадил ее рядом с полуживой Мариной, и сам устроился напротив.
-Курите?- он галантно предложил им пачку сигарет.
-Нет.
Тимур кивнул, закурил и огляделся.
-Кажется, леди знакомы не со всеми в нашей компании. Имею честь представить вам своего друга детства, шестнадцатилетнего босяка и системного анашиста, самое горячее, поэтичное, самоотверженное и беспредельное сердце в мире,- он затянулся и кивком указал в сторону Алана, который развалившись хлебал водку из горла,- Алан,- заявил Тимур - или Кокой,- он пробежался взглядом по остальным – Ну, Гиббона вы знаете, Хачика тоже. Оба наши, универовские. Там, за рулем,- он ткнул большим пальцем через плечо - Атар. Обдолбленный и пьяный до усрачки. Впрочем, как и все мы. Первый сукин сын Солнечной системы.
Инга собралась с мыслями и героически вдохнула побольше воздуха.
-Габарай, послушай,- начала она тем самым проверенным спокойным и твердым тоном, который обладал безотказной способностью убеждать. – Ты ведь неплохой пацан, и я всегда к тебе нормально относилась. Все говорят о тебе только хорошее. Но то, что ты делаешь… Это ведь ужасно. Послушай, ты же сам это знаешь…
Она замолчала и пристально посмотрела ему в глаза, пытаясь разглядеть насмешку. Но он слушал ее серьезно и внимательно, без тени иронии; и только шестым чувством она ощущала, насколько все нелепо, и что он сейчас сидит и отдуши угорает над ней. У нее буквально зачесались руки съездить по этой фальшивой физиономии.
-Продолжай, Инга. Я ведь слушаю тебя. Что ты хотела сказать?
-Тимур, отпусти нас. Разве вам не достаточно того, что вы уже натворили? Господи, ну чего тебе не хватает в этой жизни? Ты ведь можешь иметь все, что захочешь.
-Серьезно?
-Да при таких бабках…
-А знаешь, чего я хочу в данный момент?- он пожирал ее глазами. Инга отвернулась.
-Прекрати.
-Почему? Разве я тебе не нравлюсь?
Он стянул через голову борцовку и потянулся к ней своим рельефным торсом, томно глядя из-под изогнутых ресниц.
-Ну посмотри на меня… потрогай меня…- он взял ее ладонь и провел по своему животу. Глаза его чувственно закатились. Инга резко выдернула руку.
-Ты меня не хочешь?
-Неужели ты еще не понял, что не на тех нарвался, Аполлон?
Он шлепнулся обратно на сидение и злобно рассмеялся.
-На тех, или не на тех - мне без разницы! Ноги у всех раздвигаются. У кого- то сами, у кого- то, как ты говоришь, за бабки, у кого- то силой. А как насчет вас, леди?
Она скривилась.
-По гнилому ты как- то рассуждаешь.
-Не важно. Переходим к пункту «б», -он вытащил из кармана джинсов увесистую пачку зеленых купюр и стал, отстегивая по одной, класть ей на колени, – Когда будет достаточно- скажешь.
-Тимур, успокойся.
-И все?!- он с удивлением поднял двумя пальцами пару стодолларовых бумажек, - Какая самокритичность! Да за один твой бросок я бы дал втрое больше.
-Оставь себе свои вонючие деньги.
Он страдальчески наморщил лоб, скривился и смачно сплюнул.
-Только вот не надо этих дешевых понтов - «вонючие деньги»!- лицо его внезапно стало серьезным, брови сдвинулись. Необъяснимо- крутой перепад настроений, какой бывает у психов. – Что ты вообще об этом всем знаешь…
«Буйнопомешанный»,- подумала Инга. Марина пошевелилась рядом, и ее голова бессильно упала ей на плечо. Нужно было что- то делать. Хоть что- нибудь.
-Тимур… Ты нас отпустишь?- заискивающе спросила она.
-Нет,- он откупорил бутылку и выпил из горлышка. Настроение у него было странным образом обломано.
-Но ведь столько девушек мечтает…
-Все, закройся! Достала ты уже своей простотой.
-Я прошу тебя. Пожалуйста! Умоляю!- ее почти вывернуло от собственных слов.
-Нет.
Марина приподняла побитое лицо. В глазах ее горела ненависть.
-С кем ты разговариваешь? Это же животное! Грязное, бессердечное животное!
-Заткнись! – хрипло завопил Тимур.
-Да пошел бы ты… Трус паршивый!
-Ты что, мало выхватила? Еще хочешь?
-А что ты мне сделаешь, тварь?
Инга сжала ее плечо.
-Прекрати, Марина… не надо…
-Пусть только тронет меня, ничтожество!
Он заехал ей со всего размаху. Инга почувствовала, как что-то горячее закапало ей на ногу.
-Ну давай! – в истерике орала Марина, - Давай, ударь меня еще! Герой! Только и можешь - кулаками махать!
Он двинул ей так, что она тут же заткнулась и без сознания сползла на сидении.
-Перестань!- Инга бросилась на него и схватила за запястья. Удар Гиббона пришелся ей сзади по шейным позвонкам. Она свалилась на пол, прямо к ногам Габарая. Щека ее уперлась в дорогой начищенный ботинок. Спина словно разламывалась пополам от боли, голова кружилась. Тимур легко пнул ее ногой в лицо.
-Ты жива, ниндзя?
Несколько голосов синхронно заржали. Инга вцепилась пальцами в кожаную обшивку сидения и заставила себя кое-как сесть обратно.
Дикие, раскайфованные, налитые кровью глаза впивались в нее со всех сторон. Она запахнула куртку поверх своего разодранного платья, затравленно озираясь по сторонам. Наверно, в клетке с голодными гиенами меньше шансов быть растерзанным, чем в этом прокуренном фургоне с заблокированными дверями посреди пяти головорезов. Единственное трезвое и осмысленное лицо более-менее человекоподобного существа из этого зверинца притянуло ее взгляд.
-Вадик…-Инга захныкала от бессилия, -Вадик, сделай что-нибудь.
Он курил и безразлично смотрел в окно. Инга почувствовала, что разговаривать с ним все равно, что со статуей, хотя он и понимал больше них всех. Что бы он сделал – они ведь были его друзьями!
«Это конец», - вывел ее мозг четкими печатными буквами. Инга закрыла глаза, ощущая, что переступила черту отчаяния и теперь теряет контроль. Ей вдруг стало от чего-то ужасно смешно. Какая-то мыслишка, щекоча носилась у нее в голове, но ее никак нельзя было уловить. Она представила себя на мгновенье игровым автоматом «проверь свою силу», по которому долбанули кулаком и он тут же развалился на болтики. «Твоя песенка спета, Инга.»
Она медленно подняла глаза. «Разве?»
-Вы, скоты поганые, за все заплатите, - проговорила она негромко, но твердо и отчетливо.
На мгновенье пацаны замолкли от неожиданности.
-Чего-о-о?
-Увидите. Вам это так просто с рук не сойдет.
-Ты смотри, она нам угрожает!- взвизгнул Гиббон, - Эта сучка нам угрожает!
-Давай, Гиббонашка, - усмехнулся Алан, - покажи ей, кто в джунглях хозяин.
Гиб замахнулся, но от проглоченной водки координация движений у него была сильно нарушена. Инга без труда блокировала его пародию на удар и в ответ хорошенько съездила ему по подбородку. Он бешено взвыл, брызгая слюнями, и ринулся на нее.
-Отставить! – Габарай отпихнул его обратно на сидение. – Мне нужна нормальная свежая телка, а не ободранный кусок говядины. Это тебе наплевать, куда совать свой обезьяний. – он оглянулся назад - Сворачивай-ка здесь.
Атар выключил фары, и, свернув еще два раза, остановился. Инга глянула в окно, пытаясь определить местность, но вокруг была непроницаемая тьма.
-Ну, вот и приехали, леди, - улыбнулся Тимур – Добро пожаловать в лучшую сауну республики. В нашу собственную.
Он скрутил Ингу, перекинул ее как барана через плечо и выпрыгнул из машины. Лицо ее было плотно прижато к его спине, и она не могла видеть ничего вокруг.
-Вы за все заплатите…- снова повторила она как заведенная.
Его плечи затрепыхались от хохота.
-О да! И настигнет нас кара небесная!

 

 

5.

Марина с трудом открыла глаза и приподнялась на локтях. Она сидела на полу, над ней стоял Вадик и сверху, не опуская руки, лил на нее холодную водку из бутылки. Большая квадратная комната приобрела четкие очертания, и взгляд ее сфокусировался в дальнем углу, откуда смотрели темные, расширенные глаза подруги. Тимур и Алан усадили Ингу на диванчик и привязали ремнем за спинку.
-Это чтобы вам комфортнее было наслаждаться нашим шоу, леди, - сказал Тимур и обернулся к Вадику. – Ну что, эта рыжая курва оклемалась?
Вадик наклонился, схватил ее за подмышки и поставил на ноги, придерживая сзади. Все четверо подчеркнуто медленно и зловеще стали надвигаться на нее. В руке у Тимура блеснул кнопочный нож.
-Ну-ка, что вы нам можете предложить? – он шагнул к ней и одним движением распорол сверху донизу зеленую шелковую блузку вместе с лифчиком. В глаза всем ударила ослепительная белизна пышной груди. Гиббон с хрюканьем бросился на нее, уже совершенно не владея собой.
-Куда-а-а-а?!!! – взревел Тимур и отшвырнул его в сторону. – Куда, сперматозоид обезьяний, поперек батьки…
Все дружно и визгливо засмеялись, как детишки на новогоднем утреннике.
-Держи, Аполлон, - Вадик толкнул ее в его распахнутые объятья.
-Пожалуйста, Тимур, не надо!!! Умоляю! Ради всего святого! – застонала Марина. Ее исцарапанное лицо защипало от потока хлынувших слез.
-Ради чего-чего? – он рассмеялся – Как ты сказала, кто я? Грязное, бессердечное животное, так? Чего же ты хочешь от такой скотины?
-Пожалуйста, Тимур…
Он схватил ее за волосы и рывком развернул к себе спиной.
-Сейчас ты совершишь путешествие в рай. Вместе с пятью гигантами, - послышался треск шелка – Только пристегни ремни, солнце, потому что это будет очень уж круто.
-Нет! Нет, не надо! – она, рыдая, из последних сил изворачивалась в его руках. Тимур, растроганно смеясь, опрокинул ее на деревянный стол.
-Подержи-ка эту дуру, Хачик, - бросил он и стал торопливо расстегивать ремень. Вадик прижал ее за горло к столу, другой рукой стиснув ее кисти. Марина начала отчаянно брыкаться и двинула Тимуру ногой по морде. Он схватился за челюсть, чуть отступил и весело захихикал.
-Черт возьми, девчата, вы меня сегодня покалечите! Одна швыронула так, что чуть кости по всей улице не рассыпались. Другая - ногой пол- головы почти снесла! Какие же вы, мать вашу, грубые, неласковые и неженственные! Пацаны, может, отправим их? На кой черт нам эти маленькие изверги?
Все согласно закивали, и опять крыша задрожала от пьяного хохота.
-О;кей, Маруся, - он схватил ее за ноги – сейчас от твоих дурных манер не останется и следа.
Она снова беспомощно забилась, кусая разбитые губы.
-Главное – хорошо запомни свои ощущения, - продолжал он – ведь не каждый день таким стремоткам, как ты и твоя подружка будут попадаться такие парни. Да еще сразу в таком количестве. Но сегодня - ваш день!
-Давай, Аполлон! – захлебываясь визжал Гиб –Давай, вдуй ей хорошенько! Покажи этой сучке, как ты умеешь!
-Давай, давай! – все стали дружно орать, подстегивая его своими воплями, и через секунду шумный, хохочущий кавардак заглушил истошный крик.
Инга закрыла глаза. Марина все кричала и кричала; это уже даже был не крик боли, а какого-то сумасшествия, остервенения.
Через какое-то время Вадик и Тимур поменялись местами. Габарай схватил ее за голову, а Вадик зашел спереди. Это, казалось, продолжалось целую вечность. Они все пятеро крутили, раскладывали и переворачивали ее на этом столе, как отбивную. Трудно было просто осознать все происходящее. Такой фантазии позавидовали бы самые извращенные порнографы.
Время от времени кто-то закуривал, кто-то наливал, кто-то говорил очередной тост, кто-то выходил из комнаты, затем все повторялось снова, и было ощущение, что это не закончится никогда.

-Ну, как тебе?- раздался в какой-то момент рядом с ней его голос. Инга подняла голову. Габарай, видимо, только что вышедший из душа, стоял около ее дивана, ероша темные, закручивающиеся от воды волосы.
-Марина была права,- сказала Инга, - Вы на самом деле животные.
Он вздохнул и закатил глаза.
-Ну не груби ты мне! Прошу тебя. Ты же видишь, мне не хочется грубить тебе.- Он кивнул в сторону пацанов. – Одна уже допрыгалась. Они теперь порят ее, как собаку.
Инга отвернулась.
-Слушай… -Тимур заговорчески наклонился к ее уху –Ты что, тоже целка?... Да? Ну вы, бабы, даете! – он усмехнулся и снова пристально посмотрел на пацанов. – Твоя подруга – тупоголовая овца. А ты мне нравишься. – Он присел рядом с ней на корточки и обнял за шею. Капли воды ярко сверкали на его загорелых плечах и груди. – Я ведь могу вести себя совсем по-другому. Я могу быть очень нежным, поверь мне. – он коснулся кончиками пальцев ее губ, и его ресницы задрожали. –Если хочешь… Будешь только со мной… - он заглянул ей в глаза – Будь со мной ласкова, Инга, и я сделаю все очень красиво.
Она молчала, что-то обдумывая.
-Ну, так что?
-Хорошо.
-Да?
-Да. Но только с тобой.
-Конечно. Лучший дефлоратор республики к твоим услугам, - он развязал ее и широко заулыбался – Пошли? Поотрабатываешь на мне свой фирменный бросок.
Габарай встал и повел ее за руку прочь из комнаты.
-Куда пойдем, дорогая? В бассейн? Или в парилку? Или в каминный зал?
-В каминный зал.
-Как скажешь, - он открыл соседнюю дверь, и они вошли в просторное помещение с камином и диванами. Инга задумчиво огляделась.
-Слушай, я видела у вас в той комнате бар. У вас, случайно, шампанского не будет?
-У нас все будет. Подожди меня.

Габарай вернулся назад и направился через комнату к бару.
-Кокой, как у нас с шампанским?
-Чего??? – Алан посмотрел на него как на психа. Они дружно рассмеялись. Вдруг, до них донесся странный грохот и звон разбитого стекла.
-Вот сука… Она меня уже конкретно утомила за сегодня, - Тимур в бешенстве ломанулся обратно. Алан и Гиб тут же побежали за ним.
В каминном зале на полу валялись обломки стула и поблескивали крупные осколки. Алан подлетел к окну и рванул рамы во внутрь.
-А ну, пошли! Приволокем ее на поводке из ее собственных кишков! – он быстро перекинул ноги через подоконник и исчез в темноте. Гиббон выскочил следом за ним.
Тимур перегнулся вниз, вглядываясь во мрак. Это был второй этаж. Пацаны бросились в разные стороны вокруг дома. Он задумался и вдруг, повинуясь интуиции, задрал голову. Его догадка подтвердилась: по крыше мелькнула чья-то быстрая, гибкая тень.
«Стерва хитрожопая», - его лицо расплылось в довольной улыбке. «Все равно я тебя достану!»
Это начинало превращаться в увлекательную игру, похожую на псиную охоту. Тимур вылез из окна, пробежал по карнизу, и прыгнув, уцепился за изгиб водосточной трубы. Крыша загудела и загрохотала – Инга наверху, увидев его, бросилась наутек. Он с рекордной скоростью влез по трубе, подтянулся на руках и оказался на крыше. Крыша была двускатной и довольно крутой. Инга уже с завидной ловкостью карабкалась вверх по черепицам. Он, не задумываясь, ринулся за ней. Камешки, мусор и обломки черепиц из-под ее ног летели ему в лицо.
-Ну, засранка, держись! – с хохотом крикнул он, пытаясь поймать ее ноги. Она уже добралась, было до верха, но внезапно нога ее соскользнула, и тут же его пальцы намертво впились ей в лодыжку. Они повисли на коньке, как два акробата. Черепицы обломились под такой тяжестью, и оба, обдирая животы, поехали вниз. Инга изловчилась и с силой заехала ему свободной ногой по роже. Тимур тут же выпустил ее и едва успел зацепиться руками за карниз, чтобы не слететь с крыши.
«Не уйдешь!» - пронеслась сладкая и упоительная мысль. «Никуда тебе не деться отсюда!» Он облизнул губы и почувствовал на языке кровь. Все его существо чуть ли ни зарыдало от восторга.
Тимур буквально вспорхнул обратно и побежал следом за ней вдоль крыши по самому ее краю. Внизу слышались голоса пацанов. Он мчался за ней по пятам, с интересом следя за ее действиями. Выхода у нее не было: здесь, наверху, он бы в конце концов добрался до нее в любом случае. А для того, чтобы прыгать вниз в объятья Гиббона и Кокоя, у нее явно был избыток мозгов. Выкрутиться из такого положения было почти нереально. Внезапно до него дошло. Примерно в трех метрах находилась крыша соседнего дома. Между ними тянулся узенький жестяной желобок. Инга не теряя ни секунды, раскинула руки в стороны и, балансируя, легкая, как перышко, пробежала на соседнюю крышу, быстро перебирая ногами. Тимур замер, захваченный зрелищем. Желобок дрожал и звенел, как гитарная струна. Его воображение мигом живописно обрисовало ему, как хрупкая жесть проломится под его тушей, и с каким треском он рухнет с высоты двухэтажного коттеджа. Он чертыхнулся и сломя голову побежал в обход. Крыша стонала и грохотала от ударов его сильных ног. Какая-то разрушительная первородная страсть бесновалась во всем теле, упрямо подстегивая его. Дикий азарт придал ему стихийной, безрассудной смелости. Тимур спрыгнул на небольшую пристройку и, разбежавшись, перелетел на соседнюю крышу.
Инга притаилась за одной из кирпичных труб, наблюдая за ним. Тимур, хищно озираясь по сторонам, небрежной походкой заковылял в ее сторону.
-Где ты, засранка?! Вылезай! Все равно ты – моя!
Она затаила дыхание. Он приближался.
-Инга! Ну-ка покажи свою аппетитную маленькую задницу! Мой жеребец уже запарился ждать! Ему не терпится! Он уже встал на дыбы!!! – Тимур орал пьяной дурниной на весь квартал – Иди сюда, поганка! Такое будет первый и последний раз в твоей сучьей жизни!
Он приостановился недалеко от нее, повернулся спиной, и заглянул в слуховое окошко. Это был тот самый момент… Инга выскочила из укрытия, и подпрыгнув, пнула его ногой в спину. Все произошло мгновенно, как фотовспышка. У него сработала какая-то сверхъестественная реакция. Этот кин-конг был ловким, как дикая кошка. Тимур успел схватить ее, и они, обнявшись, полетели вниз, как две подбитые птицы.
Инга оказалась сверху, впечатав его спиной в сухие листья, засыпавшие палисадник. Он упал, по- спортивному самортизировав удар, тут же перевернулся и навалился на нее всем весом. В густой темноте глаза на его склонившемся лице мерцали неестественным люминесцентным светом. Прерывистое воспаленное дыхание обожгло ей кожу. Как сквозь сон она ощутила на своем лице неопределенные прикосновения его щек, губ, носа, холодные, как крупные капли осеннего дождя. Потом знакомый сгусток боли выкатился из позвоночника, и она опрокинулась в беспросветный вакуум, постепенно теряя сознание.

 


6.

Над городом занималась заря. День обещал быть ясным, и в такую погоду рассветы здесь были умопомрачительно красивыми. Тонким золотом окантовывались сначала силуэты ледников, затем угрюмые горные массы заливались стыдливым румянцем, и через минуту солнце, стремительно поднимаясь, разворачивало по всему горизонту свое пролетарское знамя.
Тимур загнал отцовский «Мерседес» в гараж и остановился посреди двора, любуясь рассветом. Сердце его каждый раз замирало от вида этой абсолютной, недосягаемой красоты. Молодое, нежное пламя, как некий вирус разрастаясь по всему небу, съедало последние отрепья ночной мглы. Он смотрел долго, пока глаза его не стали слипаться. Ночка все-таки выдалась бурная. Вряд ли кто-нибудь из его друзей появится сегодня в универе.
Габарай начал подниматься по ступенькам роскошного трехэтажного особняка, отстроенного в новомодном стиле – огромных кирпичных «новоосетинских» дворцов. В доме все спали. Добравшись до второго этажа, Тимур устремился по темному коридору к своей любимой спасительной берлоге, как вдруг заметил, что из-под соседней двери выбивается тонкая полоска света. Он задумчиво приблизился к ней, культурно постучал и заглянул внутрь…
Настольная электрическая лампочка горела желтым несвежим светом. Из-за стола торчала склоненная над тетрадями русая головка. Лицо Тимура буквально озарилось, словно подсвеченное изнутри небывалым, горячим, почти иконописным сиянием.
-Солнышко мое, ты уже встала? – в голосе его появилась глубина и необъяснимая дрожь. Он подошел к девочке сзади, наклонился и ласково поцеловал свежую, как утренний цветок щеку. Она протяжно и лениво засмеялась и обвила тонкой рукой шею брата. Синие глаза задорно заблестели.
-Как твои дела, Аля? – спросил он, с любованием гладя длинную лоснящуюся прядь. Она поморщилась и махнула рукой.
-А, хреново!
Тимур наставительно покачал головой.
-Ай- ай- ай! Как тебе не стыдно, хряпсик? Маленькие воспитанные красавицы не должны так гадко выражаться.
Она надула губки и легко пихнула его кулаком в плечо.
-Господи Боже! Когда же до тебя дойдет, что мне уже почти тринадцать!
-Ладно, ладно, солидняк, - он рассмеялся – Так в чем твои проблемы?
Она сразу помрачнела и отвернулась.
-Да так…
Тимур насупился и заглянул ей в лицо.
-Что, достает тебя кто-нибудь?
Она нервно пожала плечами. Он сжал ее руку.
- В школе кто-то?
-Нет.
-А что? Предки запаривают?
Алина вздохнула.
-Сны. Черт бы их побрал. Снова не могу спать. Как тогда…
-Опять чушь всякая снится? – он с пониманием смотрел ей в глаза.
-Да. Поэтому я встала так рано. Решила позаниматься перед школой. Не фига не рублю в этой вонючей алгебре.
Тимур с умным видом склонился над ее тетрадью. Иксы, игреки, дискриминанты… Перед глазами завертелись далекие школьные дни, уроки математики… Плешивый затылок Чирика - ублюдка, которому он однажды раскроил череп железным прутом… Математичка - жалкая, безгрудая кобылица, до одурения затраханная такими же босяками, как он… Дурманящий дым анаши. Первый разбитый мотоцикл… Синусы, косинусы… Ему тогда было тринадцать. И тогда уже давно никто не смел вякать против него.
-…это квадратные уравнения, - твердила Алина, тыкая пальцем в учебник. – Здесь нужно делать по формуле. А как избавиться от дроби?
Квадратные уравнения! Дерьмо собачье! Тимур подумал и отшвырнул тетрадь.
-Бросай ты эту дрянь к чертовой бабушке! Пошли лучше посмотрим видик, - он весело подмигнул сестре. Она смотрела на него с сомнением.
-Не знаю… Мне к девяти в школу.
-Начихать на школу!
Алина пожала плечами.
-Марго будет орать…
-Не мохай! – он ухмыльнулся – Твой брательник дома, а это значит, что предки - пластилин в наших руках. Вперед!
Он обнял ее за плечи, она его за талию, и они, смеясь, пошли из комнаты.

 



ЧАСТЬ 2.

1.

Яна сидела на кровати, обхватив голову руками, и остановившимися глазами исподлобья смотрела на подругу в кимоно, которая уже больше получаса с остервенением молотила по вбитой в стену лапе. Кожа на костяшках ее пальцев давно содралась, и они сильно кровоточили, но Инга словно ничего не чувствовала.
-Пожалуйста, остановись, - в очередной раз взмолилась Яна. Инга не реагировала. Удар, еще удар… Вдох- выдох… Это был не человек, а заведенный автомат без единой эмоции.
-Господи, я больше не могу этого выносить! – Яна подскочила и бросилась к ней.
-Отвали, - угрожающе рявкнула Инга, не сбавляя темпа.
-Успокойся. Пожалуйста. Не сходи с ума. Скоро вся общага сюда сбежится! – Яна попыталась схватить ее за рукав, но та одним легким толчком ноги отправила ее обратно на кровать. Прошло еще не менее пяти минут, прежде чем Инга, наконец, тяжело дыша, отошла от стены.
-Сколько время? – она взяла кухонное полотенце, вытерла взмокшее лицо, шею и обмотала им разбитые руки.
-Шесть часов, пятьдесят четыре минуты, - неживым голосом отчеканила Яна – Ты билась в этом кошмарном припадке целых сорок две минуты.
Инга молча села за стол и сунула кипятильник в стакан с давно остывшим чаем. Яна сокрушенно покачала головой, косясь на подругу.
-Инга, иногда мне становится страшно. Клянусь, я боюсь тебя! Последнее время ты превратилась в какого-то зверя.
-Я бы на тебя посмотрела, - усмехнулась она и кивнула в сторону распластанной на соседней кровати Марины. – Или ее поведение тебе больше нравится? Не ест, не пьет ни черта, только часами сидит в ванной и валяется рожей в подушку, как труп. Труха!
-Не надо так… - Яна взяла ее руку. – Послушай. Ты столько времени провалялась в больнице, не успела выйти, а уже издеваешься над собой. Не надо.
-Я сама знаю, что мне надо, а что нет!
Яна посмотрела на нее пытливо, печально, ссутулилась, опустила голову, погрузила в волосы пальцы.
-Господи… Как это все ужасно.
-Ужасно? – Инга оскалилась – Самое ужасное только начинается. Клянусь, эти скоты крупно нарвались! – в ее глазах забегали дьявольские отблески – Этот увеселительный вечерок им очень дорого встанет. Пусть не думают, что если у меня родители погибли, ни родственников толком, ни денег, ни связей, то я – ничто. Вот увидишь, я их уничтожу, я их закрою всех до единого!
Инга на некоторое время ушла в свои мысли, с устрашающей мечтательной улыбкой терзая в руках полотенце.
-Пей чай, - Яна положила в стакан ложку меда и подвинула его к ней.
-Я была в судебной экспертизе, - заявила снова Инга, проигнорировав ее жест. Она достала сумку и вытряхнула на стол разные бумажки.
-Вот полюбуйся. Полный комплект. Все, что надо, чтобы организовать им небо в клетку на ближайшее будущее. Медицинское заключение, заключение экспертизы- все до точного времени. Они там все проверили: мою одежду, кожу из-под ногтей, сперму- все тут написано. Завтра отдам Караеву.
-Следователю?
-Да. А вот – она открыла медицинскую карту и перелистала страницы – моя история болезни. Покруче голливудского триллера. Почитаешь перед сном, как раз для любителей острых ощущений.
Яна отвернулась.
-Прекрати.
-Да ты почитай! Вот отсюда… Они люди, как считаешь, а, Яна?
-Послушай, Инга, - Яна вздохнула и приобняла ее за плечи – Единственное, чего я боюсь, это чтобы все не обернулось хуже для тебя. Как тебя Хачик предупреждал? «Сучнешь - пожалеешь, что родилась».
-Да конечно, - Инга собрала со стола документы и сложила их в сумку. Такие дешевые запугивания на меня не действуют. Мне уже теперь ничего не страшно.
-Ты же сама говорила, что они на все способны. Ты не боишься?
-Бояться будут они, эти герои засратые. Посмотрим, как попрячут свои задницы.
-Правда? Чего им бояться-то? Ты прямо как ребенок, Инга. Да Габарая отец за свои бабки может хоть весь верховный суд с потрохами купить. Не знаешь наш город, что-ли?
-Увидим… - Инга закрыла сумку и с раздражением повернулась к Марине. – Я и эту дуру заставлю заявление написать. Я из горла у нее его вытащу. Вставай!!! – крикнула она и тряхнула ее за плечи.
-Оставь ее, умоляю тебя, Инга. Будь ты человеком.
-Черта -с- два! Ее всю заштопали с ног до головы, и теперь она плевать на все хотела. Раскисла, видите ли…
-Каждый переживает по-своему. Нет у нее твоей силы воли, так что успокойся.
-Все в нашем городе стали через чур уж спокойными, - Инга печально посмотрела на янтарные блики в стакане чая – Ты сделала то, о чем я тебя просила?
-Насчет этой девочки? Да, - Яна выдвинула ящик стола и достала блокнот – Я нашла ее. Она сейчас в центральной клинической больнице в хирургическом отделении. Зарегистрирована, как Агеенко Оксана.
-Кого-нибудь из родственников видела?
-Поговорила с ее матерью. Вернее, попыталась. Она прямо убита горем. Ничего не хочет слышать ни про милицию, ни про суды. Прямо вытолкала меня оттуда. Можно ее понять…
-Хорошо, - Инга вырвала листок из блокнота и встала.
-Ты куда?
-Съезжу в ЦКБ.
-Господи, ну к чему это? Во-первых, уже поздно, а во-вторых…
-Будет весело повесить на них сразу три тяжких преступления. Тем более, за эту малолетку они крупный срок схлопочут.
Она, улыбаясь своим радужным планам встала, открыла шкаф и скинула кимоно. Ее стройное тело все еще сплошь было покрыто синяками и ссадинами. Яна отвела глаза.
-Может, пойти с тобой? Скоро стемнеет…
-Сиди лучше дома, охрана. И заставь эту кретинку съесть что-нибудь.







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных