Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Методика чтения сказок




1. Педагогическая ценность чтения сказок.

2. Классификация сказок, их жанровое своеобразие.

3. Специфика изучения сказок в начальных классах.

 

 

Детская литература – это то, что создано мастерами слова специально для детей.

Литература для детского чтения – т.е. произведения, которые читаются детьми.

 

 

В детском фольклоре необходимо различать произведения взрослых для детей, произведения взрослых, ставшие со временем детскими, и детское творчество в собственном смысле этого слова.

Детский фольклор русского народа необычайно богат и разнообразен. Он представлен героическим эпосом, сказками, многочисленными произведениями малых жанров.

 

Народные сказки давно стали включать в детское чтение. Теперь признана их безусловная ценность, но еще в 20-е годы нашего столетия некоторые педагоги и литературные критики отрицали за сказками право быть помещенными в детских книгах. Фантастический вымысел отождествлялся с суеверием и религией. Суждения о вреде сказки сочетались с общим отрицанием значения культурного наследия, нужного для эстетического воспитания детей в социалистическом обществе.

Нигилизм и вульгаризация в педагогической науке были осуждены советской общественностью. Еще в 1934 г. С. Я. Маршак говорил: «Возьмем ... сказку. У многих наших обывателей есть представление, будто бы сказку убила революция. Я думаю, это ложное представление».

Вся практика советской педагогической науки, практика работы детских издательств доказала высокую ценность и важность включения народных сказок в детские книги, и особенно в книги, с которыми знакомят дошкольников.

Самый распространенный вид сказок, который рано становится известным ребенку,— сказки о животных. Звери, птицы в них и похожи и не похожи на настоящих. Идет петух в сапогах, несет на плече косу и кричит во все горло о том, чтобы шла коза вон из заячьей избушки, иначе быть дерезе зарубленной («Коза-дереза»). Волк ловит рыбу — опустил хвост в прорубь и приговаривает: «Ловись, рыбка, и мала и велика! («Лиса и волк»). Лиса извещает тетерева о новом «указе» — тетеревам без боязни гулять по лугам, но тетерев не верит («Лиса и тетерев»). Легко усмотреть во всех этих сказках неправдоподобие: где это видано, чтобы петух ходил с косой, волк ловил рыбу, а лиса уговаривала тетерева спуститься на землю? Ребенок принимает выдумку за выдумку, как и взрослый, но она его привлекает необычностью, непохожестью на то, что он знает о настоящих птицах и зверях. Больше всего детей занимает сама история: будет ли изгнана коза-дереза из заячьей избушки, чем кончится очевидная нелепость ловить рыбку хвостом, удастся ли хитрый умысел лисы. Самые элементарные и в то же время самые важные представления – об уме и глупости, о хитрости и прямодушии, о добре и зле, о героизме и трусости, о доброте и жадности – ложатся в сознание и определяют для ребенка нормы поведения.

Сказки утверждают ребенка в правильных отношениях к миру. Тянут репку и дед, и бабка, и внучка, и Жучка, и кошка — тянут-потянут, а не вытянуть им репки. И только когда пришла на помощь мышка, вытянули репку. Конечно, емкий художественный смысл этой иронической сказки станет до конца понятным маленькому человеку, лишь когда он вырастет. Тогда сказка обернется к нему многими гранями. Ребенку же доступна лишь та мысль, что никакая, даже самая малая сила не лишняя в работе: много ли сил в мышке, а без нее не могли вытянуть репку.

«Курочка-ряба» в народном варианте, хорошо представленном, например, в обработке писателя А.Н. Толстого, несет в себе столь же важную для воспитания мысль. Снесла курочка яичко, бежала мышка, хвостом махнула, яичко упало и разбилось. Стал дед плакать, бабка рыдать, заскрипели ворота, взлетели курицы, двери покосились, рассыпался тын, верх на избе зашатался. А весь переполох – от разбитого яйца. Много шума из ничего! Сказка смеется над пустяшной причиной стольких нелепых последствий.

Дети рано приучаются верно оценивать размеры явлений, дел и поступков понимать смешную сторону всяких жизненных несоответствий. Веселый и задорный колобок так уверен в себе, что и сам не заметил, как стал хвастуном, которому льстит собственная удачливость, – вот он и попался лисе («Колобок»). В сказке о теремке рассказывается о совместной дружной жизни мухи, комара, мыши, лягушки, зайца, лисы, волка. А потом пришел медведь – «всем пригнетыш»– не стало теремка («Теремок»). В каждой сказке есть мораль, которая необходима ребенку, ведь он должен определить свое место в жизни, усваивать морально-этические нормы поведения в обществе.

Замечено, что дети легко запоминают сказки о животных. Это объясняется тем, что народный педагогический опыт верно уловил особенности детского восприятия. Сказки «Репка», «Курочка-ряба», «Колобок», «Теремок» и некоторые другие удерживают внимание ребенка особой композицией: эпизод цепляется за эпизод, нередко они повторяются с добавлением какой-либо новой подробности. Эти повторения содействуют запоминанию и пониманию.

Сказки о животных можно назвать детскими и потому, что в них много действия, движения, энергии – того, что присуще и ребенку. Сюжет разворачивается стремительно: быстро, сломя голову, бежит курица к хозяйке за маслицем, – петух проглотил зерно и подавился, та посылает ее к коровушке за молоком. Курица — к коровушке, та просит, чтобы хозяин дал ей свежей травы пр. В конце концов курица принесла маслица, петух спасен, но скольким он обязан спасением! («Петушок и бобовое зернышко»). Ирония сказки понятна ребенку, ему нравится и то, что столько трудных препятствий удалось преодолеть курице, чтобы петушок остался жив. Счастливые концовки сказок соответствуют жизнерадостности ребенка, его уверенности в благополучном исходе борьбы добра со злом.

В сказках о животных много юмора. Это их чудесное свойство развиваету детей чувство реального и просто веселит, развлекает, радует, приводит в движение душевные силы. Однако сказки знают и печаль. Как резко контрастны здесь переходы от печали к веселью! Чувства, о которых говорится в сказках, столь же ярки, как и детские эмоции. Ребенка легко утешить, но легко и огорчить. Плачет заяц у порога своей избушки. Его выгнала коза. Петух прогнал козу — радости зайца нет конца. Весел и слушателю сказки.

Резкое разграничение положительного и отрицательного в природе сказок.У ребенка никогда не возникает сомнения в том, как отнестись к тому или иному сказочному персонажу. Петух — герой, лиса — хитрая обманщица, волк – жадный, медведь – глупый, коза — лживая. Это не примитивность, а та необходимая простота, которая должна быть усвоена малышом прежде, чем он будет готов воспринять сложные вещи.

В сказках о животных много песенок: поет лиса льстивую песню петуху: «Петушок, петушок, золотой гребешок, маслена головушка, шелкова бородушка…»; поет и петух, призывая на помощь кота: «Несет меня лиса за темные леса…»; поет коза перед дверью дома: «Вы, детушки! Вы, козлятушки! Отопритеся, отворитеся…»; поют волк, медведь и другие персонажи. Сказки изобилуют веселыми присловьями: «лиса при беседе краса», «заюнок-кривоног по горке скок», «комар-пискун», «муха-горюха» и др. Песенно-ритмическое начало сообщает повествованию сильную эмоциональную экспрессию, разнообразит его, придает сказке черты необычного, свойства игры.Песенки и прибауточные присловья так выразительны, что живут самостоятельно, концентрируя в себе поэтический смысл сказок в сжатой ритмико-игровой форме. Запав в память, сказки становятся неотделимой частью детского сознания.

Детям старшего дошкольного возраста нравится волшебная сказка. В равной степени привлекательны для них и развитие действия, сопряженное с борьбой светлых и темных сил, и чудесный вымысел.

Русская волшебная сказка создала поразительно живой, замысловатый мир. Все в нем необыкновенно: люди, земля, горы, реки, деревья, даже вещи — предметы быта, орудия труда — и те приобретают в сказках чудесные свойства. Топор сам рубит лес; дубинка бьет недругов, мельница мелет зерно; печка разговаривает; яблоня укрывает своими ветвями детей, бегущих от посланных Ягой гусей-лебядей; взмывает в небо ковер-самолет; в маленьком сундучке помещается большой город с жителями, домами и улицами.

Этот сказочный мир будит и развивает воображение ребенка.Малыш с горячим сочувствием следит за всем, о чем говорится в сказке: радуется победам Ивана-царевича, чудесам Василисы Премудрой, огорчается их невзгодам.

В особенности трогает ребенка судьба героев, поставленных в близкие и понятные ему обстоятельства. Действие в таких сказках часто совершается в семье. Говорили дочке отец с матерью, чтобы не ходила со двора, берегла братца, а девочка заигралась-загулялась — и братца унесли гуси-лебеди («Гуси-лебеди»). Братец Иванушка не послушал сестры — напился водицы из козьего копытца и стал козликом («Сестрица Аленушка и братец Иванушка»). Добрая сирота терпит гонения злой мачехи («Хаврошечка», «Морозко»). В развитие действия неизменно вносятся этические мотивировки: несправедливость становится источником страданий и злоключений, благополучные концовки всегда устраняют противоречия нормам справедливости. Волшебная сказка учит ребенка оценивать дела и поступки людей в свете правильных понятий о том, что хорошо и что плохо.

В сказках не бывает непоправимых жизненных бед, вместе с тем они не скрывают и то, что реальный мир знает тяжкие людские страдания, но все кончается благополучно благодаря чуду. Воображаемая чудесная победа добра над злом всегда активизирует чувства ребенка. Потребность в справедливости, стремление преодолеть жизненные невзгоды навсегда делаются частью его миро ощущения. Это в высшей степени важно для формирования у человека жизненной стойкости и качеств борца за справедливость.

Волшебная сказка с ее стройной композицией приучает ребенка логически мыслить: события в ней разворачиваются в строгой последовательности. Сказка захватывает динамикой сюжета. Чем ближе конец, тем острее и напряженнее становятся взаимоотношения персонажей. Очень часто, подведя героя к моменту почти полного достижения цели, сказка допускает резкий поворот события к исходному положению — и вновь он начинает борьбу за торжество справедливости. Такой прием помогает ребенку понять, что для достижения цели необходимо упорство, верность долгу и стремление победить во что бы то ни стало.

В волшебной сказке характеры персонажей, действующие лица от начала и до конца бывают наделены определенными добродетелями или пороками.

Герои сказок всегда остаются верны своим характерам, что бы с ними ни случилось. Для ребенка такая особенность сказок очень важна: это та необходимая простота человеческих отношений, которая должна быть освоена прежде, чем он научится понимать сложность дел и поступков людей.

Волшебным сказкам свойственна такая композиционная особенность: троекратное повторение какого-либо эпизода с последующим усилением эффекта.С тремя змеями бьется Иван-царевич, и каждый новый его противник сильнее предыдущего: трехглавого сменяет шестиглавый, шестиглавого — девятиглавый или двенадцатиглавый; три трудных задачи задает Морской царь Ивану-царевичу — и каждая новая все труднее и труднее; трижды разгоняет своего верного коня герой с намерением доскочить до верхнего окошка, в котором сидит царевна, и только на третий раз добивается своего.

Прием троекратного повторения имеет особенный смысл в каждомконкретном случае. В сказке о Сивке-бурке трижды повторяющееся скакание на коне мимо терема царевны свидетельствует о необыкновенной трудности в достижении цели. В другой сказке троекратное повторение эпизода имеет уже иной смысл. Трижды ходили дочери подсматривать за Хаврошечкой, и только в третий раз по оплошности она не сохранила тайны. Третий раз оказался роковым.Так, этот последний, третий эпизод оказывается то счастливым, то несчастливым.

Волшебные сказки живо передают подробности человеческих переживаний и тем волнуют воображение слушателей. «Старшие ушли, – говорится в сказке «Гуси-лебеди», – а дочка забыла, что ей приказывали, посадила братца на травке под окошком, а сама побежала на улицу, заигралась-загулялась. Налетели гуси-лебеди, подхватили мальчика, унесли на крылышках. Пришла девочка, глядь – братца нету! Ахнула, кинулась туда-сюда нету! Кликала, заливаясь слезами, причитывала, что худо будет от отца и матери, – братец не откликнулся! Выбежала в чистое поле: метнулись вдалеке гуси-лебеди и пропали за темным лесом». Беззаботная игра девочки передана словами: «заигралась-загулялась», а затем внезапное, словно сердце упало: «Глядь — братца нету!» Испуг, затем поиски с постепенно пропадающей надеждой найти брата и, наконец, горькое отчаяние: «Кликала, заливаясь слезами, причитывала... братец не откликнулся!»

Построение фраз, отбор слов определяются характером содержания. Спокойное повествование сменяется стремительным, когда речь заходит о внезапных и быстрых действиях,— это достигается с помощью глаголов движения. О гусях-лебедях, например, говорится так: «налетели», «подхватили», «унесли», «метнулись», «пропал» и т. д. Подбор глаголов ярко передает динамику событий, остроту ситуации. При этом маленький слушатель становится как бы участником происходящего, активно сопереживая героям сказки.

Сказочники воспроизводят мир во всей его предметной вещественности, в многообразии звуков, в блеске красок. Сказки заполнены солнечным светом, лесным шумом, посвистыванием ветра, ослепительным блеском молний, громыханием грома — всеми чертами окружающего нас мира. Ночь в сказках — темная, солнце — красное, море — синее, лебеди — белые, луга — зеленые. Это все густые глубокие цвета, не полутона. Меч у героя — острый, дворцы — белокаменные, камни — самоцветные, столы — дубовые, пироги – пшеничные и т. д. Вещи и предметы имеют четкие формы: известны их материал, качество. Все вместе взятое и делает волшебную сказку образцом национального искусства слова. Искусство сказки уходит своими глубокими корнями в культуру и язык народа.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных