Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Несвижские просторы




 

Ландшафтное окружение Несвижского района в основном сформировано плато и мореными холмами Копыльской и Новогрудской возвышенностей. Высота перепадов колеблется в параметрах от 180 до 226 метров над уровней моря (в Балтийской системе высот). Ландшафт пересеченный многочисленными реками и ручьями: Ушей, Сновкой, Турьей, Выньей, Шаулкой, Текрой, Гатью, Ланью, Городейкой, Дунаем. Залесненность ландшафтов умеренная. Заболоченность наблюдалась в прошлом на речных поймах. В настоящее время все болотистые низины почти целиком мелиорированы.

В формировании инфраструктуры расселения одну из главных ролей играли коммуникации. Через территорию района проходили крупные пути: из Новогрудка и Мира в Клецк–Пинск; из Лиды, Слонима на Копыль–Слуцк. Исторически в названном ареале выделялось два крупных центра: Несвиж и Клецк. Развитие Несвижа как частновладельческого города, крупного торгового центра, замка и укрепленного города определяла радиальную (центромебную) ориентацию местных путей. Среди последних выделялись дороги на Снов, Городею, Столбцы, Бузуны, Бобовню, Тимковичи, Клецк.

Из водных путей в прошлом выделялась Уша и Лань. Первая вела через Нёман к Балтике, вторая через Припять и Днепр к Черному морю. Для лесосплавов использовались и более мелкие русла и речки.

Плотность распределения сельских поселений на территории района не была одинаковой. Менее населенными являлись ландшафты междуречья Турьи и Выньи, что объяснялось заболоченностью и сложным рельефом, пересеченными тальвегами, которые чередовались с многочисленными пригорками. Более населенной была западная часть района, богатейшая на леса и где болотистые низинки наблюдаются только в пойме Уши и питающих ее водами ручьев.

Топонимика многих поселений района отражает природные условия их возникновения и развития. Именно этим объясняется название деревни Крутой Берег, которая на правом берегу Уши, название Затурье, Лань, у истоков одноименной речки. Некоторые названия отражают бывшее расположение поселений на песчаных островах среди болот: Остров, Красная Горка. Большую группу создают топонимы, возникшие в условиях расположения поселений среди лесов и лесных урочищ. К таким относятся названия Лесуны, Липка, Великая Липка, Ольховка, Хвоево и т. д.

К середине XVI века здешние поселения были в большинстве своем мелкие, составлялись из нескольких дворов. Это были дворища. Названия их в большинстве были патронимическими, производными от фамилии одного из поселенцев. Поселения с названиями патронимического происхождения составляют довольно значительную группу: Грицкевичи, Демидовичи, Митьковичи, Еськовичи, Панютичи, Иволово и т. д. Некоторые названия напоминают о переселенцах из Литвы (Дубейки). Значительную группу создают топонимы, отражающие принадлежность земель определенному владению, либо фольварку: Кирковщина, Фербовщина, Кучиновщина, Винклеровщина, Стрижовщина, Петуховщина, Пресмыковщина, Колосовщина, Салтановщина, Текаловщина, Куцевщина, Богоровщина, Горбуновщина, Великая Быховщина и др.

Некоторые названия свидетельствуют о давних добывающих и перерабатывающих промыслах. Такими являлась добыча железа из болотной руды (Рудное, Рудовка), гонка смолы, дегтя, терпантина (Осмолово, Смоличи).

До земельной реформы 1557 года сельские поселения (дворища) располагались бессистемно. Критерием здесь являлось удобство расположения пашенных земель, желание селится ближе к речке, либо ручью и далее от неудобных земель и болот. Поселения насчитывали несколько дворов (4–6). Застройка состояла из жилых и хозяйственных построек, которые соседствовали с жильем (клети, навесы, сараи). Отдельно располагались гуменные постройки. Дворы ориентировались вдоль тропинки, дороги, берега ручья (речки). Участки поселения могли быть разбросаны в различных местах (озимое и яровое поля, сенокосы), что обусловило и разбросанность отдельных дворов. Между соседними из них могло быть несколько сот метров. Бессистемности способствовала и подворная (подымная) форма повинностей.

Реформа 1557 г. (устава на волоки) коренным образом изменила структуру сельского расселения. Территория Несвижского района относится к тому ареалу, где реформа была реализована наиболее полно. Сущность реформы заключалась в замене индивидуальной (подымной) повинности на коллективную (поселениям). Последнее обстоятельство требовало концентрации дворов, своза однодворков и дворищ в компактные, укрупненные поселения. Основой таких поселений являлась единая определенная территория, включающая озимое и яровое поля и пар. Поселение располагалось в центре территории, как правило, в границах среднего поля. Здесь определялась территория для усадебной застройки, как правило, у дороги. Перпендикулярно, или под углом к последней нарезались усадебные полосы. Поскольку границы общей территории поселения были определены, то длина усадебной полосы была приблизительно одинаковой. Отличалась ширина, которая зависели от того, целую волоку, или часть ее (1/2, ¼, 1/8) брал хозяин. Тот, кто брал целую волоку, был обязан жилые постройки ставить с одной стороны улицы, а хозяйственные — с противоположной. Хозяева, которые брали полволоки и менее все постройки ставились с одной стороны. Пригуменья располагались в конце наделов. Довольно упорядоченная планировочная структура волочных деревень в скором времени начала исчерпывать резервы развития. Это было результатом ограничения однажды определенной территории усадебной застройки. В результате семейных разделов уплотнение застройки сначала шло вдоль улицы (хаты ставились крыша к крыше). Потом дворы сыновей и внуков начали располагаться и вглубь усадеб, в сторону пригуменьев. В отдельных случаях новая хата пристраивалась в конце цепи хозяйственных построек первоначального двора. Со временем начали возникать улицы, параллельные главной.

Закрепленные за волочными деревнями повинности иногда определяли и их название. Волочные деревни отличались размерами, выраженной регулярностью планировки.

Между границами наделов села оставались наделы, которые сдавались мелкой шляхте, служилому люду, арендаторам, дворы (усадьбы) таких владельцев назывались застенками, околицами. Застенки представляли собой мелкую панскую усадьбу, которая состояла из жилого дома с крыльцом на двух столбах, сеней и жилых комнат на две стороны. Перед крыльцом иногда располагался сад, стояли клеть и амбар. С противоположной стороны дома, куда вел сквозной проход через сенцы, располагался хозяйственный двор (сараи, навесы, конюшни и т. д.).

В XV–XVI веках на территории района распространение получают фольварки. Первоначально это был тип усадьбы, рассчитанной на производство хлеба на продажу. Фольварки создавались для увеличения денежной прибыли феодалов в условиях развивающихся рыночных отношений в Европе, где натуральный обмен утратил свою роль и уступил место денежному. Фольварки сдавались, как правило, арендаторам. Однако со временем фольварки утрачивают свою чисто производственную функцию и превращаются в имения панов «средней руки». Они представляли собой земельное владение и усадьбу. Последняя располагалась, как правило, в живописном месте, имела ограду и браму, к которым иногда вела аллея из лип, тополей, а то и растительных экзотов (лиственница и др.). Фольварочные строения были в большинстве деревянными. Брама имела крепкие ворота, над которыми иногда были и башня с колоколом. По сторонам от нее могли быть срубы-клети для сторожей. От брамы к крыльцу шла аллея. Вдоль нее часто был сад с некоторыми хозяйственными постройками: двухэтажными амбарами-лямусами с галереями, причем нижний (подклеть) мог быть каменный; сырницами (столбовой постройкой дл сохранения и сушки сыров); ледовней (сооружение с подвалом и двойными стенами, заполненными льдом).

Господский дом обычно был деревянный, на две жилые половины, вдоль сеней. Сени выходили как на крыльцо, так и в сторону двора. Крыльцо устраивалось на двух–четырех столбах. Напротив находилась площадка для разворота карет. Иногда в центре нее была клумба, солнечные часы, или стоял столб с геральдическим знаком. Жилые комнаты включали гостиную, кабинет, комнаты для отдыха, кухонные помещения. Стены иногда украшались обоями, обшивались панелями из дуба. Господский дом имел высокую, иногда в два яруса, вальмовую крышу, накрытую соломой, либо камышом, иной раз гонтом.

Хозяйственные постройки ставились отдельным двором. Это был замкнутый комплекс, который составляли конюшни, сараи для крупного и мелкого домашнего скота, навесы, сараи для возов и дров. При фольварках часто имелись производственные сооружения: мельницы, круподерки, винокурни, пивоварни. Расцвет корчемного промысла наиболее распространенными делал последние. Крупные фольварки имели и отдельные сооружения для челяди: офицыны.

Отдельно устраивались гуменные комплексы. В их состав входили сооружения для сена и соломы (пуни, сенники), для обмолота зерновых (гумно, ток, токовище), жердевые конструкции для просушки кормовых (прясло, переплет). От соответствующих построек сельского двора последние отличались размерами и вместительностью. Неотъемлемым элементом фольварочного комплекса являлись садовые насаждения, а также парк (в крупных фольварках). Последний создавал живописное окружение, органично связывая усадьбу с ландшафтном, речкой или прудом, лесом.

Отдельные топонимы на территории района свидетельствуют о распространении здесь в прошлом рассмотренного типа поселения (фольварковцы).

Основными типами поселений на территории района после волочной реформы стали деревни и села. Первые представляли собой земледельческое поселение на определенной, закрепленной территории. Преобладали деревни с уличной планировкой. Малые и средних размеров деревни были в большинстве одноуличными, распределенными вдоль деревенских дорог, либо берегов рек и ручьев. К последним можно отнести деревню Крутой Берег, застройка которой вытянулась протяженной улицей над надпойменной террасой Уши. Вдоль берега тянутся и улицы Высокой и Великой Лип, а также Боярцев, Андрушков. В болотистых местах одноуличные деревня иногда тянулись вдоль песчаных грив, гребень которых являлся здесь единственной дорогой. Именно такую картину отражает расположение деревень Дубейки, Салтановщина, Грибовщина, Лесуны, Юшкевичи, Затурье. Это одноуличные поселения, расположенные вдоль дороги среди некогда заболоченных пространств речек Выньи и Турьи. Одноуличные деревни имели различные размеры. Например, Лесуны имеют застройку продолжительностью не более четырехсот метров. А главная улица деревни Затурья тянется на три с половиной километра. Приблизительно такую же протяженность имеет и извилистая улица Юшкевич. Названные поселения отдалены друг от друга на километр, два.

Одноуличные деревни ютились и около леса, на границе с полем, или около лесной дороги. К таким относятся Омлынцы и особенно деревня Завитая, очертившая границу между лесом и полем.

Многоуличные деревни развивались быстрее на водораздельных плато, дорожных перекрестках, среди просторных пашенных земель. Как уже отмечалось, многоуличная структура в волочных деревнях создавалась параллельными главной улицами, связанными переулками. Такая планировка в чем-то была похожа на квартальную. Примерами могут служить деревни Козлы, Кохановичи, Войниловичи, Кирковщина, Рымаши, Малая Быховщина и др. Иначе складывалась многоуличная планировка деревень на основе пересечения дорог. Чаще создавался лучистый, либо крестообразный план (Язвины, Леоновичи, Степужинцы), в других случаях создавалось тупиковое пересечение (Кагановичи). Иногда к основной улице примыкали короткие переулки, создавая гребенчатую планировку (Трояново, Жданковичи, Карцевичи, Альбянка).

Отдельную группу создавали села. Этот тип сельского поселения отличался тем, что кроме улиц, занятых усадьбами и дворами здесь имелась территория, где располагалась церковь, волосное правление, общественный амбар (запасный магазин), школа, корчма. Где-то рядом могло быть и панское имение. Когда-то села являлись центрами вотчинных владений с имением, церковью, постоялым двором. В конце XVII — начале XIX в. большинство сел становятся центрами волостей. Общественные и сакральные сооружения села ставились, как правило, отдельной группой. Доминирующую роль играло здание церкви или костела, расположенное на возвышении, около пересечения дорог. Рядом находилась церковно-приходская школа.

Сложная структура села обуславливала и, как правило, его многоуличную планировку. В прошлом такая планировка была преимущественно лучевой, улицы-концы ориентировались на пригорок со зданием церкви. Однако позже структуру сел начали в основном определять направления дорог, преимущество получила крестово-лучевая планировка. Примерами могут быть Славково, Сейловичи, Лань. В последней сохранилась деревянная церковь конца XIX века и бывшее здание волосного правления (переоборудовано под сельский совет). Здание волосного правления возведено из дерева в начале прошлого века и расположено на пересечении улиц. Планировка включала крыльцо на столбах, сени и служебные комнаты. Двускатная крыша имела украшенные резьбой карнизы.

Примером села, которое сформировалось на основе вотчинного владения, является Великая Липа. Центральная часть поселения представлена костелом, ближе к речке Славки находилось имение с парком. Усадебная застройка располагается в направлении двух улиц: вдоль дороги на Заушье — Квачи и вдоль берега Славки. Некоторые села имели квартальную планировку, сложившуюся под влиянием волочной померы. К таким селам относятся Кудиновичи, Еськовичи, Рымаши.

Отдельные поселения района отражают процессы заселения новых мест (новины). К таким относятся Старые и Новые Новоселки. Ряд поселения напоминает о расселении этнических групп. Примером может быть деревня Ляхи на берегу реки Текры.

После битвы 1506 года под Клецком с татарами, часть пленных была расселена, в том числе и в окрестностях Несвижа. Наиболее состоятельная часть татар поступила на службу в армию, часть селилась в местечках и занималась ремеслом (шорники, медики и др.). Были и такие, которые создавали земледельческие осады. Такие сельские поселения иногда имели специфические названия, как, например, деревня Орда. Татарская осада существовала и в деревне Осмолово. В XIX веке здесь была возведена деревянная мусульманская мечеть. Это было прямоугольное сооружение из брусьев, поделенное на мужскую и женскую половины. В мужской половине, в стене, повернутой к Мекке (на юг), имелась специальная ниша (михраба, кибла), вроде алтаря. Лицом к ней сидел мула во время богослужения. Рядом, справа, имелось возвышение со ступеньками, так называемый мумибир (мумбер) — кафедра для наиболее торжественных проповедей. В стене, которая разделяла мужскую и женскую половины, имелось узкое окно, дабы женщины могли слышать слова молитвы. В стенах, высоко над полом, были устроены прямоугольные окна. Мечеть имела высокую четырехскатную крышу, накрытую гонтом. В центре возвышался высокий, четырехугольный минарет с шатровым завершением. Стены мечети были снаружи и изнутри обшиты.

В середине XV века на территории района начинают появляться сначала королевские, а затем частновладельческие торги. Последние должны были создать новые источники дохода для королевской казны и магнатов. Довольно быстро вокруг торгов сформировалась и специфическая застройка, представленная торговыми лавками (рядами), корчмами и постоялыми дворами, домами ремесленников-торговцев. Это были местечки. Планировка местечка развивалась на основе пересечения дорог, которое обычно, или первоначально было местом ярмарки. Постепенно на пересечении создавалась площадка (площадь), а дороги превращались в улицы-концы. Акцентами местечкового силуэта со временем стали сакральные сооружения, церковь и костел.

На месте пересечения дорог из Слонима на Несвиж и из Мира на Клецк сформировалось местечко Снов. Местечко было частновладельческим. Рядом, в живописном парковом окружении находился дворец Радивиллов. Местечковая площадь в Снове была небольшой. Торговых рядов здесь не было, торговали с возов. Дома ремесленников были обращены к площади дверями лавок, иногда с крыльцом на столбах. Соединение лавки и жилья — характерная, специфическая черта дома местечкового ремесленника-торговца. И сегодня некоторые местные магазины располагаются в помещениях бывших лавок.

Одним из крупных ярмарочных путей был путь из Снова в Мир. Вечером, окончив торговлю, торговцы, паны, мелкая шляхта и крестьяне ехали и шли по дороге на Савичи и далее, на Мир. Чтобы не тратить ночь в дороге многие сворачивали около деревни Хвоево к корчме. В сороковые годы XIX века (как предполагают местные старожилы) предприимчивый шинкарь использовал удобное место на бойкой дороге и построил здесь корчму. Стоявшие рядком на обочине дороги старые ели он спилил и удачно использовал пни как фундамент. Через полвека корчмой овладел более состоятельный торговец, он поставил на корчемном дворе хозяйственные постройки, колодец-журавль, обнес все забором. Корчма была построена из хороших хвойных брусьев, на высоком каменном фундаменте (в который удачно «вписались» и названные еловые пни), имела высокую двускатную крышу. Из небольших сеней гости попадали в просторный шинок. Здесь стояли простые столы на козлах, лавы вдоль стен, буфет шинкаря, обложенная кафелем печка, за которой располагались жилые комнаты корчмаря и кухня. Имелось отдельное помещение для ночлега гостей. Оно состояло из двух комнат. Одна для простого люда, с простым столом, лавами, полатями. Другая — для шляхты и панов, с венскими креслами, кроватями, шкафом.

В первые десятилетия прошлого века на территории района приобретает распространение еще один специфический тип поселения — хутор. В условиях аграрной политики Польши хутора сдавались так называемым осадникам, в основном переселенцам на территории, которые отошли к Польше по Рижскому мирному договору. Усадьбы осадников конгломератами располагались недалеко от деревень и сел, дорог. Много одноименных хуторов находится около деревень Сейловичи, Андруши, Юшкевичи, Качановичи, Садовая, Леоновичи, Ченявичи и т. д. В отдельных случаях конгломераты хуторов создавали так называемые хуторские деревни, в которых отдельные усадьбы привязывались к дороге, или полевой тропинке. Именно к таким относятся деревни Крыжи, Свитязь, Надея и т. д. Застройка хутора представляла усадьбу с несвязанными постройками. Она включала хату, постройки, соседствующие с ней (клеть, амбар, навес для возов, истопка), отдельно расположенные сараи. Рядом мог располагаться сад. Дворовый комплекс иной раз обносился легкой оградой. Гуменные постройки располагались на некотором отдалении (за садом, на противоположном конце огородов). Отдельные хутора находились в лесной глуши, среди лесных полян. Такие имелись в Карцевичском лесу, в Винклеровском лесу, в лесном массиве между Панютичами и Хвоево. По структуре застройки к последним приближались усадьбы лесничих и лесников, которые охраняли лесные владения Радивиллов. Усадьбы лесничих по набору жилых и хозяйственных построек напоминали фольварки. Статус лесничего соответствовал статусу шляхтича или мелкого дворянина.

 

 


Над Неманом

 

На первый взгляд не скажешь, что Столбцовщина, как уголок Беларуси, имеет яркие особенности в географическом, природно-ландшафтном, или историко-культурном плане. Верхнее течение Нёмана, речки Сула, Ольховка, Яченка, Жетяровка, Говезнянка — его притоки. Просторные сосновые боры на востоке и Налибокская Пуща на западе. Здесь граничат Минская, Копыльская и Новогрудская возвышенности. Между ними — уютный дол, «…дзе льецца Нёман срэбраводны».

Столбцовщина — граница трех историко-культурных регионов Беларуси: Центрального (Минщины), Понеманья и Полесья. Последнее угадывается, если переехать на юг за Копыльскую гряду. Здесь пересекаются многие транзитные и региональные пути. Прежде всего, водный путь по Нёману. Недаром на его берегу напротив друг друга — два местечка: Столбцы и Новый Свержень. Где-то, сравнительно недалеко, реки Лань, Случь, Птичь. Здесь древний узел континентального водного пути от Балтики к Черному морю. Главный сухопутный транзит, также континентального масштаба, из Варшавы — Бреста — на Москву. Недалеко проходили и крупные транзитные пути из Вильно и Гродно на Новогрудок — Пинск, из Минска на Слуцк, из Бреста на Несвиж — Могилев.

Впечатляет паутина местных дорог, которые связывали бывшие деревни и местечки. К Столбцам сходятся дороги из Сверинова, Николаевщины, Погорелого и Несвижа, Городеи и Мира, Бережного и Стрижнева, Ивенца и Рубежевич, Засулья и Негорелого. Двенадцать дорог, двенадцать артерий, по которым стекались к местечку товары и деньги, близкие и далекие ремесленники и торговцы, которые ехали на ярмарки в Столбцы и Новый Свержень.

Система расселения на Столбцовщине привязана к руслам рек и дорогам. В прошлом край был покрыт сплошными лесами и пригодные для поселений места были около берегов и на надпойменных возвышенностях, а также около дорог, где удобно было устраивать делянки.

Интерес представляют маленькие деревеньки и хутора в лесных просторах. Их названия отражают вечную связь с природой, или древними занятиями лесных промысловиков. В сосново-еловой пуще, около берегов реки Турьи, раскинулась деревня Рудники. Название ее свидетельствует, что очень давно, здесь на болотистой пойме добывали железный колчедан промысловики-рудники. Двадцать шесть дворов стоят произвольно, свободно улицами, ориентированными по направлениям глухих лесных троп. Окрестные боры известны под названием Коляровский Лес, размером 10х10 километров. Через семь километров на севере от Рудников, на лесной поляне, размером около одного квадратного километра деревенька Язвины. Тридцать четыре двора расположены на двух коротких улицах вдоль лесного ручья. Семь километров лесной дороги на запад приведут к деревеньке Полосни из двадцати дворов. Название ее, возможно, восходит к временам земельной реформы середины XVI века, “Устава на волоки”, когда сельские усадьбы нарезались узкими полосками в ½, ¼ волоки.

Здесь Коляровский Лес выходит к пойме речки Говезнянки, левого притока Нёмана. Поселения сразу становятся крупнее, имеют преимущественно линейную ориентацию, вдоль берега, или границы поймы. Буквально описывая черты берегов, расположились вдоль реки деревни Погорелое и Судники. Живописная улица Погорелого насчитывает восемьдесят четыре двора. Ее южный край, через деревянный мостик выходит к Судникам. Ее 27 дворов чередуются с полянами, берегом, вдоль тропинки к деревне Кунасу.

За Судниками открывается пространство, приблизительно 4х4 километра свободное от леса. Его пересекает речка Жигалка с деревнями Жигалки и Любковщина (80 и 56 дворов соответственно). Короткие переулки обеих деревень проходят по берегу, чередуются с лугами и верховыми болотцами.

За хутором Перекоповщина — открытая пойма Говезнянки. Вдоль ее левого берега — деревенская дорога из Погорелого на Вязовец. На ее десятикилометровом продолжении семь деревень: Подеричи (63), Крамец (54), Перекоповщина (32), Заречье (70), Новокольцы (77), Вишневец (83) и Веровец (66 дворов). Одна деревня переходит в другую, создавая подобие единой бесконечной улицы,— пример берегового расселения. Севернее — снова кварталы боров из сосен и елей. А за ними — просторный дол с руслами Жетеровки, Рудовки, которые несут свои воды в Нёман и впадают в него в Новом Свержени.

Поселения здесь также линейно-уличные, гнездами разбросаны вдоль берегов, напоминая ленту, которая протянута от Городеи до Морхочовщины и Нового Сверженя. Начинает эту ленту группа деревень Деречинцы (83), Великий Двор (44), Воробьище (82 двора). Крупнейшие здесь Новое Село (245 дворов) и Подлесье (125 дворов). Немного в стороне — Осиповщина (82 двора). Вторая группа деревень теснится около Горок: Савони, Шатерово, Раевщина, Холоимовщина. Их улицы придерживаются разных берегов. Далее — Головенчицы и Морхочевщина, на противоположных берегах, около слияния Жатеровки и Рудовки. Отсюда полевые дороги, через водораздел, выводят к Гребеновщине, Мисяковщине, Кнотовщине, Бельковщине и Шахновщине. Окончания названий деревень свидетельствуют, что это когда-то были вотчинные помещичьи владения. Все одноуличные, вьются вдоль берегов Нёманской старицы.

Крупнейшее поселение этой части Столбцовщины — Николаевщина. Расположена около слияния Говезнянки и Нёмана, на надпойменной террасе, размерами 1х2 километра. Здесь Нёман делает поворот, поэтому часть улиц квартальной планировки ориентирована с севера на юг, а частично — с запада на восток.

Севернее Николаевщины лежат Окинчицкие леса, леса Колосовского края. Здесь, в сосновых борах прячутся бывшие лесные заставы и кордоны Радзивилловской лесной ординации. На лесной поляне — Артюхи, семнадцать дворов вдоль полевой тропинки из Окинчиц на Свериново. Сами Окинчицы на западной окраине леса, уже рядом со Столбцами, на пересечении дорог на Николаевщину, Свериново, Новый Свержень. Свериново расположено на восточной окраине леса, прижавшись к берегу Нёмана. Небольшой ручеек, правый приток реки, делит улицу пополам. Отдельно разбросанные через 50–100 метров на террасе болотистой поймы дворы создают деревеньку Луговатое. По существу, это тип хуторской деревни: дворы-хутора соединены тропинкой, которая бежит на север через брод Нёмана — к Лунино, деревне из двадцати дворов.

Через три километра на север от Свериново, в лесу, прячется хутор Ласток — бывшая усадьба лесного обходчика. Далее, до самой Отцеды, ни деревни, ни хутора.

Система расселения северной части района определяется ландшафтами междуречья Нёмана и его правого притока Сулы, небольших речек Яченки и Ольховки и притоков Сулы Ливинянки, Осиновки, Волки, Лубянки. Названные реки разделяют пространство на локальные природно-ландшафтные рекреации правобережного Нёмана. Их пересекают веером расходящиеся от Столбцов дороги районного и регионального значения (на Мир, Ивенец, Рубежевичи), на которых расположены наиболее крупные деревни.

Центральная часть междуречья Нёмана и Сулы безлесное водораздельное плато, на котором пятнами разбросаны небольшие урочища. На дорожных пересечениях — деревни, преимущественно многоуличные. Направления улиц определены направлением дорог.

Вдоль дороги на Турец, в четырех километрах от Столбцов, — деревня Заямное, на пересечении с местной дорогой из Градовки на Стецки. В деревне более двухсот дворов. В округе разбросаны многочисленные хутора, особенно ближе к Нёманской пойме. Деревня Градка в целом представляет четыре хутора между старицами. Бессистемно разбросанные хутора сидят около лесного урочища Круглица, сосны на высоком берегу Нёмана. В самом центре урочища, над берегом, одноименная деревенька Круглища — несколько разбросанных между сосен усадеб. Небольшой хутор представляет и Осово, на северном выходе из урочища. За ним, на вышеназванной турецкой дороге село Опечки. Основная улица, около сотни дворов у дороги. Около десятка дворов свободно разбежались вдоль берега Яченки и перебрались на противоположный берег, к деревням Жавнерковичи и Семенчицы. Последняя буквально прижалась к берегу и через мост нашла продолжение на другом. Мост дает начало дороге из Столбцов на Ивенец.

Однако вернемся к Опечкам. Слева от турецкой дороги полевая дорога к деревне Лонки. Она уютно расположилась там, где урочище Кручница выходит к берегу Яченки. Улица, метров триста вдоль берега, в сторону леса два коротких переулка.

Лесная тропинка ведет к слиянию Яченки и Нёмана и через брод выходит к урочищу и деревне Жуковому Бродку. Деревня на мысе, среди болотистой поймы. Отсюда, через лес дорога и тропинки снова возвращают на дорогу на Турец, в крупную деревню Атолезы (около 250 дворов). Улицы, около двух километров тянутся вдоль пересечения. На север от деревни — безлесное пространство, приблизительно 3х3 километра, на котором видны хутора и полевые тропинки. На северной окраине поля — хутор Атолезь. Отсюда тропинки: направо на Хутор Борок, из трех усадеб около старицы Сулы и налево к деревне Хутор Борок, из трех кривых переулков между лесом и старицей. Из деревни тропинка снова выбегает на дорогу на Налибоки, и через мост попадаем к Зубараво. Дворы плотно располагаются между берегом и лесом урочища Руднянская пуща. Болотистое урочище, можно считать, является юго-восточной окраиной Налибокской пущи.

Дорога на Деревную-Ивенец, которую мы оставили около моста в Семенчицах, идет сначала полем, до деревни Тулёнки, из двух параллельных, плотно застроенных улиц. На правом берегу Сулы, около дороги, одноименный хутор, далее — лес.

В лесу — два хутора с одинаковым названием Шашки. Один среди поляны. Около него лесная дорога до деревни Шашки, крупной, многоуличной. Рядом деревни Дудки и Нёман. Здесь дорога раздваивается. Влево, ведет к хутору Ранувидово, деревни Ручеец и села Старина, рядом — хутор Сосенка. Через деревню Подгорная, которая вдоль дороги, тропинка бежит к селу Деровное.

Однако основная дорога к селу из деревни Нёман вправо, через Большую и Малую Гуменовщину. Две деревни с параллельными улицами. А между ними — речушка Сермяжка.

За Гуменовщинами начинаются болотистые пространства с островами лесных рощ, урочищ, низин. Около хутора Большая Гуменовщина дорога поворачивает налево. Здесь названия деревень отражают ландшафтный колорит: хутор и деревня Острова, деревня Забродье, Беломошье, хутор Подлесовье, Заречье, ну и, конечно, село Деревная. Более трехсот дворов, компактно расположенных в центральной части размером около 1х1 км. Одна длинная улица в сторону деревни Дереженьки. Деревная почти сливается с деревней Огороднички. Их разделяет безымянный ручей. Через четыре километра — село Нивное (около ста дворов), а за ним Налибокская пуща.

Дорога от Столбцов до Рубежевич также богата крупными деревнями. За безлесным водоразделом Нёмана и Сулы — Ячнае и Яченка, две параллельные улицы, между которыми одноименная река. По берегам — также хутора. За хутором Яченка, деревни Вокроугол и Засулье, в одну улицу-нитку вдоль полевой дороги, которая выводит к хутору Смольня, бывшего Радивилловского лесного кордона. Далее — Окинчицкие леса. А дальше по Рубежевичской дороге село Засулье (более 250 дворов) и деревня Заречье (более ста дворов). Между ними река Сула. Одноуличная застройка названных деревень очерчивает речные берега. Около Засулья, в междуречье Яченки и Сулы — много бывших хуторов. Западнее Засулья, на правом берегу реки деревеньки Новоселье и Таборишки.

Из Заречья дорога ведет к правому берегу Сулы, небольшой речке Волки. Вдоль ее правого берега живописно располагаются, одна в одну деревеньки Боровки и Ждановичи, Довнарщина и Татарщина, Грозовщина и Камейша, Ружанка и Сосенка. Короткие улицы, короткие переулки, отдельно разбросанные дворы. На левом берегу, на лесной поляне, одиноко сидят четыре двора деревни Олешково. Завершает эту череду деревень крупнейшая, Полоновичи (около тридцати дворов).

Вокруг описанного уголка — сплошные леса почти до самых Рубежевич. Где-то за лесом, около берега Сулы — Гилевка (два двора), среди бора, на полянке, хутор Ждановичи. Еще дальше — хутор Янушки.

Подытоживая особенности сельского расселения и планировочных типов поселений Столбцовщины можно отметить:

1. Основными являются исторически сложившиеся береговой, пойменный и суходольный типы расселения. Первый представлен многочисленными деревнями на берегах Говезнянки, Нёмана, Яченки, Сулы и Волки. Многие деревни тянутся вдоль берегов целой лентой (берега Говезнянки, Жатеровки, Яченки, Волки).

2. Пойменный тип представлен поселениями, сформировавшимися на пространстве надпойменной низины, либо на надпойменной террасе. К таким относятся Николаевщина, группа деревень вокруг Нёманской старицы, Шахновщина и соседние, Новый Свержень, Бережок.

3. Суходольные деревни Столбцовщины расположены около дорог, которые пересекают водоразделы. Это крупные деревни, на открытых пространствах пашенных равнин (Залужье, Новогорки, Озерное, Опечки, Стетьки, Шашки, Великая и Малая Гуменовщины, Деревная и другие).

Из исторических типов поселений в Столбцовском районе были известны хутора, слободы, фольварки, села, деревни и местечки.

1. Хутора, на сегодняшний день в подавляющем большинстве нежилые, сохранившиеся от польского осадничества 20-х гг. ХХ в. Еще в конце 70-х гг. прошлого столетия их на территории района было очень много. Располагались хутора около берегов (Жатеровка, Яченка, Сула, Ливянка), в глухих Окинчицких и Колеровских лесах. Чрезвычайно много их было на открытой равнине между Нёманом и Сулой, в окрестностях Селянчиц, Яченки, Заямного и Стецки, а также рядом с Атоледь, Боханами, Засульем. В окрестностях Боханов и Засулья они десятками гнездились около полевых дорог, ручьев, источников, урочищ.

2. Слободы появились на Беларуси в XVI–XVII вв., как поселения на неудобных и болотистых землях (сыром корне), а также пепелищах, избавленных на время, до двадцати лет (освобожденные), от налогов (отсюда и название). Некоторые слободы остались малодворными, некоторые пришли в упадок и превратились в хутора, а многие наоборот, в крупные деревни. Так Слобода рядом со Столбцами насчитывает более двухсот дворов, имеет улично-квартальную планировку. Тихонова Слобода тянется длинной улицей к деревне Великие Новики и сливается с ней, создавая единую нить дворов на семь километров. Название Новики также свидетельствует о поселение на новом месте. Неподалеку — хутор Тихонова Слобода. Еще одна деревня, Слободка находится на окраине района, по дороге на Ивенец и одна по дороге на Бережное.

3. К историческим типам поселений относятся и такие видовые топонимы, как Великое Село (по дороге на Мир), Новое Село (около Городеи), Великий Двор, — бывшие центры сельских округ и имений.

4. О бывших фольварках напоминают названия вотчинных поселений: Грабеновщина, Кнотовщина, Шахновщина и т. д. Когда-то это были небольшие имения с хозяйством по производству хлеба на продажу, или для корчемного промысла. Многие фольварки сдавались в аренду, в частности лесничим (лесничовки).

5. Древним местечком на Столбцовщине был Свержень (ныне Старый Свержень). В XVI в. здесь был замок. Местечко на берегу Нёмана, между дорогами на Бережное и Мир, компактной планировки. Позже, около слияния Нёмана и Жатеровки возникло местечко Новый Свержень. Здесь сходятся дороги на Городею, Несвиж, Погорелое. Сегодня в Новом Свержене более 400 дворов компоктно расположены на площади около 2х2 км. Местечко Столбцы сформировалось на правом берегу Нёмана и речки Ольховки. Основная застройка местечка сконцентрировалась между железной дорогой и шоссе Москва–Брест. Планировка квартальная.

Традиционная усадебная застройка деревень Столбцовщины имела и ныне часто имеет линейный (погонный) вид. Дом и хозяйственные постройки расположены в ряд, вдоль двора. Когда количество хозяйственных построек значительно, то ставились два параллельных ряда. В конце земельного участка стояло гумно и приспособления для просушки и сохранения кормовых (гумнище). Планировка усадьбы в значительной мере определилась еще в середине XVI в., во время земельной реформы «Устава на волоки». Узкие полоски не только вынуждали располагать дворы крыша к крыше, но и строить их в линию. Иногда на такой усадьбе один за одним располагались усадьбы отца, сына, внука.

Ныне погонную застройку и ее традиционные отголоски можно наблюдать в деревнях Перетоки, Забродье, Хотово, Старый Свержень — в большинстве деревень района. На бывших хуторах застройка преимущественно не связанная. Жилье и хозяйственные постройки ставились компактно, по периметру территории двора.

Традиционное сельское жилье состояло из хаты, сеней (иногда с кладовкой) и истопки. Последнее помещение заменяло на болотистых местах погреб и отапливалось огнем, или горшками с углями (Забродье). Из хозяйственных построек выделялась клеть (свирон) — сооружение для сохранения зерна и ценного имущества. Местные клети имели фундамент на высоких валунах, под которыми иногда делался погреб (подклеть). Имели столбовое крыльцо — галерею (приклетник), балкончик (лобовик), для сохранения на втором ярусе отборных сортов зерновых.

В линейной застройке двора доминирующую роль играла хата: выделялась размерами, имела окна с наличниками и ставнями, крыльцо. Ставилась хата на фундамент из валунов, реже на дубовые лёжни.

Интерьер традиционного жилья составляли печь на высоком деревянном подпечьи. За ней — пол и палати, настилы с сенниками для отдыха. В красном углу сходились лавы, стоял стол накрытый льняной скатертью. Вверху — иконы под рушником-набожником. Около входа, напротив печи — бабий угол: шкафчик и полочки с посудой, лава с ведром, под потолком — труба лучника. Лучина освещала именно то место, где работала хозяйка. Обстановку дополняли сундук, или шкаф, ашестки, на которых сушились полотенца, колыбель для младенца. Пол (мост) — глинобитный (токовый) или из досок на лагах (подмостниках).

Пространство сеней и кладовок заполняли плетеные и выдолбленные, клепочные емкости, шкафы и шкафчики, полки с посудой, ашестки, на которых висели мешки, упряжь. На стене, на деревянном гвозде — старые кожухи. На чердаке, подсррешье — плетенные короба с копченостями.

Сараи располагались за хатой через навес, в котором прятались дрова, возок, сани и т. д. Иногда и между самими сараями имелись навесы (между сараями для коней, коров и телят, овечек, свиней). Под одним из навесов хранили сено (сенник). В последнем навесе располагался небольшой сруб птичника.

Амбары на Столбцовщине иногда имели значительные размеры (Перекоты, Забродье), сквозной проезд, по бокам засторонки (отсеки для снопов), пристройки для мякины (мякинники).

Дом местечкового ремесленника-торговца имел со стороны улицы лавку, над ней (в мансарде или мезонине) мастерскую, в цокольном перекрытии — кладовку. Со стороны двора — жилые и хозяйственные помещения. Лавки украшались столбовыми крыльцами, которые создавали вдоль улицы целостную галерею. Фронтоны лавок украшались вывесками, наличники и ставни разукрашивались, что придавало застройке привлекательный, праздничный вид.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных