Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Эволюция и язык животных 2 страница




По теории Чомски такая человеческая способность развилась в процессе эволюции. Язык дает людям большое преимущество для выживания. Мы способны передать или получить жизненно важную информацию о нашем мире, о нашей окружающей среде, используя язык. Мы можем также рассказать о прошлом и даже загадывать на будущее.

Это облегчает выживание, так как у людей есть возможность сообщить друг другу, где находится пища, вода, где затаился лев, или рассказать о приближении лесного пожара. Язык также можно использовать, чтобы организовать группу людей, например, пойти на охоту или позаботиться о младенцах, или поговорить с другим человеком и избежать конфликта. Таким образом, животные, у которых есть такой мощный инструмент, как свой особый язык, способны более успешно выживать во враждебном мире. Всякий раз, когда животное приобретает какое-то новое эволюционное преимущество, ему всегда предшествуют предыдущие, менее совершенные версии этого навыка.

Рассмотрим такое великолепное приспособление, которое помогло создать наш технологичный мир, как большой палец. Он противопоставлен другим пальцам. Он появился еще у обезьян, однако их палец не противостоит другим по-настоящему. Поскольку различные ветви приматов развивались по-разному, то и большой палец у некоторых видов противопоставлен одному или двум пальцам в той или иной степени. Точно так же и способности птиц летать предшествовали более ранние версии этого навыка. Раньше, чем птицы, другие животные (например, птеродактиль) умели парить в потоках воздуха. Парение не было истинным полетом, скорее оно походило на удерживание в воздухе, и его довольно сложно было контролировать. Способность летать более совершенна, чем просто взлет и парение. К парению добавилась возможность взлетать с любых поверхностей и регулировать высоту полета — это и стало истинным полетом.

Мы можем проследить развитие и непрерывное изменение самых важных и полезных способностей на протяжении нескольких тысячелетий. Отрицание Чомски языковой способности других животных создает прецедент для применения того, что биологи называют теорией «счастливой мутации». Чомски считает совершенно случайным изменение в генах, которое производит радикальное улучшение живого организма, своего рода «божественное вмешательство».

Такой вид объяснения крайне неудобен. Эволюция похожа на шоссе, по которому путешествуют виды. Изменения в направлении движения плавные, так как быстро развивающиеся виды могут попросту слететь с дороги в никуда. На биологическом уровне эта метафора о шоссе проявляется как медленное непрерывное изменение с большим количеством аналогов между всеми разновидностями животных, особенно на генетическом уровне. Многие удивятся, если узнают, что недавно современная биохимия получила данные, что люди вовсе не так уникальны, как нам казалось ранее. Анализ ДНК показывает, что на молекулярном и генетическом уровнях люди и шимпанзе идентичны по крайней мере на 98 %. Это настолько высокая степень подобия, что ученые предположили, что можно было бы скрестить два этих вида и получить гибрид. Конечно, по моральным и этическим соображениям этот эксперимент просто не разрешили бы проводить, но такая возможность демонстрирует, насколько люди похожи на остальных высших приматов. Даже столь очевидно отличающееся от нас животное, как собака, все еще очень походит на нас на генетическом уровне. Оба наших вида относятся к млекопитающим, и цепочки ДНК человека и собаки совпадают более чем на 90 %.

Если мы настолько генетически близки к другим животным, кажется маловероятным, что эволюция вдруг сделала внезапный качественный и количественный скачок, дав нам речевую способность. Скорее всего, эволюция плавно двигалась к появлению речевых способностей у человека, и прояви мы достаточную настойчивость, то наверняка нашли бы непрерывный ряд стадий развития, результатом которых стала наша способность говорить. Эти ранние речевые способности показались бы нам более чем скромными, ясно одно: им должен был предшествовать образец коммуникации других животных, например, собак. Можно предположить, что такой язык был более простым, чем речь людей, и тем не менее не исключено, что это был полноценный язык собак.

Если логика предполагает наличие и более простой формы речи, то почему исследователи вроде Чомски считают, что только человеческие особи уникальны в своих речевых способностях? Фактически они продолжают старую традицию, которую установили еще философы и ранние натуралисты, доказывавшие, что люди — уникальные существа. Такая цепочка рассуждений исходит из нашего эго. Она толкает нас к тому, чтобы мы возгордились собственной одаренностью, думая, что вся остальная природа находится на порядок ниже нас и что, возможно, Бог избрал нас для какой-то особой миссии.

Люди отличаются от остальных животных по самым разным признакам. Например, это единственные живые существа, которые носят одежду и украшения, прокалывают уши и другие части тела, красят волосы, используют деньги и готовят себе еду. Но такие незначительные отличия не повод для гордости — мы стремимся утверждать свою уникальность через мораль, интеллект и язык.

Вероятно, самая известная версия нашей уникальности была дана Рене Декартом, который предположил, что никакие другие животные, кроме людей, не обладают сознанием или какими-либо иными признаками умственных способностей. Все животные, кроме человека, — просто волосатые механизмы, очень складно созданные, которые реагируют на возбуждение из окружающей среды почти так же, как реагирует машина, когда вы поворачиваете выключатель. Церковь поддерживала идеи Декарта, ведь если бы животные имели интеллект, то они имели бы и душу. Если бы они имели душу, то это подняло бы этические вопросы употребления их в пищу, отказа им в изъявлении воли и принуждения животных работать на человека. Выводы Декарта о том, могло ли животное иметь сознание или умело ли оно думать, базировались на неспособности животного разговаривать на человеческом языке.

Идею, что человек — уникальное существо, всегда подвергали сомнению. Греческий философ Аристотель, средневековый ученый Фома Аквинский и эволюционный биолог Чарльз Дарвин — все они пришли к выводу, что люди и животные различаются лишь количественно (по степени выражения интеллектуальных способностей), но не качественно (по самой природе этих интеллектуальных процессов).

Конечно, животные могут разговаривать вне зависимости от того, чем вы считаете их речь. Если вы определяете язык как систему общения, т. е. как сигнальную систему, то тогда каждое живущее на нашей планете животное действительно умеет разговаривать. Сверчки и кузнечики оповещают о своем местонахождении и готовности к спариванию звуками, которые они производят, потирая задние ножки, а светлячки подают подобное сообщение вспышками света. Можно ли приписать насекомым способность разговаривать? Этолог Карл фон Фриш думал именно так и получил Нобелевскую премию за свои работы по расшифровке пчелиного языка.

Медоносная пчела развила экстраординарную систему общения, которая помогает выживать всему улью. Разведчики ищут пищу и. возвращаясь, рассказывают, где они нашли нектар или пыльцу. Сообщают они эту информацию посредством уникальных движений, своеобразного танца. Они кружат от потолка к полу, от одной стенки к другой, выписывают восьмерки, покачивая брюшком. Скорость движения, размер восьмерки, положение в пространстве передают информацию о месте нахождения пищи и о ее качестве. Танец пчелы может описывать путь к нектару, который находится за несколько миль от улья.

В колонии есть специальный разведчик-охотник. Его не интересует новая еда, он ищет место для нового улья. Если в колонии появляются две королевы, то одна из них должна уйти, чтобы не погибнуть. Молодая королева собирает тех, кто хочет основать с ней новую семью на новом месте. Язык разведчиков настолько точен, что исследователь, наблюдающий за ними, может достичь указанного места раньше, чем сами пчелы.

Хотя многие ученые согласятся с тем, что такое поведение удивительно, большинство из них считают это системой передачи сигналов, но не настоящей речью. Система этого языка кажется им слишком простой и негибкой, чтобы ее можно было назвать языком. Кажется, что пчелы разговаривают только о том, где пища и где можно построить дом. Пчелы не говорят: «Я счастлива сегодня», «Я люблю вас», «Эта работа слишком скучная» и «Я хотела бы стать королевой улья».

Признаки, отличающие настоящий язык, сложно идентифицировать. Есть некоторые аспекты человеческого языка, которые не являются необходимыми в языках животных. Для людей речь — самый простой способ выразить мысль. В эволюции голос — довольно позднее приобретение. Чтобы выговаривать слова, требуется голосовой аппарат, гортань. Если вы нажмете пальцами на свое горло и попробуете говорить или жужжать, вы почувствуете колебания. Это воздух проходит через гортань и создает звук. Гортань появилась у высших животных, у млекопитающих, а также у некоторых рептилий и амфибий из части трахеи. И хотя в летний вечер природа заполняется голосами насекомых, у них нет никакого голосового аппарата, как нет его у беспозвоночных животных. Рыбы также не имеют гортани — они используют для дыхания жабры, а не легкие.

Чтобы объяснить способность человека говорить, нам следовало бы ввести в текст несколько дополнительных параграфов о физиологии. Но будем кратки. Гортань имеет девять долей, образованных хрящами, скрепленными мускулами и связками, и лежит между горлом (зевом) и трахеей. Поскольку рот используется и для еды, и для дыхания, необходимо специальное приспособление для разделения этих функций. Роль такого приспособления выполняет надгортанник, который похож на крышку, закрывающую вход в гортань при глотании пищи. Когда животное глотает, гортань поднимается, чтобы нажать на надгортанник и корень языка, закрывая трахею так, чтобы пища направлялась к желудку, а не в легкие (что вызвало бы удушье).

Звуки производятся, когда воздух проходит через голосовые связки. Это две тонкие полосы, или сгибы, мембраны, лежащие поперек верхней секции гортани в форме буквы «V». На эти сгибы воздействует специальная мускульная система. При обычном дыхании мускулы расслаблены, поэтому разрез голосовых связок широкий и воздух проходит бесшумно. Когда мускулы напрягаются, голосовые связки начинают вибрировать. Чем сильнее мускулы сжимают голосовые связки, тем выше звук. Это похоже на то, что бывает с надувным шариком. Если вы сдуваете его, воздух выходит тихо, а если немного сожмете его у основания, то вы услышите писк. Это происходит из-за того, что вы меняете давление. С помощью Движений языка и губ изменяется звучание и создаются новые звуки.

Устройство голосового аппарата дает нам возможность разобраться, почему собаки не в состоянии произносить те же звуки, что и люди. У собак есть только небольшой изгиб между ртом и трахеей. Из-за прямохождения дыхательные пути человека изогнулись на 90о, это оставляет пространство для гортани, которая имеет ряд дополнительных приспособлений для воспроизведения звуков, в частности, две резонирующие впадины вместо одной, как у собаки. Кроме того, у людей есть круглый и большой язык, который не сравнится с плоским языком собаки. Так что у собаки просто нет голосового аппарата, которым можно воспроизводить управляемые звуки речи, например, воспроизводить гласные «а», «и» или «ю».

Следующее различие между физиологией человека и собаки — это способ дыхания. Поскольку собаки — охотники и выслеживают добычу по запаху, они освободили свои дыхательные пути, чтобы нюхать и дышать во время бега. В результате надгортанник большую часть времени закрыт. Это позволяет собакам лаять, выть и тявкать во время движения. У людей эта «крышка» большую часть времени открыта, пока мы разговариваем.

Не допускайте, однако, чтобы у вашей собаки развился комплекс неполноценности из-за неспособности произносить слова! Это довольно позднее эволюционное достижение. Подобные трудности испытывали некоторые наши недавние предки, например, неандерталец. О том, что неандертальцы не могли разговаривать или были сильно ограничены в этой способности, свидетельствует их неприспособленная мягкая ткань гортани. Между тем психолог Филипп Либерман доказал, что голосовой аппарат неандертальца по своему строению очень похож на соответствующие органы новорожденного ребенка, язык неандертальца оказался гораздо тоньше, чем язык современного человека, а объем надглоточной полости был значительно меньшим[1]. Поэтому Филипп Либерман сделал вывод, что неандертальцы испытывали трудности из-за несовершенства голосового аппарата при попытке произвести звуки.

Есть и еще один аспект человеческой эволюции, который дает людям преимущество перед собаками в плане общения и языка. Поскольку мы, люди, — прямоходящие, то руки у нас свободны и мы можем использовать оружие для охоты и защиты. Поэтому нам не нужна пасть, полная зубов. Вместо морды мы могли позволить себе иметь лицо, что дало нашим губам больше гибкости, и мы научились формировать звуки. Наше лицо, приспособленное к мимике, позволяет нам производить более разнообразные звуки, чем те, которые издают собаки. Подобные соображения о проблеме эволюции могут подвести к неожиданной и спорной теории о том, что собаки способствовали развитию речи у человека.

Следуя этому предположению, молено привести новое свидетельство, основанное на исследованиях ДНК, о том, что собаки, вероятно, были одомашнены людьми намного раньше, чем мы полагали. Возможно, это произошло 100000 лет назад. Такие сроки наводят на мысль о том, что человек и собака эволюционировали вместе.

Хорошо известно, что примитивные люди, чтобы выжить и стать нашими предками, быстро приступили к одомашниванию собак. Сравните успех нашего вида с неандертальцами, никогда не жившими вместе с собаками и в итоге вымершими. Некоторые теоретики эволюции предположили, что выживание наших предков имело прямое отношение к тому, что сотрудничество с собаками сделало их более успешными охотниками по сравнению с неандертальцами [2].

Используя острое чутье собаки, найти добычу человеку стало намного проще. Прекрасное обоняние, дополненное первоклассным дыхательным аппаратом, позволяющим чувствовать запах даже на бегу, сделало собак отличными разведчиками. А обнаружение добычи было одной из самых важных задач, стоявших перед племенами охотников.

Тут можно сделать самое серьезное предположение. Теоретики считают, что, как только люди заполучили собаку в качестве союзника на охоте, у них отпала необходимость в вынюхивании добычи. Благодаря этому у наших предков лицо стало более гибким, способным к разнообразной мимике и формированию сложных звуков. Другими словами, наш союз с собаками, которые нюхали за нас, дал возможность развиться нашей способности говорить.

Наши конкуренты неандертальцы никогда не вступали в союз с собаками и остались с менее пластичными мышцами лица, так как все еще нуждались в тонком обонянии. Они меньше контролировали свой голос и не могли говорить друг с другом. Как только первобытный человек получил способность использовать звуки, ускорилось развитие речи. А мы уже знаем, что язык дает нам много преимуществ. Он способен помочь организовать группу, позволяет передавать знания и информацию и вообще предоставляет массу других возможностей для выживания.

Только подумайте — если эта теория верна, то мы научились говорить благодаря собакам!

И хотя собаки не могут говорить по-человечески, это не значит, что у них нет собственного языка. Мы знаем, что глухие люди часто используют знаки, а не звуки и слова. Точно так же, несмотря на то, что в процессе эволюции собак у них недостаточно развивались пластичные лицевые мышцы и голосовой аппарат и они не умеют разговаривать, собаки могут использовать другие средства для общения. Эти другие формы общения достаточно разнообразны и составляют особый язык.

 

Собака слушает

 

Процесс общения включает в себя два важных компонента. Во-первых, способность понимать язык. Это одно из основных требований. Во-вторых, что гораздо сложнее, — способность говорить. Можно понимать язык и не говорить на нем. Так обстоит дело у тех, кто рождается немым или теряет голос после несчастного случая или болезни. Эти люди понимают, что им говорят, но они не могут производить звуки, которые составляют человеческую речь. Мы называем их навыки восприимчивой языковой способностью в противоположность производительной языковой способности, включающей в себя умение не только понимать язык, но и говорить на нем, чтобы кто-то смог понять вашу речь.

Самые ранние стадии развития речевой способности человека связаны с началом понимания языка. Когда ребенку исполняется 13 месяцев, он отлично понимает около 100 слов, однако еще практически не говорит. Большинство детей к этому моменту говорят одно или два значащих языковых звука, самые развитые дети могут произнести пять-шесть слов. Понятно, что у детей вначале развивается понимание языка и только потом — умение говорить.

Тот факт, что учиться лучше всего в языковой среде, был признан Американским космическим агентством NASA, когда начались первые многонациональные совместные полеты в космос. Когда американские и российские космонавты начинали работать вместе, каждый был обязан говорить на своем родном языке. Так что американские астронавты говорили только на английском, а русские — только на русском языке. Каждый астронавт должен был понимать чужой язык, но не говорить на нем. Такое общение намного легче, и оно более точное, так как способность понимать язык может достигать очень высокого уровня в самые короткие сроки.

Тот же пример я могу привести и из собственного опыта. Я могу переводить и понимать английский, русский, немецкий, испанский, французский и достаточно хорошо итальянский язык, чтобы смотреть кинофильмы на этих языках без титров или следить за диалогом. В то же время полагаю, что на английском языке я говорю достаточно ровно, на испанском — умеренно хорошо, на немецком — на более низком уровне, на французском — с минимальным уровнем компетентности, на русском и итальянском я разговариваю на уровне двухлетнего ребенка. Таким образом, как у всех детей, мое понимание языка во много раз лучше, чем способность говорить на незнакомом языке.

Собаки, конечно, имеют способность, различая звуки, развить понимание человеческого языка. Они могут понять даже весьма тонкие нюансы произношения человеком слова. Один такой пример приводит этолог Виктор Саррис. Ему так нравилось звучание собственного имени, что собакам он дал имена, которые рифмовались с именем Саррис, назвав их Парис, Харрис и Арисс. Можно было ожидать, что это вызовет настоящую путаницу, но такого не произошло. Каждая собака откликалась только на свое собственное имя, и ни один пес не обиделся на хозяина за его метод выбора имен.

Нельзя недооценивать способность собак понимать язык. Тот факт, что они не в состоянии производить человеческие звуки, чтобы общаться с нами, вовсе не означает, что они не учат наши слова. Собака прекрасно доказывает это, когда реагирует на сказанное ей. Она может подчиняться словесной команде или вести себя соответственно сказанному. Каждый, кто когда-либо имел дело с собаками, знает, что они быстро учатся отвечать на звуки человеческой речи. В качестве примера позвольте мне привести мини-словарь рабочих команд для трех моих собственных собак, что должно проиллюстрировать возможности типичной собаки понимать язык, хотя эт#, конечно, не верхний предел того, что они способны выучить.

Некоторые из слов и фраз, которые знают мои собаки, довольно специфические, они отражают мой образ жизни и способ, которым я взаимодействую с ними. Однако не все три компаньона отвечают на все эти команды — это зависит от их возраста и уровня обучения. К тому же данный частичный список включает только те слова, которые я использую специально, чтобы собаки узнали их.

«Антракт». Это слово указывает, что действие закончено или что ограничения, наложенные предыдущей командой, закончились. Команда освобождает собаку из предыдущего положения и является своеобразной похвалой; при других обстоятельствах собака может исследовать комнату, приветствовать людей или других собак.

«Барьер». Я использую это слово, чтобы собака перепрыгнула барьер.

«Брось». Это защитное выражение преподается щенкам, когда они склонны подбирать опасные предметы. В ответ собака кладет на землю то, что держит в пасти.

«Быстро». Эту команду подают, приучая собаку к туалету. После команды собака начинает искать место, чтобы сделать свои дела, может даже символически поднять ногу — лишь бы угодить мне.

«Вернись». Эта команда всегда подается вместе с сигналом рукой, указывающим направление движения. Собака перемещается по прямой линии в указанном направлении, пока я не скомандую ей остановиться.

«Вниз». По этой команде собака спускается с лестницы.

«Входи». Собака отвечает на эту команду, проходя в открытую дверь или ворота в направлении, указанном рукой.

«Выйди». Команда ограниченного использования, которую я применяю, чтобы заставить собаку выйти из конуры или из автомобиля.

«Дай лапу». Когда собака слышит это, она подает лапу, которая ближе ко мне, чтобы я подрезал ей когти или протер ее.

«Домой». Одна из многих команд, чтобы отослать собаку. В моем случае собаки идут в мой кабинет, где я работаю, и ждут меня там.

«Идем». Более свободный вариант команды «К ноге», при этом единственное требование к собаке, чтобы она шла на разумно близком расстоянии. Она может идти чуть впереди или чуть сзади и не должна садиться, если я останавливаюсь.

«Извините». Полезная фраза, которую я использую, когда одна из собак загораживает мне дорогу. В ответ собака встает и дает мне возможность пройти.

«Искать». Еще одна команда из курса. Собака должна найти вещь с моим запахом среди других вещей, которые пахнут проводником.

«К ноге». (Русский классический вариант — команда «Рядом»[1].) Традиционная команда, чтобы собака шла рядом с моей левой ногой.

«Ко мне». Я использую эту команду, гуляя с собаками. В ответ собака, которая отстала, должна подойти ближе.

«Лежать». По этой команде собака ложится, не изменяя местоположения.

«Место». В ответ собака идет на свое место.

«Надеваем ошейник». Это сопутствующая фраза. В ответ собака подставляет голову, чтобы было проще надеть на нее ошейник.

«Назад». Я использую эту команду только в автомобиле. В ответ собака перебирается с переднего места на заднее сиденье автомобиля.

«Найди перчатку». Команда, которая является частью формального курса обучения повиновению. В ответ собака ищет перчатку, спрятанную мною заранее.

«Наклонись». В ответ собака наклоняет голову, чтобы облегчить доступ к ошейнику.

«Нет». (Русский эквивалент — команда «Фу!») Эта команда всегда подается громким, резким голосом. Цель команды — остановить собаку или продолжающееся действие. Чтобы получить эффект «Замри!», я сопровождаю ее резким громким звуком. Стук по кастрюле, по стене или столу, удар ногой по деревянному полу — работает. Эта команда чрезвычайно полезна, чтобы уберечь вашу собак)7 от неприятностей. Крик «Нет!» может «заморозить» собаку, приближающуюся к ребенку или к опасной вещи. Как только животное замрет, следует подать команду «Ко мне!», чтобы собака подошла к вам слева, где ее уже можно контролировать.

«Обними». Это глупая команда, но я ее люблю. Использую, чтобы заставить собаку подпрыгнуть и обнять меня (задние лапы касаются моих бедер).

«Отдай». Это слово используется, когда я хочу что-то вынуть из пасти своей собаки. В ответ она должна ослабить давление на предмет, который держит в зубах, чтобы я мог его забрать.

«Открой пасть». Я использую эту команду, чтобы почистить собаке зубы.

«Отойди». Собака отвечает на эту команду, пятясь от объекта, к которому проявляла внимание.

«Передо мной». Версия команды «Подойди». Когда я говорю: «Подойди», все, что требуется от собаки, это подойти ко мне. Когда я говорю: «Передо мной», пес должен подойти и сесть передо мной, ожидая следующей команды.

«Плохая собака». Это признак неудовольствия. Собаки признают мой гнев и реагируют на него, съеживаясь или покидая комнату.

«Подойди». Основная команда отзыва.

«Поцелуй меня». В ответ собака облизывает мое лицо.

«Рядом». Это многоцелевая команда, призванная заставить гуляющую собаку занять положение рядом с моей левой ногой.

«Свободно». Команда к началу игры, где собака преследует объект, который я бросил.

«Снимаем ошейник». Это полезное выражение, в ответ на которое собака опускает голову, позволяя снять ошейник.

«Собери игрушки». Вспомогательная команда, в ответ собака ходит по комнате, собирает игрушки и приносит их мне.

«Хорошая собака». Использую в целях похвалы, и обычно собака виляет хвостом от удовольствия. Ее можно заменить фразой «Хороший мальчик» — для кобеля.

«Хочешь поиграть?» Эта фраза заставляет собаку в качестве подготовки к игре кружиться и лаять.

Раньше со своими другими собаками я использовал команду «О’кей», чтобы отпустить их. Мне казалось, что это удачная команда. К сожалению, фраза «О’кей» является очень распространенной, и говорят ее с большим энтузиазмом, так что мои собаки думали, что другие люди тоже отпускали их. Однажды на выставке кто-то завопил: «О’кей!» — в радости от того факта, что его собака стала лучшей на соревнованиях. Мы в это время выполняли команду на послушание. Мой кернтерьер Кремень лежал и должен был лежать так еще пять минут, не видя меня и других своих конкурентов. Команда «О’кей» прозвучала так близко, и он ее так ждал, что тут же вскочил и начал приставать к другим собакам, которые все еще покорно выполняли выдержку. Уже на следующий день мы разучивали команду «Антракт». Это слово используется не так часто и никогда — на ринге.

«Вверх». Эта команда обычно сопровождается взмахом руки. Рука обычно указывает на то место, куда собака должна запрыгнуть.

«Возьми». Формальная команда, по которой собака берет вещь.

«Вокруг». Команда, чтобы собака обошла меня сзади и села около моей левой ноги.

«Встань». Это слово оказывает разный эффект на собаку в зависимости от того, двигается она, сидит или лежит. Если собака идет, команда заставляет ее остановиться. Если собака сидела или лежала, то по этой команде она встает и стоит в ожидании новой команды.

«Вытираться». Когда мои собаки слышат такую команду, они становятся в центре помещения (обычно это кухня), чтобы подождать, пока их вытрут полотенцем и просушат после прогулки под дождем.

«Где твой мячик?» Одна из нескольких команд группы «Найди объект», которые мои собаки выполняют. Если объект находится в доступном месте и он достаточно небольшой, чтобы нести его, собака принесет его мне, в противном случае она будет стоять рядом и лаять.

«Голос». Еще одна забава. Собака в ответ лает один раз.

«Ждать». Более свободная версия команды «Подойди». Она заставляет собаку прекратить текущее действие и оставаться на том месте, где она была, наблюдая за мной и ожидая дальнейших инструкций.

«Ищи». (Русский эквивалент — команда «След».) Часть формального обучения защитно-караульной службы, обучение преследованию определенного запаха. В ответ собака идет по следу.

«Кто хочет гулять?» Собаки идут к входной двери и ждут прогулки.

«Кто хочет есть?» Заменяет команду «Есть». Собаки идут на кухню и стоят перед своими мисками в ожидании, когда их накормят.

«Кто хочет ехать?» Собаки бегут к автомобилю и ждут, когда их в него пустят.

«Кто хочет печенья?» Все собаки, которые услышали этот вопрос, немедленно устремляются на кухню и ждут, когда им дадут собачье печенье.

«Ослабь». Команда заставляет собаку притормозить, чтобы уменьшить силу натяжения поводка.

«Перевернись». Такие забавные команды дают собаке, чтобы порадовать детей и внуков. В ответ собака поворачивается на спину, и ей можно погладить живот.

«Посмотри на меня». Эта команда приводит собаку в готовность, она смотрит на меня, ожидая, что я отдам ей команду через пару мгновений.

«Прижмись». Я даю эту команду всем моим щенкам. Когда щенка несут на руках, он должен положить голову на плечо и отдыхать.

«Ровно». Я использую эту команду как более «твердый» вариант команды «Стоять». Использую во время груминга, когда расчесываю собаку, что ей может не нравиться. Команда «Ровно» заставляет собаку оставаться в этом положении, несмотря на дискомфорт.

«Стойка». Глупая команда, рассчитана только на то, чтобы позабавить окружающих. Собака садится на задние лапы, а передними просит что-нибудь.

«Стоять». Команда говорит собаке, что она должна оставаться там, где находится, до отмены команды.

«Тихо». Эта команда останавливает лай собаки, по крайней мере в данный момент.

«Устройся». Команда обычно сопровождается сигналом рукой. Собака должна успокоиться и остаться в указанной области. Собака может сидеть или лежать, или даже стоять и иногда двигаться, но не участвовать в активных действиях.

«Чистить глаза». В ответ собака кладет голову на мою левую руку, чтобы я мог почистить ей глаза.

Этот список слов и выражений определенно неполон. Я привел только самые типичные из них и не включил слова, на которые собака отвечает без всякой дрессировки. Например, слово «ванна», которое я произношу, беседуя со своей супругой, может вызвать различные реакции собак, которые слушают разговор. Мой прежний кернтерьер Кремень начал бы искать место, где скрыться. Мой кавалер-кинг-чарльз-спаниель идет к двери ванной, ожидая неизбежного, в то время как короткошерстный ретривер просто начинает проявлять заинтересованность, чтобы понять, отразится ли это каким-либо образом на его будущем.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных