Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Затем покинули его, оставив лишь изобра­ жения своих богов.





 

 

ческие изделия. И вскоре многие эллины обратили взоры к за­ морским территориям, где основанные ими эмпории довольно ско­ ро превратились в богатые и мощные колонии. К восьмому веку греческая колонизация охватила острова Эгейского моря и Малую Азию, а затем развивалась в направлении Северной Сирии, Фи­ никии и Палестины. Результаты проводимых здесь раскопок под­ тверждают рост греческого проникновения.

Торговля и колонизация, очевидно, были прежде всего де­ лом частной инициативы, а не плодом усилий правителей горо­ дов-государств. Однако хотя главной причиной движения за моря оставались торговые потребности, оно было продиктовано также политическими мотивами. Нередко колонии создавались ойкиста-ми ("основателями") — как правило, честолюбивыми выходцамииз племенной аристократии, которые могли возглавить соответ­ ствующие экспедиции и располагали средствами для оснащения кораблей и приобретения запасов, необходимых для реализации длительных путешествий к новым землям. К восьмому веку для ойкистов стало очевидным, что их наследственную власть подта­ чивает возвышение тиранов — этим финикийским словом назы­ вали самовластных, хотя и не обязательно жестоких деспотов. Для некоторых олигархов отбытие на новые земли, где они могли установить собственное правление, казалось выходом из полити­ ческого тупика. По мнению одного из ученых, гомеровская "Одис­ сея" отражает идеологию ойкистов. В эпическом описании странствий Одиссея в странах Западного Средиземноморья по­ следние предстают не только полными опасностей и загадок, но и соблазнительно плодородными. Возможно, античного певца вдохновили рассказы соотечественников, побывавших в этих мно­ гообещающих землях.

 

Но не все колонисты добровольно решались покинуть ро­ дину. Часть обитателей вулканического острова Фера в Эгейском море их собственные сограждане отправили в Киренаику (на се­ вере нынешней Ливии) по причине жестокой засухи. Эмигрантов отбирали по жребию и забрасывали камнями при попытке вер­ нуться. В Африке же их ожидало процветание. Некоторых спар-


танцев, вопреки желанию, послали возводить Тарент (погребен­ ный под сегодняшним Таранто на побережье Южной Италии, у основания "каблука"): это были незаконнорожденные, которые, вырастая и сознавая, что лишены гражданских прав, становились для спартиатов источником постоянного беспокойства. Город Халкида на острове Эвбея, став жертвой жестокого голода, от­ рядил десятую часть своих жителей, чтобы построить Регий — город в "носке" Апеннинского полуострова.

По мере увеличения населения и, очевидно, усиления не­ хватки продовольствия и природных ресурсов рост греческой диаспоры принял лавинообразный характер. Эллины обоснова­ лись на северном побережье Черного моря и в Африке, на гра­

 

ницах Месопотамии на востоке и в сегодняшних Франции и Ис­ пании на западе. Начиная с 750 года и вплоть до середины шестого века до н. э. многие ко­ лонии посылали уже собствен­ ных колонизаторов, которые строили новые города. Главным западным объектом экспансии "второй волны" оказалась ны­ нешняя Италия. Одним из пер­ вых греческих плацдармов здесь стала фактория эвбейцев на не­ большом, но плодородном ост­ рове Питекузы к северо-западу от современного Неаполитанско­ го залива. С 1952 года здесь от­ крыты более 1300 погребений, указывающих, что большинство прибывших сюда колонистов были людьми скромного достат­ ка из низших слоев греческого общества.

 

К концу седьмого века эвбейские переселенцы достаточ­ но окрепли для броска на итальянский материк, в Кумы, и к 725 году до н. э. здешняя фак­ тория превратилась в самостоя­ тельную колонию. В начале XX века археологи, проводив­ шие раскопки античных Кум, обнаружили могильник, кото­ рый относился ко времени эв-бейского заселения и разительно отличался от надгробий в Пите-кузах. Внутри погребения нашли пепел мужчин и женщин, а так-


 

 

Грот Сивиллы в Кумах (Южная Ита­ лия) вырублен греческими колонистами в скале и освещается через специально про­ битые световоды. Помещение длиной в 140 метров датируется пятым веком до н. з.; здесь пребывала прорицательница бога Аполлона, вещавшая от его имени. Фигуры, выступающие на границе света и тьмы, видимо, появлялись и исчезали, усиливая таинственность оракула.


 

же великолепные серебряные украшения, железное оружие и бронзовые сосуды. Очевидно, в очень короткий срок кумские поселенцы сформировали собственный класс благородных вои­ телей, которые уходили в лучший мир в соответствии с обы­ чаями метрополии.

 

Античные греческие и римские авторы сообщают, что Ку­ мы прославились пророчествами. Ответы оракула, внушавшие благоговение, передавала Сивилла, вдохновляемая, как считалось, богом Аполлоном. В 1920-х годах здесь открыли пещеру, по тра­ диции именуемую Гротом Сивиллы. Под сводами пещеры распо­ лагаются комнаты и галереи, высеченные у вершины горы, склоны которой круто обрываются к морю. Согласно Страбону, обита­ лище Сивиллы находилось где-то в поселении медных рудокопов, известных как киммерийцы, обитавших в подземных жилищах и общавшихся друг с другом через туннели. Впоследствии кимме­ рийцев истребил один из царей, недовольный ответом, который получил от Сивиллы. По данным археологов, пещера — подлин­ ное убежище прорицательницы.

 

Поначалу немногочисленные, греческие колонии вскоре бы­ стро распространились по всему югу современной Италии. Выса­ дившись с кораблей, греки захватывали прибрежные территории, где строили дома и храмы, обнося их городской стеной. Они делили завоеванную землю между собой, возделывали ее, разви­ вали торговлю и ремесла. Между колониями неизбежно возникали конфликты, приводившие к войнам. Некоторые города в резуль­ тате таких войн развивались и преуспевали, другие приходили в упадок. Южную Италию из-за большого количества греческих ко­ лоний стали называть "Magna Graecia" ("Великая Греция"). Мно­ гие из них приобрели широкую известность — например, Посейдония, Кротон и Сибарис, — так же как Гела, Сиракузы и Акрагант (Агридженто) на соседней Сицилии.

 

Сибарис (на побережье нынешнего залива Таранто, в Ка­ лабрии) до сих пор памятен своей роскошью. Само имя его стало нарицательным для сверхроскошного — сибаритского — образа жизни. Его основали около 720 года до н. э. колонисты с Пело­ поннеса в междуречье Сибариса (сегодняшняя р. Косциле) и Кра-тиса (Крати) — плодородном низменном районе, по сей день известном как Сибарийская равнина. По мере роста богатства и могущества колонии она смогла подчинить своему влиянию че­ тыре племени и 25 городов на юге Италии и выставить на этой обширной территории около 300 000 воинов.

 

Сибарис прославился богатством пшеничных полей и пре­ восходным вином. Историки, в частности Страбон и Диодор, столетия спустя, когда город давно уже был разрушен, писали о его роскоши, причудливых обычаях и приятной жизни, созда­ вая легенды о сибаритах. Чтобы обеспечить себе неиссякаемый источник вина, гласит предание, сибариты проложили трубопро­ воды от морской гавани, где находились винные склады, по рав­ нине прямо в собственные жилища. Чтобы не мокнуть под дождем, они построили крыши над улицами. Не желая рано вста-


 


 

вать, они законодательно запретили возведение курятников в го­ родской черте, чтобы петухи не будили горожан на рассвете. По той же причине был закрыт доступ в жилые кварталы предста­ вителям "шумных" профессий — например, кузнецам. Празднест­ ва в Сибарисе отличались такой пышностью, что приглашения на них рассылались за 12 месяцев вперед: чтобы, например, пре­ доставить дамам время на приготовление пышных нарядов и за­ мысловатых причесок. Сибариты вошли в пословицы и стали

 

темой многих исторических анекдотов. Одна из исто­ рий рассказывает о том, насколько тревожило их само зрелище физической работы: некоего аристократа, ко­ гда ему впервые показали живой труд, едва не хватил удар, а у его друга закололо в боку, когда он об этом только лишь услышал.

 

Роскошному образу жизни сибаритов наступил конец в 510 году до н. э., когда в ходе одной из войн между соперничающими городами, раздиравших греческие колонии в Италии, на Сибарис обрушилась армия соседнего Кротона. Античные авторы утвержда­ ют, что падение Сибариса обусловила непомерная изо­ бретательность и изощренность его обитателей. Сибаритские всадники обучили своих коней танцевать под музыку, о чем стало известно кротонцам. Шпио­ ны последних проникли в Сибарис и запомнили со­ ответствующие мелодии. В критический момент наступления кротонцев их полковые музыканты заи­ грали на флейтах эти мелодии, и эскадроны сибарий-ской конницы стали привычно вальсировать на поле боя, оставив город на произвол судьбы, беззащитным и обреченным. По словам Страбона, кротонцы захва­ тили Сибарис, а затем затопили его, отведя воду из близлежащей реки.

 

Итальянские археологи в период между 1870-ми и 1930-ми годами неоднократно пытались найти разва­ лины Сибариса, но тщетно. Исследования приходилось вести на площади ни много ни мало в 1256 квадратных километров. Большая часть территории представляла собой топи, образованные различными наносами, по­ этому раскопки скорее напоминали попытки углубиться в зыбучие пески. В конечном счете такая задача ока­ залась непосильной при тогдашнем уровне развития

 

техники и технологии.

Ученые смогли осуществить свои замыслы только воору­ жившись инструментарием уже космической эры. В 1960 году ра­ боты здесь возобновила группа под руководством итальянского археолога Карло Леричи. Используя новейшие методы геологи­ ческих исследований, специалисты применили для изучения под­ земных структур электронноакустические сейсмографы. В грунт направлялось низкочастотное излучение, а затем анализировались отраженные сигналы. При этом фиксировалась глубина слоя,


 


 

пройденного электронным импульсом, а также характери­ зовался его состав: скальные породы, глина или песок. Уже во время первого сезона команда Леричи обнаружила ка­

 

менную стену длиной почти в 90 метров и поспешила объявить, что найдены руины большого города.

 

Эти развалины, однако, не были сибарийскими — они ока­ зались остатками античной стены, сложенной греками и позд­ нее надстроенной римлянами, чтобы сдерживать наступление моря. В 1961 году к Фонду Леричи для выполнения совме­ стных исследований в погребенном городе подключилась

 

группа специалистов из университета штата Пенсильвании под руководством Фройлика Рейни. Американцы привезли большое количество современной аппаратуры. По словам Рейни, их главная цель состояла в "испытании и совершен­ ствовании электронного оборудования для археологических работ". Кроме того, в полевых исследованиях приняла уча­ стие междисциплинарная группа ученых.

 

Параллельные гео- и гидрологические исследования показали: Сибарис может лежать на глубине свыше 6 мет­ ров от поверхности, то есть за пределами досягаемости имевшейся на тот момент электронноакустической аппара­ туры. Работы выявили, что причиной падения города было не его затопление кротонцами, как сообщает Страбон, а

 

землетрясение, случившееся вскоре после капитуляции. Подземный удар вызвал опускание и погружение участка земли на побережье залива Таранто, огромная приливная волна захлестнула приморские города и поселения внутри материка, среди них — Сибарис. Он оказался на дне новой лагуны в заливе, а затем был погребен под грязевыми наносами двух рек, скрывшими все признаки когда-то су­

ществовавшего здесь города.

 

В 1962 году американцы привезли еще более со­ вершенную технику — ядерный магнитометр. Действие этого небольшого прибора основано на использовании магнитного поля Земли. Чувствительный к перемене

 

плотности магнитных потоков, он сканирует грунт и от-мечает даже самые слабые аномалии под поверхностью почвы.

Теперь ученым уже нет необходимости закладывать обширные раскопы — достаточно пробурить одну скважину на интересую­ щей площадке, чтобы оценить характер обнаруженной анома­ лии, которая на однородной глинистой равнине обычно предвещает археологические находки. С помощью магнитометра команды специалистов обследовали территорию почти в 21 квадратный километр, пробурили более 850 скважин и вы­ копали около 10 000 археологических фрагментов, найденных во вновь открытых могилах, в том числе скульптуры, керамику, а в конечном счете действительно нашли погребенный город. Од­ нако это снова оказался не Сибарис, а менее глубоко скрытое под землей римское поселение Копия, выросшее здесь после исчезновения Сибариса.


 


 

Ученые предположили, что для обнаружения Сибариса не­ достаточно и проникающей способности ядерного магнитометра. Открытие состоялось только тогда, когда в 1967 году в приборе использовали очень чувствительный металл — цезий. Новый при­ бор разработали для космонавтики с целью изучения со спутников космических магнитных полей. Модифицированный для археоло­ гов цезиевый магнитометр обеспечил проникновение в грунт на глубину более 6 метров, а также позволил исследовать верхние слои заводненных участков. Этот электронный прибор, позволяв­ ший обследовать за день до 4 гектаров поверхности, оказался достаточно эффективным, чтобы определять места залегания от­ дельных ваз, кусков черепицы или металла, покоящихся на ка­ менном фундаменте глубоко в грунте.

 

К 1968 году, используя цезиевый магнитометр, удалось об­ наружить фундаменты нескольких крупных строений (одно из них — длиной в 91,5 метра), погребенных под грязевыми нано­ сами. Уверенные "вне всяких сомнений" в том, что Сибарис най­ ден, Рейни с коллегами вернулись сюда на следующий год и продолжили работы, применив на сей раз аэрофотосъемку в ин­ фракрасных лучах. Это оборудование, дающее "тепловую" кар­ тинку местности, позволило сделать топографическую схему интересующей площади. Изучив полученную с помощью электро­ ники карту, археологи остановились на участке, скрытом под во­ дой. Теперь пришла очередь использовать так называемую колодезную технологию. Откачав воду на намеченном участке (глубина здесь составляла 5,4 метра), они смогли далее вести уже обычные раскопки, в ходе которых открыли часть античного те­ атра. После этого стало возможно реконструировать план древ­ него города, выявить греческую гавань и жилой квартал, датируемый VI веком до н. э.

 

У скорение колонизации и рас­ ширение торговли в VII веке

 

до н. э. привели к тому, что в материковую Грецию и в ее колонии хлынул поток товаров с Востока: металлические изделия, резная слоновая кость, различные украшения и ткани. Передвижения лю­ дей не сводились только к обслуживанию коммерции. Те, кто отправлялся из Эллады в восточные города и наоборот, везли также новые идеи, особенно в области развития искусства. Связям с Египтом, скажем, суждено было вызвать переворот в греческой архитектуре и монументальной скульптуре.

 

Греческий историк V века до н. э. Геродот рассказывает о судьбе своих соотечественников, загнанных штормом на еги­ петское побережье и принятых на службу фараоном Псаммети-хом I. Им выделили землю в долине Нила, и они стали первыми иностранцами, осевшими в Египте. В последующие го­ ды, видимо, египтяне стали использовать эллинов главным об­ разом как военную силу. В 591 году до н. э. Псамметих II снарядил по Нилу экспедицию, чтобы отбросить угрожавших Верхнему Египту нубийцев. Греческие наемники поднялись с


 


 

 

Снятый с воздушного шара, прикрепленно­
го к лодке левом верхнем углу),

 

этот аэрофотоснимок, как и другие, по­ добные ему, не только позволил оценить состояние руин затопленного города Га-леи на южном берегу Греции, но и дал

 

археологам возможность установить на
месте точную систему координат для
методического изучения древних разва­
лин. На снимке видны очертания город­
ского святилища Аполлона. Галей, процве­
тавшие с седьмого по четвертый век
до н. э., постепенно погружались в море,
         

 

и сейчас их большая часть лежит под водой на глубине в 3 метра.


 

 

экспедицией до Абу-Симбела,

великого монумента Рамсесу II,
где оставили надписи на ногах
гигантских статуй, высеченных
из песчаниковых монолитов,
что явилось зримым свидетель­
ством их участия в этом воен­
ном предприятии. Одна из
надписей, в частности, гласит,
что она "сделана Архоном, сы­
ном Амойбиха" по поручению
солдат, которые "поднялись
вверх по течению насколько
возможно". Египетский воена­
чальник Потасимт "вел   ино­
странцев,   египтян же
Априй".          
  Впоследствии Априй стал
фараоном и предоставил своим
греческим воинам земельные на­

 

делы. Геродот, писавший столетие спустя, отмечает, что Априй "выделил им Навкратис как главную торговую базу для всех, кто желает селиться в его земле. Он предоставил земельные наделы и тем купцам из Греции, которые не хотели постоянно жить в Египте, но желали построить тут алтари и святилища". Навкратис стал крупным греческим центром на одном из рука­ вов Нила, но точное его местоположение для науки было ут­ рачено.

 

В 1883 году английский археолог сэр Флиндерз Питри посетил знаменитые пирамиды на равнине у города Гизы. Здесь ему предложили купить алебастровую фигурку воина в шлеме и наручных доспехах — явно греческого происхождения. Питри приобрел статуэтку, а несколько месяцев спустя направился в предполагаемый район ее обнаружения, примерно в 50 милях к югу от современной Александрии. "Там я увидел зрелище настолько необычное, что с трудом поверил глазам, — писал он позднее. — Передо мной протянулась длинная череда го­ родских развалин, причем весь наносной слой выбрали местные жители, добывающие таким образом грунт, и город был открыт до самых нижних этажей". Спустившись в этот искусственный кратер, Питри обнаружил, что идет по осколкам древнегрече­ ской керамики.

 

Набив карманы обломками ваз и статуэток, Питри уехал, чтобы вернуться сюда на раскопки в следующем сезоне. Местечко это расположено примерно в двух милях от египетской деревни Эль-Никраш. Такому названию вполне соответствует имя грече­ ского поселения Навкратис, о котором сообщал Геродот и о ко­ тором остались сведения в других античных текстах. Питри удалось составить план расположения городских улиц и домов. "Улицы можно было определить по грудам отбросов, в основ-


 


 

ном — остаткам пищи, раковин и костей", — отметил Питри. Его раскопки явили взгляду храмы и святилища, складское сооруже­ ние, небольшую мастерскую по изготовлению фаянсовых брело­ ков-скарабеев, ряд жилых домов и громадное количество керамики с надписями, выполненными раннеионическим шриф­ том. Находки привели ученых к убеждению: Навкратис основан раньше указанного Геродотом времени (VI век до н. э.), поскольку самая древняя из найденной здесь керамики — коринфская — да­ тируется 630—620 годами. Правда, последующие раскопки поста­ вили под сомнение сам факт того, что найденный Питри город действительно Навкратис.

 

Геродот, побывавший в Навкратисе, нарисовал довольно подробную картину его жизни. Греки приобретали в Египте глав­ ным образом пшеницу. В свою очередь, греческие купцы постав­ ляли в Навкратис оливковое масло, вино и серебро. Здешнее сообщество было, очевидно, значительным по размеру и процве­ тающим. Город как магнитом притягивал эллинских предприни­ мателей, стремящихся к скорому обогащению. Заметным элементом жизни становились и визиты сюда писателей (напри­ мер, комедиографа Аристофана) и политиков (законодателя Со­ лона), как, впрочем, и дам с авантюрными наклонностями и двусмысленной репутацией. Среди последних можно назвать не­ кую Родопу, ее привез Харакс — виноторговец и по совмести­ тельству сводник, брат прославленной лесбосской поэтессы Сапфо. Благодаря своей красоте, Родопа изрядно разбогатела в Египте, после чего пожертвовала десятую часть состояния дельфийскому храму Аполлона: в последнем открыта часть цоколя с соответст­ вующей жертвенной надписью.

 

"По какой-то причине, — комментирует Геродот, — Нав­ кратис, очевидно, манит прекрасных проституток". А причина, возможно, в том, что греческие мужи не могли увлечь египетский слабый пол. "Ни один египтянин — ни мужчина, ни женщина, — сообщает тот же историк, — не поцелует грека, не станет поль­ зоваться греческим ножом, вертелом или котлом, не станет даже есть мясо заведомо чистого быка, если того зарезали греческим ножом".

 

Попав в Египет и увидев грандиозные постройки в городах, которые возвели фараоны в долине Нила, греки усвоили египет­ ские представления о монументальной архитектуре и гигантских скульптурах. Но в основном они не столько впитали конструк­ тивные архитектурные идеи, сколько переняли практику исполь­ зования строительных материалов для возведения ошеломляющих размеров сооружений, выполненных в камне. Еще до расширения контактов с египетской культурой у эллинов уже прочно устано­ вилась общая схема греческого храма: прямоугольник с колонна­ ми по фасаду, по бокам и с противоположной стороны, с двойной, как правило, колоннадой в интерьере главного помещения, где располагалось культовое изображение. Позади могла находиться сокровищница с приношениями храмовому божеству, перед две­ рью в которую помещали алтарь. Стены обычно были сложены


 


 

 

Арабский купец, продавший в 1883 году эту статуэтку английскому археологу сэ­ ру Флиндерсу Питри, указал, где ее на­ йти. Питри совершил поездку к указанно­ му месту в долине Нила и открыл затерянное греческое поселение седьмого века до н. э. В своих экспериментах на ранней стадии развития археологической фотографии изобретательный Питри, чтобы показать объект и спереди и сза­ ди, использует зеркало.


 

из глиняных кирпичей, крыша также глинобитная или тростни­ ковая, а колонны деревянные.

Однако к 600 году до н. э., после знакомства с монумен­ тальной архитектурой Египта, греки начали строить свои храмы целиком из камня. Развились два архитектурных направления, или ордера: ионический — в Восточной Греции (сегодня — часть Турции) и дорический — в материковых областях Эллады, насе­ ленных дорийцами. Каждый ордер характеризуется своей стили­ стикой в обработке ствола колонны, баз, капителей, других архитектурных деталей. Мощные дорические колонны гораздо проще более легких, тонких и изящных ионических. Многочис­ ленные колонны храма Артемиды в Эфесе словно бы созданы для того, чтобы показать строгую красоту ионического ордера. Самые ранние образцы дорического ордера находятся в Коринфе, Олимпии и в коринфской колонии на острове Корфу, в капителях же и декоративных деталях обнаруживается значительное египет­ ское влияние.

 

Новые каменные постройки следовало также украшать ка­ менными скульптурными изображениями богов, богинь и мифо­ логических героев. Их свободно стоящие статуи впервые появились в Греции в седьмом веке и создавались по восточным образцам. Но греческая фантазия, не подчиняясь иностранному культурному влиянию, породила нечто особенное — в игру всту­ пило присущее грекам чувство линии и равновесия. Наиболее зримо результаты подобного синтеза видны в эволюции куро-сов — фигур обнаженных мужчин в реальном масштабе, а также их задрапированных женских аналогов — кор. На первый взгляд, из-за .характерной особенности своих прототипов, они кажутся египетскими. Но сама обработка тела, возросший ди­ намизм изображения и загадочная "архаическая улыбка" — чис­

 

то греческие. Такая улыбка, по мнению ряда ученых, вовсе не свидетельствует о настроении персонажа, а является лишь первой попыткой эллинских художников точнее выразить анатомию нижней части лица, передать в скульптуре форму нижней челюсти традиционным для того времени способом.

 

К концу столетия греки добились значительного совер­ шенства в изображении челове­ ческого тела, их куросы стали анатомически точными, обрели динамичность, гармоничность пропорций и натуральность форм. Создавая своих кор в то время, когда общество еще не принимало показа женской наго-


 

ты, скульпторы, чтобы передать пластику одежды, должны были проявить не менее высокое мастерство для передачи гибкости скрытого под одеждой тела.

 

Новый художественный фермент многое дал западным колониям, что подтверждает открытие прекрасных резных метопов, отно­ сящихся к периоду архаики (последним термином часть истори­ ков обозначают время, предшествующее классическому периоду). После долгих поисков эти плиты были обнаружены в нескольких местах Посейдонии, древнегреческого города в Южной Италии (ныне — Пестум). Посейдония сделалась достаточно богатой, чтобы возвести три великолепных храма: два из них атрибути­ руются как позднеархаические, а третий как классический. В не­ скольких милях к северу от них примерно в 575 году до н. э. греки построили святилище богини Геры. Здешние места — цар­ ство малярийных комаров — в позднейшее время мало кто посещал.

 

В 1934 году двое итальянских археологов-энтузиастов, Паола Дзанкани-Монтуоро и У. Дзанотти-Бьянко, начали рас­ копки святилища. В ходе работ, финансируемых из частных ис­ точников, пришлось преодолеть огромные трудности. К заросшему и кишащему змеями месту раскопок дороги не было, исследователи не имели не только лебедки, но и каких-либо транспортных средств в своем распоряжении, разве что запря­ женные волами повозки. Археологи переболели малярией и вос­ палением легких, но, оправившись, они вновь продолжили исследования и обнаружили дорический фриз с резными мето­ пами, высеченными из песчаника и предназначенными, охранять сокровища богини Геры. Чтобы установить местонахождение ме­ топов, потребовалось немалое время. Почти все блоки фриза оказались повторно использованы при строительстве других зда­ ний в достаточно отдаленных местах, и археологам для опре­ деления нового местонахождения метопов приходилось искать ключ и в исторических текстах. А когда в 1940 году Италия вступила в войну, большинство рабочих Дзанкани-Монтуоро и Дзанотти-Бьянко попали в армию. Все эти препятствия не ос­ тановили ученых, которые в конечном счете открыли 32 мас­ сивных метопа из песчаника и фрагменты еще одного. Но проблемы на этом не кончились. Сохранились руины лишь трех из четырех стен святилища, что позволяло измерить лишь ши­ рину здания, но не его точную длину, и затрудняло привязку конкретных метопов к соответствующим фрагментам на фризе сокровищницы. Война продолжалась, и ученые укрыли находки в одном из раскопов. К счастью, статуи избежали повреждений и разграбления. По иронии судьбы одиннадцать из каменных блоков не завершены: полагают, что их изготовление в свое время также прервали военные действия между двумя союзами греческих колоний.

 

Темой восемнадцати метопов являются подвиги Геракла, на других метопах представлены эпизоды Троянской войны и


 



иные мотивы. Оригинальность и точность изображения демон­ стрируют не только возросшее мастерство художников — резчи­ ков по камню, но и их фантазию. (В качестве примера можно упомянуть сюжет, в котором Одиссей скачет то ли на черепахе, то ли на кентаврах, имеющих и лапы, и копыта.) Чтобы обес­ печить прочность, каждый блок хрупкого песчаника обработали силикатом натрия. Наконец в 1952 году все 32 метопа заняли достойное место в экспозиции построенного с этой целью музея в Пестуме.

 

Если на развитие греческой ар­ хитектуры вдохновляюще по­ действовал Восток, то прогрессу литературы в Элладе

 

способствовали финикийцы. Это случилось, когда греки адапти­ ровали для своего языка финикийский алфавит. Самые ранние образцы новой греческой письменности, датируемые восьмым ве­ ком до н. э., — это надписи, которые были выгравированы на обломках "геометрической" керамики, найденной близ Афин. Од­ на из надписей нанесена на призовую вазу для победителя тан­ цевальных состязаний, она гласит: "Тому, кто превзойдет искусностью всех других танцоров".

 

Появление нового алфавита впервые позволило записать многие эпические поэмы того времени — прежде долго изустно передававшиеся из поколения в поколение — и сохранить их для потомков. Величайшими среди этих произведений остаются, ко­ нечно, гомеровские.

 

Спустя полстолетия после Гомера появились две эпические поэмы, принадлежащие перу Гесиода. В "Теогонии" он рассуждает о сотворении мира, а в сочинении "Труды и дни" — стихотворном послании брату — описывает повседневную жизнь крестьянина примерно в 760 году до н. э. Сам Гесиод предстает как весьма преуспевающий хозяин: у него есть тягловый бык, повозка и око­ ванный железом плуг. Жил автор стихов в деревне Аскра на Беотийском нагорье, расположенном в Центральной Греции. В августе 1981 года два английских археолога, Энтони Снодграсс из Кембриджа и Джон Бинтлиф из Даремского университета, при­ ступили к исследованиям территории Аскры. В отличие от рас­ копок, которые позволяют получить исчерпывающую картину жизни на сравнительно небольшой площади, подобный вид науч­ ных изысканий позволяет получить менее полные сведения, но зато проясняет' условия жизни, существовавшие на протяжении значительного периода времени и на достаточно обширной тер­ ритории. Для этого члены экспедиции собирают с грунта все сколько-нибудь распознаваемые предметы, поднятые на поверх­ ность из нижних слоев либо в результате пахотных работ, либо за счет естественных подвижек почвы. Все находки идентифици­ руются, датируются и описываются. Они дают возможность ар­ хеологам определить периоды использования данной территории, число здешних жителей, а также обнаружить перемены, происхо­ дившие в жизни поселений.


 

Храм Афины в Пестуме (рисунок на
развороте,) построен около 570 года
до н. э. Это одно из первых известных
сооружений, сочетающее колонны дориче­
ского и ионического ордеров; позднее
тот же прием использовался при возведе­
нии афинского Парфенона. В нескольких
милях от храма итальянские археологи
в J934 году обнаружили множество ме­
топов больших декоративных релье­
фов, на темы различных мифологических
сюжетов. На с 65 показан метоп с ми­
фологическим героем Гераклом, несущим
                   

 

на шесте двух связанных воришек кер-копов (карликов). Позднее пленники разве­ селили Геракла фривольными замечаниями относительно его волосатой спины, и он отпустил керкопов на свободу.


 


Снодграсс и Бинтлиф разделили деревню Гесиода на уча­ стки площадью примерно по 0,4 гектара каждый. На расстоянии около 14,6 метра друг от друга члены команды проходили полосу 4,5-метровой ширины, собирая различные обломки. Затем они тщательно осматривали на каждом участке площадку размером примерно в 262 квадратных метра, буквально прочесывая каждый метр поверхности. На каждые 0,4 гектара приходилось около 35 находок, определенно относящихся к материальному наследию ан­ тичности. Около половины найденных предметов оказались по­ лезными с точки зрения сведений о жизни в Аскре. Выяснилось, что люди обитали здесь в течение довольно долгих периодов вре­ мени начиная с 2500 года до н. э. Примерно в 900 году до н. э. поселок здесь разросся настолько, что в нем насчитывалось 1000 и более мужчин, женщин и детей, и Аскра оставалась зажиточной деревней примерно до 100 года н. э.

Новая письменность поро­ дила и общественную потреб­ ность в писаных законах: запе­ чатлевая их в камне, можно было ограничить самовластие тиранов. Самый ранний из подобных за­ конодательных сводов, среди найденных по сей день, обнару­ жен в городе Гортине, в южной части Центрального Крита, непо­ далеку от одного из великих ми-нойских дворцов. В конце XIX века итальянские археологи открыли здесь несколько камен­ ных плит, лежавших в береговой насыпи у реки, поблизости от ка­ кой-то мельницы. Раскопки по­ казали, что плиты некогда составляли часть стены древне­ греческого театра. Они оказались испещрены тщательно вырезан­ ными и хорошо сохранившимися греческими буквами, вполне со­ временными на вид — прямыми, изящными и точно выдержанны­ ми стилистически. Хотя плиты датируются пятым веком до н. э., почти библейские формулировки самих законов восходят к седь­ мому веку. В них содержатся важные процессуальные разгра­ ничения: например, в каком слу­ чае судья должен выносить решение по конкретным делам на основании законодательных ак-


тов с учетом свидетельских показа­ ний и в каком случае волен судить по собственным оценкам и заключе­ ниям.

 

С появлением письменности в Греции закончился доисторический период. Формально началом истори­ ческой эпохи в античности принято считать первые Олимпийские игры 776 года до н. э. На них во славу Зевса состязались бегуны, прыгуны в длину, борцы, метатели диска и копья,

 

а также возничие из всех областей Эл­ лады. После этого игры проводились через каждые четыре года. Но они не были единственными атлетическими

 

соревнованиями, собиравшими греков. Празднества, сопровождавшиеся спортивны­

ми состязаниями, регулярно проводились в Дельфах (в честь Аполлона), в Немее (в честь

Зевса); Истмитские игры прославляли Посейдона. Такие состяза­ ния назывались "играми с увенчанием", потому что победителей здесь всегда награждали скромной, но чрезвычайно почетной ко­ роной из листьев: оливковым венком — в Олимпии, лавровым —

 

в Дельфах, из листьев сельдерея — в Немее, из сосновых ветвей — на Истме. Кроме того, в Афинах ежегодно проходили игры, по­ священные Афине (они известны как Панафинеи); призом являлась амфора с маслом из священной рощи этой богини. Подобные события служили важным элементом в растущем осознании гре­ ками самих себя именно как греков.

 

Такие празднества способствовали развитию в греческом об­ ществе духа предпринимательства, так как подразумевали не толь­ ко религиозные и спортивные торжества, но и торговые ярмарки. Развитие духа предпринимательства совпало с эпохой великих эко­ номических нововведений. Около 600 года до н. э. в торговле произошли радикальные изменения с появлением нового критерия

 

в оценке уровня благосостояния. Этим критерием стали монеты, которые первоначально появились, видимо, в Сардах, столице бо­ гатого царства Лидии (на территории сегодняшней Центральной Турции). Чеканка монет хотя и находилась в то время еще в за­ чаточном состоянии, но служила уже логическим продолжением теории "движимого имущества" в условиях расширения обращения драгоценных металлов. Старейшие из монет, найденных в матери­ ковой Греции, изготовлены в середине шестого века на острове Эгина (в Саронийском заливе к югу от Афин), в качестве символа они несут изображение морской черепахи.

 

В шестом веке эллины двинулись вперед еще более стремитель­ ными шагами. Города-государства, хотя и находившиеся в своем большинстве под властью тиранов, продолжали расширять кон-


 

 

Эта 41-сантиметровая чеканная золотая рыба (вероятно, для кого-то из вождей скифов ее изготовил греческий ремеслен­ ник) найдена в 1882 году вместе с ком­ плектом скифского боевого снаряжения в Германии, на крестьянском поле близ Бранденбурга. Верхняя часть рыбьей тушки украшена загадочной сиеной, в ко­ торой пантера и лев нападают на каба­ на и оленя; внизу стая рыб следует за вожаком с человеческой головой, стилизо­ ванной под голову скифа.


 


ституционные права, уточнять обязанно­ сти граждан и кодифицировать законы.

Дальнейшее развитие этих важнейших составляющих наряду с подъемом среднего класса приведет впоследст­ вии к созданию первых демократиче-ских государств. Греки продолжали основывать колонии, продвигаясь в поисках сырья на запад: например, в поисках олова, необходимого в производстве бронзы, они, возмож-но, добрались до Британии, где на­

ходился один из главных центров его добычи. Очевидно, имея в виду этот ме-талл, около 600 года до н. э. эллины основали

поселение под названием Массалия близ устья Роны (сегодня здесь расположен крупнейший французский порт Марсель), по которой олово можно было отправлять в средизем­ номорские страны. Морские пути в Западную Европу контроли­

ровались конкурентами-финикийцами.

В культурном отношении греки весьма существенное влия­ ние оказывали на коренных здешних обитателей — галлов (одно из кельтских племен не только в Массалии, но и почти на всем юге современной Франции). Римский историк Юстин писал о гал­ лах: "Их прогресс в образе жизни и уровне благосостояния ока­ зался столь значительным, что было бы правильнее сказать, что Галлия стала частью Греции, нежели то, что греки колонизовали Галлию". Искатели удачи времен архаики познакомили с вином галльских варваров, населявших долину Роны и прежде его не знавших; вино поступало в основном из Афин и Восточной Гре­ ции. Археологи нашли свидетельства потребления этого греческо­ го продукта — винные сосуды — в Лангедоке, Провансе и на Лазурном берегу.

 

 

В погоне за оловом эллины устремились даже на север, всюду на своем пути основывая колонии и эмпории. Их товары распространились по всей Европе и найдены на довольно боль­ шом удалении от метрополии, в Анжере (долина Луары во Фран­ ции), в Швеции (около Стокгольма), в Швейцарии и Германии. Одновременно греческие путешественники-купцы продвигались по Адриатике, в Северную Италию, Македонию и Фракию, а также осваивали черноморское побережье. Русские археологи раскопали керамику, свидетельствующую о концентрации поселений греков преимущественно в двух районах: на западном побережье Черного моря, то есть на фракийской территории, и на северном — на скифских землях, где в устье Днепра они основали свою самую северную колонию Ольвиополь (по-гречески "Город изобилия"), больше известную как Ольвия. Устройство последней копировало порядки родного колонистам Милета.

 

 

В Ольвии археологи ведут интенсивные работы. Хотя море почти целиком затопило нижнюю террасу античного поселения,


 


ученые с помощью аэрофотосъемки сначала составили его карту, а затем и произвели раскопки. В Нижнем городе, видимо, было сосредоточено большинство жителей, число которых со временем достигло 10 000 человек. В Верхнем городе располагались важ­ нейшие общественные объекты (рынок, суд, священные храмы) и дома преуспевающего купечества.

 

Оплот средиземноморской культуры на севере, Ольвия на­ ходилась в центре системы примерно из 70 подвластных ей и связанных между собой населенных пунктов, которая занимала территорию почти в 40 миль вдоль побережья и 30 — в глубину. Археологические раскопки поселения на острове Березань, распо­ ложенном в дельте Днепра, проливают свет на условия жизни удаленного от метрополии маленького городка. Для иммигрантов из Средиземноморья зимы на Березани оказались, очевидно, столь суровыми, что они углубляли свои хижины, состоявшие из одного помещения, крытого тростником, в грунт, стремясь спастись таким образом от порывов ледяного ветра.

 

Исследуя щель в стене одного из таких домишек, археологи нашли в ней скрученный свинцовый листок, оказавшийся письмом, которое никто не читал 2500 лет. Автор жалуется на притязания

в отношении одного из своих рабов со стороны местных торговцев

и обвиняет их в мошенничестве. Этот документ на ионийском диа­ лекте — самый ранний образчик греческой деловой корреспонден­ ции, дошедший в первоначальном виде до наших дней.

 

Геродот посетил Ольвию в середине пятого века и отметил, что здешние кузнецы весьма процветали, продавая туземным скиф­ ским племенам золотые изделия с изображениями животных (см. с. 6667). Это подтверждают множество погребений, найденныхна юге России. В обмен на зерно — главный товар Скифии, бо­ гатой пшеницей, — греческие корабли везли оливковое масло и вино. Раскопки в Ольвии обнаружили более десятка ям для хра­ нения зерна и печь для его сушки.

 

Греки, видимо, неплохо уживались с соседями-скифами. Со­ гласно Геродоту, обычным делом здесь были смешанные браки, отмечалась довольно глубокая культурная интеграция. Причина этого, возможно, объяснялась практическими соображениями: гиб­ ко и терпимо относиться к коренному населению здешних земель греческих поселенцев вынуждала незащищенность Ольвии, а шу­ тить со скифами не приходилось — среди прочего, они славились тем, что снимали с врагов скальпы. Да и далеко не все туземцы соглашались на уговоры. Крымские тавры, свидетельствует Геро­ дот, практиковали человеческие жертвоприношения, и на заклание отдавались все, кто терпел у их берегов кораблекрушение и по­ падал к таврам в руки, в том числе и греки.

 

Здесь, на своем северном форпосте, так же как в Малой Азии, в Египте и в Европе, греки доказали присущие им неукротимость, талант и динамизм. И теперь, накануне пятого столетия, они изго­ товились к броску в великую классическую эпоху, послужившую источником вдохновения для западного мира и ставшую одним из

самых прекрасных периодов в истории человечества.
















Ч А С Т Ь Т Р Е Т Ь Я

 

АФИНЫ:

АНТИЧНОЕ

 

"ВОСЬМОЕ ЧУДО СВЕТА"


 

 

Сантиметровая бронзовая фигурка увенчанной шлемом богини Афины Полла-ды — покровительни­ цу древних Афин — найдена на Акрополе этого некогда могу­ щественного грече­ ского города. Копье и щит, которые дер­ жала богиня, давно исчезли.


 

  всей мировой истории вряд
ли найдется другой такой говорят о классических Афи-

нах, — чтобы в столь короткий срок так множились различные таланты и достижения". Между 480 и 400 годами до н. э. афинские государственные деятели радикально преобразовали искусство по­ литической организации общества. Греческие полководцы одер­ живали блистательные победы. Поэты, архитекторы и скульпторы открывали пути к человеческой душе. А ученые и философы из­ менили саму структуру мышления человека. Мощь Афин сдела­ лась велика, а влияние их простерлось настолько далеко, что этот период обычно именуют "золотым веком". Хотя на деле, как ука­ зывают Геродот, Ксенофонт, Демосфен и другие древние авторы, все названные достижения стали возможными благодаря серебру.

 

Этот металл стал для Афин источником благословения. Большая часть серебра, пополнившего сокровищницы города, бы­ ла добыта в Лаврионе — холмистом районе в 25 милях к юго-востоку от Афин. Уже давно местные крестьяне научились обеспечивать себе скудное пропитание на узких равнинных по­ лосках земли, тянущихся вдоль изрезанного побережья Лавриона, но археологи знают, что эта местность, значительно удаленная от моря, едва ли не самая засушливая в Аттике. На пыльную каме­ нистую почву выпадает за целый год не более нескольких дюймов дождевой влаги, в знойных долинах, пересекающих эту часть на­ горья, нет ни рек, ни ручьев. Даже ряды сосен, высаженные несколько десятилетий назад в попытке восстановить леса, не могут прикрыть наготу земли. В здешнем пейзаже по-прежнему


 


 

преобладают не деревья, а отвалы породы, оставленные рудоко­ пами 24 столетиями раньше. Исследуя отвалы в 1860 году, гре­ ческие инженеры установили: в данном районе, который долго считался полностью истощенным с точки зрения минеральных ре­ сурсов, еще могут оставаться пригодные для промышленной до­ бычи залежи серебра, свинца, марганца и цинка. В 1864 году шахты вновь открылись. Возобновление разработок дало ученым уникальную возможность получить из "первых рук" сведения о жизни античной Греции; среди тех, кто не упустил такой шанс, оказался Эдуар Ардальон — специалист по истории классического периода и географ из Французской школы в Афинах.

 

Не удовлетворенный первыми сообщениями археологов-лю­ бителей, Ардальон сам всесторонне исследовал геологию Лаврио-на и осмотрел — зачастую ползком — шахты, некогда породившие колоссальные богатства. Он нашел огромные резер­ вуары, где древние греки тщательно собирали каждую редкую каплю выпадавших здесь дождей, и хитроумные промывочные уст­ ройства, при помощи которых драгоценную руду отделяли от пустой породы. Кроме того, милю за милей Ардальон вычертил карту туннелей. Последние уходили глубоко в тело холма, бук­ вально разъедая его, по словам одного из историков, "словно червоточина, изъевшая дерево".

 

Античные горняки довольно быстро выяснили, что руда за­ легает тонкими пластами между слоями известняка и сланца, и начали аккуратно вырабатывать именно рудные прожилки. Парал­ лельно извивающимся словно змейки античным забоям пробиты вентиляционные туннели. Как установил Ардальон, лишь в малой части забоев высота свода превышает 0,9 метра; работать в них можно было только на коленях либо лежа на спине. Ученый обна­ ружил насквозь проржавевшие остатки древних инструментов: про­ стых железных молотов, тесел, кирок и долот, а также небольшие масляные светильники, мерцание которых слегка рассеивало мрак подземелья, и шахтеры могли видеть предмет своего тяжкого труда.

 

Эти светильники, по оценке Ардальона, на одной заправке маслом способны обеспечить слабое освещение в течение десяти часов, однако протяженность отдельных забоев не превышала и двух часов "хода", вероятнее всего, из-за невыносимых условий труда, что подтверждают материальные свидетельства. Глубоко в стены туннелей вбиты железные кольца для цепей: мрачное на­ поминание о том, что изнурительную работу выполняли рабы и преступники, — и едва ли они испытывали к себе при этом со­ чувственное отношение. А снаружи неподалеку от выходов из туннелей, рядом с резервуарами и промывочными устройствами, возвышаются остатки каменного строения — предположительно сторожевой вышки. Владельцы рудника, скорее всего, видели в своей рабочей силе угрозу собственной безопасности.

 

Исследования Ардальона и других археологов, которые продолжают раскопки в Лаврионе, открыли одну из темных сто-


 


 

рон "золотого века". И кабинетные ученые, и практические ар­ хеологи пришли к одному и тому же выводу: ослепительная кра­ сота и выдающиеся достижения первой в мире демократии оплачивались каторжными усилиями людей, ценившихся немно­ гим выше животных. И это лишь один из парадоксов истории Афин — они слишком долго находились на задворках греческой цивилизации. Успех сопутствовал другим городам Эллады, под­ нимавшимся из мрака "Темного века". Именно серебро, возможно, способствовало возвышению Афин, их славе, но почему все же славный путь ожидал афинян? Чем объяснить столь стремительное возвышение Афин?

 

Вдевятом веке до н. э. трудно было представить, что из куч­ ки глинобитных хижин, теснившихся вокруг холма на берегу Эгей­

 

ского моря, возникнет великий город, который станет центром обширной империи. И трудно было представить, что народ, му­ чительным трудом обеспечивая себе жалкое существование, тру­ дясь на каменистых полях и бесплодных холмах Аттики, когда-нибудь достигнет величия. Лишь немногие из сотен незави­ симых городов-государств пользовались плодами перехода от ско­ товодства к земледелию и развитию металлургии. С середины восьмого века до н. э. они начали основывать заморские колонии, куда отправлялось избыточное население и откуда поступало сы­ рье, где подыскивались торговые партнеры.

 

Конечно, у Афин имелись свои преимущества. В стране, где по причине гористой территории даже внутреннюю торговлю необходимо было осуществлять в основном по морю, само рас­ положение города — в месте выхода Аттики к Эгейскому морю — давало определенную выгоду. Господство же над более низменной областью в центре Аттики и защищенность на севере горой Эга-леос, а на юге — холмистой грядой Имиттос, делало этот город естественной точкой притяжения в том случае, если бы многочис­ ленные, расположенные вокруг поселения вознамерились объеди­ ниться в конфедерацию. Кроме того, здесь находились легкодоступные залежи прекрасного мрамора и глины — что по­ зволило впоследствии строителям и гончарам создать величест­ венные памятники и изящные керамические изделия, ошеломившие красотой весь мир. Однако Афины продолжали на­ ходиться в спячке, тогда как города-государства, которым пред­ стояло стать их соперниками, процветали.

 

Причины столь долгого отставания Афин остаются темой дискуссии уже нескольких поколений историков. В последние деся­ тилетия археологи из Американской школы по изучению афинской классики сделали новые открытия в районе Агоры — торгового и общественного центра города, — дающие ответ на эти вопросы. Джон Камп, директор по раскопкам Американской школы с 1987 года, отмечает, что, хотя большинство следов "Темного века"


 


 

в Афинах почти полностью утрачено, все же удалось обнаружить значительное число колодезных стволов, на большую глубину ухо­ дящих в скальное основание, относящихся к тому времени.

 

По найденным на дне колодцев обломкам керамики ученые определили: колодцами пользовались примерно до 700 года до н. э., а затем внезапно пользоваться ими прекратили. Анализ же погребений этого периода показывает резкое увеличение смерт­ ности и соответственно сокращение численности населения. Камп предполагает, что Аттика пережила тяжелый двойной удар по причине засухи и какой-то эпидемии. Такая катастрофа стала главным препятствием для ускоренного развития, а уменьшение численности афинян заставило отказаться от дальнейшего обра­ зования колоний.

 

Уцелевшие афиняне жили в обществе, раздираемом классо­ вой и межклановой борьбой. Власть находилась в руках нескольких знатных семейств, которые вели свои родословные от коренных местных племен, а рядовые жители считались гражданами второго сорта и не могли участвовать в управлении городом. Основная, все возраставшая масса населения — включая крестьян-арендато­ ров, за долги землевладельцам лишенных личной свободы и плодов своего труда — испытывала жестокую нищету. К началу шестого столетия до н. э. ситуация обострилась до критической.

 

Стремясь найти человека достаточно мужественного и спо­ собного, который мог бы примирить враждующие стороны, афи­ няне избрали главным должностным лицом в городе военачальника, политика и поэта Солона. Он объявил об отмене всех долгов и об освобождении тех, кто попал в долговое рабство; ввел законы, по которым все, кроме беднейших граждан, могли занимать официальные должности и все свободнорожденные муж­ чины получали право голоса в народном собрании — главном законодательном органе государства. После того как Солон от­ правился в добровольное изгнание, его реформы быстро сошли на нет: постоянные трения между имущими и неимущими, между обладавшими властью и не обладавшими ею снова вылились в непримиримую вражду. Таким образом, недавно получившие пра­ во голоса избиратели теперь могли выбирать только из тех кан-


 

 

Этот женский скелет (с. 86), запоро­ шенный пылью тысячелетий и лежащий среди керамической посуды ("геометриче­ ский" рисунок на предметах относится к восьмому веку до н. э.), найден на афинской Агоре. Захоронение произошло примерно за 200 лет до того, как это

 







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2021 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных