Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Социологические исследования в современной лингвистике




Ассоциации и общества -Международная социологическая ассоциация

Профессиональные журналы:Американский журнал социологии, Американский журнал экономики и социологии

БИЛЕТ 40. СРАВНИТЕЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ.

Сравнительно-историческое языкознание (лингвистическая компаративистика) — область лингвистики, посвящённая прежде всего родству языков, которое понимается историко-генетически (как факт происхождения от общего праязыка). Сравнительно-историческое языкознание занимается установлением степени родства между языками (построением генеалогической классификации языков), реконструкцией праязыков, исследованием диахронических процессов в истории языков, их групп и семей, этимологией слов.

Сравнительно-историческое языкознание на протяжении XIX века было господствующим разделом лингвистики.

Сравнительно-историческое языкознание появилось после открытия европейцами санскрита, литературного языка древней Индии. Ещё в XVI веке итальянский путешественник Филиппо Сассети заметил сходство индийских слов с итальянскими и латинскими, однако научных выводов сделано не было. Начало сравнительно-историческому языкознанию было положено в XVIII веке Уильямом Джонсом, которому принадлежат следующие слова: Санскритский язык, какова бы ни была его древность, обладает удивительной структурой, более совершенной, чем греческий язык, более богатой, чем латинский, и более прекрасной, чем каждый из них, но носящей в себе настолько близкое родство с этими двумя языками как в корнях глаголов, так и в формах грамматики, что не могло быть порождено случайностью, родство настолько сильное, что ни один филолог, который занялся бы исследованием этих трех языков, не сможет не поверить тому, что они все произошли из одного общего источника, который, быть может, уже более не существует. Имеется аналогичное обоснование, хотя и не столь убедительное, предполагать, что и готский и кельтский языки, хотя и смешанные с совершенно различными наречиями, имели то же происхождение, что и санскрит.

В начале XIX века независимо друг от друга разные ученые различных стран занялись выяснением родственных отношений языков в пределах той или иной семьи и достигли замечательных результатов.

Франц Бопп исследовал сравнительным методом спряжение основных глаголов в санскрите, греческом, латинском и готском, сопоставляя как корни, так и флексии. На большом обследованном материале Бопп доказал декларативный тезис У. Джонса и в 1833 году написал первую «Сравнительную грамматику индогерманских (индоевропейских) языков».

Датский ученый Расмус-Кристиан Раск всячески подчеркивал, что грамматические соответствия гораздо важнее лексических, потому что заимствования словоизменения, и в частности флексий, «никогда не бывает». Раск сопоставил исландский язык с гренландским, баскским, кельтскими языками и отказал им в родстве (относительно кельтских Раск позднее переменил мнение). Затем Раск сопоставлял исландский язык с норвежским, потом с другими скандинавскими языками (шведский, датский), далее с другими германскими, и, наконец, с греческим и латинским языками. Раск не привлекал в этот круг санскрита. Возможно, в этом отношении он уступает Боппу. Но привлечение славянских и в особенности балтийских языков значительно восполнило этот недочет.

Третьим основоположником сравнительного метода в языковедении был А. Х. Востоков. Он занимался только славянскими языками. Востоков первый указал на необходимость сопоставления данных, заключающихся в памятниках мертвых языков, с фактами живых языков и диалектов, что позднее стало обязательным условием работы языковедов в сравнительно-историческом плане.

Трудами этих ученых сравнительный метод в языкознании был не только декларирован, но и показан в его методике и технике.

На Шлейхера повлияли передовые для того времени естественнонаучные идеи, особенно дарвинизм. Это влияние проявилось как в представлениях о языке как живом организме, проходящем те же стадии развития, так и в переносе на развитие языков дарвинистских представлений о естественном отборе, борьбе за существование и др., т.е. во всем том, что впоследствии было названо организмической метафорой. В связи с этим Шлейхера рассматривают как ярчайшего представителя натурализма в языкознании.

Вслед за Гумбольдтом Шлейхер пытался выявить общие закономерности развития языков, выделяя языковые стадии. «Доисторический» период языкового развития он, как и Гумбольдт, понимал как движение от простого к сложному. Согласно Шлейхеру, наибольшей «зрелости» достигали древнегреческий, латинский языки и санскрит, обладавшие максимальной морфологической сложностью. Более поздний исторический период Шлейхер, в отличие от Гумбольдта, рассматривал как «регресс» по аналогии с процессом старения живых организмов; этот «регресс» отражается в упрощении морфологии современных индоевропейских языков по сравнению с древними. Стадиальные идеи Шлейхера были отвергнуты последующим развитием науки.

Гораздо большее значение для лингвистики имело развитие в работах Шлейхера сравнительно-исторического метода. Шлейхер фактически разработал метод реконструкции, на котором основывается вся последующая компаративистика, а также впервые четко сформулировал концепцию родословного древа, заимствованную из биологической систематики. Согласно ей, развитие языков идет лишь одним способом: языки и языковые группы могут дробиться и расходиться, но не могут скрещиваться между собой; такой подход в целом сохраняется и в современной лингвистике, несмотря на неоднократные попытки его ревизии. В соответствии с этой концепцией все родственные, в частности индоевропейские языки восходят к единому праязыку. Шлейхер впервые четко сформулировал понятие индоевропейского праязыка (раньше часто считали, что индоевропейские языки восходят к санскриту) и на основе регулярных соответствий между известными нам языками предпринял первые попытки его реконструкции (он даже считал, что этот язык им полностью восстановлен, и написал на нем басню).

БИЛЕТ 41. СТРУКТУРНАЯ ЛИНГВИСТИКА. ПРАЖСКИЙ СТРУКТУРАЛИЗМ. ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ СТРУКТУРАЛИЗМА.

Предпосылки: развитие науки к началу 20 века. Физика открыла мир мельчайших частиц, было обнаружено что любое явление может быть разложено на более простые составляющие.

Структурная лингвистика -совокупность воззрений на язык и методов его исследования, в основе которых лежит понимание языка как знаковой системы с четко выделимыми структурными элементами и стремление к строгому (приближающемуся к точным наукам) описанию языка.

Своё название Структурная лингвистика получила благодаря особому вниманию к структуре языка, которая представляет собой сеть отношений (противопоставлений) между элементами языковой системы, упорядоченных и находящихся в иерархической зависимости в пределах определённых уровней. Структурное описание языка предполагает такой анализ реального текста, который позволяет выделить обобщённые инвариантные единицы (схемы предложений, морфемы, фонемы) и соотнести их с конкретными речевыми сегментами на основе строгих правил реализации.

Известны три классические школы структурной лингвистики, в той или иной мере усвоившие учение Ф. де Соссюра: Пражская во главе с Н. С. Трубецким и Р. Якобсоном (функциональная лингвистика), Копенгагенская во главе с Л. Ельмс-левом (глоссематика)и(в меньшей степени) Американская во главе с Л. Блумфильдом и 3. Харрисом (дескриптивная или дистрибутивная лингвистика)

Пражский структурализм один из основных центров структурной лингвистики. Основан в 1926 году чешским лингвистом Вилемом Матезиусом, распался в 1953 году.

Лингвисты ПЛК выделяли в качестве ключевых для своей концепции понятия структуры и функции. Первое объединяло их с другими направлениями структурализма, второе – противопоставляло этим направлениям, в связи с чем совокупность взглядов пражцев часто определяется как «пражский функционализм». Функция понималась в ПЛК не в математическом смысле, как это имело место в глоссематике, а как цель, ради которой употребляются языковые единицы, что предвосхищало базовые положения будущей лингвистической прагматики. Тем самым язык рассматривался не как «алгебра», изучаемая вне всякой связи с действительностью, а как система, связанная с реальностью и используемая для достижения определенных целей. Среди функций языка в первую очередь выделялась функция общения людей, разделявшаяся на интеллектуальную и аффективную

Фонология

Пражцы отвергали как психологический подход к фонологии, свойственный И.А.Бодуэну де Куртенэ и Е.Д.Поливанову, так и абстрактное понимание фонологии как изучения чистых отношений в отвлечении от звукового характера и собственных свойств фонологических единиц, характерное для глоссематики. Для ПЛК фонемы – это звуковые единицы, обладающие совокупностью признаков (глухость/звонкость, твердость/мягкость и т.д.). Эти признаки служат прежде всего целям смыслоразличения: например, в русском языке слова дом и том имеют разное значение, различаясь фонемами д и т, в которых целям смыслоразличения служат признаки соответственно звонкости и глухости.

Грамматика

В области грамматики члены ПЛК также стремились разрабатывать концепцию смыслоразличительных оппозиций и дифференциальных признаков, которые, в отличие от фонологических, прямо связаны со значением






Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных