Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Телеуты и шорцы - коренные жители нашего края. 1 страница




Д. В. Кацюба, История Кузбасса

Д. В. Кацюба

История Кузбасса

Краеведческое пособие для учащихся 7-10 классов.

Кемеровское книжное издательство. 1983. Издание 4-е, переработанное.

Глава 1. КУЗНЕЦКАЯ ЗЕМЛЯ ДО ПРИСОЕДИНЕНИЯ К РУССКОМУ ГОСУДАРСТВУ

Древнейшие жители Кузнецкой земли. Сотни тысяч лет назад в Сибири был теплый климат. Необъятные просторы покрывала пышная теплолюбивая растительность. На месте современной сибирской тайги тогда господствовали лиственные деревья: дуб, бук, клен, липа, ясень и даже грецкий орех. Живым зеленым памятником давно вымершей доледниковой растительности в Кузбассе является «липовый остров» в 10 тысяч гектаров, расположенный на юге нашей области в районе поселка Кузедеево.

В те далекие времена иным был животный мир Кузнецкой земли. Здесь обитали мамонты и носороги, бизоны и благородные олени, паслись табуны диких лошадей и других животных.

Богатый животный мир Кузнецкой котловины привлек людей, живших на Алтае и в Казахстане. В погоне за животными они все дальше продвигались на север. Таким образом, первые люди, которые появились на территории нашего края, были охотниками. Они пришли сюда в период древнекаменного века - примерно около 30 тысяч лет назад.

Доказательством того, что человек в этот период жил здесь, является клад изделий из камня, обнаруженный в Горной Шории на реке Кондоме, возле деревни Аил, недалеко от Кузедеево. Среди них были хорошо обработанные остроконечники, скребло и другие орудия труда. О жизни людей в нашем крае в древнекаменный век свидетельствуют также и те орудия труда, которые найдены археологами в районе старой Кузнецкой крепости.

Проходили тысячелетия. Менялся климат Сибири, вымирал прежний животный мир, изменялась растительность. Люди научились шлифовать камень, применять лук и стрелы, изготовлять глиняную посуду. Это был уже новокаменный век (IV-III тысячелетия до н. э.).

О жизни людей в нашем крае в это время свидетельствуют многочисленные находки Кузнецкого, Яйского неолитических могильников, Маякова городища и неолитических стоянок - Дегтяревской и у поселка Школьный.

Люди новокаменного века уже умели добывать огонь, делать теплую меховую одежду, строить жилища. Это позволило им жить в более суровых природных условиях. Основными их занятиями были охота, рыбная ловля и собирательство. Рыбу ловили с помощью костяных гарпунов и крючков. Охота по-прежнему занимала важное место, давая основной продукт питания.

О том, какое значение в жизни первобытного человека имела охота, рассказывает нам Томская писаница (Писаные скалы), которая находится на правом берегу Томи в нескольких десятках метров от устья Писаной. Среди ее рисунков преобладают изображения лося. И это не случайно. Охота на лося служила основным источником существования многих поколений первобытных людей.

Памятники с наскальными рисунками обнаружены так­же возле деревни Новороманово и станции Тутальская Юргинского района. Наскальные рисунки справедливо называются окаменелым эпосом, священной книгой тысячелетий. Они создавались на протяжении веков многими поколениями первобытных художников.

Во II-I тысячелетиях до н. э. происходят значительные изменения в жизни племен, населявших Кузнецкую котловину: появляются медные, а позже и бронзовые орудия труда. Древние выработки полиметаллических руд, обнаруженные в горах Алатау и Салаира, свидетельствуют о том, что здесь в начале II тысячелетия до н. э. люди до­бывали руду и выплавляли из нее металл.

У племен, живших в степных и лесостепных районах, охота и собирательство уступают место скотоводству и земледелию. Они разводят крупный рогатый скот, лошадей, овец. Развивается мотыжное земледелие. Люди начинают употреблять в пищу, наряду с мясом, молочные продукты, хлеб. Теперь основные продукты питания давала не охота, а скотоводство и земледелие.

У племен, живших в лесной полосе, в хозяйстве по-прежнему господствовали охота, рыбная ловля и собирательство.

В середине 1 тысячелетия н. э. племена, обитавшие в Кузнецкой котловине; начинают переходить к железу. Производство железных орудий труда развивалось очень быстро и создавало условия для дальнейшего развития земледелия и ремесла.

Памятниками железного века в Кузбассе являются Маяково городище (I тысячелетие н. э.) близ Новокузнецка, Ур-Бедарийский могильник (VIII-Х вв. н. э.) в Беловском районе и другие. Находки Маякова городища свидетельствуют о том, что его жители вели оседлый образ жизни, занимались скотоводством, охотой, рыболовством и мотыжным земледелием, изготовляли железные, каменные, костяные изделия, пряжу и ткани, обрабатывали кожу, мех, глину, дерево.

Многочисленные находки Ур-Бедарийского могильника позднего железного века говорят о том, что здесь в VIII-Х веках жили тюрки-кочевники. Племена тюркского проис­хождения обитали на территории Кузнецкой котловины вплоть до XVI века.

Малочисленные и разрозненные племена нашего края не создали своего государства и часто попадали в зависимость от кочевников. В начале XIII века сибирские племена в числе первых приняли на себя удар монголов. В XV веке Кузнецкая земля попала в зависимость от ойротских ханов, которые создали впоследствии сильное государство.

Телеуты и шорцы - коренные жители нашего края.

Телеуты - это древнейшие жители Кузнецкой земли. По своему происхождению они относятся к кочевым скотоводам тюркоязычных племен теле, входивших в тюркский каганат (VI-VIII вв.), не имеющих никакого отношения к монголоязычным калмыкам или ойротам.

В конце XVI - начале XVII вв. телеуты кочевали в Прииртышских степях, в верховьях Оби и ее притоков (Ини, Чарыша, Алея).

Еще в XVII-XVIII веках телеуты вели кочевой образ жизни, их хозяйство носило натуральный характер, что являлось одной из причин слабых связей между племенами.

Основной вид занятий телеутов - скотоводство. Они разводили лошадей, крупный рогатый скот, овец. Скотоводство носило экстенсивный характер, корма на зиму не заготовлялись, и скот круглый год содержался на подножном корме. Большинство скота было сосредоточено в руках родоплеменной знати. Так, в ведомости, составленной на Кузнецкой линии в 1756 году, отмечено, что сотник алтайских инородцев Кагай Муйнаков владел 230 лошадьми, 25 коровами, 70 овцами и 5 верблюдами. Другой сотник Самур Хошутов имел 50 лошадей, 25 коров и 2 верблюда. В то же время из 100 хозяйств рядовых скотоводов 10 хозяйств вообще не имели скота, а большая часть имела в лучшем случае от двух до пяти лошадей.

Но уже в XIX веке, - как писал историк В. В. Радлов, - «телеуты живут всюду оседло по деревням и занимаются исключительно земледелием».

Язык у них тюркский. Письменности своей они не имели. В религии твердо держались шаманизма. Поэтому первые телеуты, принявшие православную веру, должны были переселяться от своих одноплеменников.

Телеуты в XVII - первой половине XVIII века сыграли решающую роль в формировании южно-алтайских племен и оказали влияние на состав шорцев и других тюркоязычных народов юга Западной Сибири. В этот период они также играли важную роль в экономической и политической жизни этого района Сибири. На протяжении всего XVII столетия русские воеводы стремились поддерживать хорошие отношения с телеутскими князьями, пытаясь либо превратить их в подданных царя, либо заручиться их нейтралите­там в борьбе за обложение ясаком других племен юга Западной Сибири.

Внешнеполитическое влияние телеутов в XVII веке распространялось на огромную территорию Западной Сибири от Томи на востоке и до Иртыша на западе, от устья реки Томи и Томска на севере и до Алтайских гор на юге.

В XVII веке, как справедливо утверждает алтайский историк А. П. Уманский, телеуты не входили в состав Русского государства, они не подчинялись русскому царю и его воеводам. Телеуты установили с русскими военно-политический союз, укреплявшийся клятвой (шертю) телеутских князей, которая не являлась признаком вассальной зависимости их от царя, а была лишь формой договора о союзе, взаимной помощи и о ненападении. На протяжении всего XVII века телеуты не давали ни ясака, ни аманатов (заложников), следовательно, они не были подданными «российской короны».

Русско-телеутские отношения носили противоречивый характер. С одной стороны, телеуты были первыми из алтайских племен, установившим торговые, экономические и политические отношения с русским населением и администрацией Кузнецкого и Томского уездов. Они не только испытали на себе положительное влияние более передовой культуры русского народа, но приобщали и другие алтайские племена к ее достижениям.

Уже в начале XVII века между томской администрацией и телеутской феодально-племенной знатью были установлены торговые, экономические и политические отношения. Первым из телеутских князьков, вступивших в такие отношения с русскими, был тайша Абак. В то же время на протяжении всего XVII века шла борьба между телеутскими князьями и русскими, воеводами за ясак, ясачных людей, угодья, приводившая иногда и к военным стычкам.

«Выезжие телеуты» [Так называли в русских документах телеутов, которые приняли русское подданство и поселились на реках Большой и Малый Бачат (ныне - Беловский район Кемеровской области)]. Набеги кочевников наносили огромный ущерб хозяйству русского населения в Кузнецком и Томском уездах. Кроме того, они представляли реальную угрозу истребления малых народностей южной части Западной Сибири.

Устав от длительных, тяжелых и опустошительных войн против черных калмыков, кыргызов и русских воевод, начиная с 30-х годов XVII века, небольшие группы телеутов добровольно стали принимать русское подданство. Особен­но этот процесс усиливается во второй половине века. Документы утверждают, что между 1658 и 1665 годами значительная часть телеутов добровольно переселилась, выехала в Кузнецкий и Томский уезды, создав две кочевые колонии. Об этом свидетельствует тот факт, что в 1658 году телеутские князья Кока и Мачик отправили в Москву своих послов.

Однако причиной добровольного принятия телеутами русского подданства были не только изнурительные и бесперспективные войны. Этому также способствовали внутренние противоречия, борьба внутри телеутских улусов, неурожай на травы, падеж скота. Бегство «улусных» и дворовых людей от своих господ и массовый переход их в русское подданство означал протест против угнетения, их телеутской военно-феодальной знатью.

«Выезд» части телеутов «на государево имя» - яркий пример того, что основной путь развития сибирских народов состоял в переходе в русское подданство, в приобщении их к более высокой культуре русского народа. «Выезжие телеуты» первыми усвоили основные достижения русской крестьянской культуры - пашенное земледелие и интенсивное скотоводство (с заготовкой кормов на зиму). Это способствовало быстрому росту телеутского населения. Так, если в конце XVII века численность бачатских и томских телеутов составляла около 700 человек, то уже в 1763 году только бачатские телеуты-мужчины составляли 579 чело­век. В 1858 году бачатских телеутов уже было 2980 человек, а по первой русской переписи населения в Кузнецком округе их проживало 6333 человека.

Эти данные свидетельствуют, с одной стороны, о постоянном росте численности телеутского населения, а с другой стороны, о более быстрых темпах этого роста у «выезжих телеутов», что опровергает так называемую «теорию выми­рания инородцев» в условиях русского подданства.

Историк А. П. Уманский утверждает, что потомкам «выезжих телеутов», а не отцам-миссионерам принадлежит главная заслуга в приобщении южных алтайцев-кочевников в XIX веке к оседлому быту, пашенному земледелию и другим прогрессивным формам ведения хозяйства. Именно потомки «выезжих телеутов» бывшего Кузнецкого уезда, принявшие христианство и научившиеся у русских крестьян хлебопашеству, составили главные кадры миссионеров, основное население миссионерских поселков в Горном Алтае.

Несмотря на неоднократные требования телеутских князей о насильственном возвращении «выезжих телеутов» на прежние кочевья, русское правительства отказывало в выдаче «перебежчиков». Так появилась в нашем крае телеутская народность, избравшая впоследствии своим постоянным местам жительства степную часть Кузнецкой котловины по рекам Большой и Малый Бачат.

В настоящее время сильно обрусевшие потомки «выезжих телеутов» живут в основном в Беловском районе Кемеровской области в таких поселениях, как Челухоево, Верховская, Шанда, Заречное (бывший Большой улус) и др. Это основное место поселения телеутов в СССР. Часть телеутов живет в районе Новокузнецка (д. Телеуты), возле Юрги (д. Зимник), в различных городах области, а также в Алтайском крае (Горно-Алтайская автономная область) и Томской области.

Несмотря на то, что «выезжие телеуты» более трехсот лет тому назад поселились среди русских, они сохранили свой язык, устное народное творчество, многие обычаи, обряды, а женщины до сих пор повседневно носят национальную одежду.

Таким образом, исторические судьбы телеутов, начиная с XVII века, тесно связаны с судьбами великого русского народа, благодаря помощи которого трудящиеся телеуты обрели подлинную свободу и равенство в условиях Советского социалистического государства.

Занятия телеутов. Кочевое скотоводство играло главную роль в хозяйстве телеутов. Его особенностями были отсутствие стойлового содержания ската, заготовки сена на зиму и целенаправленной селекции животных. Телеутские стада в основном состояли из лошадей и коров, а также верблюдов и овец. Особая роль в жизни телеута-кочевника отводилось лошади. Конь - эта, прежде всего, главное транспортное средства при перекочевках, пастьбе стад и их охране. Лошадь была незаменима в военном деле. Конское мясо - любимый продукт питания телеутов и до наших дней. Телеуты разводили местную породу лошадей, отличающуюся своей выносливостью.

Главным богатством телеутской знати был скот, он же являлся основой материального благосостояния рядовых кочевников. Большая часть продукции скотоводства потреблялась самими телеутами. Мясомолочные продукты были основными в пище телеутов. Кожа шла на изготовление обуви, одежды, конской упряжи, ею покрывали жилища, из шерсти катали кошмы, войлок.

Выделка овечьих шкур для женских шуб, мужских тулупов и другой одежды всегда была уделом женщин. Да сих пор телеутские женщины прекрасно выделывают овечьи шкуры, отличающиеся высоким качествам.

Лошадей и крупный рогатый скот телеуты нередко меняли у русских на различные товары. Продукты скотоводства шли в обмен на продукты сельского хозяйства и ремесла. У шорцев они охотно выменивали железо и изделия из него: таганы, котлы, предметы вооружения и другие.

Охота - второе по важности занятие телеутов в прош­лом. Ученый В. Геннин в начале XVIII века писал о телеутах, что они «ловят зверей, имянуемых белок, которые против других сибирских особливо велики и славны, так же корсаков, сурков, горносталей, соболей, токмо те соболи не весьма хороши шерстью, лисиц красных, маралов, кабанов, диких коз, сайги, лосей, лошадей диких». (Геннин В. Описание уральских и сибирских заводов. М., 1937, с. 624). Они также охотились на бобров и медведей, куниц и колонков, волков и зайцев, росомах, бурундуков и на таких птиц, как тетерев, глухарь. Но особенно ценились на рынке телеутская белка и красная лисица.

В конце XVII - начале XVIII вв. основным оружием охоты у телеутов были лук и стрелы, использовали они ямы-­ловушки, хотя уже стали появляться капканы и первое огнестрельное оружие - пищали, приобретаемые у русских. Основные охотничьи угодья у телеутов находились в междуречье Ини и Берди, в бассейне Чумыша, а также в Барнаульском, Кулундинском и других лесах.

Рыболовство играло вспомогательную роль в хозяйстве телеутов. Во время раскопок телеутских поселений обнаружены кости щуки, тайменя, осетровых, а также остатки лодки, что свидетельствует о занятии рыболовством. Обычно рыбу ловили сетями, наметками, а крупную били острогами.

Немаловажную роль в жизни бедных телеутов играло собирательство. Ранней весной, когда с продуктами питания было особенно тяжело, они копали корни дикорастущих трав - кандыка, сараны, собирали дикий чеснок, лук, употребляя их в пищу. Для выкапывания клубней растений телеуты использовали озуп (корнекопалку) и керги (универсальный топор). Они также собирали всевозможные ягоды, грибы, кедровые орехи.

В отношении земледелия у телеутов документы сообщают, что «хлеба они не сеют, а питаются так, как и протчие татары: от рыб и мяса лошадиного и протчих всяких зверей, которых едят они без разбору ...». Однако бедные телеуты, имевшие мало скота, уже в XVII-XVIII веках частично занимались земледелием.

У телеутов были развиты различного рода промыслы: обработка продуктов скотоводства, дерева, металла. Из кожи изготовляли обувь, одежду (тулупы, дохи, рукавицы), конскую сбрую, из шкуры конских ног, содранной чулком, из вымени коров и просто из сыромятной кожи изготовляли кожаные сосуды (аркыты, шашауры и др.), которые хорошо себя зарекомендовали в кочевых условиях. Из шерсти выделывали войлок, который использовали для подстилки в юрте и в качестве потников к седлам лошадей.

Телеуты умели хорошо обрабатывать и дерево. До сих пор сохранилась, хотя и мало уже используется, различная домашняя деревянная утварь: чашки, миски, ложки, солонки, корыта, ступы, мельницы, кадушки-однодревки. Для этой цели использовали березовый кап и кедр. Из бересты изготовляли туеса, коробы, бураки, корзины различных размеров и назначений:

Хотя в порядке обмена или в виде дани телеуты получали от шорцев такие изделия из железа, как «шелома и пансыри, рогатины и сабли, стрельцы железные» и другие, но некоторые орудия труда (озупы, ножи, топоры-керги), а также предметы конской упряжки (стремена, удила, раз­личного рода бляшки, кольца) изготовляли сами.

Хозяйство телеутов носило натуральный характер. Денег телеуты не знали, и торговля носила меновой характер. Почти с самого начала XVII века устанавливается взаимовыгодный торговый обмен телеутов с русскими. Стада лошадей, крупного рогатого скота и овец они пригоняли в Томск, а позже и в Кузнецк, привозили пушнину и обменивали их на русские товары: сукно, холст, медные котлы, выделанную кожу, оружие. В конце XVII - начале XVIII вв. телеуты стали привозить на обмен и готовые изделия: вой­лок, тулупы, шубы.

Для развития торговых отношений с телеутами важное значение имел тот факт, что русские власти не брали с них торговых пошлин.

Таким образом, имея высокий уровень специализации кочевого скотоводства, телеуты достигли более высокого экономического развития по сравнению с шорцами и северными алтайцами. У телеутов XVII-XIX веков имели место феодально-патриархальные отношения с пережитками родового характера. Телеутская феодально-племенная знать имела собственность на пастбища, промысловые угодья, на земли, что позволяло ей эксплуатировать своих соплеменников.

Телеутское население не было однородным. Рядовые «улусные люди» были обязаны по отношению к своим «князцам» и «лучшим улусным людям» платить подать и нести феодальную ренту в продуктовой (натуральной) и отработочной форме.

Сноски.

1 «Улусныё люди» - люди, зависимые в разной степени от феодально-племенной знати. Так, власть старших князей над улусными людьми была неограниченна: они могли их судить, лишать имущества, подвергать наказаниям вплоть до смертной казни.

2 «Князцы»- главные князья Больших и Малых улусов с членами семейств. Все члены княжеского рода имели свои улусы, которые они получали от главного князя Большого улуса.

3 «Лучшие улусные люди» - знатная и богатая верхушка телеутского общества.

Шорцы. В бассейне реки Кондомы издавна обитал мно­гочисленный род «шор». По его имени шорцами стали называть всех жителей верховья Томи и ее притоков Мрассу и Кондомы. Многие роды, например, Кый, Кобыр, Кызай, носят имена рек, на которых они обитали: Кый-зас, Кобыр­су, Кыззас. Возможно, что и название рода «шор» происходит от реки Шор - левого притока Томи в ее верховьях.

По своему происхождению шорцы не относятся к алтайским племенам. Это лесные оседлые племена, обычно жившие изолированно друг от друга по долинам многочисленных горных рек и их притоков. Своего государства у шорцев не сложилось. Вплоть до Октябрьской революции в Шории было родовое деление. Оно сохранилось в названии родов Аба, Шор, Сары, Кый и другие. Каждый род имел свои охотничьи угодья и пахотную землю, своего родового божка. Во главе родов стояли князьки. По религии шорцы были шаманисты. Своей письменности у них не было.

Ввиду родоплеменной раздробленности, отсутствия единства между племенами, а также в силу своей малочисленности, шорцы не могли оказать серьезного сопротивления многочисленным и сильным кочевникам. Все это и создавало благоприятные условия для вторжения кочевников и грабежа шорского населения. На протяжении многих веков шорцы были главным яблоком раздора между кыргызскими и телеутскими князьями. Как те, так и другие стремились превратить «кузнецких людей» в своих данников.

Оседлые шорцы занимались выплавкой руды, кузнечным делом, охотой и земледелием. Нуждались они в продуктах животноводства. Телеуты, кочевавшие по соседству в степях Кузнецкой котловины, испытывали нужду в кузнечных изделиях. Казалось, что были все условия для обмена излишками продуктов между шорцами и телеутами и развития союзнических добрососедских отношений. Однако кочевники-телеуты нередко предпочитали обмену с «кузнецами» грабеж, подчинение их своей власти и получение нужной им продукции в виде дани. Таким образом, производство железа и изделий из него нередко являлось не источникам благосостояния для шорского населения, а причиной его угнетения и зависимости от различных феодалов-завоевателей.

Между оседлыми шорцами и телеутами-кочевниками в XVII веке не сложились добрососедские отношения. Это произошло потому, что по своему экономическому развитию телеуты были несколько выше, чем шорцы. Политическая организация у телеутов была сильнее, чем у шорцев. У них уже сложились раннефеодальные отношения, в то время как шорцы находились на стадии патриархально-родового строя. Телеуты-кочевники превосходили шорцев в военном отношении: они были всадниками и имели численный перевес.

Близость языка, культуры, религии с шорцами телеутская знать сначала использовала для подчинения соседей, а затем и для укрепления своей власти над ними. Такого преимущества не имели ни ойротские феодалы, ни кыргызские князья, ни русские воеводы.

В настоящее время шорцы живут на юге Кузбасса - в Горной Шории. Незначительная их часть проживает в Таштыпском и Аскызоком районах Хакасской, а также в Горно­-Алтайской автономных областях.

Занятия шорцев. Охота - это основной вид занятий предков современных шорцев. Она имела ведущее значение в их хозяйстве вплоть до Октябрьской революции, а в горно-таежных местах сохранилась и до наших дней.

Охотничья жизнь у шорцев начиналась рано. Уже с 12-­14 лет мальчики наравне со взрослыми ходили на лыжах за десятки и сотни километров на промысел, участвовали в облавах, месяцами жили в тайге, а с 18 лет облагались полным ясаком и считались вполне зрелыми охотниками.

Орудия охоты у шорцев были крайне примитивными: лук, самострелы, капканы. Только с приходом русских в XVII веке у них появилось ружье, но распространение оно получило лишь к концу следующего столетия.

В древние времена шорцы больше охотились на крупных животных: марала, оленя, лося, медведя, косулю, которые давали много мяса. Позже приобрела значение охота и на мелкого пушного зверя, дававшего ценный мех: соболя, колонка, лису, белку, выдру, горностая. Не случайно кыргызские князья и московские цари вели между собой ожесточенную борьбу за господство над охотничьими племенами Шории: обложение их данью (ясаком) приносило огромные богатства.

Ученый Л. П. Потапов в книге «Очерки по истории Шории» писал: «А шорцам жить было трудно и голодно. Зверя в ясак отдавали, за долги торговцам, есть было нечего. Ячменя сеяли мало, тайга мешала, скота не держали, все больше промышляли. Женщины помогали мужчинам добывать зверя, Зимой ходили семьями в тайгу и там жили в деревянных шалашах. Летом жили по речкам и занимались рыбной ловлей. Женщины, так же как и мужчины, промышляли зверя на лыжах».

По времени охота делилась на два этапа: зимнюю и летнюю. Зимняя охота начиналась с октября-ноября и до нового года. Затем следовал небольшой новогодний отдых и снова на охоту в тайгу до апреля месяца. Все охотничьи угодья были строго распределены между родами. На охоту уходили небольшими артелями, по 4-8 человек. Старший артели выбирался дома. Каждый член артели увозил с собой на нартах или волокуше из конской шкуры двухмесячный запас продуктов, постель, боеприпасы.

Так как охота в основном была зимняя, местность в Шории горная, расстояния огромные, снегу выпадало много, то значение лыж в жизни шорца-охотника было очень велико. Условия охоты требовали быстрого передвижения. Как без ружья, так и без лыж в зимних условиях охота шорца немыслима. Шорцы сами делали лыжи из легкого и прочного дерева ракитника, реже - из березы, осины. У них было два вида лыж: охотничьи, которые подбивали снизу невыделанной шкурой лошади, марала или сохатого, а раньше - шкурками выдры. Низкая и жесткая шерсть прикреплялась таким образом, чтобы создавалось хорошее скольжение вперед и тормозилось движение назад, особенно это было важно при подъеме в гору. Были также лыжи-гольцы, которые не подбивались шкурой и использовались в домашних условиях или для охоты на равнинной местности. Лыжи делали широкие, примерно в полтора раза шире обычных.

Сноска. Примерная норма продуктов на два месяца на одного охотника: толкана -0,5 пуда, крупы из ячменя -1 пуд, мяса -1 баран, масла­ 5 кг, сухарей -0,5 пуда.

Шорские охотники с детства ходят на лыжах и настолько овладевают ими, что лыжные палки им совершенно были не нужны. Вместо палок они используют каёк (тайях). Он похож на весло, нижний конец которого заканчивается слегка согнутой лопаточкой. Нижняя часть кайка является корнем березы, что придает ему большую прочность. Каёк имеет многоцелевое назначение. Он является опорой и тормозом при спуске с гор. Охотник опирается на него, когда везет нарты. При помощи кайка строят шалаш из снега, ищут убитую белку в глубоком снегу, пьют талкан во время охоты в тайге.

В районе охотничьих угодьев строили шалаши, для чего выбирали лучшее дерево. Таким деревам чаще всего была ель или пихта с пологими ветками. Для шалаша охотники искали «теплое» дерево, имеющее иней. На холодном дереве иней не держится. Шалаш строили из сучьев пихты или ели, из плах кедра или других хвойных деревьев. Для сохранения тепла его обкладывали снегом. Центральное место в шалаше занимал костер, который поддерживался круг­лые сутки. Вокруг костра толстым слоем накладывались пихтовые ветки, которые покрывались войлоком, самодельным одеялом и выделанной овечьей шкурой, имеющей форму квадрата.

В жизни охотника немаловажное значение имели нарты. На них зимой охотник увозил в тайгу продукты, постель, снаряжение, возвращаясь с охоты, на нартах вез добычу: шкуры; мех, мясо. Нарты шорцы делали сами: полозья из осины, а копылы из березы. Длина нарт - примерно три метра, а по ширине они равняются лыжне, так как охотник везет их по следу своих лыж. Охотник на таких нартах свободно перевозит груз до шести пудов.

Шорцы на охоту никогда не надевали меховой одежды, так как в ней была тяжела и жарко. Охотник в день по горам на лыжах проходил до ста и более километров. Поэтому самая практичная одежда для шорца-охотника - это шабр из домотканого холста. Шабр представлял собой куртку без подкладки и брюки из грубого холста серого цвета. Воротник, рукава, полы и подол выходного праздничного шабра отделывались бархатом или плисом, вышивались шерстяными и другими нитками. Шабр, предназначавшийся для охоты, не имел никакой отделки, вместо пуговиц пришивали палочки, а воротник был стоячий. Для выходного шабра использовали лучший холст, и воротник был шалью. Этот вид одежды широко использовался еще и потому, что с холстяной ткани легко сходит снег, она крепкая, плотная и долго не промокает. Летом мужчины также носили эту одежду, так как в тайге она спасала от комаров. На охоту обычно надевали два комплекта такой одежды.

Обувь охотника (чарки) также была самодельная. Для этой цели использовали конскую кожу, которую сами выделывали. Вместо портянок и носков шорцы на охоте применяли траву загат, которая хорошо впитывает пот, мягкая, прочная, не нуждается в стирке и сохраняет тепло. Обычно охотник не менял ее до месяца, лишь просушивая у костра.

Особое внимание шорцы уделяли охотничьему снаря­жению, На два месяца охоты брали до пяти фунтов пороха, 10-15 кремней к ружью. Дроби тогда не было. Пули отливали сами в тайге из свинца. Дробь появилась тогда, когда стали применять пистонные ружья-дробовики. У кого была возможность, те брали на охоту два ружья - на случай порчи. Каждый охотник носил специальный пояс, который надевался через голову на левое плечо и висел слева на­право. На нем, сверху вниз, в определенной последовательности прикреплялось все, что необходимо было на охоте: мерка для пороха из маральего рога или дерева, кожаные мешочки для пыжей пистонов, два закрытых рога для хранения дроби и пороха.

На охоте шорец не расставался с ножом, который находился в. кожаном чехле на поясе справа. Чаще нож был самодельный с крепкой и красивой ручкой из березового корня. Нередко ручки делали составные - из пластинок дерева, меди, железа. Кроме ножа, у охотника всегда за поясом находился и топор.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных