Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Телеуты и шорцы - коренные жители нашего края. 2 страница




Древнюю историю в Шории имеет и рыболовство. Многочисленные горные реки изобиловали хариусом, тайменем, налимом, язем, щукой. Рыбу ловили с помощью самодель­ных сетей, мордушек, сачков, били железными острогами, стрелами из лука, устраивали запруды из камня. Рыба занимала важное место в питании, шорцев, особенно летом.

Земледелие. Документы сообщают, что шорцы хлебопашеством занимались «весьма мало, по недостаточности удобной земли. Главные их занятия - зверопромышленнность, рыболовство». «В пище не разборчивы, хлеба употребляют мало и довольствуются летом рыбой, а зимой звериным и лошадиным мясом. Питаются также и кореньями травы, называемой кандыком».

Однако примитивное мотыжное земледелие у шорцев появилось уже в XVI веке. И хотя оно и не являлось самостоятельной отраслью хозяйства, тем не менее, давало дополнительную пищу к той, которую приносила охота на зверя.

Если охота в основном считалась мужским занятием, то земледелие было уделом женщин. Земледелие имело две стадии: мотыжное и плужное. У таежников-шорцев было мотыжное земледелие. При помощи мотыги (абыла) можно было обработать небольшой участок земли. Абыл, которым копали землю, передавался в наследство по женской линии и являлся необходимой принадлежностью приданого шорских девушек. Абыл представляет собой лопатку, лопасть которой прикреплена к черенку под острым углом. Работают им как кайлом. Несмотря на свою примитивность, абыл являлся незаменимым орудием труда в земледелии на каменистой почве и крутых склонах Горной Шории. В степных и лесостепных местах примерно с 30-х годов XVIII века землю стали обрабатывать сохой, которую привезли русские казаки, получившие от царского правительства разрешение заниматься сельским хозяйством возле своих острогов.

На расчищенных от леса южных склонах гор шорцы сеяли пшеницу, коноплю. Однако больше всего они выращивали, ячмень, из которого делали толкан и крупу, оставшиеся любимыми продуктами до наших дней. Созревший хлеб выдергивали руками, позже стали срезать ножом, и только в начале XIX века получил распространение серп, а позже и коса-литовка. Сорванные и связанные в пучки колосья обжигали в тихую погоду на костре на расчищенных площадках. Делалось это следующим образом. Брали две плоские деревянные плашки. Колосья зажимались этими плашками, а солома сгорала над костром. Освобожденные от соломы колосья молотили деревянными палками, утолщенными на концах. Это был прообраз цепа. Зерно очищали от мякины при помощи ветра и саргаша. (Саргаш напоминает собой половину обыкновенного сита, дно которого сделано из тонкой доски кедра).

Раньше зерно мололи на каменных плитах - зернотерках, затем при помощи каменных и деревянных мельниц. Зернотерка представляла из себя два плоских камня. На тот, который побольше, клали зерно, а меньшим терли, превращая зерно в крупу, а затем и в муку. Как каменная, так и деревянная мельницы являлись более высокой степенью культуры. Они состояли из двух жерновов, нижний из которых неподвижен, а верхний вращается при помощи ручки. У нижнего камня верхняя часть выпуклая, а у верхнего - нижняя часть вогнутая. Шорцы-охотники до сих пор пользуются мельницам с каменными жерновами для приготовления толкана из ячменя.

Весной, когда продукты были на исходе, немаловажную роль в пище шорцев играло собирательство, которым занимались женщины и дети. Они собирали различные ягоды, кедровые орехи, мед диких пчел, яйца птиц, а также дикие растения: черемшу, ревень, полевой хвощ, лук-слезун, журавлиный горох. Но наибольшее значение имели корни таких диких растений, как кандык, сарана, пион. Корни выкапывали корнекопалкой (озупом). Нередко эти продукты заготовлялись и впрок: черемшу солили, корни различных растений сушили.

Пожалуй, наименее развитой отраслью хозяйства шорцев было скотоводство. Оно не получило должного развития вплоть до Октябрьской революции.

Но не шорский абыл, и не крохотные клочки ячменных посевов на южных склонах гор, и не корни дикорастущих трав, а русская соха да кормилица-лошадка, пашенное хлебопашество спасали шорцев от постоянного голода.

Кузнечное дело. Предки современных шорцев были искусными мастерами по выплавке железа из руды и изготовлению различных железных изделий. Еще сибирские летописцы называли население верховьев Томи, Мрассу и Кондомы «кузнецами». Отсюда и пошли названия: Кузнецкий острог, город Кузнецк, Кузнецкая земля.

В одной из летописей дается описание добычи и плавки руды шорцами: «Около Кузнецкого острогу на Кондоме и Мрассу реках стоят горы каменные великие, и в тех горах емлют кузнецкие ясашные люди каменья, да те каменья разжигают на дровах, разбивают молотом на мелко и, раздробив, сеют решетом, а, просеяв, сыплют понемногу в горн, и в том сливается железо».

Именно по рекам Кондоме, Мрассу и Бельсу обнаружены следы разработок железных руд. Из железа шорцы делали самые разнообразные орудия труда, предметы домашнего обихода и военного снаряжения: мотыги (абылы), корнекопалки (озупы), наковальни, щипцы; ножи, котлы, таганы, ковши, шлемы, копья, панцири, рогатины, сабли, наконечники для стрел, удила, стремена, тавра для лошадей. Свои изделия шорцы обменивали у калмыков и кыргызов на лошадей, коров, овец, войлок, выделанные овечьи шкуры.

Там, где издавна шорские кузнецы добывали железную руду, а из нее выплавляли металл, в 1771 году был построен Томский железоделательный завод (ныне пос. Томское Прокопьевского района). Появились более качественные и дешевые изделия из железа и примитивное шорское «кузнечное железоделательное производство» к концу XVIII века исчезло.

В наше время там, где когда-то обитали древние шорские кузнецы, построены гиганты металлургии - КМК и Запсиб, ферросплавный и алюминиевый заводы, вырос самый крупный город нашей области - Новокузнецк. Горная Шория превратилась в мощную рудную базу черной металлургии края. Возникли крупные рудники в Таштаголе, Шерегеше, Мундыбаше, Казе, Темиртау.

Кроме кузнечного дела, у шорцев было хорошо развито изготовление деревянной посуды из березового капа и кедра, берестяной посуды, туесов, бураков больших размеров. Взамен шерстяной одежды появляется холстяная, напоминавшая одежду русских крестьян, удобная на охоте. Для изготовления холста шорцы использовали ткацкий станок. Они научились ткать. Это был значительный прогресс. Пряжу выделывали из крапивы и. дикой конопли. Из пряжи конопли ткали холст, а из пряжи крапивы вязали рыболовные сети. Они также сами выделывали кожи и шили сапоги. Но, прежде всего, подъему культуры шорцев способствовали выплавка металла и, кузнечное мастерство.

Ясак. (Ясак- подать натурой, платившаяся в царскую казну народами­ Сибири). Шорцы с древних времен находились в зависимости от более сильных соседей и платили им дань: сначала кыргызским феодалам, позднее ойротскому хану и телеутским князьям. Осваивая новые земли, представители Русского государства также облагали коренное население ясаком. Правда, в начале XVII века ясачный сбор имел случайный характер, так как кочевое население из-за отсутствия постоянного места жительства не была учтено. Однако уже в первой половине того же столетия с помощью родоплеменных князцов русской администрации удается произвести учет подвластного ей кочевого населения и определить ясачный сбор.

Шорцы нередко платили двойную и даже тройную дань. Так фактически весь XVII и, начало XVIII века они платили дань телеутским князьям, монгольским феодалам и русским воеводам: никто из них не мог по-настоящему защитить своих подданных. Естественно, что положение двоеданства не устраивало и самих шорцев. Это хорошо понимали телеутские князья. Иногда им удавалось направить недовольство шорцев против царских властей. Именно поэтому царские власти предписывали своим воеводам, чтобы они ясак брали «ласкою», чтоб ясачных людей «не ожесточить».

На протяжении всего XVII века ясак оставался натуральным и взимался собольими шкурками. Но в связи с хищническим истреблением соболей в конце XVII - начале XVIII вв. русская администрация вынуждена была пойти на замену соболиной пушнины мехом других зверей. В документе об этом сообщается: «А присылается из Сибири царская казна ежегодь: соболи, мехи собольи, куницы, лисицы, черные и белые горностаи, белка в розни и мехами, бобры, рыси, песцы черные и белые, и зайцы, и волки, барсы. А сколько числом тое казны придет в году, того описати не в память, а часть тое казны приходу в год больше шти сот тысяч рублев».

Как кыргызские, так и ойротские феодалы стали собирать дань с шорцев самыми различными предметами. В одном из документов сообщается, что ойротский сборщик дани, бежавший от преследования кузнецких казаков, оставил «660 белок ... 66 котлов железных, 109 таганов, стремен ... 900 стрельных же, железцов (наконечников для стрел) ... 2 комзы (курительные трубки) и 60 ковшей железных».

Царские власти также велели своим воеводам брать с шорцев ясак «и пушниной; и шеломами, и рогатинами, и саблями, кому чем можно).

Телеутские князья фактически, господствовали над шорцами, начиная с XVII века, являясь жестокими угнетателями шорского населения. Однако, когда в начале XVIII века в Приобье и на Бии были построены русские крепости (Белоярская и Бийская), телеутские князья утратили свою прежнюю власть над шорцами. Шорцы оказались в пределах Русского государства.

В середине XVIII века царское правительство установило безраздельное господство над шорскими и телеутскими племенами. Теперь ясак стал постоянным налогом. По закону его платили все мужчины в возрасте от 18 до 55 лет. Но паштыки (князьки, главы родов) облагали население, начиная с 15-летнего возраста, и присваивали немалую часть ясака себе. На сборе ясака наживались не только русские, но и шорские богачи. Недовольство местного населения беспощадными поборами выражалось в бунтах «ясачных татар» - шорцев.

Во второй половине XVIII века происходит замена натуральной подати денежной. Это было вызвано не только упадком охотничьего промысла, но и стремлением царского правительства - получать более полные ясачные сборы.

Воеводы, являясь проводниками политики царизма в Сибири, часто допускали произвол по отношению к коренному населению. Именно поэтому, будучи заинтересованным в непрерывном пополнении своей казны, царь давал воеводам наказы, в которых требовал облагать коренное население ясаком так, чтобы ясачных людей «от государевой высокой руки не отогнать».

Некоторые зайсаны и родовые начальники пробовали защитить свои роды от произвола купцов, царской администрации (становых), земской полиции, но были бессильными. Чаще кончалось это тем, что они соединялись с заседателями (становыми) для ограбления своих подчиненных одноплеменников. Однако наряду с Россией помещиков и дворян существовала Россия Радищева и. декабристов, Пушкина и Лермонтова, Герцена и Чернышевского, которая дала много положительного коренному населению Сибири. Вот почему, изучая историю древнейших жителей Кузнецкой земли, необходимо разграничивать политику царизма и отношения, складывавшиеся между русским трудовым народом и рядовыми шорцами и телеутами.

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

1. О сборе ясака с шорцев

«Взнос» ясака пушным зверем, вместо денег, очень невыгоден для инородческих волостей, так как волость сама покупает соболей несравненно по высшей цене, нежели за какую они принимаются в казначейство».

«... Сильным людям выгоднее сбывать своих соболей в ясак за самую высокую цену, которую они слупят с волости ... К ясаку же причитается: угощение всей волости и посторонних гостей в обильном количестве вином, мясом конским и коровьим, поездка целой ватаги с ясаком, с платой каждому за себя и за лошадь, на содержание ясачников в остроге и городе, которые, конечно, не довольствуются уже, как дома, толканом, а на волостной счет кушают мясо и попивают вино, сколько душе угодно». (Записки миссионера Вербицкого за 1874 г. - Томские губ. вед., 1875, № 25).

2. Из наказа Кузнецкому воеводе Баскакову

«А однолично тебе, будучи в государевой службе в Кузнецком остроге, с ясачных людей ясаки и всякие государевы доходы, какие собираются в Кузнецком остроге, собирати с великим радением и расправу меж всяких людей чинити вправду, по rocyдapeвy крестному целованию, и татар и остяков от русских людей от обид от насильства оберегати и к ясачным людям ласку и привет держати и воров от воровства унимати и наказания и обороны чинити и ясаков лишних с ясачных людей не писати и у ружников и оброчников хлеба на себя не покупати, а самому никакими товарами не торговати и в иные города и в уезды с товары торговати и покупати от себя не посылати и вина воеводе не курить ... ». (Цитируется по книге: Ю. Мокутин. Сокровища Лба-Туры. Новосибирск, 1978, с. 182).

3. О положении бедняка шорца-охотника

«Бедный инородец улуса Кузедеевского Михаил, еще юноша, пришел ко мне испросить благословление на добычу зверя. Он и товарищ его, расставляя ловушки для белок (кулемки), заметили берлогу медведя. Бедняки рады были бы вступить в борьбу со зверем без посторонней помощи: ясак их был бы обеспечен; но у обоих только одно ружье, и то порченое. Делать нечего, пригласили к себе в товарищи с правом на равный дележ, еще двоих, с винтовками, а сами пошли с одним топором указывать берлогу. При случае этом Михаил заметил: «Вот так-то, все от нас к богатым переходит» - «Зато бедным умирать легче»,- ответил я ему». (Записки миссионера Вербицкого за 1861 г.).

4. Охота на медведя

«В случае промаха находятся в запасе готовые мерки заряда. В особых патронах вроде черкесских, а пуля во рту. Порох в одну минуту насыпается и пули спускается. Обладая хладнокровием, знанием привычек зверя, черневой татарин (шорец - Д. К.) убивает в жизни значительное число медведей. Мы видели охотников, убивавших по 150 и 200 медведей. Некоторые обитатели черни носят название «Медвежья смерть». (Ядринцев М. Н. Алтай и его инородческое царство. - Исторический вестник. М., т. ХХ, 1885, июнь, С. 637.).

5. Об отношении к женщине-шорке

«Вообще татары (шорцы - Д. К.) смотрят на женщину как на покупной рабочий скот. Это воззрение имеет влияние и на распределение домашних работ, которые главным образом лежат на хозяйке дома. Женщины копают небольшую полосу свою абылом (род мотыги), косят сено серповидными косами, известными в Сибири под именем горбуш, шьют одежду и обувь (чирки). Инородческие девицы рубят дрова не хуже мужчин. Поэтому-то они и покупаются недешево». (Записки миссионера Вербицкого за 1862 г.- Православное обозрение. М., 1863, февраль, с. 145).

Глава II. ПРИСОЕДИНЕНИЕ КУЗНЕЦКОЙ ЗЕМЛИ К РУССКОМУ ГОСУДАРСТВУ И ЕЕ ОСВОЕНИЕ

Присоединение Кузнецкой земли. Около четырех веков назад началось заселение и освоение необъятных просторов Сибири. Первые тропы в эту великую и неизвестную страну были проложены бесстрашными землепроходцами, русскими предприимчивыми людьми. Поход Ермака положил начало присоединению Сибири к Русскому государству. Вслед за землепроходцами шли военные отряды, казаки, служилые люди, которые закрепляли окончательно вновь открытые земли за Русским государством.

Однако не меч, а орало было основным оружием в покорении Сибири. Главной силой в заселении и освоении этого далекого края выступил народ. Русские люди несли с собой более высокую культуру и технику земледелия.

Побеждал не воин-завоеватель, а русский крестьянин­-хлебопашец с его более высокой культурой хлебопашества, побеждали миролюбие, уживчивость и выносливость русского человека. Не топор палача, а топор плотника, строителя завоевал симпатии шорцев и телеутов. И не случайно вскоре коренные жители нашего края поняли, что русские люди не только храбры, но и великодушны.

Непрекращающиеся междоусобные войны кочевых феодалов сильно разоряли местное население; поэтому коренные жители Кузнецкой земли были заинтересованы в присоединении к Русскому государству как к наиболее сильному.

Кузнецкий острог. В 1617 году томскими воеводами был отправлен сын боярский Остафий Харламов с 45 казаками на cyдаx водою по реке Томь, чтобы в устье реки Кондомы построить Кузнецкий острог. «Прибыв на сие место, не имея никакого препятствия, сей острог зимою 1618 года и построили. Местоположение острога было весьма удобно, на довольно высокой и крутой горе. Около лежащие места приятны и весьма плодородны. Поля тянутся на север аж до Томского уезда, а к югу горы, которые простираются до Алтайских гор».

Так по царскому указу на левом берегу Томи, недалеко от устья Кондомы, русские служилые люди - стрельцы и казаки - построили Кузнецкий острог, «чтоб ... Кузнецких и иных волостей люди были под государевою рукою безотступно и государев ясак с себя государю ежегод давали». Так Кузнецкая земля в начале XVII века была присоединена к Русскому государству.

В остроге находился небольшой отряд служилых людей во главе с воеводой. В его распоряжении были войско, суд, сбор ясака, ссыльные, он ведал торговлей мехами, вином, табаком. Ему фактически предоставлялась неограниченная власть. Первым кузнецким воеводой был Харламов.

В 1622 году Кузнецкий острог переводится в разряд городов. Специальным указом ему был присвоен герб, изображавший вначале волка, затем - кузнечную наковальню с молотом и щипцами, а в 1804 году - кузницу и бегущую лошадь.

О том, что представлял собой город в XVII веке, говорит описной лист, посланный кузнецким воеводой Синявиным Петру 1: «Кузнецкий город рубленой в забор вышиной в сажень; около города мерою 1050 сажень, по стенам пять башен, в городе острог, около острогу забор мерою 194 сажени, по стенам три башни».

В XVII веке Кузнецк был самым южным укрепленным пунктом Русского государства в Западной Сибири и вторым, после Томска, центром заселения ее восточных районов. Князьки кыргызов, черных и белых калмыков нередко нападали на Кузнецк, сжигали хлеб и заготовленное сено, уводили скот и грабили население. Служилые люди часто находились в изнурительных походах, а крестьяне жили под угрозой постоянного нападения. Но, возникнув как укрепленный пункт сильного Русского государства на юге Западной Сибири, Кузнецк уже стоял твердо.

Кузнецк - это был путь не только к землям Кузнецкой котловины, но и к землям алтайским, к богатствам рудным и пушным, к кузнецкому железу всего юга Западной Сибири. Однако, постоянная военная угроза и экономическая оторванность тормозили заселение прилегающих к Кузнецку земель и мешали ему развиваться в настоящий город. Правда, в XVIII веке в нем уже стали появляться различные ремесла (выделка кож, пошив обуви, портняжное дело, из­готовление мыла и др.), но главным занятием населения продолжало оставаться сельское хозяйство, и большая часть жителей должна была отрабатывать подушные подати на барнаульских заводах. Только военные и административные задачи придавали Кузнецку особый характер.

Когда в средине XVIII века над шорцами и телеутами, как и над другими алтайскими племенами, нависла угроза порабощения, князьки коренных жителей стали искать защиты у Русского государства. В 1755 году они направили своего посланника в Кузнецк с просьбой защитить их от иноземного насилия и «принять всех до единого в русскую протекцию». Осенью того же года группа зайсанов обратилась к командующему Кузнецко-Колыванской линии с ходатайством о принятии их «со всеми улусными людьми в российское подданство». В следующем году группа зайсанов написала письменное прошение о принятии в российское подданство, которое было направлено, сибирскому генерал-губернатору, а затем и в Сенат.

Летом 1756 года был издан специальный указ, удовлет­воривший просьбу всего алтайского народа, в том числе шорцев и телеутов, о принятии их в русское подданство. Так территория юга Западной Сибири на добровольных началах была включена в состав России, а ее население приняло российское подданство. Русское подданство избавило местное население от разорительных нашествий иноземных захватчиков, значительно сократило княжеские междоусобицы. Тем самым телеуты и шорцы были спасены не только от порабощения, но и от физического уничтожения. Добровольное вхождение в состав России способствовало более быстрому развитию их экономики и культуры.

Значение присоединения Кузнецкой земли к России. Благодаря присоединению края к Русскому государству, коренное население избавилось от разорительных грабительских набегов кыргызских феодалов, стало сближаться с более передовым в отношении хозяйства и культуры русским народом. Русские люди научили шорцев и телеутов обрабатывать землю плугом, сеять злаковые культуры, заготовлять на зиму сено для скота при помощи косы, применять на охоте огнестрельное оружие, ввели промысел кедрового ореха, обучили пчеловодству, птицеводству. В одном из документов сообщается, что местные жители, глядя на русских, оставляют свои дымные юрты и переселяются в рубленые избы с глинобитными печами и деревянным полом, начинают устраивать огороды, стали держать кур, гусей, завели овец. Все это делало их хозяйство более устойчивым и продуктивным.

Большой вклад в улучшение быта коренного населения нашего края внесла русская женщина. Это она научила местных жителей кроить и шить одежду русского покроя, печь хлеб, поддерживать чистоту и опрятность. В домах - мыть полы, белить стены, спать на кроватях.

Постоянное дружественное общение с русским трудовым народом дало возможность шорцам и телеутам усвоить великий русский язык. Появились первые грамотные люди среди коренного населения края. Знание русского языка способствовало местным жителям лучше понять и перенять достижения культуры русского народа.

Русские люди, проявили исключительное уважение к обычаям шорского и телеутского народов. В то же время они оказали большое влияние на искоренение таких обрядов и обычаев, как шаманство, похищение невесты, покупка ее за калым. Вот почему, несмотря на жестокий колониальный гнет царизма, присоединение Кузнецкой земли к Русскому государству имело для ее коренных жителей прогрессивное значение.

Но влияние было взаимным. Русские высоко оценили большое искусство шорских мастеров по выплавке металла и изготовлению из него изделий. Русские крестьяне переняли у шорцев и телеутов некоторые приемы охоты на зверя, сбора и употребления в пищу ряда дикорастущих съедобных растений, стали носить местную меховую обувь, употреблять лыжи, подбитые камысом, и т. п.

Дружба шорского и телеутского народов с русскими, заложенная в тяжелых ус­ловиях царизма, еще больше окрепла за годы Советской власти.

Освоение Кузнецкой земли. Разгром Сибирского ханства способствовал дальнейшему продвижению русских в глубь Сибири. Преодолевая один рубеж за другим, отдельные отряды служилых людей к началу XVII века ­вошли в контакт с шорцами, телеутами и другими алтай­скими племенами.

Русские поселенцы появились на территории нашего края в начале XVII века. Земля Кузнецкая была очень богата: «Хочешь - землю паши, хочешь - белкуй, соболюй, собирай грибы, ягоды, орехи, бортничай ... А реки здешние рыбой полны». Но постоянная военная угроза со стороны кочевых племен мешала заселению и освоению Кузнецкой котловины. Поэтому вслед за Кузнецким острогом для охраны государевой и крестьянской пашни и пути из Томска в Кузнецк были поставлены Верхотомский (1657 г.), Сосновский (1696 г.) и Мунгатский (1715 г.) остроги. Вблизи от них возникли заимки вольных поселенцев, из которых впоследствии вырастали деревни и села. К концу ХVII века на территории нашего края уже насчитывалось свыше 50 русских деревень. Среди них были Щегловка, Мохова, Поломошное, Варюхина, Бедарева, Мокроусова, Ильинское, Сидорова, Атаманово, Кузедеево и другие.

После укрепления русских границ в первой половине XVIII века и основания колывано-воскресенских заводов значительно быстрее стали возникать на юге Западной Сибири русские поселения. Особенно их число стало расти на территории нашего края после проведения Колыванской и Кузнецкой укрепленных линий, обеспечивших вновь засе­ленные земли и их жителей от нападения кочевников.

Самовольные переселенцы - русские крестьяне, благодаря более высокому уровню сельского хозяйства и культуры, начали широкое освоение нашего края. Часть из них корчевала лес под посевы и занималась хлебопашеством.

Для снабжения войска укрепленных линий продуктами сельского хозяйства и закрепления за Россией пограничных земель в 30-80-e годы XVIII века в южной части Западной Сибири усиленно насаждается земледелие. Воеводы стремились привлекать в Кузнецк людей разных званий и профессий, но, прежде всего пашенных крестьян. «Доколь не осядет тут кормилец-хлебопашец - царствовать в Сибири гладу велику», - так считал воевода Кузнецка Т. С. Бобо­рыкин и приказывал выдавать переселенцам суду и помощь. Каждому переселенцу-хлебопашцу выдавали по десяти рублей денег, по пяти четей ржи, одной чети ячменя, четыре чети овса и пуду соли. (Мера объема сыпучих тел. Одна четверть (четь) - 209,91 л).

Переселенцы обычно не имели средств на обзаведение хозяйством и были, вынуждены брать у царских властей, монастырей не только денежную ссуду, семена, но и рабочий скот, инвентарь. Так многие переселенцы, приехавшие в наш край осваивать свободные земли, закабалялись царскими властями, духовенством или верхушкой служилых людей.

Но ни ссуда, ни другая помощь не являлись признаком доброй воли как царского правительства, так и воевод. Они вынуждены были поощрять развитие хлебопашества на Кузнецкой земле, так как за тысячи километров из европейской России хлеба не навозишься, да и пока привезешь его; цена будет недоступна. Хлеб, а также другие продукты нужны были для населения растущего города, служилых людей и казаков Кузнецкой укрепленной линии.

Другая часть переселенцев создавала армию охотилась на пушного зверя, а впоследствии пополняла ряды работных людей на золотых приисках, заводах, рудниках.

Царское правительство, стремясь охватить феодальными повинностями как можно больше населения Сибири, строило и принудительно заселяло не только остроги, крепости, но и горнозаводские предприятия. Оно переселяло сюда неугодных и бедных крестьян из Европейской России «по государеву. указу».

Освоение Кузнецкой земли вызвало рост численности русского населения. Если в момент основания Кузнецкого острога в нем было несколько десяткой служилых людей, то в 1705 году там уже насчитывалось 368 человек. Общая численность русского населения на территории нашего края к середине XVIII века достигла примерно 8-9 тысяч человек.

Первооткрыватель Кузнецкого угля. Дальнейшее освоение Кузнецкой земли связано с открытием полезных ископаемых. Развитие металлургии и стремление Рос­сии ликвидировать зависимость от ввоза из-за границы черных и цветных металлов требовало больше топлива, железных и полиметаллических руд. Поэтому правительство Петра 1 в 1719 году разрешило «всем и каждому ... какого бы чина и достоинства ни был, добывать и обрабатывать руды на собственных, государственных и частновладельческих землях».

Развернулись поиски руд на Урале и в Западной Сибири. Рудознатец Михайло Волков обнаружил в 1721 году в семи верстах от Верхотомского острога, в районе нынешнего города Кемерово, «горелую гору» 20 сажен высотой. С тех пор стало известно о сибирском «горючем камне».

Когда отмечалось 50-летие Кемеровского рудника, трудящиеся области, не забыли о первооткрывателе кузнецкого угля. На высоком обрыве правого берега Томи, в нескольких десятках метров от того места, где Михайло Волков обнаружил уголь, воздвигнут обелиск с надписью: «Первооткрывателю кузнецкого угля Михайле Волкову в день 50-летия Кемеровского рудника. Сентябрь, 1957 г.». Сейчас имя Волкова носит одна из площадей Кемерова, где установлен ему памятник.

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

1. О набегах алтайских зайсанов и кыргызских князьцов на деревни Кузнецкой земли

«Зайсан Духар с четырьмя тысячами черных и белых калмыков в 1710 году напали на Кузнецкие деревни Митину, Бедареву и другие. В восьми деревнях было сожжено 94 двора, выжжены хлеба, угнано 266 лошадей, 839 голов крупного рогатого скота и 649 овец. Много людей было убито и взято в плен. Пленные обращались в рабство». (История Кузбасса. Ч. 1-2. Кемерово, 1967, с. 46-47).

2. О тяжелой судьбе рядовых казаков и служилых людей

«Мы, холопы твои государевы, пошодчи на твою царскую службу в «кузнецы», одолжалися великими долгами, давали на себя кабалить, а имели в долг платье и обуви; и харчи, и головы свои позакабалили, и животишков своих избыли, и в долгу, государь, погибли до конца, без твоего царского жалованья. Милосердивый царь-государь и великий князь Михайло Федорович всея Руси, смилуйся, пожалуй нас, холопей своих, за наше службишко и работу своим царским жалованьем, вели нам его дати». (Небольсин П. Заметки на пути из Петербурга в Барнаул. СПб, 1850, с. 130).

3. О тяжелом положении переселенцев

«Почти с каждого парохода и с каждой баржи на пристанях, ближайших к Томску, оставляют несколько гробов и десятки детей с оспой, дифтеритом, воспалением легких, приезжают в Томск только для того, чтобы на Томском кладбище прибавить несколько свежих могил». (Исаев А. А. Переселения в русском народном хозяйстве. СПб, 1891, с. 50-52).

4. О закабалении монастырями крестьян-переселенцев (60-е годы XVII в.)

«Подрядились мы жить за тем монастырем вечно с женами и детьми и взяли мы из монастырской казны по лошади на человека, да по корове, да по овце, да по топору, да по косе, да по серпу, да по хомуту, да по оральникам. А в первых нам годах три хлеба ржаных и три хлеба яровых с поля, сняв и измолотя с гумна семена (отдать) в монастырскую казну, а что за семенами останется и тот хлеб делить пополам: половина в монастырскую казну, половина нам, Ерофею с братьями и с товарищами. А после тех трех годов семена иметь из монастырской же казны и возвращать туда же, а всякого хлеба что бог пошлет за семенами останется пятая мера в монастырскую казну, а четыре меры нам, Ерофею с товарищами. А на первые пути года иметь нам на подмогу на хлебную пахоту монастырских казенных лошадей ... Да нам же Ерофею с братьями и с товарищами на всякий год с человека ставить в монастырскую казну по сажени дров поленных; а те дрова поставить на монастырь, да по полуосьмине делать круп из монастырского хлеба в монастырскую казну, да по безмену масла с нашего скота». (Беликов Д. Н. Старинные монастыри Томского края. Томск, 1898, с. 16).




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных