Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Историко-приключенческие романы Гюго. Нравственно-философская проблематика.




ВИКТОР ГЮГО (1802-1885) Знаменитый французский поэт и писатель Виктор Мари Гюго родился в Безансоне, сын

офицера Сигизбера Гюго, ставшего впоследствии генералом и графом первой империи, и дочери нантского судовладельца, роялистки Софии Требюше. Готовясь к военной карьере, Виктор сопровождал отца в его командировках в

Италию. Уже его юношеские поэтические произведения были отмечены похвальными отзывами и даже премиями.

Гюго женился на Адели Фуше и посвятил свою жизнь литературному труду. Виктор Гюго прожил почти весь XIX век. Начинал он с подражания тонкой эстетике Шатобриана, а в мировую литературу вошел социальными романами Гюго был, конечно, романтиком. "Первая потребность человека, первое его право, первый его долг - свобода", - не уставал повторять он. Французская революция 1789 года стала основным источником творчества Гюго. "Революция, вся революция в

целом - вот источник литературы девятнадцатого века". "Романтизм и социализм - одно и то же явление", - считал писатель. Виктор Гюго прошел длинный, увенчанный взлетами и падениями путь писателя-романтика, ознаменовав своим творчеством новую эпоху в литературе. Верность его романтизму как художественному методу сохранялась в течение всей жизни, но сам Гюго вместе со своим веком, веком революций и народных восстаний, проделал знаменательную эволюцию в политических убеждениях, что не могло не отразиться на творчестве писателя. Революция литературная и революция политическая нашли во мне свое соединение,- говорил сам писатель. Так творчество писателя распалось на этапы. В начале своего творческого пути, в 30-е годы автор проявляет гениальное мастерство в умении запечатлеть душевные движения и раздумья в необычайно конкретных, зримых образах, воплощает в произведениях свое контрастное видение мира. Своеобразие второго периода Гюго заключается в том, что писатель вобрал в свое творчество многие черты и приемы реалистического искусства (изображение социальной среды, вкус к документу, реализм детали, интерес к воспроизведению народного языка и другие), но при этом остался настоящим романтиком в самом лучшем значении этого слова Все это коснулось, в первую очередь, его знаменитых исторических романов. Так, проза Виктора Гюго эволюционизировала от истории нравов до истории событий, исторической конкретики, что ясно можно увидеть при сравнении двух романов (Собор Парижской богоматери и Девяносто третий год). Сам же автор iитал, что историк нравов и идей облечен миссией не менее трудной, чем историк событий. В распоряжении одного поверхность цивилизациитАж Другому достаются ее недра, ее глубьтАж Это два порядка различных явлений, отвечающих один другому, всегда взаимно подчиненных, а нередко порождающих друг друга. Так, В.Гюго в романе Отверженные выразил формулу собственного творчества.В России очень любили сочинения Гюго, особенно его романы. Ф.М. Достоевский даже написал предисловие к русскому изданию романа "Собор Парижской Богоматери". "Его мысль есть основная мысль всего искусства девятнадцатого столетия, и в этоймысли Виктор Гюго, как художник, был чуть ли не первым провозвестником. Этомысль христианская и высоконравственная; формула ее - восстановление погибшего человека, задавленного несправедливо гнетом обстоятельств, застоя веков и общественных предрассудков.Конечно, аллегория немыслима в таком художественном произведении, как, например, "Собор Парижской Богоматери". Но кому не придет в голову, что Квазимодо есть олицетворение пригнетенного и презираемого средневекового народа французского, глухого и обезображенного, одаренного только страшной физической силой, но в котором просыпается, наконец, любовь и жажд справедливости, а вместе с ними и сознание своей правды и еще непочатых,бесконечных сил своих".

В 1862 году Гюго закончил свой роман "Отверженные". Достоевский оценил его даже выше своего романа "Преступление и наказание". Гюго писал его тридцать лет. Он придавал этому роману очень большое значение, считая, что книги, подобные "Отверженным", способны переустроить общество. Этот захватывающий, приключенческий роман в основе своей содержит социальные проблемы. Бывший каторжник Жан Вальжан, осужденный на двадцать лет за кражу хлеба для умирающих от голода племянников, едва снова не попадает под суд за кражу серебряных канделябров из храма, но был спасен епископом. Поступок епископа так Поражает Жана, что он со временем сам перерождается нравственно, становится подвижником и праведником. До конца дней своих он оказывает бескорыстную помощь всем, кто в ней нуждается. Антиподом и "злым гением" главного героя романа выступает полицейский инспектор Жавер - "дикарь, состоящий на службе цивилизации, странное сочетание римлянина, спартанца, монаха и капрала, неспособного на ложь шпика и непорочного сыщика". На протяжении всего романа сыщик преследует Вальжана. Последний отпускает Жавера, приговоренного инсургентами к расстрелу. Чуть позже и Жавер отпускает жертву, но, не вынеся неразрешимого противоречия между совестью и долгом, кончает жизнь самоубийством. В творчестве Гюго тема и проблема всегда связана с образом народа. И в связи с трансформацией тематического уровня произведений трансформируется и образ народа, а точнее автор подходит к изображению народа с разных сторон.Если в романе Девяносто третий год ярко обрисована историко-политическая жизнь народа и конкретных его представителей, то в Соборе Парижской богоматери автор скорее рисует картину нравственной, духовной жизни народа, которая развертывается на фоне грандиозных картин истории. Таким образом, в романе Собор Парижской богоматери, автора больше волнует нравственная сторона жизни народа, а в связи с этим на первый план выходит не конкретно-историческая проблематика, а вечная проблема уродливого и прекрасного, воплощенная в образе Квазимодо, проблема чистой и непорочной любви и человеческих страданий. Собор Парижской богоматери- это скорее не повествование об исторических событиях, как уже было сказано, а изображение истории нравов пятнадцатого века. Но это, тем не менее, исторический роман и он не лишен социального подтекста. Кому не придет в голову, писал Достоевский, что Квазимодо есть олицетворение угнетенного и презираемого средневекового народа... в котором просыпается, наконец, любовь и жажда справедливости, а вместе с ними и сознание своей правды и еще непочатых бесконечных сил своих.

В произведении Девяносто третий год народ это сила, которая творит революцию, а, значит, творит историю, из чего следует, что на первый план выходит событийная сторона. Автор привлекает все силы символики, метафоры и гиперболизации, чтобы показать всю мощь силы народной. Так, в первой части романа В море завязывается символическая борьба человека и пушки, грозящей гибелью всему кораблю. На одной стороне - сила, на другой душа. Битва происходила в полумракетАжно, казалось, что у пушки тоже была душа; правда душа, исполненная ненависти и злобы, - пишет Гюго, говоря метафорическим языком о проснувшейся силе народной, которая будет вершить историю. Народ океан, грозный для коронованных владык, сквозной образ, проходящий через все творчество Гюго. В этом романе народ и каждый отдельно взятый из народа человек живет не частной жизнью, а проживает историческую судьбу, будучи вовлечен в описываемые события: Ни малейших признаков упадка духа в народе. И угрюмая радость оттого, что раз навсегда свергнуты троны. Лавиной шли добровольцы, предлагавшие родине свою жизнь. Описываемые события поистине приобретают эпический, исторический размах. Но самая примечательная особенность романа заключается в том, что при зарисовке этих исторически-масштабных событий войн, революции и решения ею громадной важности политических и идеологических задач художник ни на одну минуту не упускает из виду индивидуально-человеческой драмы, которая развертывается на фоне этих событий. Здесь мы видим соединение высокого эпоса и интимной лирики. Об этом говорят первые же эпизоды тАЬДевяносто третьего годатАЭ встреча парижского батальона тАЬКрасный колпактАЭ с неiастной крестьянкой, вдовой, матерью, прячущейся с детьми в чаще вандейских лесов, диалог между нею и сержантом Радубом (тАЬКто ты?.. Какой партии ты сочувствуешь?.. Ты синяя? Белая? С кем ты?тАЭ тАЬС детьми...тАЭ), и слеза сурового воина революции, и его предложение усыновить сирот, сделав их детьми батальона. Как увязать материнство, детство, любовь, милосердие с грозной поступью революции, очищающей землю во имя сияющего будущего? Такова важнейшая проблема, которую ставит Гюго в своем романе. Так конкретно-исторические проблемы переплетаются с сугубо индивидуальными.Таким образом, из выше сказанного следует, что В. Гюго остается верен и вечной и конкретно-исторической тематике, однако, роль каждой из них в произведениях различна, что объясняется эволюцией мировоззренческих и творческих взглядов писателя.Гюго умер в Париже в возрасте 83 лет. Его оплакивала вся Франция, в последний путь великого писателя провожали почти миллион человек.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных