Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






ВОЛЬНЫЙ ВСАДНИК АДАМС 1 страница




Лизелотта Вельскопф-Генрих Токей Ито

Посвящается тем отважным мужчинам, женщинам и детям дакота-оглалла, которые после многих страданий и тяжелейших испытаний строят свою новую жизнь.

Для меня большая честь получить от их племенного сообщества имя Лакота-Тачина, и я хотела бы быть достойной его.

Лизелотта Вельскопф-Генрих

ДЖЕК ПОНКА

Свирепый зюйд-вест мел по прерии снег и песок. Еще недавно перевалило за полдень, но снеговые тучи уже затянули небо. Метр за метром пробивались вперед три драгуна со своим проводником.

— Черт тебя подери! — заорал один из драгунов сквозь вой ветра проводнику. — Мы уже давно должны быть на месте!

Разведчик что-то бросил в ответ и дал шпоры коню.

Они двигались на юго-запад, навстречу ветру, снежной коловерти, несущемуся песку. Только к вечеру всадники увидели широкое песчаное русло реки. Они были на северном берегу. На другом, на южном, сквозь снежно-песчаную мглу виднелись контуры деревянных строений.

— Дьявольщина! Мы, что же, добрались?

— Ну конечно! — возликовал в ответ проводник;

только что он натерпелся немало страху, хотя и виду не подавал драгунам. — Найобрэра и форт! Мы на месте!

И снова пошли в ход шпоры, засвистели плетки. Кони, вышагивая против ветра, миновали песчаную отмель, преодолели вброд быстрый поток и выбрались на крутой берег у палисада, за которым видна была сторожевая башня и крыша сдвоенного блокгауза. С башни раздался резкий свист: это часовой извещал о прибывших.

Заскрипели петли. Отворилась створка ворот. Въехав в замкнутый со всех сторон двор пограничного поста, всадники остановились и спешились. Трое мужчин в кожаной одежде, без головных уборов, с морщинистыми, исхудалыми лицами подошли к ним. И во дворе, окруженном палисадом, мело снег и песок, так что все щурили глаза, присматриваясь в сумеречном свете друг к другу. Прибывшие и те, что подошли к ним, принялись на чем свет стоит клясть и это место, и бурю, и песок, и снег. Немного поостыв, они завели коней в загоны внутри палисада. Разведчик и драгуны направились к большему из блокгаузов. Это была старая низкая, срубленная из бревен постройка без окон, с одними бойницами. Тяжелая дубовая дверь находилась на восточной вытянутой стороне. Внутри дома было все необходимое для немногочисленного гарнизона пограничного поста: запасы еды, одеяла, деревянный стол, скамейки вдоль стен и сложенный из камней очаг, в котором трепетал огонь. Пит, разведчик, расстегнул ремешок и снял широкополую шляпу.

Драгуны представились гарнизону пограничного поста, для которого название «форт» было, пожалуй, слишком значительно. Пит направился к сотоварищам; как и он, служили они на границе по вольному найму. Его тотчас узнали.

— Пит Куцый Нос! Что это тебя занесло в нашу глухомань? Или тебе не сиделось на прекрасной Миссури, в форту Рэндол?

Пит потоптался, отогревая ноги, сплюнул, утер тыльной стороной ладони нос и шлепнулся на скамью.

— Билл, старина, где же виски?

В ответ раздался дружный ехидный смех!

— Что? Ни капли виски?! Я плачу!

Пит не был пьяницей, но любил малость шикнуть.

Он выудил в одном из своих многочисленных карманов золотой.

— Побереги монеты. Они тут ни к чему. Мы давно выдули все до последней капли. И вообще, кто это завел разговор о виски? Лучше поговорим об оружии и боеприпасах, мой дорогой!

— Дай хоть по крайней мере поесть, Билл Петушиный Боец!

— Тот придвинул Питу банку консервов.

— И это все?

— Все.

— Ну и разнесчастная тут у вас жизнь!

— Пришлите нам наконец хоть пятьдесят человек подкрепления, и все будет иначе. Мы сразу прогоним ко всем чертям проклятых индсменов!

— Так вы еще с ними не покончили? — Пит выковыривал ножом солонину из банки и жадно глотал ее, впрочем без всякого удовольствия. Он продолжал наводить критику: — Тряпки вы! Вам только за подолы держаться. Не покончили с индсменами! Мы пять дней ехали и ни одного не видели!

— Это еще не значит, что они не видели вас!

— Значит, удирали! Где появляются молодцы с форта Рэндол, туда краснокожие носа не сунут!

— Пит, друг, ты рассуждаешь, словно полковник Джекман! Я скажу тебе одно: нужно немного настоящих мужчин и побольше оружия. Иначе уже этой весной нам капут.

— А ведь, похоже, что ты прав! Но мы вам поможем. У меня тут письмецо к вашему майору. Такое письмишко — будь здоров!

— У тебя? Письмо?..

— Да, у меня. Потому что я скаут, и всякий знает, что мои нагрудные карманы — надежнейшее место для срочных посланий.

— Ах вот что! Скорей всего тебе просто отдали предпочтение перед каким-нибудь краснокожим скаутом.

— Такому бывалому пограничнику, как я, всегда отдадут предпочтение. Ну, так где же ваш майор Смит?

— Там, в комендантском доме.

Майор сидел в холодном рабочем кабинете. На дубовом столе горела лампа. Майор, видно, работал и поднял глаза. Пит так и разинул рот: Смит был не стар, но совершенно сед. Разведчик вытащил из внутреннего кармана кожаной лосиной куртки письмо. Майор прочитал его, перечитал еще раз, потом приказал драгуну вызвать лейтенанта Варнера и командира вольных всадников Адамса.

Они не заставили себя ждать. С нескрываемым интересом смотрел Пит на вольного всадника. Это был стройный молодой человек среднего роста. Руки его были скорее руками крестьянина, чем руками стрелка, — широкие, словно грабли. Светлая шевелюра, голубые глаза — из-за них загорелое лицо его казалось еще темнее. Считать ли этого парня настоящим жителем Запада; с первого взгляда Пит решить этого не мог.

Майор не поднялся с места. Он только приосанился и посмотрел на лейтенанта.

— Лейтенант Варнер! Адам Адамс! В письме, которое мне только что вручили, имеются кое-какие совершенно новые указания, которые нужно немедленно довести до сведения солдат и вольных всадников. Ситуация в корне изменилась, — пояснил майор. — Наша хорошо оснащенная экспедиция установила, что месторождение золота, два года тому назад открытое в Северном Блэк Хилсе, выгодно только при промышленной эксплуатации. Решено подать к центру будущих горных разработок ветку от трансконтинентальной железной дороги, а это означает… Ну, как это отразится на нашей стратегии?

— Жаль, — пробурчал Пит.

— Простите, что?

— Я только сказал, жаль, — несколько громче произнес бывший ковбой. — Ведь если промышленная добыча, тогда уж маленькому человеку золота не видать.

— Замечание несущественно и излишне. Лейтенант Варнер?

— Наша задача — изгнать смутьянов-дакотов из Блэк Хилса!

Это был ответ, которого и ждал майор.

— Совершенно верно. Десять лет, как кончилась гражданская война. Наши Штаты выросли, и тысячи переселенцев в пути. Армия должна решать новые задачи. Теперь будет осваиваться и Дальний Запад. Мы не можем столько терпеть от краснокожих, как это было при постройке трансконтинентальной железной дороги и последние два года здесь, на Найобрэре. Дакоты должны немедленно отправиться в предназначенную им резервацию. Убийцы и поджигатели угомонятся и наконец-то приучатся работать.

Слушатели ничего не сказали по поводу этой речи. Они ждали, не отдаст ли майор каких-либо распоряжений. Но пауза затянулась, и заговорил вольный всадник Адамс.

— Дакотам был установлен срок для переселения в отведенный для них район — тридцать первое января нынешнего, тысяча восемьсот семьдесят шестого года. Но как же индейцы могли соблюсти его, если бы даже и хотели: среди зимы, с женщинами, с детьми?.. У них нет ни дорог, ни экспрессов…

Майор наморщил лоб.

— Адамс, я люблю, когда люди свободно выражают свое мнение, но я не люблю неуместных шуток. Верховные вожди предупреждены правительством, что они должны вывести свое племя, а если переселение отдельных групп затянется, то мы ускорим его. Наша задача — загнать в резервацию небольшой род, живущий в верховьях рек Платт и Найобрэры. Решающее дело предстоит значительно севернее, у Блэк Хилса. Но это не значит, что нам здесь можно хлопать ушами или хоть сколько-нибудь ослабить натиск.

Адамс прикусил губу.

— Есть еще вопросы? — Но это была уже риторика: на самом деле майор закончил разговор.

— Есть вопрос, — несмотря на это, произнес Адамс.

— Пожалуйста! — Майор Смит начинал сердиться.

— Несколько лет тому назад дакоты заключили с нашим правительством договор, по которому их места охоты от Блэк Хилса и до Миссури на севере «навечно» принадлежат им. Как же с этой заверенной печатями бумагой?

Кровь бросилась к вискам майора.

— Не ваше дело! — довольно резко сказал он, чтобы стоящий рядом лейтенант Варнер не подумал, что и у него самого совесть неспокойна. — Дакоты должны отправиться в резервации, а если откажутся — мы применим оружие. Вот! — Комендант развернул карту и придвинул ее к лейтенанту и Адамсу. — Вот… черной линией обведенный район. Сюда направляются дакоты, они сдадут оружие и будут учиться возделывать землю и растить скот. Территория резервации располагается к юго-востоку от Блэк Хилса, прямо у нас под носом. Ясно? — просил Смит.

— Понятно, — ответил Варнер. — Получим ли мы подкрепление?

— Об этом-то я и буду просить. Пит отправится завтра с моими письмами на форт Рэндол, а также в Янктон к полковнику Джекману лично. Я считаю, что в сопровождение Питу надо дать трех опытных пограничников, которые сумеют в Рэндоле и Янктоне доложить нашу точку зрения. Кого послать. Адамс, как ты думаешь? Кто хорошо знает прерии? На кого можно положиться?

— Вероятно, лучше всего отправиться мне самому.

— Нет, ты нужен здесь. А Джордж?

— В разведке. Еще не вернулся.

— И намного он опаздывает?

— На пять часов.

— Его искали?

— В такую погоду — бесполезно. Если организовать поиски, то и еще кого-нибудь подстрелят.

— Почему еще подстрелят? С чего ты решил, что Джорджа подстрелили?

— Мне так кажется.

— Не много ли ты фантазируешь, Адамс? Во всяком случае на Джорджа завтра утром рассчитывать не приходится. И почему ты посылаешь в разведку по одному человеку? Разве я не приказал, чтобы выезжали всегда вдвоем или втроем?

— С ним должен был выйти Дэви, но, как вам известно, он пошел за водой, свалился в реку и больше его не видели…

Пит с интересом прислушался. Он склонил набок голову, вытаращил глаза, уголки его рта опустились: прибавить к этому уродливый нос — точь-в-точь какой-нибудь любопытный бульдог.

— Неужели ты не мог послать кого-нибудь с Джорджем?

— Нас теперь всего-то — ничего. И все распределены.

— Да, да, пополнение крайне необходимо. Но тебе все-таки придется выделить двух или трех человек, чтобы сопровождать Пита. Драгун мы оставим пока здесь. Охрана и так невелика.

Варнер, кажется, был доволен. Адамс, однако, не смолчал:

— Не равноценная замена, майор. Но раз уж иначе нельзя, Билл Петушиный Боец и Малютка Джозеф.

— Не возражаю, — ответил Пит и шлепнул Адамса по плечу. — Обоих знаю! Неплохие ребята!

— Сомнительные типы пограничья, — критически заметил майор. — Пожалуй, как сопровождающие — хороши, но в Рэндоле и Янктоне они только скомпрометируют нас. Можешь предложить кого-нибудь посолиднее, Адамс?

— Ну, если уж так надо, то, пожалуй, Том Без Шляпы и Сапог.

«Ну и солидная фигура», — подумал Пит, но ничего не сказал, потому что обладал еще и замечательным даром молчать, когда его не спрашивают.

— Дурацкое имя. Впрочем, сам он не производит на меня скверного впечатления. Согласен.

На этом майор разговор закончил. Адамс вышел последним и закрыл за собой дверь. Затянутое тучами небо и снежно-песчаная круговерть делали ночь совершенно непроницаемой.

Лейтенант вдруг рухнул на колени. Адамс подумал, что тот споткнулся, подскочил, схватил за руку, чтобы поддержать. Но тело Варнера обмякло. Адамс ужаснулся. Он снова рванул дверь и втащил в комнату коменданта сникшего Варнера.

Майор вскочил, быстро прикрыл дверь и поднял со стада лампу. Слабый свет озарил лицо лежащего на полу лейтенанта. Глаза у него закатились. Адамс обнаружил в мундире дыру. Ткань уже набухла от крови. Удар ножа был смертелен. Адамс встал перед Варнером на колени и закрыл ему глаза. Дома, на ферме он был приучен с уважением относиться к людям и строго соблюдать установленные жизнью обычаи.

Майор и молодой вольный всадник какое-то время молча смотрели поверх убитого в пустоту. Затем Адамс, не ожидая приказа, подбежал к двери, ведущей в сторожевую башню, и, перемахивая через две-три ступеньки, кинулся наверх. Он хотел, чтобы стоящий на посту Майк поднял тревогу. Но Майк уже не стоял на посту. Он лежал на полу. В горле у него торчала стрела. Стараясь не высовываться из-за барьера, Адамс крикнул наперекор буре:

— Индсмены на форту! — и тотчас скатился по лестнице вниз за дальнейшими указаниями майора.

— Осмотреть двор и здания!

Адамс бросился в старый блокгауз и поднял там тревогу.

В эту бурную, непроглядную ночь всякий бы с удовольствием остался под защитой стен блокгауза. Пит и Билл Петушиный Боец немедленно взяли на себя охрану дома. Остальные мужчины, подчиняясь приказу, с опаской вылезали на двор. Поднялась беспорядочная стрельба. Люди успокаивали себя только тем, что их много. Каждый квадратный метр двора был буквально ощупан, строения обшарены. Врагов не нашли, нападению никто больше не подвергался, зажигательных стрел на крышах не обнаружили. Вместо убитого наблюдателя Адамс послал на вышку индейца-разведчика, который сменился с поста и во время нападения спал. Внешне все было спокойно.

Обоих убитых — Варнера и Майка — внесли в большой блокгауз и накрыли одеялом. Адамс взял себе стрелу, которой был убит дозорный. В углу, на скамейке, у стены, сидел Билл Петушиный Боец, Малютка Джозеф и Пит. Адамс подошел к ним.

— Ага, все трое тут! — сказал он. — Можете теперь не расставаться. Завтра рано утром поедем на форт Рэндол с письмами майора.

— Почему это старику потребовались именно мы? Что же ты мне ничего не сказал, Пит?

— Нужны испытанные пограничники, — вместо Пита ответил Адамс. — Люди, которые и на форту Рэндол сумеют поднести все, как надо. Нам необходимо подкрепление. Это вы усвоили?

— Да, вы правы, — Пит прикусил верхнюю губу. — У вас тут как в паршивом хлеву. Я все еще не могу понять, как это произошло.

— Не можешь понять? — со злостью бросил Адамс. — Сначала убили дозорного на башне. Все они охотники на бизонов — прекрасные стрелки… Ну-ка посмотри на стрелу! Что за насечки?

Билл взял стрелу, повертел в руках.

— Дакоты. Племя оглалла. А вот тут… Э-э!.. Да это род Медведицы. Я с ними давно знаком. Пожалуй, лет десяток.

— Когда дозорного убили, один или двое проскользнули в ворота, а то и перемахнули через палисад. Дакота, при его двухметровом росте, проворен, как кошка. Вот краснокожий проскользнул да и притаился. Он-то и подколол лейтенанта. Видно, сбоку ударил. А потом исчез, так же как и появился.

— День и ночь песчаной бури и — трое убитых! — подытожил Малютка Джозеф; он бросил злой взгляд на Адамса. — Нечего нам тут отсиживаться. Индсмены всегда знают, где нас найти, а сами шныряют вокруг, как комары, их и не схватишь.

— Трое убитых? — переспросил Адамс.

— Добавь Джорджа. Ты, кажется, забыл о нем!

— Но может быть, он застрял из-за бури…

— Адамс, не убеждай нас в том, во что не веришь сам.

— Так-то ведут себя здесь у вас паршивые краснокожие? — пробормотал себе под нос Пит. — Даже жутко.

— Отчего же жутко? Так и должно было быть! — с издевкой заметил Малютка Джозеф. — Зато господа из форта Рэндол оказывают индсменам такое уважение!

В глотках у всех пересохло, настроение испортилось, и спать было тревожно. Адамс завернулся в одеяло и улегся рядом с Томом Без Шляпы и Сапог. Том беспокойно ворочался с боку на бок.

К утру ветер утих. Облака рассеялись, и небо голубело над засыпанной песком и снегом промерзшей землей.

— Начало весны! — заметил Пит. Несмотря на предстоящее возвращение в любимые края на Миссури, настроение у него было прескверное.

Ворота открылись, и четыре всадника покинули форт, увозя с собой два письма майора. Они переправились через Найобрэру и повернули на северо-восток. Джордж так и не вернулся. Об этом думали все, но никто не говорил.

Всадники пустили коней рысью. Глухо застучали копыта. Высоко в небе кружила хищная птица. Над бескрайней, пустынной прерией сияло утреннее солнце. Ни зверя, ни всадников — никаких следов. Проехав около часа, они остановились.

— Смотрите, кажется, что-то лежит? — Билл Петушиный Боец показал на гребень ближайшей высотки и, не ожидая ответа, соскользнул с коня и стал взбираться по склону.

Наверху в траве лицом вниз лежал мертвец. Рядом с убитым — шляпа. Скальп снят. На куртке вырезан четырехугольник.

Билл поспешил к своему коню и, не говоря ни слова спутникам, очертил руками в воздухе квадрат.

— Опять?! — Джозеф был поражен.

— Да, опять, — буркнул Билл; в глубине души он был очень испуган и злился, что спутники чувствуют его состояние.

— Что означает этот четырехугольник? — спросил Пит.

— Это знак, — пробормотал Джозеф.

— Чей знак? — допытывался Пит.

— Захлопни пасть! — оборвал его Билл. — Я не желаю лишний раз произносить его имя. Это ведь при мне укокошили его отца, и, как знать, может быть, и я у него на примете.

— Он имеет в виду Гарри, — тявкнул Малютка Джозеф. — Краснокожую тварь Гарри!

Всадники вскочили на коней и подняли их в галоп. Это было похоже на бегство. Не было ни времени, ни возможности продолжать разговор. Когда около полудня сделали остановку, чтобы подкрепиться, Пит снова пристал к Малютке Джозефу:

— Кто же этот Гарри? Он метис?

— Чистокровный дакота! Вот что значит беззаботная жизнь в хваленом форту Рэндол. Тебе такие, наверное, и не снились!

— Чертова тварь! — не выдержал Билл, который не собирался вести разговоров на эту тему. — Он был разведчиком на строительстве Юнион Пасифик, потом засел в Блэк Хилсе и убивал золотоискателей, теперь он снова в своем племени и отравляет нам жизнь! Дакоты называют его Токей Ито. О, этот мерзавец прошел огонь и воду, и, скажу я вам, распоряжается он своими головорезами гораздо умнее, чем майор нами.

— Ах вот что! — Пит потянулся за трубкой. — Так вам нужно не только подкрепление, но и офицер помоложе, поживее!

— Нет уж, хватит с нас этих молодых офицеров! Ты сам видел, что получилось из Варнера! Труп! Лейтенанты нам ни к чему. Люди нам нужны — разведчики, стрелки. Нам надо иметь численное превосходство. Тогда будет толк.

— И Гарри нам надо выловить! — добавил Малютка Джозеф. — Мне доставит огромное удовольствие содрать с него шкуру.

— Ну, помечтай, помечтай, — поддразнил его Билл. — Живого-то его тебе не схватить. Никогда! Еще не бывало такого, чтобы улитка поймала кузнечика!

Передохнув, всадники снова пустились в путь. То галопом, то рысью они продолжали движение на северо-восток, потом на восток. Погода благоприятствовала им. Если холод последних дней февраля еще немного и беспокоил, то буря с ее снегом и песком была позади. Следов индейцев нигде не было видно.

Последнюю ночь они почти не спали. Утром, перебравшись через два небольших ручья, они взяли такой темп, что с восходом солнца были на Миссури, у форта Рэндол.

Несмотря на то, что еще только начиналась весна и было по-зимнему холодно, вокруг форта обосновалось уже немало люда. Были тут и белые: охотники, трапперы, торговцы, бродяги, но больше — индейцы, прибывшие с палатками, женами и детьми, чтобы сбыть — что требовало немало времени — добытые за зиму меха. Было заметно, что многие из них уже приобщились к цивилизации. На них были яркие головные платки, низкосортные ситцевые рубашки, дешевые шерстяные одеяла. Все четверо не сдерживали коней, проезжая сквозь это скопище. Кто не хотел быть растоптанным, должен был побыстрее убраться с дороги.

Форт, к которому подъезжали посланцы, был значительно крупнее и лучше вооружен, чем пост на Найобрэре. Атмосферы постоянной настороженности необжитых мест, где еще много значили ружья, стрелы и ножи дакотов, здесь уже не было. Люди чувствовали себя непринужденно и уверенно.

Всадники достигли ворот. Дозорные знали Пита и пропустили их. Внутри форта приехавших поразили выставленные напоказ пушки. Курьеры доложили о себе в караульном помещении и приготовились к ожиданию, потому что было только раннее утро. Однако им тотчас же предложили явиться к лейтенанту по имени Роуч, и через несколько минут они стояли в совершенно непривычном для них натопленном и комфортабельно обставленном помещении.

Молодой лейтенант сидел в кресле за письменным столом. Он принял из рук Пита письмо, адресованное коменданту форта Рэндол, и, не задумываясь, вскрыл. Лейтенант при чтении слегка откинулся назад. Его форма была сшита у хорошего портного и сидела безукоризненно. Волосы были аккуратно причесаны и лоснились от помады. Ногти — ухожены. Нечто вроде улыбки скользнуло по лицу лейтенанта.

— Все ясно, — он сложил письмо. — Вам нужно пополнение, оружие и дельный офицер. Где второе письмо на форт Янктон, полковнику Джекману?

Пит с готовностью извлек из нагрудного кармана и этот пакет с сургучными печатями. Лейтенант взял его, повертел в, руках, однако на этот раз не вскрыл.

— Содержание, видимо, то же, — заметил он. — Я как раз еду на Янктон и сам вручу письмо лично полковнику Джекману. Да, да, так и сделаем, — заключил он. — Я сам передам нашему коменданту и полковнику Джекману ваши соображения.

Элегантный молодой офицер поднялся, и ни у Пита, ни у его спутников не возникло необходимости что-нибудь сказать. Собственно, зачем? Миссия, сверх ожидания, оказалась успешной. Сразу договорились о пополнении, которого на Найобрэре тщетно дожидались чуть ли не год. Чего же еще желать! Хотелось передохнуть, особенно после столь неожиданного и скорого успеха. Денщик лейтенанта уже получил указание позаботиться о них.

— Господин лейтенант подлизывается к нам, — прошептал Том Биллу Петушиный Боец. — Видно, хочет вышибить из седла нашего честного старика майора.

Билл, Пит и Джозеф не разделяли опасений Тома.

— А нам-то что? Главное, мы заработали несколько деньков: будем жрать, пить, курить. Роуч свой парень!

Денщик был парнем общительным и, кажется, истомился от скуки. Он с удовольствием посвятил себя прибывшим из далекой глуши: набил им кисеты табаком, позаботился, чтобы у них было вдоволь хорошей еды и выпивки, а в заключение обратил их внимание еще на одну особо привлекательную штуку — как раз сегодня перед воротами форта должна была состояться игра в травяной мяч. Травяной мяч, или, собственно, хоккей, был у индейских племен и особенно у дакотов весьма распространенной игрой, в которой индейцы упражнялись с юношеских лет. Комендант согласился установить даже денежный приз, надеясь подогреть азарт полуцивилизованных игроков и сделать любимое зрелище своих вояк еще более острым.

— Неплохо, если эти краснокожие свиньи устроят на лужайке свалку! — заметил Пит.

— Мы сможем сделать ставки? — поинтересовался Малютка Джозеф. — Если нет…

Билл Петушиный Боец осмотрелся.

— Тут-то вроде нет, а вон на той стороне, ты видишь? Да неужели ты не видишь, Малютка? Вов двое пузатых, а вокруг них уже толкучка! Кажется, они принимают ставки!

Не рассуждая попусту, все четверо одновременно ринулись к толпе, которая образовалась вокруг двух довольно фундаментальных фигур. Один, грузный и жирный, с редкими волосами, кудахтал словно курица. Но внимание четырех вольных всадников привлек второй букмекер — черноволосый малый, лет мак, пожалуй, сорока. Он орал во всю глотку, рекламируя себя, как вполне солидную фирму по части заключения пари. Едва он раскрывал рот, сразу можно было видеть, что зубов у него нет и в помине.

— Бен! — Окликнул его Билл Петушиный Боец. — Да ты опять как рыба в воде!

— Как видишь. Не хотите ли внести ставки?

— Намекни, на кого? — подмигнул ему Билл.

— Откуда я знаю? Вы делаете ставки, не я.

— Старый пройдоха! — зашипел Билл. — Тебе-то уж известно, на кого, да боишься, что сорвем тебе коммерцию!

Со всей суммы ставок определенный процент выплачивался тем, кто выигрывал пари. Следовательно, чем меньше участников пари выигрывало и чем большее их число расставалось со своими деньгами, тем выше была сумма, выплачиваемая победителю.

— Посоветуй! — принялся за уговоры и Пит. — Мы тебе за это б-а-альшущий привет передадим от твоего старого блокгауза на Найобрэре, где ты неплохо зашибал деньгу два года назад.

— Он все еще цел, — добавил Том.

— Хотел бы я на него взглянуть! Нет там нового хозяина?

— Нет хозяина, нет и виски.

— Так, так. Об этом стоит подумать. Ну, ставите?

— Так на кого?

— Откуда я знаю!

Пит во время разговоров потихоньку озирался вокруг.

— Пошли! Я вижу тут одного приятеля, тот посговорчивее этого беззубого мошенника.

Пит со своими спутниками направился к невысокому человечку в пестром платке. Тот широко раскрыл черные живые глаза.

— Пит! Mon ami! Мой дорогой друг! Дай же я тебя обниму!

— Луи, канадец, — представил его Пит своим. — Вот ты-то нам и нужен, Луи! — немедленно приступил он к делу. — Тут заключают пари. А мы, бедолаги, остались почти без денег, и нам бы надо выиграть. Скажи-ка, на кого поставить?

— На кого поставить? Ну и ну! На кого, говоришь, поставить? Вам надо посоветовать, на кого? Дать добрый совет?

— Вот именно, добрый совет! Давай сложимся и сыграем вместе?!

— На общую кассу? Ну и ну! Пит Куцый Нос, значит, ты полагаешься на своего друга?

— Полагаюсь.

— Итак, верный совет! — воодушевился канадец, говорящий на ломаном английском языке. — Пошли, друзья! Я сведу вас к тому, кто знает, как все произойдет! К капитану синих!

Поле для игры было обозначено. Вместо ворот друг против друга стояли две палатки. Перед ними и собирались команды. Юркий канадец повел своих спутников к палатке, установленной с северной стороны. Среди собравшихся там индейцев, которые уже держали в руках палки-клюшки, выделялась крупная фигура негра. Энергично жестикулируя, он инструктировал свою команду.

— Хе! Бобби! — крикнул канадец. — Бобби!

Негр оглянулся. Том Без Шляпы и Сапог широко раскрыл глаза.

— Что я вижу? Да это же… это же…

На подвижном, смышленом лице чернокожего отразилось изумление, может быть, даже испуг. Но это было столь мимолетно, что ни один из вольных всадников и даже сам Том не обратили на это внимания. Расталкивая обступивших его людей, негр ринулся к Тому. И вот он уже обнял бородача своими сильными руками.

— Том Без Шляпы и Сапог! О! Великолепно! Что видят мои счастливые глаза! Том здесь! Том теперь в шляпе и в сапогах!

От такого бурного приветствия у Тома перехватило горло.

— Чапа — Курчавый! — бормотал он. — Не раздави ты меня! Как ты попал сюда? Разве ты больше не…

Негр принялся целовать озадаченного и полузадушенного Тома.

— Том! Мы снова с тобой встретились! У Тома сапоги!

— Ну конечно, конечно. — Том пытался вырваться из этих слишком бурных объятий. — Ну скажи мне все-таки…

— Том здесь! Том со мной! У Тома шляпа!

— Скажи, как ты попал сюда? А я думал, что ты все еще в палатках Медведицы! — выпалил он.

Пит вздрогнул.

— Что я слышу? У этих бандитов из рода Медведицы?

— Мы там познакомились, — благодушно пояснил Том. — Я ведь был в плену у них, у этого пресловутого рода.

— И что же теперь? — с сомнением спросил Пит.

— О Том, Том! — продолжал выкрикивать негр-атлет, расплываясь в широкой улыбке. — Я ведь давно расстался с этой бандой.

— Почему расстался? — Пит все еще был полон недоверия.

— Чужой белый человек с коротким носом не верит мне? А вот Том верит. Что Том видел в моей палатке, когда был у меня? Семь женщин! Семь женщин и еще бедный Бобби! Хо! Бобби удрал!

Вольные всадники не удержались от смеха.

— Это правда, — подтвердил Том. — Слишком много вдов и старух в этом несчастном роде. Воины гибнут в беспрерывной борьбе и на охоте, много голодных ртов в палатках. Когда меня захватили в плен, мне пришлось взять в жены одну вдову. Вот почему я скоро удрал. Значит, и ты, Курчавый, сбежал от твоих семи бабушек, тетушек, внучек. Поздравляю! Значит, ты уже больше не Чапа Хитрый Бобер. Значит, ты теперь Бобби! — И оба снова кинулись друг к другу в объятия.

— Так доберемся мы наконец до дела или нет! — Пит проявлял нетерпение. — Бобби, послушай, ты и есть капитан этих синих?

— Я, конечно, я!

— Так как обстоят дела? Победит твоя команда?

— А нужно, чтобы она победила?

— Что значит — нужно? Разве не начистоту идет игра?

— Честная, честная, совершенно честная!

— А ты знаешь, как играют красные? Кто их капитан?

— Вон он стоит! Здоровенный индеец из племени понка!

Взгляды всех обратились на индейца, стоящего у противоположных ворот. Это был рослый, очень стройный человек в хлопчатобумажной пестрой, но не лишенной вкуса одежде. Его длинные иссиня-черные волосы были заплетены в косы. Худое лицо — раскрашено. Краска была наложена так густо, что черты лица были неразличимы. За поясом торчал револьвер. Другого оружия видно не было. В руках он держал палку, напоминающую хоккейную клюшку. Рядом с ним стояли индейцы его команды.

— Что ты знаешь о нем и его людях? — не оставлял негра в покое Пит.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных