Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Трилогия Трауна-III: Последний приказ 18 страница




— Ну, не преувеличивай, не так все плохо, — фыркнул Хан, прикидывая. Хоть все было не так плохо, но и совсем даже не здорово. — Дней восемь-десять максимум. Может, на пару дней больше, если вляпаемся в неприятности по дороге.

— Вляпаемся, — мрачно подтвердила Мара, усаживаясь на трапе и пристраивая бластер в кобуру. — Зуб даю.

— Хочешь сказать, что местное население не славится гостеприимством? — уточнил Лэндо.

— Хочу сказать, — желчно ответила Мара, — что они примут нас с распростертыми объятиями. На этой планете издавна обитали две расы — псаданы и минейрши. И ни одна из них не питала особой любви к людям еще задолго до того, как Империя построила базу в горе Тантисс.

— Ну, хорошо хоть они не на стороне Империи, — сказал Лэндо.

— Нам от этого будет ненамного уютнее, — проворчала Мара. — А там, где они нас оставят в покое, — это упущение исправят обычные хищники.

Хан огляделся. Ему показалось, что в чащобе что-то мелькнуло. Что-то, кроме обычного мельтешения…

— Ну что ж, тогда остановимся на двенадцати днях, — сказал он. Собственное утверждение, что никто не висел у них на хвосте с самого Корусанта, вдруг вызвало у него смутные сомнения. — Приступим. Лэндо, Мара — собирайте рюкзаки и снаряжение из расчета на пеший поход. Чуи, достань все сухие пайки из наших аварийных комплектов — лишняя жратва нам не повредит. Люк, вы с дроидами отправляйтесь вон туда, — он махнул рукой, — и поищите там что-нибудь наподобие тропы. Может, попадется высохшее русло ручья — по идее, раз мы близко к горе, они тут должны быть.

— Конечно, сэр, — живо согласился C-ЗPO, ковыляя вниз по трапу. — Пойдем, R2.

Остальные пробормотали подтверждение и отправились выполнять порученные им задачи. Хан двинулся к трапу, но Люк его остановил.

— Что не так? — вполголоса спросил малыш. Хан резко обернулся и снова оглядел деревья.

— Эти гаррали, которые сидели там в кронах. Они куда-то подевались.

Люк тоже оглянулся.

— Они все ушли одновременно? — спросил он.

— Не знаю, — ответил Хан. — Не видел, когда они смылись.

Люк потеребил рукоять светового меча.

— Думаешь, они почуяли имперский патруль?

— Или стадо этих животин, кем они обычно питаются, — помнишь, Мара упоминала? Ты что-нибудь улавливаешь?

Люк глубоко вдохнул, на секунду задержал дыхание и медленно выпустил воздух.

— Я не чувствую чужого присутствия. Но они могут быть просто вне моей досягаемости. Думаешь, стоит все отменить?

Хан покачал головой.

— Если мы сейчас смотаем удочки, мы потеряем наш единственный шанс. Если они знают, что мы нашли их фабрику клонов, им нет смысла притворяться, что они просто пролетали мимо на рыбалку. Пока мы соберемся и рванем отсюда на полной тяге, они уже успеют подтянуть парочку Звёздных разрушителей, чтобы нас встретить.

Люк поморщился.

— Думаю, это так. И ты прав — если они выследили «Сокол», то чем раньше мы отсюда уберемся, тем лучше. Ты собираешься передавать наши координаты на Корусант?

— Не знаю, — Хан с нежностью посмотрел на нависающее над ним брюхо «Сокола» и постарался не думать о том, как имперцы снова начнут лапать его своими грязными пальцами. — Мы не сможем послать достаточно узконаправленный сигнал, чтобы его не перехватил патруль, буде таковой над нами окажется. Я уже молчу про то, что передатчик наш последнее время что-то барахлит.

Люк тоже покосился наверх.

— Звучит рискованно, — сказал, он. — Если у нас возникнут по-настоящему серьезные проблемы, никто даже не будет знать, куда прислать подкрепление.

— Ага, а если мы отошлем наши координаты прямиком имперскому патрулю, у нас эти самые серьезные проблемы возникнут гарантированно. И очень быстро, — проворчал Хан. — Жду предложений.

— А давай я задержусь здесь на несколько часов? — немедленно внес предложение Люк. — Если патрули так и не покажутся, можно будет без опаски отправить сообщение.

— Забудь, — Хан покачал головой. — Тебе придется догонять нас в одиночку, и у тебя будет маловато шансов не потеряться.

— Я готов рискнуть.

— А я нет! — отрезал Хан. — Не говоря уже о том, что стоит тебе куда-нибудь отправиться одному, ты обязательно по возвращении застаешь меня по уши в… неприятностях.

Люк печально улыбнулся.

— Да, порой все именно так и выглядит.

— А то ж! — хмыкнул Хан. — Ладно, хватит попусту время терять. Вали отсюда и найди нам тропу.

— Хорошо, — со вздохом согласился Люк.

На его физиономии было ясно написано, что весь этот бардак ему по-прежнему не нравится. Возможно, он даже начал приходить к мысли, что с самого начала это была не самая остроумная его идея.

— C-ЗPO, R2! Пошли.

 

* * *

 

Тяжелее всего был первый час поисков. Едва заметный след R2-D2 обрывался в зарослях колючих кустов не далее чем в сотне метров. Пришлось ломиться через густой подлесок. При этом они потревожили не только растения и провели несколько очень неприятных минут, отбиваясь от шестиногих тварей около полуметра в длину, которые отчаянно кусались и царапались. К счастью, их зубы и когти были рассчитаны на дичь помельче, так что, за исключением C-ЗPO, который обзавелся симпатичными следами зубов на левой ноге, никто не пострадал. C-ЗPO, конечно, принялся причитать — гораздо больше, чем того заслуживали и происшествие, и нанесенный ему урон. Через несколько минут на его стоны прибежала бурая чешуйчатая зверюга и вцепилась дроиду в руку. Хан тут же уложил зверюгу метким выстрелом, а Люку пришлось воспользоваться световым мечом, чтобы освободить конечность C-ЗPO. Тот, конечно, нацелился поднять еще больший вой, и Хан принялся расписывать, как хорошо было бы выпалить из бластера в одного разговорчивого золотаря и оставить его на растерзание падальщикам, — но тут впереди наконец совершенно неожиданно показалось русло ручья, который они уже отчаялись найти. Теперь дело пошло веселее — идти стало легче, и местные твари реже падали на голову. Так что до наступления сумерек они успели пройти километров десять.

— Навевает чудесные воспоминания, правда? — не преминула поддеть Люка Мара, скидывая рюкзак рядом с низкорослыми кустиками, растущими по берегам ручья.

— Совсем как на Миркре, — согласился Люк, световым мечом срубая колючие кусты, которые ему уже основательно поднадоели за время путешествия. — Знаешь, я бы ни за что в жизни не догадался, что произошло после того, как мы унесли ноги.

— А ты как думал? — откликнулась Мара. — Мы буквально двух шагов не дошли до АТВ Трауна. И еще раз чуть не засекли их, когда Каррде настаивал выйти на разведку.

— Ты поэтому с нами? — спросил Люк напрямик. — Потому что Траун начал охоту за головой Каррде?

— А ну-ка, давай кое-что проясним раз и навсегда, Скайуокер, — взвилась Мара. — Я работаю на Каррде. А Каррде уже говорил вам, что будет сохранять нейтралитет в этой вашей войне. И единственная причина, почему я здесь, это то, что я немного знаю об эпохе Войны клонов и не хочу, чтобы Галактику снова заполнили холодные рыла этих дублей. А вы здесь только потому, что одной мне эту дыру не разнести. Кишка тонка.

— Понял, — Люк срезал еще один куст, деактивировал меч и с помощью Силы швырнул оба куста на дно оврага. — Н-да, никого, кому приспичит до нас добраться, это, конечно, не остановит… — скептически оценил он свою баррикаду, — но, может быть, хоть немного задержит.

— И то хорошо, — буркнула Мара. Она достала из рюкзака походный рацион — жесткий безвкусный брусок. — Остается только надеяться, что это не один из тех дивных уголков Галактики, где по ночам выходят на охоту по-настоящему опасные хищники.

— Может, сенсоры R2-D2 сумеют вовремя засечь их приближение, — вздохнул Люк. Он снова активировал меч, срезал еще пару здоровенных кустов. Он уже примеривался, как бы получше зашвырнуть их на верхушку баррикады, но тут он почувствовал, как в мыслях Мары что-то слегка изменилось Он повернулся и увидел, что она как ненормальная уставилась на его световой меч, забыв про надкушенный паек. — Мара? — окликнул он. — Ты в порядке?

Она почти виновато отвела глаза.

— Да, — глухо сказала она. — Конечно, — она исподтишка снова покосилась на него и зло вгрызлась в ни в чем не повинный паек.

— Ладно, — Люк деактивировал меч и с помощью Силы забросил срезанные кусты поверх предыдущих. Все равно это несерьезное препятствие, решил он, критически оглядев свое творение. Но если пару вон тех лиан натянуть между вон теми деревьями…

— Скайуокер…

Он обернулся.

— Что?

Мара сидела на рюкзаке и дожевывала паек.

— Я должна спросить, — тихо сказала она. — Ты — единственный, кто это знает. Как погиб Император?

С минуту Люк молча смотрел на нее. Даже в тусклом свете угасающего дня он ясно видел тупую, ноющую боль в ее глазах. Конечно, горькие воспоминания. Красивая жизнь и надежды на блестящее будущее, которые в одночасье рухнули у Эндора. Но сейчас это была не только боль, но и не менее сильная решимость. Она действительно хотела знать это, как бы болезненно это для нее ни было.

— Император пытался обратить меня на Темную сторону, — сказал Люк.

На него самого нахлынули болезненные воспоминания. Воспоминания, к которым он не любил возвращаться, спрятав их в самом дальнем уголке сердца. Словно это не Император, а он сам погиб тогда у Эндора.

— Ему это почти удалось. Но вместо этого, я прекратил бой с Вейдером и развернулся к нему. Думаю, он полагал, что если я убью Вейдера в гневе, я откроюсь для него с темной стороны.

— Значит, вместо этого ты набросился на него, — обвинительным тоном произнесла Мара. В ее глазах полыхнула злоба. — Вы обратились против него — вы оба…

— Погоди, — запротестовал Люк, — я не нападал на него — если не считать того первого выпада.

— Что ты несешь? — возмутилась она. — Я сама это видела. Я видела, как вышли на него — с световыми мечами. Я сама видела, как ты напал на него.

Люк ошарашенно уставился на нее. Мара Джейд, Рука Императора, которая могла слышать его голос на любом краю Галактики. Должно быть, в момент гибели Палпатина, она была с ним в контакте и действительно видела все. Вот только почему-то с некоторыми исправлениями и дополнениями.

— Я не нападал на него, Мара, — твердо повторил он. — Палпатин чуть не убил меня, но Вейдер схватил его и бросил в шахту. Да я бы и не смог ничего сделать, даже если бы и хотел, — я же все еще был наполовину парализован его разрядами.

— Что ты имеешь в виду — «даже если бы и хотел»? — недоверчиво процедила Мара. — Разве не за этим ты поднялся на борт Звезды Смерти?

Люк покачал головой.

— Нет. Я шел туда за отцом.

Мара отвернулась, но Люк чувствовал смятение в ее душе.

— Почему я должна тебе верить? — спросила она наконец.

— А зачем мне лгать? — парировал он — Ведь если бы меня там не было, Вейдер бы не обратился против него. Так что, в этом смысле, я все равно несу ответственность за его гибель.

— Верно, ты виноват, — резко сказала Мара. Но прежде чем это сказать, она мгновение поколебалась. — И я об этом не забуду.

Люк молча кивнул. Он ждал, что она скажет еще что-нибудь, но она надолго замолчала. Люк снова занялся кустами.

— Я бы на твоем месте так не надрывалась, — раздался у него за спиной спокойный голос Мары. Похоже, она снова тщательно контролировала себя — Ты же не хочешь, чтобы мы оказались в ловушке, если что-то большое проломится к нам через эти твои кусты?

— Ценное замечание, — согласился Люк, имея в виду и то, что было сказано, и подтекст, который скрывался за словами.

У них была задача, и до тех пор, пока она не выполнена, он будет нужен Маре живым. А потом ей придется взглянуть в лицо своей судьбе. Или, быть может, круто ее изменить.

Он деактивировал меч и шагнул следом за Марой туда, где остальные ставили лагерь. Пора было проведать дроидов.

 

 

Двери, ведущие в Зал собраний, скользнули в стороны, и на Променад выплеснулась россыпь неторопливых живых и механических особей, сотрясающих воздух оживленной разноязыкой деловитой болтовней. Лея с Винтер влились в эту жидкую толпу и переглянулись. Лея чуть заметно кивнула.

Настало время для представления.

— Было еще что-нибудь важное, о чем мне надо знать? — деловито спросила советник Органа Соло, фланируя в толпе.

— Пожалуй, стоит упомянуть несколько необычное дополнение к рапорту с Пантоломина, — отвечала ее помощница, рассеянно и невзначай оглядывая прохожих. — Некий охотник за головами утверждает, что ему удалось проникнуть на имперские верфи на Орд Траси, и предлагает поставлять нам за деньги информацию об их новом проекте.

— Лично с меня уже хватит охотников за головами, — сказала Лея.

Она очень старалась не слишком глазеть по сторонам. Вполне достаточно того, что Винтер с ее идеальной памятью запомнит всех, кто был достаточно близко, чтобы слышать их разговор.

— А что говорит полковник Дерлин? Мы можем доверять этому охотнику?

— Полковник не вполне уверен, — сказала Винтер. — Этот контрабандист предоставил нам, как он выразился, бесплатный образец своего товара: сведения о том, что в ближайшее время с верфей сойдут три Звёздных разрушителя. Полковник Дерлин поручил коммандеру Харлейсу разработать план, чтобы проверить эту информацию.

Теперь они уже шли по Променаду, в хвосте небольшой группы существ, которые еще не рассосались по офисам и конференц-залам.

— Звучит рискованно, — озабоченно произнесла Лея, старательно следуя заранее разработанному сценарию. — Надеюсь, он не собирается просто пройтись пару раз на бреющем полете над этими верфями?

— В рапорте не было никаких подробностей, — отвечала Винтер, — но в приложении содержался запрос о возможности одолжить фрахтовик у кого-то, кто сотрудничает с Империей.

Последний из чиновников свернул в боковой коридор, и Лея с Винтер остались одни — если не считать всевозможных техников, секретарей, ассистентов техников, помощников секретарей, прочего служебного персонала при правительстве. Лея украдкой огляделась и решила, что смысла переходить к следующему акту сценария уже нет. Она поймала взгляд Винтер, снова чуть заметно кивнула, и они зашагали к турболифтам.

Когда родился этот план, стало ясно, что первым делом им потребуется укромный уголок, где Гент мог бы оборудовать себе рабочее место так, чтобы кроме них четверых об этом не знала ни единая живая душа. К счастью, как следует порывшись в старых планах Дворца, они сумели отыскать почти идеальное местечко. Это была старая резервная аккумуляторная, втиснутая между помещениями, которые ныне занимала интендантская служба артиллеристов, и офисами командования истребителей. Аккумуляторная давным-давно не использовалась, кто-то озаботился ее запереть и запечатать. Лея проделала туда новый вход из служебного коридора при помощи светового меча, Бел Иблис помог подвести питание и сетевые кабели, а Гент установил свою дешифровальную программу.

Теперь у них было все необходимое. Кроме результатов.

Когда Лея с Винтер вошли, Гент восседал в единственном кресле, сложив ноги на пульт и меланхолически уставясь в пространство. Они успели войти и запереть за собой дверь, прежде чем юный мечтатель вообще уловил их присутствие.

— А, привет, — встрепенулся Гент, заметив наконец, что он больше не один, и с грохотом уронил ноги на пол.

— Не так громко, пожалуйста, — непроизвольно поморщившись, напомнила Лея.

Офицеры, работающие в примыкающих офисах, конечно, скорее всего, припишут любые шумы за стеной своим соседям, но с другой стороны, а вдруг — нет?

— Генерал Бел Иблис уже доставил последние передачи? — спросила Лея.

— Угу. Где-то с час назад, — теперь Гент с перепугу перешел на почти беззвучный шепот. — Я как раз закончил дешифровку.

Он бодро что-то отстучал на клавиатуре, и по дисплею поползли перехваченные донесения источника Дельфа. Лея принялась просматривать их, стоя за плечом ледоруба, который и не подумал уступить даме кресло.

Там были детали передислокации войск, что-то сильно напоминающее стенограммы дипломатических переговоров на высоком уровне, последние пикантные сплетни Дворца — как всегда, источник Дельфа доносил обо всем подряд, независимо от значимости информации.

— А вот и одна из наших приманок, — Винтер изящным ноготком указала на строчку на дисплее,

Лея вчиталась. Неподтвержденные разведданные из системы Бфасша о том, что «Химеру» и ее корабли поддержки видели в районе Анкорона. Да, эту информацию действительно подбросили они с Винтер.

— И сколько ушей это слышали? — спросила она.

— Всего сорок семь пар, выше высочество, — Винтер уже вовсю колдовала над декой Гента. — Это было вчера во втором часу, во время заседания Совета, так что Променад был практически пуст.

Лея кивнула и снова стала просматривать донесения на дисплее. К тому времени когда Винтер закончила список тех, кто слышал первую приманку, Лея нашла еще три. Пока Винтер разбиралась с ними, Лея отыскала еще пять.

— Похоже, мы у цели, — сказала Лея, когда Винтер передала Генту первые три списка и стала работать над остальными. — Давай-ка пропустим это через твой фильтр.

— Щас, — Гент с некоторым усилием перестал ошалело пялиться на Винтер и вернулся к консоли. За те три дня, что они работали в этом режиме, он никак не мог привыкнуть, что она помнит все мельчайшие подробности нескольких десятков коротких разговоров. — Ладно, посмотрим. Сейчас… корреляции… ага. Осталось сто двадцать семь кандидатов. В основном, похоже, техники, админы всех мастей и пара дипломатов с других миров.

Лея покачала головой.

— Ни у одного из них не могло быть доступа ко всей этой информации, — она махнула рукой в сторону экрана, на котором были расшифрованные донесения источника Дельфа. — Это должен быть кто-то значительно более высокого ранга…

— Погодите, — перебил Гент, ткнув пальцем с обгрызенным ногтем в одну из строчек списка. — Если вам нужна большая шишка, то тут есть одна. Советник Сиан Тевв с Суллуста.

Лея с сомнением посмотрела на экран.

— Это невозможно, — сказала она. — Он был одним из первых лидеров Альянса. На самом деле, я всегда думала, что именно он привел к нам Ниена Нунба и его эскадрилью, после того как Империя заставила их покинуть систему Суллуста.

Гент пожал плечами.

— Ну, насчет этого я не в курсе. Я только знаю, что он слышал все пятнадцать этих ваших приманок, которые поймал и передал источник Дельфа.

— Это не может быть советник Тевв, — рассеянно сказала Винтер, не отрываясь от работы над очередным списком. — Ни при одном из последних шести разговоров его не было.

— А может, кто-то из его помощников слышал, — выдвинул предположение Гент. — Ему же не обязательно было слышать все это своими ушами.

Винтер покачала головой, по-прежнему не отвлекаясь от деки.

— Нет. Один из его помощников действительно присутствовал, но только при одном из шести разговоров. Что более важно, советник Тевв как раз слышал два наших разговора позавчера, сведения из которых в донесения источника Дельфа не попали. В девять пятнадцать утра и в два сорок восемь пополудни.

Гент сверился с соответствующим списком.

— Точно, — подтвердил он. — Как-то я об этом не подумал. Наверно, мне стоит разработать фильтр получше.

За спиной Леи с тихим скрипом отворилась их самодельная дверь. Лея дернулась было, но это оказался генерал Бел Иблис.

— Так и думал, что найду вас здесь, — приветливо кивнул он Лее. — Мы собираемся опробовать план «Звездная пыль», не хотите пойти взглянуть?

Это был последний план по обнаружению роя замаскированных астероидов, который Траун оставил на орбите Корусанта.

— Да, пожалуй, — согласилась Лея. — Винтер, когда ты здесь закончишь, я буду в командном штабе.

— Да, ваше высочество.

Служебный проход был узким, так что Бел Иблис галантно пропустил Лею вперед, а сам пошел следом.

— Удалось что-нибудь обнаружить? — спросил он из-за ее плеча.

— Винтер еще работает над вчерашними списками, — ответила Лея. — А пока что у нас порядка ста тридцати кандидатов.

— Учитывая, как много нас во Дворце, я бы сказал, что некоторого прогресса мы все же достигли, — рассудительно сказал генерал.

— Да, наверное, — Лея поколебалась, но все же решила поделиться с Бел Иблисом своими сомнениями. — Знаете, мне кажется, что этот план сработает только в том случае, если источник Дельфа — это один-единственный шпион. А если тут работает целая группа, таким способом нам их не вычислить.

— Возможно, — признал Бел Иблис. — Хотя мне не хотелось бы думать, что здесь так много предателей. На самом деле мне все еще трудно смириться с мыслью о том, что во Дворце есть хотя бы один изменник. Я всегда был склонен считать источник Дельфа неким экзотическим подслушивающим устройством. Что-то, что нашей службе безопасности просто пока еще не удалось обнаружить.

— Я видела, как они проводят свои проверки, — сказала Лея. — Не могу себе представить, как шпионское устройство могло бы остаться при этом незамеченным.

— К сожалению, я тоже не могу.

Когда они добрались до командного штаба, генерал Риеекан и адмирал Драисон уже стояли у главного пульта и ждали их.

— Принцесса, — несколько чопорно приветствовал Лею Риеекан. — Вы как раз вовремя.

Лея подняла взгляд на обзорный экран. От группы кораблей на высокой орбите отделился старый транспортник и начал осторожно приближаться к планете.

— Где вы планируете начать? — почему-то шепотом спросила она.

— Над самым планетарным щитом, советник, — ответил Драисон. — Анализ данных показал, что большинство замаскированных астероидов вращаются на низких орбитах.

Лея кивнула. Начинать действительно имело смысл с самых «снизившихся» астероидов, поскольку именно они первыми начнут угрожать планете, если отключить щит.

Медленно и неуклюже, как и всякий корабль под дистанционным управлением, транспортник вышел на исходную позицию.

— Так, — удовлетворенно крякнул Драисон. — Первый транспортник, заглушить двигатель, приготовиться к сбросу по моей команде. Внимание… сброс!

В первое мгновение ничего не происходило. Потом из кормовой части корабля взметнулось облако блестящей пыли и заклубилось позади транспортника.

— Пусть сбросит всю, — сказал Драисон. — «Гончей» — приготовиться стрелять пучком отрицательных ионов.

— Транспортник сбросил в пространство весь груз, адмирал, — доложил один из офицеров.

— Хорошо. Контроль, отведите его оттуда, — невнятно приказал Драисон.

— Но медленно, — негромко подсказал Бел Иблис. — Мы же не хотим, чтобы выхлопы двигателей разметали пыль?

Драйсон раздраженно на него покосился, но снова взялся за микрофон.

— Отводите транспортник медленно и печально, — сварливо добавил он. — Данные уже есть?

— Активно поступают, сэр, — доложил офицер у панели контроля сенсоров. — Между точками девять-три и девять-восемь — отражение во всех диапазонах.

— Хорошо, — пропыхтел Драйсон. — Глядите в оба. «Гончая»?

— «Гончая» докладывает о готовности, сэр, — ответил другой офицер.

— Открыть огонь. Пучок отрицательных ионов, мощность минимальная, — приказал Драйсон. — Посмотрим, как это работает.

Лея во все глаза уставилась на обзорный экран. Блестящие частички начали слипаться вместе под воздействием случайных колебаний электрического поля, вызванных двигателем удаляющегося транспортника. Краем глаза она заметила, как на тактическом мониторе высветился туманный луч, обозначающий пучок ионов, выпущенный «Гончей», и рассек облако пыли. Теперь все частицы зарядились одинаково и начали отталкивать друг друга. Сжимающееся облако пыли вдруг стало быстро расширяться, на обзорном экране словно расцвел невиданный серебристый цветок.

— Прекратить огонь, — скомандовал Драйсон. — Теперь посмотрим, что это нам даст.

Цветок продолжал распускаться. Лея поймала себя на том, что, затаив дыхание, смотрит на обзорный экран.

Напрасно, конечно же. Учитывая размеры околопланетного пространства, было весьма маловероятно, что первый же сброс окажется результативным. Кроме того, даже если бы это и случилось, на обзорном дисплее она все равно бы ничего не увидела — эти устройства невидимости, похоже, заставляли лучи света и пробные лучи сенсоров огибать их, так что никаких темных пятен на фоне облака сверкающей пыли бы не проявилось.

— Облако начинает растворяться, адмирал, — доложил офицер у панели сенсоров. — Коэффициент рассеяния достиг двадцати.

— Солнечный ветер, — пробормотал Риеекан.

— Как мы и ожидали, — напомнил ему Драйсон. — Второй транспортник: вперед и пуск.

Второй потрепанный транспортник отделился от кораблей на орбите и пополз вниз.

— Это определенно самый медленный способ решения задачи, — негромко сказал Бел Иблис.

— Согласен, — поддержал его Риеекан. — Жаль, что мы потеряли у Свиврена эту вашу систему КЛГ. Она бы нам очень пригодилась.

Лея понимающе кивнула. Кристаллические гравитационные ловушки изначально были предназначены для обнаружения на расстоянии в тысячи километров кораблей, на которых была установлена система, позволяющая им казаться невидимыми для сенсоров, — да, для этой задачи они бы подошли идеально.

— Мне казалось, разведка получила наводку на еще одну такую систему, — сказала Лея вслух.

— Они получили наводку на целых три КЛГ, — ответил Риеекан, — проблема в том, что все они находятся в имперском пространстве.

— А я все же не думаю, что гравитационные ловушки были бы нам полезны в данной ситуации, — возразил Бел Иблис. — На таком близком расстоянии вряд ли бы удалось засечь сравнительно небольшую массу астероида, притяжение Корусанта вносило бы помехи.

— Да, это было бы нелегко, что верно, то верно, — согласился Риеекан. — Но я склонен полагать, что это лучшее, на что мы можем надеяться.

Все замолчали, когда на обзорном экране второй транспортник добрался до своей зоны и сбросил груз. Опять ничего.

— Солнечный ветер становится действительно серьезной помехой, — произнес Бел Иблис, когда подошел черед третьего транспортника. — Возможно, нам стоит подумать, не использовать ли в следующей партии частицы чуть большей массы.

— Или перенести операцию на ночную сторону, — подхватил Риеекан. — По крайней мере, это устранило бы эффект…

— Турбулентность! — выкрикнул офицер, отвечающий за сенсоры. — Вектор один-один-семь — на четыре-девять-два!

У его пульта немедленно образовалась неуставная толчея. На экране, на самом краю почти рассеявшегося второго облака, высветилась оранжевая пунктирная линия, отмечая турбулентность, вызванную продвижением сквозь пыль невидимого астероида.

— Отследите его, — приказал Драйсон. — «Гончая» — огонь по готовности.

На обзорном экране наперерез астероиду ударили алые лучи турболазеров «Дредноута». Лея от волнения вцепилась ногтями в спинку кресла офицера…

Вот оно: огромная бесформенная каменная глыба, неспешно плывущая по своей понижающейся орбите.

— Прекратить огонь, — скомандовал Драйсон. — Отличная работа, джентльмены. «Вассал», теперь ваша очередь. Выпускайте команду техников…

Он оборвал себя на полуслове. На обзорном экране темная глыба астероида покрылась сетью трещин, на мгновение трещины вспыхнули ослепительным светом, потом померкли.

— «Вассал», отставить, — мрачно сказал Драйсон. — Похоже, гранд-адмирал Траун не любит, чтобы его игрушки разглядывали.

— По крайней мере, нам удалось обнаружить один из них, — сказал Лея. — Это уже что-то.

— Верно, — сухо сказал Риеекан. — Осталось найти всего три сотни без малого.

Лея кивнула и повернулась, чтобы уйти. Все это обещало затянуться надолго, а ей нужно было вернуться к Винтер и Генту…

— Столкновение! — вдруг вскрикнул офицер у панели управления сенсорами.

Лея тут же развернулась обратно. На главном обзорном экране третий транспортник по широкой дуге уходил со своего курса, корма его была разворочена и объята пламенем, из грузового отсека во все стороны разлеталась серебристая пыль.

— Вы можете вычислить его траекторию? — резко спросил Драйсон.

— Никак нет. Данных недостаточно. Все, что я могу, — это вероятностный конус.

— Сойдет, — пробормотал Драйсон. — Всем кораблям: огонь из всех орудий по выделенному конусу.

Конус появился на тактическом дисплее, и корабли флота открыли по нему огонь.

— Расширьте его до пятидесятипроцентной вероятности, — приказал Драйсон. — Боевые станции: берите внешний конус. Цель должна быть обнаружена.

Повторять не потребовалось. Над Корусантом разразился огненный шторм, на коническую зону пространства, в которой мог находиться астероид, обрушился шквал огня турболазеров и протонных торпед. Прицельная зона расширялась и вытягивалась, по мере того как компьютеры рассчитывали вероятные траектории объекта, артиллеристы смещали прицел.

Но ничего не происходило. Через несколько минут Драйсон наконец признал поражение.

— Всем орудиям, прекратить огонь, — устало скомандовал он. — Нет смысла продолжать. Мы его упустили.

К этому добавить было нечего. В молчании они стояли и смотрели, как покалеченный транспортник дрейфует вне досягаемости лучей захвата, как его медленно, но верно сносит к планетарному щиту, навстречу неминуемой гибели. Вот развороченная корма вскользь задела щит, сверкнула ослепительная вспышка атомного распада. Еще вспышка, менее яркая, когда оторвало корму, и еще одна — когда нос корабля ударился о щит. Взрывом пузатый корпус транспортника разнесло на множество обломков — темных на фоне огненного шара, который быстро схлопнулся и потух. Все было кончено.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных