Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Трилогия Трауна-III: Последний приказ 21 страница




— Не бойся, — голос у кореллианина был тихий, но очень решительный. — Уж я не забуду.

— Хорошо, — отрывисто сказал Каррде. — Что ж, пусть наши ребята займутся сетью. Уверен, что всем нам хочется оказаться от Хиджарны как можно дальше до того, как Империя сообразит, что их замысел не удался.

Вдалеке за горизонтом, небо окрасило ярко-голубое зарево.

— А пока мы тут скучаем, — добавил Каррде, — я хотел бы сделать вам всем одно предложение.

 

 

Есть, — сказал Хан Калриссиану, пытаясь нащупать, за что бы лучше ухватиться на левой ноге R2-D2 . — Приготовься.

Дроид что-то прощебетал.

— Он напоминает вам, чтобы вы соблюдали осторожность, — перевел C-ЗPO.

Золотник так старался убраться с дороги и не попадаться под горячую руку, что выбрал отдаленную позицию, с которой ему разве что вопить не приходилось, чтобы быть услышанным.

— Помните, в прошлый раз…

— Мы же не нарочно его уронили, — огрызнулся Хан. — Но если он хочет подождать Люка — пожалуйста!

R2 снова защебетал.

— Он говорит, что в этом нет необходимости, — сообщил робот-секретарь. — Он безоговорочно вам доверяет.

— Рад это слышать, — фыркнул Хан. К сожалению, получше ухватиться было не за что. Надо будет как-нибудь пожаловаться производителям.

— Давай, Лэндо, — поднимаем!

Друзья крякнули, у Хана в спине что-то хрустнуло, и дроид высвободился из переплетения корней, которые намотались на его колеса.

— Сам давай, — буркнул Лэндо, когда они более или менее аккуратно опустили дроида на устланное палой листвой дно высохшего русла. — Ну, R2, как ощущения?

На этот раз дроид высказался развернуто.

— Он говорит, что, кажется, получил лишь минимальные повреждения, — подсказал C-ЗPO. — В основном косметического свойства.

— Перевод: он заржавел, — пробормотал Хан, потирая спину.

Он оглянулся. В пяти метрах дальше по ручью Люк осторожно резал переплетение толстых лоз, которое перекрыло им путь. Рядом с ним стояли Мара и Чубакка с оружием наготове — среди этих лоз попадались змееподобные создания, которые почему-то очень возражали, когда их пытались разрезать. Как и прочие знания, полученные на Вэйленде, этот опыт достался им нелегко.

Лэндо подошел и встал рядом, отряхивая с ладоней труху кислотного дерева.

— Забавное местечко, да? — заметил он.

— Надо было мне «Сокол» ближе сажать, — буркнул Хан. — Или перебраться поближе, когда мы поняли, что не сможем использовать гравициклы.

— Если бы ты это сделал, мы бы сейчас не с кислотными корнями и лозными змеями сражались, а с имперскими патрулями в жмурки играли, — сказал Лэндо. — По мне, так неплохая замена.

— Наверное, — неохотно согласился Хан.

Где-то поблизости нечто решило заявить о себе сложным посвистом. И что-то в другой стороне просвистело в ответ. Хан посмотрел, но среди кустов, двух ярусов деревьев и переплетений лиан ничего было не разглядеть.

— На хищников не похоже, — сказал Лэндо.

— Угу. — Хан оглянулся через плечо на дроидов.

C-ЗPO осматривал новые пятна ржавчины на боках R2-D2 и втолковывал ему что-то успокаивающее.

— Эй, вы, там! Кончайте фигней страдать. Задействуйте сканеры.

R2 послушно выдвинул свою маленькую антенну на макушке и поводил ею по сторонам. Минуту он кудахтал сам с собой, потом что-то просвиристел.

— Он говорит, что в радиусе двадцати метров крупных животных нет, — сообщил C-ЗPO. — Но…

— Его сенсоры не улавливают сигналы в подлеске, — закончил за него Хан; беседа происходила уже не в первый раз и начинала ему надоедать. — Спасибо.

— Не за что, капитан Соло.

R2 втянул сенсорную антенну обратно в купол, и они с C-ЗPO вернулись к своей болтовне.

— И куда, по-твоему, они все рванули? — спросил Лэндо.

— Хищники? — Хан покачал головой. — А черт их знает. Может, туда же, куда и аборигены.

Калриссиан оглядел окрестности, тихо присвистнув сквозь зубы.

— Не нравится мне это, Хан. Они просекли, что мы здесь. Спрашивается, чего они ждут?

— Может, Мара ошибалась на их счет, — неуверенно предположил Хан. — Может, Империи надоело делить с ними эту планету, и она провела зачистку местности?

— Хорошо бы, — сказал Лэндо. — Но это все равно не объясняет, почему последние два с половиной дня хищники напрочь нас игнорируют.

— Не объясняет, — согласился Хан. Лэндо был прав: кто-то за ними в данный момент следил. Хан это просто нутром чуял.

— Может, те, которые унесли ноги, посоветовали остальным с нами не связываться?

Лэндо фыркнул.

— Эти зверюги немы, как космические слизни, и ты это прекрасно знаешь.

Хан пожал плечами.

— Да я так… подумал просто.

Зеленое сияние погасло — Люк деактивировал оружие.

— Вроде чисто, — негромко окликнул он их. — Вы вытащили R2?

— Ага, с ним все в порядке, — откликнулся Хан, подходя ближе. — Змеи были?

— В этот раз — нет, — рукоятью меча Люк показал на дерево, растущее на краю оврага. — Зато, похоже, мы едва избежали встречи с очередной стаей когтекрылов.

Хан посмотрел. В кроне дерева притулилось слепленное из грязи и травы гнездо размером с тарелку. День назад C-ЗPO сшиб такое же, и в результате Чубакка до сих пор нянчился с глубокими царапинами на левой лапе, которые он заработал, прежде чем им удалось при помощи бластеров и светового меча перебить хищных птиц.

— Не трогай его, — предупредил Хан.

— Не бойся, там пусто, — успокоил его Люк, слегка пошевелив гнездо рукоятью меча. — Должно быть, оно заброшено.

— Угу, — задумчиво согласился Хан, подойдя поближе. — Ты прав.

— Что-то не так?

Хан постарался изобразить на своей физиономии полнейшее легкомыслие.

— Не, все в порядке, а что?

Стоявший за спиной Люка Чубакка глухо рыкнул.

— Пора в путь, — заявил Хан, не дав Люку и рта раскрыть. — Давайте-ка отмахаем еще несколько километров, пока не стемнело. Люк, вы с Марой берите дроидов и идите вперед. Мы с Чуи пойдем замыкающими.

Люка это вовсе не устраивало — Хан мог со всей определенностью прочитать эту нехитрую мысль у парнишки на лице. Но малыш только кивнул.

— Хорошо. Пойдем, C-ЗPO.

И они двинулись дальше по оврагу. C-ЗPO, разумеется, сразу же принялся причитать и жаловаться на жизнь. Лэндо выразительно посмотрел на Хана, но ничего не сказал и тоже тронулся в путь.

Чубакка вопросительно рыкнул у Хана над ухом.

— Мы выясним, что стряслось с этими когтекрылами, вот чем мы займемся, — объяснил ему Хан, оглядываясь на покинутое гнездо; оно вовсе не выглядело так, будто его терзал хищник. — Ты — единственный из нас, кто может почуять запах свежего мяса за десять шагов против ветра. Начинай принюхиваться.

Для охотничьих навыков вуки это было, прямо скажем, раз плюнуть. Точнее, раз чихнуть. Одна из птиц обнаружилась тут же — по другую сторону дерева. Она лежала на земле неподвижно, раскинув крылья. Очень мертвая.

— Ну, что ты об этом думаешь? — спросил Хан, когда Чубакка брезгливо подобрал трупик. — Работа хищника?

Чубакка рыкнул отрицательно, выпустил когти, исследовал темно-коричневые пятна на оперении под левым крылом, нашел разрез и осторожно запустил туда коготь. И снова рыкнул.

— Нож? — переспросил Хан, разглядывая рану. — Ты уверен? Это точно не мог быть какой-нибудь очень длинный коготь?

Вуки резонно, хотя и неблагозвучно заметил, что если бы это был хищник, то от птицы вряд ли осталось бы что-нибудь кроме кучки костей и перьев.

— Верно, — горестно согласился Хан, когда Чубакка бросил мертвую птицу туда, где она лежала. — Да, теперь уже нет смысла тешить себя надеждой, что поблизости не шляется неизвестное количество аборигенов. И может, даже очень поблизости.

Чубайса озвучил вопрос, которым Хан и без него давно маялся.

— А черт его знает, — признался он в своем неведении. — Может, все еще пытаются понять, с чем нас есть. А может, просто ждут, когда к ним подойдет подкрепление.

Вуки проворчал, указывая на распростертое тело птицы. Хан посмотрел повнимательнее. Чуи был прав: судя по тому, что рана располагалась под крылом, удар нанесли, когда крылья были расправлены. То есть птичка летела себе, летела, и тут ее прибили. Одним ударом.

— Верно, подкрепление им без надобности, — согласился он. — Пойдем, пора догонять остальных.

 

* * *

 

Соло настаивал, чтобы они шли до самой темноты, но после очередной страстной встречи астродроида с клубком едких кислотных лоз пришлось скомандовать привал.

— Что скажешь? — спросила Мара, когда Скайуокер сбросил рядом с ней на землю свой рюкзак и принялся потягиваться и разминать усталые плечи — Нам придется нести его?

— Не думаю, — сказал Скайуокер, взглянув через плечо туда, где Калриссиан и вуки, уложив R2-D2 на бок, что-то паяли в его несущих колесах. — Чуи считает, что сможет починить его.

— Тебе надо было поменять его колеса на что-нибудь, предназначенное не только для передвижения по гладким металлическим поверхностям.

— Порой я жалею, что не сделал этого, — признался Скайуокер. — Но в целом он неплохо справляется. Видела бы ты, как далеко ушел он по пустыне Татуина в первую ночь нашего знакомства.

Мара смотрела мимо дроидов, туда, где Соло пристраивал скатку, не забывая поглядывать на окружающий лес.

— Не расскажешь, о чем вы там толковали с Соло? Или это нечто такое, чего мне знать не положено? — спросила она.

— Они с Чуи нашли одного из когтекрылов из того пустого гнезда, — сказал Скайуокер. — Там, у второго сплетения лиан, через которое мы сегодня прорубались. Он был убит ножом.

Мара сглотнула. Такие же истории она слышала и тогда, когда была здесь с Императором.

— Наверное, это минейрши, — сказала она. — Кажется, рукопашный бой у них считается чуть ли не искусством.

— А к Империи они как-нибудь относятся?

— Я же тебе говорила: они не любят людей, — ответила Мара. — С тех самых пор, когда здесь объявились первые люди-колонисты, и задолго до того, как эту планету нашел Император.

Скайуокер ничего не сказал и на ее взгляд не ответил. Он сидел, уставившись в ничто и слегка наморщив лоб от усердия.

Мара глубоко вздохнула и тоже погрузилась в Силу — как умела. Лесные звуки и запахи текли сквозь ее разум, постепенно складываясь в немного размытую, но все же картину окружающего ее живого мира. Деревья, кусты, животные, птицы…

И где-то вдалеке, почти недоступный ее сознанию, чужой разум. Чужой, не читающийся… но именно такой, как тогда…

— Четверо, — тихо сказал Скайуокер. — Нет, пятеро.

Мара нахмурилась, пытаясь сконцентрироваться на ощущении. Действительно, там был не один разум. Но ей не удавалось выделить детали из общего ощущения.

— Попробуй поискать… различия, — с трудом подбирая слова, прошептал Скайуокер. — Ну, то, чем один разум отличается от другого. Так легче всего разобраться в них.

Она попыталась последовать этому невразумительному совету и с некоторым даже раздражением обнаружила, что этот зануда опять оказался прав. Второй… третий…

А потом они вдруг ушли.

Мара требовательно посмотрела на Скайуокера.

— Я не знаю, — медленно проговорил он, все еще не выходя полностью из концентрации. — Там был какой-то резкий всплеск страстей, а потом они просто повернулись и ушли.

— Может, они и не знают, что мы здесь, — неуверенно предположила Мара. Она и сама понимала, насколько нелепо это звучит. Учитывая, что вуки яростно рычит на все, что движется, а робот-секретарь стонет и жалуется на все остальное, будет удивительно, если уже весь лес не знает об их присутствии.

— Нет, они знают, — сказал Скайуокер. — На самом деле я вполне уверен, что они шли прямо на нас, когда их что-то… — он тряхнул головой. — Ощущение такое, будто их что-то отпугнуло. Но это бессмыслица.

Мара подняла взгляд на густую листву над головой.

— А не могло так быть, что мы попросту напоролись на имперский патруль?

— Нет, — уверенно сказал Скайуокер. — Я бы знал, если бы поблизости были люди.

— Это ты хорошо устроился, — пробормотала Мара.

— Это просто вопрос времени и обучения.

Мара искоса посмотрела на него. Что-то странное ей послышалось в его голосе.

— Эй, в чем дело?

Он смущенно поморщился.

— Ни в чем. Просто… я вдруг подумал о близнецах Леи. О том, что однажды наступит день, когда мне придется приступить к их обучению.

— Тебя тревожит, когда стоит начинать?

Он грустно покачал головой.

— Меня тревожит, под силу ли мне это вообще.

Мара пожала плечами.

— А что тут, собственно, может быть не под силу? Ты будешь учить их читать в чужих головах, двигать предметы и обращаться с световым мечом. Ты ведь уже учил этому свою сестру, верно?

— Да, — признал он. — Но это было давно. Тогда я думал, что этим все и исчерпывается. А на самом деле, это — только начало. У них будут выдающиеся способности к контролю над Силой, а такая мощь налагает большую ответственность. Как мне научить их этому? Как мне научить их мудрости и состраданию и как не навредить их дару?

Мара недоверчиво посмотрела на него. Скайуокер сидел, глядя прямо перед собой и погрузившись в тяжкие думы. Он действительно всерьез переживал, а не просто кокетничал. Да, этот благородный герой и непогрешимый джедай определенно открылся ей сегодня с совершенно неожиданной стороны.

— А как вообще один человек может научить другого подобным вещам? — риторически спросила она. — Обычно такому учат на собственном примере. Мне так кажется.

Он обдумал эту идею, потом неохотно кивнул.

— Мне тоже. Насколько Император научил тебя контролировать Силу?

ТЫ УБЬЕШЬ ЛЮКА СКАЙУОКЕРА!

— Достаточно, — отрезала Мара. Она тряхнула головой, чтобы прогнать звучащие в ушах слова и попыталась придушить вспышку инстинктивной ненависти. — Всему понемногу. А почему? Ты о мудрости и сострадании?

— Нет, — он замялся. — Но раз уж у нас есть еще несколько дней пути до горы Тантисс, я подумал, может, стоит немного освежить твои навыки? Ну, знаешь, что-то вроде повторения пройденного.

Ледяной озноб пробрал Мару. Как-то он чересчур легкомысленным тоном это сказал…

— Тебе удалось предвидеть что-то из того, что нам предстоит? — с подозрением спросила она.

— Да нет, — сказал он. Но перед тем как сказать, все же чуточку поколебался. — Несколько образов и видений, в которых я пока не вижу смысла. Ну, я просто подумал, что хорошо было бы, если бы ты к началу драки владела Силой как можно лучше.

Мара отвернулась.

ТЫ УБЬЕШЬ ЛЮКА СКАЙУОКЕРА!

— Ты же сам тоже там будешь, — напомнила она. — Зачем еще и мне владеть Силой?

— За тем, к чему призовет тебя твоя судьба, — негромко, но твердо, сказал он. — У нас есть еще около часа до заката. Давай-ка приступим.

 

* * *

 

Антиллес пробрался сквозь толпу и пристроился с краю на длинной полукруглой скамье возле других пилотов. Здесь он знал многих, если не всех, но ограничился коротким приветственным кивком и принялся озираться по сторонам. Общий зал звездного крейсера уже был битком набит, и народ все прибывал.

— Ведж! Эй, Ведж! Как делишки? — кто-то плюхнулся на скамью рядом с ним. — Славно, что ты здесь!

Антиллес удивленно оглянулся. Обычно Паш Кракен, отпрыск легендарного генерала от разведки, не отличался склонностью к фамильярности. Ведж признавал, что Паш — один из лучших пилотов и один из лучших действующих командиров, но предпочел бы, чтобы бывший подчиненный, которого внедрили для присмотра за Пронырами и по свидетельству которого был арестован близкий друг Веджа, не хлопал его по плечу при большом скоплении народа.

— Хотя немного странно видеть тебя здесь… — продолжал ухмыляться рыжеволосый пилот.

— Могу ответить тебе тем же, — аккуратно подобрал слова Ведж. — Я думал, ты все еще нянчишься с коммуникационным центром в секторе Атривис.

— Отстаешь от времени, — Кракен-младший резко сник; даже блеск огенных волос потускнел. — Генерис пал три дня назад.

— Я ничего не слышал, — растерянно отозвался Ведж. — Плохо было?

Паш понуро кивнул.

— Плохо, — признался он. — Потеряли центр плюс большую часть базовых складов тамошнего флота. Есть и хорошие новости. Противнику не досталось ни одного целого корабля. И мы устроили такой шум при отступлении, что генерал Крилл без проблем вывел Травию Чен и ее группу прямо из-под носа Империи.

— Ну, хоть что-то… Чем вас побили? Числом или тактикой?

— И тем и другим, — Паш попытался изобразить уверенную улыбку, но вышла у него только кислая несчастная гримаса. — Не думаю, что Траун осчастливил нас лично, но операцию планировал определенно он.

Кракен-младший помолчал. Ведж не мешал мальчишке переживать неприятные мгновения, потому что считал, что в небольших дозах это помогает не отрываться от реальности и держать себя в тонусе.

— Вот что я скажу тебе, Ведж, эти его клоны… — Паша передернуло от отвращения. — В жизни не видел ничего более жуткого. И очень похоже на… — он помолчал, подбирая слова. — Все равно что драться со штурмовиками. Тот же самый неистовый фанатизм, то же хладнокровие, машинная размеренность и точность. С одной-единственной разницей. Они теперь повсюду, а не несут постовую службу.

— Это ты мне говоришь? — сумрачно согласился Ведж. — Мы столкнулись с двумя эскадрильями этих тварей на Кат Кристаке. Они такое вытворяли с «Глазастиками»… я даже представить не мог, что такое возможно.

Паш покивал:

— Крилл говорит, что Траун взял материал для клонирования у одного из лучших пилотов.

Пришла пора Антиллесу молчать и дергать себя за отросший вихор. Он не был уверен, но подозревал, что узнал манеру клонов летать. Он слегка покривил душой, он мог представить, чтобы с СИД-истребителем так обращались. Он даже несколько раз видел подобную манеру летать своими собственными глазами. Значит, барон Фел теперь у Трауна…

— Если бы гранд-адмирал поступил иначе, я бы назвал его идиотом, — услышал он свой голос. — А Траун далеко не идиот. А как Варт? Ему удалось выбраться из передряги?

— Не знаю. Мы потеряли с ним связь во время отступления. Но я все еще надеюсь, что ему удалось добраться до Ферже или Кетариса.

Совсем некстати на память стали приходить случаи, когда они с Вартом устраивали яростные словесные баталии, в основном выясняя, кому достанутся запасные части со склада или чья очередь проходить профилактику. Варт был настоящим тираном, едким, ожесточенным на весь белый свет и на весь флот известным способностью вести эскадрилью в бой на совершенно чудовищных условиях и возвращать всех пилотов на базу целыми и невредимыми.

— Он выкарабкается, — без особой уверенности сказал Ведж. — Он обязан.

Паш молча смотрел в сторону.

— Он обязан, — повторил Антиллес. — Он слишком несговорчивый, чтобы задрать лапы вверх и умереть, только потому что Империи так захотелось.

— Наверное, — Кракен-сын мотнул головой в сторону центра зала. — Начинается.

Шум вокруг понемногу стихал. Народ рассаживался, вынимал деки. Ведж устроился поудобнее на жестком сиденье. У столика с голографическим проектором уже стоял адмирал Акбар, с одного фланга, словно в почетном карауле, застыл генерал Крикс Мадина, с другого — полковник Брен Девлин. Полковник явно прибавил в талии и подбородке с тех пор, как Ведж видел его в последний раз. Ведж перехватил взгляд Мадины; у генерала дернулся уголок рта.

— Офицеры Новой Республики! — возвестил Акбар сумрачным и торжественным голосом; большие, навыкате глаза мон каламари медленно проворачивались в глазницах, пока адмирал осматривал собравшихся. — Никому из вас не нужно напоминать, что за последние несколько недель наша война против остатков Империи превратилась из того, что как-то раз было названо зачисткой, в битву за выживание. На данный момент мы по-прежнему превосходим противника ресурсами и численностью. Но даже сейчас, пока я говорю с вами, это преимущество стремительно высыхает, как морская пена на солнце. Менее ощутимо, но не менее серьезно то, каким образом гранд-адмирал Траун лишает нас нашей решимости и боевого духа. Настало время для ответного удара, — адмирал посмотрел на пощипывающего короткую светлую бородку Мадину. — Генерал, прошу вас.

Крикс Мадина сделал короткий шаг вперед.

— Полагаю, вас всех проинформировали о новой форме осады, в которой оказался Корусант, — Мадина легонько постукивал световой указкой по левой ладони; его голос, сильно сдобренный кореллианским акцентом по контрасту с голосом адмирала, усыплял, как журчащий ручей. — Мы неплохо потрудились, очищая пространство от астероидов, но вот что нам действительно нужно, чтобы дело пошло быстрее, так это гравиловушки, официально именующиеся КЛГ. Расшифровывать аббревиатуру нет нужды.

— Да раз плюнуть, — пробормотал Паш Кракен.

— Заткнись, — шепнул в ответ Ведж.

— Разведка обнаружила три места локации КЛГ, — продолжал Мадина. — Разумеется, все три находятся на имперской стороне. Проще всего забрать ту, что расположена на Тангрене, где охраняет базу Убиктората. Там много торговых и грузовых кораблей, но относительно мало военных. Нам удалось внедрить в экипажи торговцев, постоянно летающих тамошними маршрутами, своих людей, они докладывают, что место просто умоляет, чтобы его поскорее взяли.

— Просто Эндор какой-то, — сказал сидящий справа от Веджа пилот. — А с чего вы взяли, что это не западня?

— Вообще-то мы в этом уверены на сто процентов, — скупо улыбнулся в ответ Мадина. — Вот поэтому мы не летим на Тангрен. Мы отправляемся вот сюда.

Он включил проектор. Над столом повисла голографическая схема сектора.

— Имперские верфи Билбринджи, — оповестил собрание Крикс Мадина.

Народ зашумел, генерал повысил голос, перекрыв общий гвалт.

— Я знаю, что вы сейчас говорите друг другу. Такие большие, так хорошо защищенные, и о чем только, во имя Галактики думает высшее командование, и что эти штабные вомпы понимают в реальных боях. Я прав?

Народ затих. В тишине негромкое фырканье Антиллеса прозвучало почти громогласно.

— Ответ прост: они большие, они хорошо защищены, а высшее командование считает, что по мнению имперцев, мы сунемся туда в самую последнюю очередь. Ответ на второй вопрос к теме совещания отношения не имеет.

— Более того, — проскрипел мон каламари, — если у нас все получится, мы причиним серьезный вред их кораблестроению. И крепнущему мнению о неуязвимости гранд-адмирала Трауна.

Это если гранд-адмирал Траун подвержен ошибкам. Ведж хотел сообщить об этом вслух, но воздержался. Все равно все присутствующие подумали о том же самом.

— Операция состоит из двух этапов, — вновь вступил Крикс Мадина. — Нам очень не хочется огорчать импов, они так старались, устраивая нам ловушку на Тангрене, поэтому полковник Дердин создаст там иллюзию нашей активности. Тем временем мы с адмиралом Акбаром проведем основной удар по Билбринджи. Вопросы есть?

Воцарилось молчание. Ведж успел пожалеть, что на совещании не присутствовали пилоты его эскадрильи. Хорн или Брор Джас сумели бы придумать вопрос позаковыристей. В изложении тайферрианца он звучал бы особенно изящно: «А что путет, если импы уснают оп атаке на Пилпринги…» Потом руку поднял Паш Кракен. Честь Разбойной эскадрильи была спасена.

— А что будет, если имперцы узнают об атаке на Билбринджи и пропустят подготовку налета на Тангрен?

Мадина опять улыбнулся, ущипнул себя за бородку.

— Тогда мы их очень крупно огорчим. Итак, господа, нам необходимо заняться делом. Давайте не будет тратить время попусту.

 

* * *

 

В спальне было тихо, темно и уютно. Сквозь приоткрытое окно доносились приглушенные звуки ночного города, почти неслышно посапывали во сне близнецы. Все было такое родное, такое домашнее — стены, звуки, запахи. Но сон ушел и не желал возвращаться. Лея лежала с открытыми глазами и никак не могла понять, что ее разбудило.

— Тебе что-нибудь нужно, дочь господина нашего Дарта Вейдера? — раздалось от двери тихое мяуканье слившегося с темнотой ногри.

— Нет, Мобвекхар, спасибо, — ответила Лея. Проснувшись, она даже не шелохнулась — должно быть, он уловил, как изменилось ее дыхание.

— Прости, я не хотела беспокоить тебя.

— Ты не обеспокоила, — невозмутимо ответил ногри. — Тебя что-то тревожит?

— Не знаю, — вздохнула Лея. То, что увиделось под закрытыми веками, потихоньку начало вспоминаться.

— Мне приснилось.. нет, это был не совсем сон. Скорее, что-то вроде озарения. Фрагмент головоломки пытается встать на место.

— Ты знаешь, что за фрагмент?

Лея покачала головой.

— Я даже не знаю, что за головоломка.

— Это связано с камнями в небесах? — спросил Мобвекхар. — Или с миссией твоего супруга и сына господина нашего Дарта Вейдера?

— Точно не знаю, — Лея сосредоточилась и попыталась прибегнуть к технике освежения кратковременной памяти, которой научил ее Люк. Помогло — постепенно всплывали, складываясь воедино, образы тревожного сна. — Это как-то связано с чем-то, что говорил Люк. Нет, с чем-то, что сказала Мара. С чем-то, что Люк сделал. Они как-то связаны. Не знаю, как. Но чувствую, что это важно.

— Тогда ты отыщешь ответ, — твердо сказал Мобвекхар. — Ты — мал'ари'уш, дочь господина нашего Дарта Вейдера. Какую бы цель ты не выбрала для себя, у тебя все получится.

Лея улыбнулась в темноте. Это были не просто слова. Мобвекхар и другие ногри действительно верили в это.

— Спасибо, — благодарно сказала она, чувствуя, как к ней возвращается присутствие духа.

Да, у нее все получится. Хотя бы для того, чтобы оправдать веру ногри в нее.

Оттуда, где стояла кроватка, до нее донеслось ощущение постоянного и непрерывно усиливающегося голода. Значит, дети скоро проснутся. Лея поправила световой меч под подушкой и потянулась за халатом. Все эти чрезвычайно важные головоломки подождут до утра.

 

 

Последний уцелевший корабль повстанцев исчез в гиперпространстве… и после тридцати часов сражения центр сектора Кончен, в конце концов, достался Империи.

— Отмените готовность номер один по всему флоту, капитан, — Траун говорил устало, но смотрел в иллюминатор с сумрачным удовлетворением. — Разверните планетарное бомбометание. И пусть капитан Харбид передаст на Кса Фел наши условия.

— Слушаюсь, сэр, — Пеллеон с наслаждением согнал с пульта радиста и сам занял его место.

Он уже вызвал на связь «Ибикус», когда Траун повернулся к нему.

— И передайте на все корабли, — он помолчал. — Хорошо потрудились.

Пеллеон улыбнулся. Да, поработали действительно хорошо. И да, гранд-адмирал действительно знает, как вести людей в бой.

— Слушаюсь, сэр, — воодушевленно повторил он, с удовлетворением передавая слова начальства дальше.

Сзади радостно сопел раздувшийся от восторга и гордости мальчишка-связист. Пеллеон, усмехнувшись, понадеялся, что восторженный юнец не станет отпарывать на сувенир обивку кресла.

На консоли мигнул индикатор: дешифратор только что прошло входящее послание. Пеллеон вызвал его на экран, просмотрел…

— Рапорт с Тангрена? — полюбопытствовал Траун, опять разглядывая обреченный мир, лежащий перед ними.

— Так точно, сэр, — подтвердил капитан. — Повстанцы выслали в систему еще два фрахтовика. Дальнее сканирование показывает, что они что-то выгрузили на границе, но разведка пока не может ни идентифицировать, ни запеленговать груз.

— Скажите им, пусть поостынут, — посоветовал Траун. — Мы же не хотим спугнуть добычу.

Пеллеон кивнул. Хотел бы он уметь просчитывать ходы противника с той же легкостью, с какой это проделывает гранд-адмирал. Еще двадцать часов назад он поклялся бы, что повстанцам не достанет наглости бросить в бой столько войск только ради того, чтобы заполучить КЛГ. Очевидно, им ее хватило в избытке. Что ж, каждому свое, а ему, Гиладу Пеллеону, видимо, всю жизнь проходить в капитанах, не поднявшись выше командования кораблем.

— Получен рапорт, что корабли противника отходят к Тангрену, — добавил капитан, вновь просматривая послание. — Крейсера, истребители, корабли поддержки, словом, весь набор…

— Хорошо, — сказал Траун.

Но по тому, как чисс сложил за спиной руки, Пеллеон понял, что начальство обеспокоено.

На консоли вновь замигала лампочка: еще одно послание. Правительство Кса Фел принимало условия своей капитуляции.

— С «Ибикуса», адмирал, — сказал Пеллеон. — Кса Фел сдается.

— Не так уж неожиданно, — отозвался рассеянно Траун. — Проинформируйте капитана Харбида, чтобы высаживал десант. А вы, капитан, перегруппируйте корабли. Пусть флот находится в защитном строю, пока силы обороны планеты не перейдут в наши руки.

— Слушаюсь, сэр…

Пеллеон нахмурился. Радостное состояние быстро улетучивалось.

— Что-то не так, адмирал?

— Не знаю, — неохотно сознался Траун. — Я буду у себя, капитан. Присоединяйтесь ко мне через час.

Он повернулся и порадовал Пеллеона немного натянутой, но все же улыбкой.

— Может быть, к тому времени я узнаю ответ на ваш вопрос, капитан.

 

* * *

 

Гиллеспи закончил вычисления и толкнул деку по столешнице сидящему напротив Маззику.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных