Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Трилогия Трауна-III: Последний приказ 22 страница




— Никак не бросишь привычку изумлять меня, Коготь, — голос пожилого контрабандиста был достаточно громок, чтобы перекрыть шум, царивший в закусочной. — Слушай, в каком уголке космоса ты все это выкопал?

— То здесь, то там, — Каррде широким жестом обвел пространство вокруг себя. — Просто здесь и там.

— Когда дело касается информации, ты без денег для старых друзей и плевка минокка пожалеешь, — пожаловался Гиллеспи.

— А ты ему заплати, — сухо посоветовал Маззик, просматривая данные и возвращая деку Каррде. — Согласен, все это весьма занимательно. Вопрос лишь в том, насколько верить.

— Сама информация достоверна, — сказал Тэлон. — Моя интерпретация, разумеется, открыта для обсуждения и оспаривания.

— Твоя чего? — на физиономии Маззика отразилась работа мысли. — Слушай, Коготь, сделай милость, говори иногда попроще, хотя бы для разнообразия…

Гиллеспи хохотнул.

Пришлось объяснять. Маззик недоверчиво помотал головой.

— Ну не знаю. По мне, обычный шаг от отчаяния.

— Я бы не стал говорить про отчаяние, — не согласился Каррде. — Назовем это возвращением к энергичной, граничащей с самоуверенностью тактике, которой когда-то был славен Альянс. Лично я думаю, что подобный ход давно запоздал… ребята позволили себе тянуть с обороной гораздо дольше, чем следовало.

— Что не меняет того факта, что, если ничего не получится, они потеряют кучу кораблей, — указал меркантильный и практичный Маззик. — До двух секторных флотов, если верить твоим цифрам.

— Верно, — кивнул Каррде. — Но если получится, то республиканцы будут праздновать победу над Трауном, а заодно поднимут боевой дух в своих рядах. Не говоря уже о КЛГ.

— Ну да, конечно, чего о них говорить-то… — вставил Гиллеспи. — А что такое КЛГ?

— Предположительно: причина, по которой Корусант сейчас закрыт для полетов уже несколько дней, — сказал Каррде. — Насколько я знаю.

Маззик откинулся на спинку стула и принялся задумчиво изучать Каррде.

— Забудь то, что нужно им, — наконец, произнес кореллианин. — Что ты хочешь от нас?

Тэлон пожал плечами.

— Мне почему-то кажется, что Новая Республика отчаянно жаждет заполучить себе эти самые КЛГ. А если они готовы за что-то сражаться, то захотят и заплатить за помощь.

— Разумно, — кивнул Маззик. — Так чего ты все-таки хочешь, Коготь? Чтобы мы пробрались на Тангрен раньше них?

— Не совсем. Я думал, что пока все будут выяснять отношения на Тангрене, мы проверим верфи Билбринджи.

Улыбка медленно сползла с лица кореллианина.

— Ты шутишь, — твердо сказал Маззик.

— А идея-то неплоха, — вдруг оживился Гиллеспи, который до этого бесцельно взбалтывал в бокале кубики льда. — Проскальзываем перед самой атакой, хватаем эти твои КЛГ и дуем в дюзы.

— Через пространство, занятое половиной имперского флота? — саркастически поинтересовался Маззик. — Завязывай! Я уже видел, сколько там пушек.

— А по-моему, там почти ничего не осталось, только базовые системы, — Каррде жестом подозвал дроидессу-официантку; пока все повторяли заказы, за столом царило молчание. — Если только всерьез не считать, что Траун не обратит внимания на действия Республики на Тангрене.

— Очко в твою пользу, — согласился Мааик. — Если республиканцы прижмут им дюзы, Империя неделю будет кипятком писать.

— Особенно на Тангрене, — подлил масла в огонь Каррде. — Бел Иблис один раз уже навалял им там от души.

Маззик весело хрюкнул и вновь пододвинул к себе деку. Каррде не мешал коллеге перечитывать и вникать в информацию. Маззик только выглядел человеком, чей интеллект и жизненная энергия направлены лишь на женские прелести; в голове кореллианина хватало мозгов.

Чтобы не томиться в ожидании, Тэлон принялся разглядывать посетителей забегаловки. Возле самого входа за одним столом устроились Авес и Фон, помощница Гиллеспи, которые изо всех сил старались выглядеть мирно и неподозрительно Почти получалось. Столик возле второй двери занимала телохранитель Маззика Шада, которая без удовольствия играла роль любительницы пофлиртовать для Данкина и Торве, причем один наблюдал за усилиями девицы несколько ошеломленно, а второй — с любопытством. На троицу вожделенно пялили глаза Раппапор и Ошай, два бойца Гиллеспи. Еще три стола в разных углах заведения были заняты парнями в состоянии боевой готовности. На этот раз они все пылали решимостью не допустить вмешательства Империи в разговор начальства.

— Будет нелегко, — деловито предупредил Маззик, в конце концов отрываясь от деки. — Траун здорово рассердился из-за нашего налета. Системы безопасности сейчас уже наверняка восстановили.

— Все к лучшему, — с готовностью вернулся в разговор Каррде. — Значит, дыр еще не обнаружили. Так ты в деле или пас?

Маззик опять уткнул нос в деку.

— Мог бы быть… ладно, в деле, — неохотно буркнул он. — Но только если сможешь получить подтверждение по поводу Тангрена. Я бы не хотел видеть Трауна ближе ста световых лет от Билбринджи, когда мы ударим по верфям.

— Без проблем, — сказал Каррде. — Системы, в которых Республика концентрирует свои силы, известны. Я пошлю туда кое-кого из своих ребят. Посмотрим, что они выудят.

— А вдруг ничего?

Коготь улыбнулся.

— Все равно я хотел, чтобы Гент вписал нас в их платежные ведомости, — сказал он. — Кто мешает ему в то же самое время подсмотреть планы кампании?

Маззик, наверное, целую минуту сидел и круглыми от изумления глазами пялился на собеседника. Потом схватил со стола бокал Гиллеспи и одним залпом осушил до дна. Только после этого слегка успокоился; складка между бровями исчезла, Маззик хмыкнул.

— Знаешь, Коготь, никогда еще не видел, чтобы кто-то так играл с обоих флангов против центра, как ты. Ладно. Я в деле.

— Рад, что ты с нами. Гиллеспи?

Старик глотнул ломин-эля — из кружки Маззика, раз уж тот покусился на его выпивку, — и теперь слизывал с усов зеленоватую горькую пену.

— Я уже видел клонов Трауна за работой, — напомнил он мрачно. — Можешь держать пари на мое участие. Выиграешь. Кроме того, если мы выиграем, может, я сумею выбить компенсацию за Юкио.

— Я замолвлю за тебя словечко, — пообещал Тэлон. — Что ж, ладно. Я вылетаю на Корусант, вместо себя оставляю Авеса. Когда все проверим, он даст вам план операции.

— Пока ты поешь складно, — сказал Маззик, вместе со всеми поднимаясь на ноги. — Знаешь, Коготь, я просто надеюсь, что когда-нибудь увижу тот день, когда Новая Республика прихватит тебя за жабры. Может, они выдадут тебе медаль, может быть, расстреляют, не знаю, но зрелище получится первоклассное.

Каррде широко улыбался.

— Я не меньше тебя надеюсь оказаться там в этот день, — усмехнулся он. — Доброй охоты, господа. Увидимся на Билбринджи.

 

* * *

 

Снимали, очевидно, с поверхности планеты — немного размытый треугольный силуэт Звёздного разрушителя маячил наверху, на большой высоте. Зеленый луч турболазера ударил в планетарный щит, заставив его слабо засветиться зеленым, словно луч расплескался по щиту, а спустя мгновение протянулся дальше, вниз, к планете, возникнув словно из пустоты под щитом.

— Стоп, — приказал адмирал Драйсон.

Изображение замерло. Теперь, в режиме стоп-кадра, луч турболазера казался преломленным и ненастоящим.

— Приношу свои извинения за качество изображения — записи, сделанные при помощи макробинокля, не поддаются дальнейшему увеличению без потери качества. Но думаю, даже здесь мы можем разобрать, что происходит. Выстрел Звёздного разрушителя, на самом деле не преодолел планетарного щита Юкио. То, что казалось продолжением того же самого луча, на самом деле — выстрел с другого корабля, невидимого судна, которое находится ниже щита.

Лея пристально вглядывалась в размытое изображение на дисплее. Ей вовсе не казалось это столь очевидным.

— Вы уверены? — спросила она.

— Абсолютно, — Драйсон световой указкой выделил место, где луч прерывался. — У нас есть результаты спектрального анализа лучей, но вот этот промежуток сам по себе является необходимым доказательством. Это корпус второго корабля, судя по размеру, в данном случае — легкого крейсера типа «Каррак».

Он отложил указку и оглядел собравшихся.

— Другими словами, — веско закончил он, — новое супероружие Империи — не более чем удивительно ловкий трюк.

Лея вспомнила давний разговор с адмиралом Акбаром, когда мон каламари обвинили в измене и держали под домашним арестом.

— Акбар в свое время предупреждал нас с Ханом, что гранд-адмирал Траун еще найдет эффективное применение устройству невидимости, — негромко сказала она.

— Не думаю, что кто-нибудь из присутствующих будет с этим спорить, — кивнул Драйсон. — Во всяком случае, этой рассматриваемой нами его уловке пришел конец. Мы немедленно сообщим всем гарнизонам, что если Империя попробует снова применить этот фокус, все, что требуется сделать силам обороны, — это сосредоточить огонь на том участке щита, который кажется простреленным лучом турболазера.

— Фокус или нет, но представление он разыграл впечатляющее, — заметил Бел Иблис. — Время выстрела и позиция кораблей были очень четко скоординированы. Лея, вам не кажется, что в этом замешан тот безумный джедай, с которым Люк столкнулся на Йомарке?

— Вне всяких сомнений, — твердо сказала Лея, хотя при упоминании о Се’бейоте ее пробрал озноб. — Мы уже сталкивались с подобной согласованностью действий армии Трауна. И нам известно от Мары Джейд, что Траун и Се’бейот работают вместе.

Про Мару она упомянула зря. Атмосфера за столом резко остыла. Все присутствующие знали о самоуправстве Леи, и все были этим очень недовольны.

Бел Иблис первым нарушил неловкое молчание.

— Откуда взялись эти записи, адмирал? — спросил он.

— От контрабандиста Тэлона Каррде, — он неодобрительно покосился на Лею. — Еще одно постороннее лицо, которое явилось сюда предлагать на продажу ценную информацию. И напрасно.

Лея не выдержала.

— Это нечестно! — возмутилась она. — Каррде не виноват, что мы упустили флот Катана, — она покосилась на советника Фей'лиа, который по-прежнему искупал вину по-ботански — играя в молчанку.

Если бы не его заявки на власть, все тогда могло сложиться по-другому. Лея перевела взгляд на Драйсона.

— В этом не было ничьей вины, — тоном ниже сказала она, поборов в себе остатки неприязни к ботану и позволив им раствориться.

Признание собственного поражения уже парализовало Фей'лиа. Она не могла позволить, чтобы гнев сделал то же самое с ней.

Бел Иблис тактично прокашлялся.

— Мне кажется, Лея хочет сказать, что, если бы не помощь Каррде, мы бы потеряли не только флот Катана. Независимо от вашего мнения относительно контрабандистов вообще и Каррде в частности, мы у него в долгу.

— Как интересно, что вы об этом вспомнили, генерал, — ядовито проворчал Драйсон. — Каррде, похоже, придерживается того же мнения. Эта запись, а также некоторые другие, менее существенные, разведданные оплачиваются ему со специального счета Новой Республики, — он опять злобно покосился на Лею. — Со счета, который, судя по всему, открыл брат советника Органы Соло.

В повисшей тишине коммандер Сесфан, представитель Акбара в Совете, выкатил на Лею свои огромные, как у всех мон каламари, глаза.

— Джедай Скайуокер санкционировал денежные выплаты контрабандисту?

— Именно, — продолжал ябедничать Драйсон. — Хотя, конечно, официальными санкциями он не озаботился. Мы немедленно закроем этот счет.

— Мы не будем делать ничего подобного, — раздался спокойный голос Мон Мотмы, сидевшей во главе стола. — Независимо от того, на нашей ли формально стороне Каррде или нет, совершенно ясно, что он хочет помочь нам. И это стоит того, чтобы оказать ему финансовую поддержку.

— Но он же контрабандист, — возразил Сесфан.

— Хан тоже когда-то был контрабандистом, — не постеснялась напомнить ему Лея. — И Лэндо Калриссиан. Оба дослужились до генералов.

— После того, как примкнули к нам, — не сдавался принципиальный мон каламари. — Каррде не выражает подобных намерений.

— Это не имеет значения, — сказала Мон Мотма. Голос ее оставался спокойным, но в нем уже зазвенели стальные нотки. — Мы нуждаемся в любых союзниках, официальных и не только.

— Если только он не подставит нас, — прошипел Драйсон. — Что, если всеми этим записями вроде той, что мы сейчас смотрели, он всего лишь пытается добиться нашего доверия, чтобы потом скармливать нам дезинформацию? А заодно и неплохо греет на этом руки.

— В таком случае мы постараемся вовремя заметить свидетельства подобного двурушничества, — сказала Мон Мотма. — Но я не думаю, что подобное может произойти. Люк Скайуокер, похоже, доверяет этому человеку, а Люк ведь джедай… Как бы там ни было, в данный момент нам следует сосредоточиться на том, что от нас зависит. Адмирал Драйсон, вы уже получили последний отчет об операции на Билбринджи?

— Да, — кивнул Драйсон.

Он достал свою портативную деку, подключил ее к проектору, и в этот момент Лея услышала рядом тихий писк комлинка. Винтер достала свой комлинк и негромко ответила на вызов. Слов ее собеседника Лея не расслышала, но уловила, как напряглась ее помощница.

— Что-то не так? — шепнула она.

— Могу я попросить всеобщего внимания? — чуть-чуть слишком громко сказал Драйсон

Лея дернулась и почувствовала, что заливается краской. Винтер невозмутимо отодвинула кресло, скользнула к двери. Драйсон принялся сверлить ей взглядом затылок, очевидно пытаясь напомнить, что правила на закрытых заседаниях нарушать не положено.

Винтер коснулась фотоэлемента, дверь скользнула в сторону, кто-то, кого от стола не было видно, передал ей инфочип, и дверь скользнула на место.

— Ну? — сварливо вопросил Драйсон. — Я так понимаю, это никак не могло подождать?

— Разумеется, — ледяным тоном ответила Винтер, наградив адмирала взглядом, который мог заморозить на лету бластерный разряд, и вернулась на свое место. — Это для вас, ваше высочество, — сказала она, передавая инфочип Лее. — Координаты планеты Вэйленд.

По комнате прокатился удивленный ропот.

— Что-то слишком быстро, — выразил общее недоумение Драйсон, не скрывая подозрительности. — У меня создалось впечатление, что это место не из тех, которые легко отыскать

Лея пожала плечами, пытаясь прогнать собственную тревогу. У нее тоже сложилось именно такое впечатление.

— Очевидно, все оказалось проще.

— Покажи это всем, — сказала Мон Мотма.

Лея вставила инфочип в разъем и вывела на экран изображение. На главном дисплее появился сектор космоса. Несколько известных звезд были подписаны. В центре, среди нескольких непомеченных звезд, одна из систем светилась красным. Под картой были скупые сведения о самой планете и еще несколько строк текста.

— Так вот она где — тайная нора Императора, — Бел Иблис подался вперед, изучая карту. — Мне всегда было интересно, где он прячет те диковинки, которые загадочным образом исчезали из официальных хранилищ и сокровищниц.

— Если это только действительно то самое место, — не терял бдительности Драйсон.

— Полагаю, вы подтвердите, что информация пришла от капитана Соло? — обратилась к Винтер Мон Мотма.

— На самом деле, не совсем от него, — после короткой заминки ответила Винтер.

Лея озадаченно уставилась на нее

— Что значит — не совсем? От Люка?

Ее верная помощница окаменела лицом и твердо заявила:

— Все, что я могу сказать, — это что источник вполне надежен.

Повисла зловещая тишина, пока Совет переваривал это сообщение

— Надежен? — не предвещающим ничего хорошего тоном уточнила Мон Мотма.

— Да, — кивнула Винтер.

— Этот Совет, — Мон Мотма бросила недобрый взгляд на Лею, — не привык, чтобы от него утаивали важные сведения. Я хочу знать, от кого получена эта информация.

— Простите, — спокойно сказала Винтер. — Я не могу сказать. Это не моя тайна.

— А чья?

— Этого я тоже не могу сказать.

Мон Мотма потемнела лицом. Надвигалась буря. Шторм. Двенадцать баллов.

— Это не имеет значения, — опередил ее Бел Иблис. — В данный момент — не имеет. Действительно ли это именно та планета, на которой расположен центр по производству клонов, или нет, мы все равно ничего не можем сделать до окончания операции на Билбринджи.

Лея в отчаянии посмотрела на него.

— Мы не пошлем туда никакого подкрепления?

— Невозможно, — покачал огромной головой мон каламари. — Все доступные корабли и войска участвуют в операции на Билбринджи. И без того слишком много областей осталось без защиты.

— Тем более что мы даже не знаем, та ли эта планета, — снова встрял Драйсон. — Это может быть имперская ловушка.

— Это не ловушка, — чуть не плача сказала Лея. — Мара больше не работает на Империю.

— Это лишь ваше голословное утверждение… — загундел Драйсон.

— И это тоже не имеет значения, — перебил его Бел Иблис, повысив голос. Зычный сенаторский баритон мигом заглушил спорщиков. — Лея, вы обратили внимание, что написано под картой? Там говорится, что, судя по всем признакам, их высадка прошла незамеченной. Неужели вы хотите поставить под угрозу их преимущество внезапности, послав вдогонку корабль?

Лея тяжело вздохнула. Как бы ни неприятно ей было это сознавать, но в словах генерала был смысл.

— Тогда, возможно, стоит отложить атаку Билбринджи? — вдруг сказал Фей'лиа.

Лея повернулась и изумленно уставилась на внезапно обретшего дар речи ботана, краем глаза заметив, что остальные изумились не меньше. Это был первый раз, когда Фей'лиа заговорил на заседании после позорного провала с флотом Катана.

— Боюсь, что это вопрос не подлежит обсуждению, советник Фей'лиа, — сказала Мон Мотма. — Не говоря уже о том, что множество приготовлений оказались бы напрасными, нам абсолютно необходимо избавиться от невидимых астероидов, которые угрожают Корусанту.

— Почему? — мех ботана пошел волнами. — У нас есть щит. Запасов хватит на много месяцев. Мы можем связаться с любым миром Новой Республики. Или мы просто боимся выглядеть беспомощными и слабыми?

— Да, для Новой Республики важно, как ее воспринимают, — сказала Мон Мотма. — Так и должно быть. Империя правит при помощи страха и угроз, мы же ведем за собой, воодушевляя примером. Мы не можем допустить, чтобы со стороны казалось, что мы сидим здесь, съежившись от страха, и дрожим за наши жизни.

— Речь идет о вещах, которые гораздо важнее впечатления, которое мы производим, — возразил Фей'лиа. — Народ ботанов знал Императора — знал его мечты и амбиции. Знал, возможно, даже лучше, чем его приспешники и слуги. В этой сокровищнице может оказаться нечто такое, что вообще никогда не должно увидеть свет. Оружие и устройства, которые Траун однажды отыщет и использует против нас, если только мы не уничтожим гору Тантисс прежде.

— Мы так и сделаем, — заверила его Мон Мотма. — И очень скоро. Но сначала мы нанесем удар по Билбринджи и добудем необходимые нам системы КЛГ.

— А как же капитан Соло и брат советника Органы Соло?

Морщины вокруг глаз Мон Мотмы стали глубже. Несмотря на всю железную стратегическую логику, поняла Лея, ее приемной матери тоже не по душе, что им приходится бросать их на произвол судьбы.

— Все, что мы можем для них сделать, — это вернуться к повестке дня, — ровным голосом сказала глава государства. — Мы отвлечем внимание гранд-адмирала Трауна, атаковав Тангрен. Что мы сейчас и обсудим, — она повернулась к Драйсону. — Адмирал?

Драйсон снова встал и включил световую указку.

— Начнем с текущего состояния подготовки отвлекающего маневра у Тангрена, — заговорил он, обратив внимание Совета на соответствующий дисплей.

Лея украдкой покосилась на Фей'лиа. Ботан определенно был искренне взволнован и встревожен — судя по тому, как волновался его мех. Что же там такое в этой горе, гадала она, если Фей'лиа так испугался, что оно попадет в руки к Трауну?

Гадать можно было хоть до утра. Без толку.

 

* * *

 

Останавливаться на пороге скудно освещенного тамбура и первым делом оглядываться в поисках Рукха уже вошло в привычку. Телохранитель был где-то здесь, играл в излюбленные его народом прятки. Капитан сделал шаг ко внутренней двери, потом еще один…

Есть. Слабое дуновение сквозняка щекотнуло шею. Пеллеон сам себе удивился: откуда-то из подсознания всплыли навыки самообороны, прочно забытые сразу после выпуска из академии.

Только за спиной уже никого не было. Капитан оглянулся в поисках ногри. Рукх должен был скользить в мертвой зоне у него за спиной.

— Капитан, — промяукал замогильный голос.

Пришлось еще раз порадовать серого коротышку. И разумеется, ногри опять не было там, где он должен был быть. Интересно, когда ему надоест? Пеллеон вдруг подумал, что правильнее будет спрашивать не «когда», а «кому». Капитан подозревал, что знает ответ на вопрос, но пока еще не придумал, каким образом выдать за несчастный случай множественные и абсолютно несовместимые с жизнью ранения телохранителя. Но когда-нибудь он обязательно найдет решение.

— Вы так предсказуемы, — как и ожидалось, Рукх вышел из-за спины Гилада.

И указал в сторону двери длинным узким клинком.

Пеллеон дал себе слово, что в ближайшем будущем сумеет убедить Трауна, что гранд-адмиралу Империи незачем держать в качестве охраны заносчивого экзота. А когда это случится, он прикончит Рукха собственными руками. И получит массу удовольствия. Пеллеон никогда не испытывал садистских наклонностей, но в тот день ему позавидует даже Уилхуфф Таркин, светлая память ублюдку.

— Благодарю, — ровным голосом произнес капитан.

Он ожидал, что в каюте будет не продохнуть от своеобычной и, на вкус Пеллеона, весьма эклектичной коллекции. И он оказался прав. Но даже его нетренированный взгляд сразу же зацепился за различия. Сегодня на «выставке» были представлены предметы двух разных стилей. А центр комнаты занимала большая тактическая развертка системы Тангрена.

— Входите, капитан, — пригласил Траун, потому что гость притормозил в дверях. — Какие новости?

— Повстанцы все еще выдвигают войска на позиции, — сообщил Гилад, протискиваясь между скульптурами и голографической картой. — Лезут прямиком в ловушку. Жаль, что не торопятся.

— Весьма невежливо с их стороны, — Траун указал на правую часть экспозиции. — Искусство мон каламари, — пояснил он тоном экскурсовода. — Что вы о нем думаете?

Что он мог думать о кусках коралла и цветных камешках? Пеллеон добросовестно изучил экспонаты. Примитивные и нелепые, типичные для каламари. Что еще от них ждать?

— Весьма занимательно, — сдержанно сказал капитан.

— Несомненно, — согласился Траун. — Особенно вон те две скульптурки. Авторство принадлежит самому адмиралу Акбару.

Пеллеон осмотрел указанные шедевры со значительным и искренним интересом.

— Не знал, что Акбар интересуется искусством.

— Не слишком много, — отозвался гранд-адмирал. — Эти две скульптуры были созданы довольно давно, еще до того как он присоединился к Альянсу. И все же они несут на себе черты его характера, и в этом отношении очень полезны. Как и вот эти, — на этот раз он указал налево. — Их отобрал для своей личной коллекции наш таинственный недоброжелатель с Кореллии.

И эти экспонаты подверглись внимательному осмотру со стороны капитана. Так значит, сенатор Бел Иблис собственноручно выбрал их? Интересно, за что?

— Откуда они? Из его старого кабинета в имперском сенате?

— Вот эти, — Траун обвел пальцем ближайшую композицию. — А вон те — из его дома. Вот эти — с его личного корабля. Разведка наткнулась на записи более-менее случайно, после анализа данных с Оброа-скай. Итак, вы сказали, что повстанцы продолжают лезть в нашу ловушку.

— Так точно, сэр, — Пеллеон с облегчением вернулся к темам, для него лично простым и понятным. — И есть еще рапорт о кораблях поддержки в системе Драукизе.

— Не очевидно.

Пеллеон нахмурился.

— Прошу прощения, адмирал?

— Я всего лишь имею в виду, что они чересчур секретничают, — задумчиво сказал Траун. — Втихаря снимают разведывательные и корабли прикрытия с других заданий, перегруппировывают и стягивают основные корабли… и все такое. Ничего определенного. Вечно им надо максимально затруднить работу имперской разведки!

Он посмотрел на капитана; в полумраке каюты глаза горели, как не погасшие угли.

— Как будто Тангрен действительно их цель.

— А вы хотите сказать, что это не так, — Пеллеон давно прекратил спрашивать.

— Вот именно, капитан, — Траун опять разглядывал свою коллекцию.

Гилада Пеллеона гораздо больше интересовала голографическая карта. Разведка давала девяносто четыре процента вероятности.

— Но… если они не собираются нападать на Тангрен, — начал он, — то..

— То на ту планету, где мы меньше всего их ожидаем, — Траун запустил руку в пульт, повозился.

Изображение системы Тангрен сменилась другой.

— Билбринджи? — изумился Пеллеон. — Сэр, но это…

— Безумие? — закончил за него Траун, вздергивая черную бровь. — Согласен Безумие людей и экзотов, которые через боль и кровь зазубрили, что лицом к лицу со мной им не выстоять. Они притворяются, что не видят ловушки, поставив на то, что я не замечу мелких перемещений. А пока я буду радоваться, какой я умный, — он указал на полупрозрачную, подрагивающую голограмму, — подготовят действительную атаку.

Пеллеон посмотрел на одну из безделушек, когда-то принадлежащих Бел Иблису.

— Можно подождать подтверждения, прежде чем убирать наши силы от Тангрена, адмирал, — осторожно предложил он. — И можно было бы усилить активность разведки на Билбринджи. Или, может, ваш источник мог бы…

— К несчастью, источник Дельфа молчит, — сказал Траун. — Но нам не нужны подтверждения. Это план повстанцев, а мы не можем рисковать и полагаться на нечто менее очевидное, нежели подтвержденные данные нашей разведки. Повстанцы думают, что обманули меня. Наша задача — удостовериться, что они продолжают в это верить.

Он сумрачно улыбнулся.

— В конце концов, капитан, какая разница, где их раздавить, на Тангрене или Билбринджи? Поверьте мне, никакой.

 

 

Кривобокий стручок какого-то местного растения покачивался в воздухе в полутора метрах перед носом Мары. Так и напрашивался, чтобы его сбили. Дразнил. Мара сжимала световой меч Скайуокера в нетрадиционной, но универсальной хватке, не сводя мрачного взгляда с верткой штуковины. Дважды она уже промахнулась и в третий раз мазать не собиралась.

— Не набрасывайся на него, — посоветовал Скайуокер. — Сконцентрируйся и позволь Силе течь сквозь тебя. Попытайся предвидеть движение цели.

Ему легко говорить, кисло подумала Мара. В конце концов, это же он контролирует этот несчастный стручок.

Несчастный стручок сдвинулся на миллиметр, снова подзадоривая ее…

Она вдруг поняла, что ей надоела эта игра. Резко потянувшись к стручку Силой, она сдавила его в своей собственной хватке. Тот на мгновение потерял возможность двигаться и лишь разок успел дернуться, прежде чем она в молниеносном выпаде аккуратно проткнула его в мертвой точке.

— Вот, — сказала она, деактивировав меч. — Сделано.

Она-то думала, что Скайуокер разозлится. Но, к ее легкому удивлению и менее легкому раздражению, он и не подумал.

— Хорошо, — одобрительно произнес он. — Очень хорошо. Подобным образом распределить внимание между физическим и ментальным усилиями очень нелегко. А ты прекрасно с этим справилась.

— Спасибо, — пробурчала Мара и швырнула световой меч подальше в колючие кусты. Меч развернулся в полете, описал плавную дугу и лег в ладонь Скайуокера. — С этим все?

Скайуокер оглянулся через плечо. Соло и Калриссиан склонились над поверженным роботом-секретарем, который перестал жаловаться на местность, растительность и животность Вэйленда и принялся хныкать по поводу того, что карабканье по камням сделало с его ногой. Какое-никакое, а все же разнообразие. Астродроид Скайуокера болтался поблизости, вытянув на всю длину сенсорную антенну, и оглашал окрестности ариями из своего обычного репертуара. Видимо, пытался подбодрить товарища. В паре шагов от них вуки яростно копался в одном из рюкзаков — должно быть, искал инструменты или еще что.

— Думаю, у нас есть время еще поупражняться, — решил Скайуокер. — Знаешь, у тебя очень интересная техника — Оби-Ван никогда не учил меня колющим ударам.

— Философия Императора гласила, что надо использовать все, что есть в твоем распоряжении, — отрезала Мара.

— Вот это меня почему-то не удивляет, — сухо сказал Скайуокер и протянул ей меч. — Давай теперь попробуем кое-что другое. Возьми оружие.

Мара потянулась к лазерному мечу Силой и выдернула его из свободной хватки Люка. Интересно, вяло подумала она, что он будет делать, если однажды я сначала активирую меч. Она пока не была уверена, что ей удастся справиться с таким мелким предметом, как кнопка активации, но попробовать стоило. Хотя бы ради того, чтобы посмотреть, как он запрыгает…

И если в ходе этого эксперимента она случайно убьет его…

ТЫ УБЬЕШЬ ЛЮКА СКАЙУОКЕРА!

Она отчаянно сжала рукоять меча. Не сейчас, сказала она голосу у себя в голове. Пока он нужен мне живым.

— Ладно, — сказала она. — Что теперь?




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных