Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Трилогия Трауна-III: Последний приказ 24 страница




— Тебе нет необходимости бодрствовать, — мяукнул над ухом ногри. — Мы будем на страже.

— Спасибо, — огрызнулась Мара. — Но если тебе все равно, позволь мне заниматься своим делом.

Ногри помолчал.

— Ты все еще нам не доверяешь, верно? — спросил он после паузы.

На самом деле она как-то пока об этом не задумывалась.

— Скайуокер доверяет вам, — сказала она. — Разве этого недостаточно?

— Нам нужно не его одобрение, — сказал ногри, — а шанс выполнить наш долг.

Она пожала плечами. Ногри охраняли лагерь. Потом они добровольно взялись установить контакт с минейршами и псаданами, что еще никому не удавалось легко. А теперь они снова охраняют лагерь

— Если вы задолжали Новой Республике, я бы сказала, что вы хорошо поработали в счет отдачи, — признала она. — Вы все-таки догадались, что Траун и Империя всю дорогу морочили вам головы?

У нее над ухом раздался тихий щелчок — похоже, ногри клацнул острыми, как иглы, зубами.

— Ты знала об этом?

— До меня доходили кое-какие слухи, — Мара понимала, что вступает на очень скользкую почву, но не слишком беспокоилась. — По большей части, анекдоты и байки. Я и гадать не пыталась, сколько в них было правды.

— По большей части, все так и было, — хладнокровно произнес ногри. — Да. Я могу представить себе, как наша жизнь и смерть служили развлечением для поработителей. Мы убедим их, что они были не правы.

Ни яростного гнева, ни фанатичной ненависти. Только ледяная уверенность и решимость. Самое опасное, что может быть.

— И как вы это сделаете? — спросила она.

— Когда наступит день, ногри обратятся против своих поработителей. Несколько имперских миров, несколько транспортных кораблей. И пять групп отправятся сюда.

Мара нахмурилась.

— Вы знали о Вэйленде?

— Нет, пока вы не привели нас сюда, — ответил тот. — Но теперь мы знаем. Мы передали его координаты нашим товарищам, которые остались ждать на Корусанте. А они уже сообщили остальным.

Мара тихо фыркнула.

— Что-то больно уж вы в нас верите..

— Наши миссии дополняют друг друга, — заверил ее ногри. Его и без того действующее на нервы мяуканье на этот раз прозвучало совсем уж зловеще. — Вы поставили перед собой задачу уничтожить производство клонов. Поскольку сын господина нашего Дарта Вейдера с вами, мы не сомневаемся, что вам это удастся. Народ ногри выбрал цель — уничтожить последнее напоминание об Императоре на этой планете.

Возможно, последнее напоминание о присутствии Императора вообще где-либо, подумала Мара. Она прогнала прочь эту мысль, удивившись, что не почувствовала ни горя, ни злости. Может быть, она просто слишком устала.

— Звучит впечатляюще, — сказала она. — Большие у вас планы. А кто этот сын Вейдера, который вдруг объявится и поможет нам?

Последовало молчание.

— Сын господина нашего Дарта Вейдера и так с вами, — на этот раз голос ногри прозвучал озадаченно. — Ты, как и мы, служишь ему.

Мара недоверчиво вылупилась на него в темноте. Сердце внезапно решило пропустить пару ударов.

— Ты хочешь сказать… Скайуокер?!

— Ты не знала?

Мара отвернулась от ногри и в омерзительном оцепенении уставилась на дрыхнущее без задних ног в метре от нее тело. Внезапно, наконец-то, спустя все эти годы, последний недостающий фрагмент головоломки лег на свое место. Император хотел, чтобы она убила Скайуокера не из-за самого Скайуокера. Это должна была быть его последняя, посмертная месть его отцу, Дарту Вейдеру.

ТЫ УБЬЕШЬ ЛЮКА СКАЙУОКЕРА!

И за время двух ударов сердца, все, во что Мара верила, все, что она знала о себе, — ее ненависть, смысл всей ее жизни — вдруг рассыпалось на куски. В душе царил полный хаос.

ТЫ УБЬЕШЬ ЛЮКА СКАЙУОКЕРА!

ТЫ УБЬЕШЬ ЛЮКА СКАЙУОКЕРА!

ТЫ УБЬЕШЬ ЛЮКА СКАЙУОКЕРА!

— Нет, — прошептала она вслух сквозь зубы. — Не так. Это должно быть мое решение. Мои причины.

Но голос и не думал затихать. Возможно, теперь его питало ее собственное сопротивление, или лучший контроль над Силой, который дали ей занятия со Скайуокером, делал ее более восприимчивой.

ТЫ УБЬЕШЬ ЛЮКА СКАЙУОКЕРА. ТЫ УБЬЕШЬ ЛЮКА СКАЙУОКЕРА.

Нет. Ты — это другое дело, Мара Джейд.

Мара дернулась, как от удара, и со всей дури приложилась затылком о дерево за спиной. Другой голос. Он тоже раздавался у нее в голове, но шел не изнутри. Он шел от…

Я часто вижу тебя в своих медитациях, безмятежно продолжал голос. Я вижу, как ты приходишь ко мне. Приходишь и преклоняешь передо мною колени. Ты будешь моей, Мара Джейд. А Скайуокер будет следующим. Так или иначе.

Мара яростно тряхнула головой, пытаясь прогнать незваные мысли.

Тот, кто говорил с ней, казалось, рассмеялся.

Потом смех сменился отдаленным, но мощным давлением на ее рассудок. Мара стиснула зубы и попыталась сопротивляться. Кажется, в ответ на ее усилия снова раздался смех.

А потом, так резко, что она чуть не задохнулась, давление ушло.

— С тобой все в порядке? — раздался тихий голос Скайуокера.

Мара посмотрела под ноги. Скайуокер приподнялся на локте и, насколько можно было разобрать в темноте, встревоженно на нее таращился.

— Ты тоже слышал? — выдохнула она.

— Слов я не слышал. Но зато почувствовал давление.

Мара подняла взгляд на ветви над головой.

— Это Се’бейот, — сказала она. — Он здесь.

— Да, — согласился Скайуокер.

Мара почувствовала, что у него по этому поводу тоже нет радостных предчувствий. И неудивительно — он же уже встречался с Се’бейотом на Йомарке и едва не попался в его сети.

— И что теперь? — спросила Мара, вытирая пот трясущейся ладонью. — Задание отменяется?

Силуэт лежащего Скайуокера пожал плечами.

— Каким образом? Мы в двух днях пути до горы Тантисс. На то, чтобы вернуться на «Сокол», времени понадобится гораздо больше.

— Вот только имперцы теперь знают, что мы здесь, — напомнила Мара.

— Может быть, — задумчиво проговорил Скайуокер, — а может, и нет. С тобой он тоже прервал контакт резко? Как будто не он прервал, а его прервали…

Мара озадаченно нахмурилась… и внезапно ее осенило.

— Думаешь, кто-то подтащил к нему исаламири?

— Или заключил его в одну из тех рам, что ты использовала на Йомарке, — сказал Скайуокер. — В любом случае это означает, что его держат в плену.

Мара обдумала эту идею. Да, если так, то он может и не быть заинтересован в том, чтобы сообщить своим тюремщикам о том, что к горе Тантисс движется вражеский отряд.

Ей вдруг пришла в голову другая мысль.

— Ты знал, что Се’бейот на подходе? — резко спросила она. — Ты поэтому решил освежить мои навыки?

— Я не знал, что он здесь будет, — серьезно ответил Скайуокер. — Но я знал, что однажды нам снова придется встретиться с ним. Он сам сказал об этом тогда, на Йомарке.

Мару передернуло. «… и преклоняешь передо мною колени…»

— Что-то не хочется мне с ним встречаться, Скайуокер, — сказала она.

— Мне тоже, — мягко сказал он. — Но, боюсь, нам придется с ним встретиться.

Он вздохнул. Потом вдруг выбрался из спального мешка, поднялся на ноги и шагнул к ней.

— Почему бы тебе не поспать немного? — предложил он. — Я все равно уже проснулся. А тебе надо отдохнуть, ты немного выбита из колеи этой атакой.

— Хорошо. — Мара слишком устала, чтобы спорить. — Если будет нужна помощь, позови.

— Так и сделаю.

Она, спотыкаясь, прошла в темноте между вуки и Калриссианом — еще не хватало наступить на спящего вуки, — нашла свой спальник, юркнула внутрь. Последнее, что она услышала перед тем как провалиться в глубокий сон, был голос, который раздавался на самом краю ее сознания.

ТЫ УБЬЕШЬ ЛЮКА СКАЙУОКЕРА!

 

 

Рапорт с горы Тантисс поступил во время ночной вахты, связисты не рискнули разбудить капитана, поэтому известие ждало, пока Пеллеон утром по корабельному времени не явится на мостик. «Драклор» добрался до Вэйленда почти в расчетное время, высадил пассажиров и ушел из системы к Валрару согласно приказа. Генерал Ковелл отказался принять командование до наступления местного утра…

Пеллеон грозно глянул на заробевшего радиста. Отказался принять командование? Что-то не похоже на Фрейю Ковелла.

— Капитан, сэр, — пролепетал несчастный связист. — Сэр, мы получили голографическую передачу от полковника Селида с Вэйленда. Помечено грифом срочности.

— Прогоните через проектор, — Пеллеон поднялся из кресла, в котором только что устроился, и направился к кабинке. — Передайте гранд-адмиралу, что… нет, не важно, — оборвал он распоряжение, увидев Трауна и Рукха, которые бок о бок входили на мостик.

Траун тоже заметил Пеллеона.

— Что-то произошло, капитан?

— Срочное послание с Вэйленда, сэр, — Гилад указал на кабинку.

Изображение офицера в полевой форме уже ждало их, оно было, как и положено, в одну четверть реального человека, но даже сейчас было ясно, что молодой полковник крайне взволнован.

— Вероятно, Се’бейот чудит, — сумрачно предсказал Траун.

Они встали перед пластиной голографического передатчика, и Траун кивнул.

— Полковник Селид, говорит гранд-адмирал Траун. Докладывайте.

— Сэр, — и без того вытянувшийся в идеальной стойке офицер застыл еще больше. — С сожалением должен известить вас о неожиданной смерти генерала Ковелла.

В тяжелой, почти ощутимой паузе голос Пеллеона прозвучал напряженно и странно:

— Как?

— Мы еще не знаем, сэр, — отозвался Селид. — Очевидно, он умер во сне. Медики все еще проводят тесты, но насколько они сейчас могут сказать, мозг генерала просто… выключился, сэр.

— Мозги — не аппаратура, полковник, — Траун тоже обрел дар речи. — Их нельзя взять и «выключить». Должна быть причина.

Селид заметно вздрогнул.

— Так точно, сэр. Прошу прощения, сэр… я не это имел в виду.

— Знаю, — проворчал Траун. — Как остальные?

— Медики сейчас всех проверяют. Пока никаких проблем. Вернее, они проверяют всех тех, кто все еще находится на территории гарнизона. Солдаты генерала Ковелла, те, которых он привез с собой на «Драклоре»… они уже были внутри горы, когда генерал… умер.

— Что, весь отряд? — не выдержал Пеллеон. — Зачем?

— Я не знаю, сэр. Приказ отдал сам генерал. После общего собрания, я хочу сказать… до того, как умер…

— Может быть, нам лучше выслушать все с самого начала, — мягко оборвал, молодого полковника Траун. — Расскажите мне все по порядку.

— Слушаюсь, сэр… — полковнику Селиду понадобились силы, чтобы собраться с мыслями. — Генерал Ковелл и остальные приземлились приблизительно шесть часов назад. Я попытался передать ему командование гарнизоном, но он отказался. Затем он настоял на закрытом разговоре с солдатами в офицерской столовой.

— Какими солдатами? — уточнил Траун. — Всем гарнизоном?

— Никак нет, сэр, только с теми, кто прилетел вместе с ним на «Драклоре». Он сказал, что ему нужно дать им особые приказы.

Пеллеон покосился на гранд-адмирала.

— Я думал, что на борту «Драклора» у него было полно времени для особых приказов. Да и для обычных тоже.

— Да, — отрывисто согласился Траун. — Все так думали.

— Может быть, это была идея Се’бейота, сэр? — подал голос полковник Селид. — Он не отходил от генерала с самого приземления челнока. Постоянно бормотал что-то себе под нос.

— Даже так, — задумчиво проговорил Траун, но его обычно спокойный голос звучал сейчас так, что Пеллеону вдруг стало холодно и неуютно. — А где сейчас мастер Се’бейот?

— Наверху, в старых покоях Императора, — Селид замялся. — Генерал Ковелл настоял, чтобы их для него открыли.

— Интересно, может, он там недоступен для исаламири? — пробормотал Пеллеон. гранд-адмирал покачал головой.

— Сомневаюсь. По моим расчетам, внутри зоны воздействия находятся и вся гора, и прилегающая местность. Что произошло потом, полковник?

— Генерал пятнадцать минут говорил с солдатами, — зачастил Селид. — Когда он вышел, то сказал мне, что дал им секретные приказы, которые исходят напрямую от вас, адмирал, и чтобы я не смел вмешиваться.

— А затем они ушли?

— После того, как вынесли из арсенала взрывчатку и полевое оборудование. Вообще-то они провели внутри гарнизона еще пару часов. Знакомились с местностью, как выразился генерал. После того как солдаты ушли, Се’бейот проводил генерала в его комнату, а затем сам был доставлен в покои Императора под охраной двух моих штурмовиков. Я не стал ничего менять в обычном распорядке гарнизона. Вот и все. Больше ничего не происходило, только сегодня утром ординарец обнаружил генерала.

— Значит, в момент смерти Се’бейота рядом не было? — спросил Траун.

— Никак нет, сэр. Хотя медики не думают, что после ухода магистра генерал прожил долго.

— И он был с генералом все время до того?

— Так точно, сэр.

Пеллеон покосился на Трауна. гранд-адмирал смотрел в пустоту; глаза он прищурил, и дело было вовсе не в ярком свете.

— Скажите мне, полковник, какое у вас создалось впечатление от генерала Ковелла?

— Ну… — Селид замешкался, бросил умоляющий взгляд на Пеллеона и вдруг решился: — Вынужден сообщить, что был слегка разочарован, сэр.

— Как так?

— Ну… просто он оказался совсем не таким, как я ожидал, адмирал, сэр.

Невооруженным взглядом было видно, как неуютно молодому полковнику. Пеллеон не мог его винить: критика старшего по званию в присутствии двух других старших офицеров — серьезное нарушение воинского этикета и устава. Особенно если учесть разницу в родах войск.

— Он казался… я вынужден употребить слово «отдаленный», сэр. Он заявил, что я плохо организовал безопасность базы, и он произведет важные изменения, но не стал говорить, какие именно. Собственно, он вообще со мной практически не разговаривал. И дело вовсе не во мне… он обрывал и других офицеров, которые пытались заговорить с ним. Разумеется, это его привилегия. Может быть, он просто устал. Но я слышал о генерале совсем другое… и он не подходил под эти рассказы.

— Да, не похоже на Ковелла, — пробормотал Траун. — Есть голографическая связь со старым тронным залом Императора?

— Так точно, сэр. Хотя Се’бейот может находиться и в другом месте…

— Нет, он там, — холодно хмыкнул Траун. — Соедините меня с ним.

— Слушаюсь, сэр.

Изображение Селида сменилось обычным символом ожидания.

— Считаете, что Се’бейот что-то сделал с Ковеллом? — негромко спросил Пеллеон.

— Не вижу иных объяснений, — отозвался гранд-адмирал. — Полагаю, наш обожаемый магистр пытался подчинить себе мысли Ковелла, может быть, даже подменить часть личности своей собственной. Когда они вошли в зону исаламири, прямой контакт был оборван, и жизнь генерала больше нечему было поддерживать.

— Ясно…

Пеллеон отвернулся, чувствуя, что ничего разумного он некоторое время сказать не сможет. Слишком сильна была ярость. Он предупреждал гранд-адмирала. Он только об этом и говорил.

— Ну, — сказал он больше сам себе, потому что говорить с Трауном было бесполезно, — и что вы теперь намерены делать?

Символ исчез, но о стандартной небольшой фигурке можно было забыть. Вместо нее пространство заполнило огромное лицо магистра.

Траун даже не вздрогнул.

— Доброе утро, мастер Се’бейот, — учтиво поздоровался он. — Как я понимаю, вы обнаружили личный передатчик Императора.

— Гранд-адмирал Траун! — рявкнул в ответ магистр; собственно, даже если бы он говорил нормальным голосом, усилители сделали бы свое дело, и все присутствующие чуть не оглохли от громовых раскатов. — И это так вы вознаграждаете меня за потакание вашим амбициям? Изменой?

— Если кто-то кого-то предал, так это скорее вы, мастер Се’бейот, — отозвался Траун. — Чем вам не угодил генерал Ковелл?

Старик проигнорировал вопрос.

— Силу не так легко обмануть и предать, как вы думаете, — продолжал громыхать он. — И никогда не забывайте, гранд-адмирал Траун, что за моей смертью последует ваша. Я предвижу!

Он замолчал, переводя дыхание, и свирепо воззрился на офицеров. Траун тоже молчал. У Пеллеона было что сказать обоим, и предостаточно, но капитан не любил производить бессмысленные действия, а потому тоже держал рот закрытым.

— Высказались? — в конце концов, поинтересовался гранд-адмирал.

Се’бейот сдвинул кустистые белые брови. На огромном лице появилось затравленное выражение. При таких масштабах эффект получался потрясающий.

— Пока да, — буркнул джедай. — Что можете сказать в свою защиту?

— Даже не собираюсь ничего говорить, мастер Се’бейот, — Траун по-прежнему был сама воспитанность. — Отправиться на Вэйленд была ваша идея. А теперь поведайте, чем вам так досадил генерал Ковелл?

— Сначала верните мне Силу.

— Исаламири останутся на своем месте. Что вы сделали с генералом Ковеллом?

Первым огонь померк во взгляде магистра. Но ненадолго. В следующую секунду Се’бейот опять взялся за старое.

— Что хотел, то и сделал. Ковелл принадлежал мне, как и все в моей Империи.

— Благодарю вас, — вежливо произнес Траун. — Это все, что мне надо было знать. Полковник Селид?

Се’бейот раскрыл рот для очередных проклятий, но его лицо растворилось в воздухе. На пластине передатчика опять стояла полупрозрачная фигура в одну четверть человеческого роста.

— Слушаю, адмирал.

— Инструкции, полковник, — сказал ему Траун. — В первую очередь, мастер Се’бейот с настоящего времени помещается под арест. Из императорских покоев и тронного зала вы его выпустите, но больше он не имеет права входить туда. Все контрольные пункты этого этажа, разумеется, отключаются. Во-вторых, вам поручается провести расследование, в каком именно месте горы Тантисс видели войска генерала Ковелла до того, как они ушли.

— Почему бы не спросить у самих солдат, сэр? — предложил Селид. — Предположительно с ними есть связь по комлинку.

— Потому что я не уверен, что мы можем доверять их ответам, — ответил Траун. — Отсюда мой третий приказ. Ни одному солдату, который по приказу генерала Ковелла ушел с горы, нельзя возвращаться обратно.

Молодой полковник, кажется, собирался открыть от изумления рот, но вовремя спохватился.

— Сэр?

— Вы меня слышали. Через несколько дней придет еще один транспорт, на котором их вывезут с планеты. Но ни при каких обстоятельствах их нельзя впускать в гору.

— Слушаюсь, сэр, — полковник, словно неразумный выпасок, барахтался в собственных мыслях. — Но… а что я им скажу?

— Лучше всего, правду, — негромко посоветовал Траун. — Что приказ исходил не от генерала Ковелла и уж совершенно определенно не от меня, а от изменника и предателя Империи. Пока служба безопасности и разведка не разберутся в деталях, их действия считаются подозрительными. И до тех же пор они все — невольные соучастники преступления.

Последнее слово как будто повисло в воздухе.

— Понял вас, адмирал, сэр, — в конце концов, произнес Селид.

— Хорошо. Разумеется, вы остаетесь начальником гарнизона. Вопросы есть?

Селид со вздохом расправил плечи.

— Никак нет, сэр.

— Хорошо. Продолжайте службу, полковник. «Химера» связь окончила.

Пластина передатчика опустела.

— Думаете, безопасно оставлять Се’бейота на Вэйленде? — спросил Пеллеон, потому что нужно было что-то спросить.

— В Империи нет более безопасного места, — наставительно указал Траун. — По крайней мере, пока нет.

— Не понимаю.

Траун повернулся и направился к основной секции мостика, жестом пригласив капитана следовать за собой.

— Магистр пользовался Империей, но скоро этому наступит конец, — говорил гранд-адмирал по дороге. — Тем не менее он — по-прежнему ключевая фигура в нашей долгосрочной игре во власть.

Он остановился на краю помоста.

— Се’бейот безумен, капитан… здесь мы с вами сходимся во мнении. Но болезнь затронула его разум. Не тело.

Пеллеон недоверчиво уставился на начальство.

— Вы предлагаете клонировать его?

— А почему бы нет? — усмехнулся Траун. — Разумеется, не в горе Тантисс, учитывая сложившиеся обстоятельства. Либо не с той скоростью, которую позволяют тамошние ресурсы. Технология годится для техперсонала и пилотов, но не для столь деликатного проекта. Нет, я думаю, нам нужен клон детского возраста. Ему нужно позволить достичь зрелости с обычной скоростью — лет за десять-пятнадцать. И в подходящем окружении, разумеется.

— Ясно.

Пришлось приложить усилия, чтобы не выругаться. Молодой Се’бейот — а то и два, или десять, или двадцать, если учесть размах гранд-адмирала, — будет болтаться по всей Галактике. От подобной перспективы лично капитану становилось страшновато. Но гранд-адмиралу, судя по всему, нет. Наверное, постановил Пеллеон, именно поэтому мне никогда не носить белого мундира.

— И где вы намерены устроить лабораторию?

— Там, где она будет хорошо охраняться. Возможно, на одном из миров Неизведанного региона, где я когда-то служил во славу Императора. После того как мы разгромим повстанцев на Билбринджи, отдадите приказ разведке подыскивать подходящую систему.

Пеллеон чуть было не скроил кислую мину при начальстве. Из-за всех этих джедайских заморочек он чуть было не забыл об основном событии сегодняшнего дня. И о своих подозрениях на этот счет.

— Адмирал, сэр, я вынужден напомнить, что все данные указывают на Тангрен, как на цель Альянса.

— Я ознакомился с данными, капитан. Тем не менее повстанцы будут на Билбринджи.

Он оглядел мостик, не упуская ни малейшей детали. Весь экипаж знал это. Каждый боевой пост, начиная от основных мониторов и пультов управления до вспомогательных приборных консолей, был пронизан атмосферой служебного рвения. Все старались показать себя командиру с самой лучшей стороны.

— И мы там будем, — добавил гранд-адмирал, обращаясь к Пеллеону. — Проложите курс на Билбринджи, капитан. И давайте приготовимся к встрече гостей.

 

* * *

 

В кружке не осталось ни одной капли, поэтому Ведж поставил ее на украшенную пятнами неизвестного происхождения и изрезанную столешницу и посмотрел на толпу, которая заполняла кантину. В «Изголодавшемся мумбри» было точно так же шумно, как и час назад, когда он вместе с Хобби и Йансоном ввалился сюда, вот только качественный состав толпы изменился.

Большинства ребят помоложе уже не было видно, исчезли парочки и веселые компании, а вот подозрительных типов прибавилось. Что ж, настало такое время — головорезы прибывают, значит, пора отбывать. Его друзья думали о том же.

— Пора идти? — предложил Хобби; его голос едва был слышен за общим ором.

— Верно, — кивнул Ведж и полез в карман за местной монетой, этот круг был записан на его счет.

В такой гражданский карман… Ведж уже пришел к выводу, что настолько отвык от обычной одежды, что стал ее ненавидеть. Но признавал, что не слишком разумно бродить по городу в парадной форме Новой Республики, да еще и с шевроном Разбойной эскадрильи.

Монета нужного достоинства нашлась, и Ведж бросил ее в центр стола. Пилоты поднялись.

— Куда теперь? — бодро поинтересовался полный молодецких сил и надежд Йансон и потянулся; ему не терпелось подраться или пофлиртовать с девочками.

— Обратно на базу, — огорчил его Антиллес. Уэс сник.

— Ладно, — хрюкнул он, скривившись. — Все равно скоро утро.

Ведж кивнул, определил, где выход, и направился в ту сторону. Утро могло приходить, когда ему заблагорассудится; задолго до этого события они снимутся с планеты и на всех парах полетят в точку рандеву возле верфей Билбринджи.

Они пробирались между столами и были уже на финишной прямой, когда высокий тощий человек оттолкнул стул, чуть было не размозжив им колено Антиллесу, и нетвердо поднялся на ноги.

— Смотри, куды прешь! — сообщил он Веджу, покачнулся и навалился на Антиллеса.

У того чуть было ноги не подкосились.

— Легче, дядя, — фыркнул Ведж, безуспешно стараясь выкарабкаться из-под гуляки, который решил, что никак не устоит на ногах, если не будет опираться на кореллианина.

Йансон был уже рядом и сделал попытку отцепить от комэска лишний балласт.

— Да пжалста! По мне — так нормально, — вялые пальцы вдруг сомкнулись на плече Веджа, словно капкан. — А теперь мы все четверо легко и тихо поможем старому пьянице выйти на улицу.

Ведж одеревенел. Выследили, застали врасплох, поймали… обычная увольнительная стремительно превращалась в серьезные неприятности. Они с Йансоном были ограничены в маневре, свобода вытащить бластер оставалась только у Хобби. А вот этот верзила едва ли забыл о прикрытии тыла.

Псевдогуляка, должно быть, почувствовал напряжение.

— Эй… ты тоже полегче, крылатик, не горячись, — негромко предостерег он. — Не помнишь меня, э?

Благодаря бурной сопливой молодости Антиллес был знаком с массой подобного сброда, но конкретно эта физиономия ему была не знакома. Правда, стояли они с верзилой чуть ли не нос к носу, а с такого расстояния он даже собственную маму не узнал бы.

— А должен? — нелюбезно поинтересовался он в ответ тем особым тоном, который, по науке Бустера Террика, следовало применять в кантинах.

Верзила опять пошатнулся. От него на самом деле разило дешевым лумом.

— Я-то надеялся… — оскорбленно пробормотал он. — Когда выходишь против Звёздного разрушителя на пару с кем-то, обычно запоминаешь подельника. Особенно из ниоткуда.

Где-то на границе сознания Ведж отметил, что их квартет пришел в движение и направляется на свежий воздух. Из ниоткуда? Против Звёздного разрушителя? Да он устал считать, сколько раз имел дело со Звёздными разрушителями… Из ниоткуда.

Флот Катана, вдруг вспомнил он. И ребята Тэлона Каррде, вывалившиеся из ниоткуда, чтобы предложить поддержку и огневую мощь своих кораблей, когда он собирался с отчаяния таранить имперца. Потом была короткая, но бурная попойка на борту крейсера, все перезнакомились…

— Авес?

— Видишь, как несложно, верно? — одобрительно сказал верзила. — Умный мальчик. Я же говорил, что у тебя все получится, если постараешься. Пошли, хватит привлекать к себе внимание больше, чем мы заслуживаем.

Можно подумать, у него был выбор. Ведж перестал упираться, но продолжал высматривать в толпе хоть кого-нибудь, кто мог помочь им выпутаться из создавшейся ситуации. Предположительно, и Каррде, и его подчиненные согласились поставлять информацию Новой Республике, но это совсем не означало, что они союзники и друзья. Империя могла припугнуть их, могла предложить больше денег…

Они добрались до дверей, а шанс на спасение так и не представился.

— Сюда, — сказал Авес, выпрямляясь и прекращая шататься, и зашагал прочь по тускло освещенной улице, на которой и днем-то было немного прохожих.

Йансон вопросительно посмотрел на командира, тот только пожал плечами и пошел следом за контрабандистом, поспешно освежая в памяти все привычки и навыки, которыми обзавелся, когда зарабатывал себе на кусок хлеба примерно тем же, что их новый знакомый. Возможно, они добровольно сунули головы в петлю, но смутные страхи быстро сдавали позиции перед победно наступающему по всему фронту элементарному любопытству. Происходило нечто интересное, и Ведж просто не мог не выяснить, в чем же дело.

Долго изнывать от неизвестности не пришлось. Миновав два дома, если считать от «Изголодавшегося мумбри», Авес резко повернул на девяносто градусов и исчез в кромешной тьме подворотни. Ведж, не моргнув глазом и не усомнившись в своих действиях и на секунду, нырнул следом за ним, хотя и ожидал, что ждать его там будет полдюжины бластеров, нацеленных, к примеру, в лицо или в живот. Неизвестно, что хуже.

Но Авес был один.

— Теперь что? — поинтересовался Антиллес, когда к ним присоединились Хобби и Йансон. Контрабандист кивнул на улицу.

— Сам смотри, — предложил он. — Если я прав… а вот и он!

Ведж не стал спорить. Тем более что мимо торопливо прошагал аккуалиш, бросил подозрительный взгляд на темную подворотню, сбил шаг — едва заметно, затем спохватился, пошел дальше…

Раздался приглушенный удар. Аккуалиш вновь очутился в поле зрения, только на этот раз его, обмякшего и совершенно очевидно потерявшего сознание, приволокли два мрачных амбала.

— Чисто прошло? — полюбопытствовал Авес, ковыряя в зубах зубочисткой.

— Ну, — лаконично ответствовал тот амбал, что был справа.

Парни без церемоний сбросили груз под ноги Веджу.

— Тупые они, — ласково подтвердил второй, который ничем не отличался от первого.

— У этого мозгов хватает, — возразил Авес. — Ты глянь на него, Антиллес. Как следует глянь. Может, в следующий раз признаешь имперского шпика, когда подцепишь на хвост.

Ведж с сомнением, но без возражений в свете услужливо подсунутого фонарика осмотрел не-человека. Тот негромко хрипел.

— Имперский шпион, м-да?

— Вольноопределяющийся, — Авес пожал плечами. — Какая тебе разница, кто тебя продаст?

Ведж поднял на него взгляд.

— Полагаю, мы должны вас поблагодарить.

Один из амбалов, слишком занятый обыском карманов у аккуалиша, только фыркнул.

— Полагаю, должны, ага, — сказал Авес. — Если не считать нас, имперская разведка глотает слюнки, жаждая заполучить тебя, Антиллес.

— Полагаю, — сдался Ведж, обмениваясь взглядом с притихшими Пронырами. — И что ты намерен с ним делать?




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных