Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Три золотых волоска Деда-Всеведа




Помощь в написании учебных работ
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь

То ли было, то ли нет, но сказывают, жил на свете король и любил тот король охотиться. Вот как-то раз гнался он за оленем, да и заблудился. Глядит – кругом никого, один остался, а тут и ночь наступила. Вдруг увидел король на прогалине избушку и обрадовался. В той избушке жил углежог. Король и попросил его вывести на дорогу за хорошую плату.

– И рад бы помочь вам, – говорит углежог, – да вот, жена рожает, не могу ее оставить. Да и куда вы пойдете на ночь глядя? Ложитесь на чердаке на сено, а утром я вас провожу.

Ночью родился у хозяина дома мальчик. А король лежал на чердаке и не мог заснуть. В полночь заметил он внизу, в горнице свет. Глянул в щель в полу – и видит: хозяин спит, и жена его вроде в себя еще не пришла, а над колыбелью ребенка стоят три старушки, совсем белые, у каждой в руке свеча горит. Первая из них и говорит:

– Награжу я мальчика своим даром – будет ему грозить большая опасность.

Вторая сказала:

– А мой дар в том, что он счастливо избежит всех опасностей и будет жить долго.

А третья произнесла:

– А я дарю ему в жены девчушку, что родилась сегодня у короля, который тут, на чердаке, ночует.

Старушки погасили свечи, и все стихло. А были это Судьбички.

Король замер, точно ему кинжалом грудь пронзили. До утра так и не заснул, все думал, как сделать, чтобы помешать исполнению этого предсказания. На рассвете ребенок заплакал. Углежог встал и увидел, что жена его заснула вечным сном.

– Ох, несчастный ты мой, сиротинушка! – запричитал он. – Что мне теперь с тобой делать?

– Отдай мне ребенка, – сказал король, – я о нем позабочусь, у меня ему будет хорошо, а тебе я столько денег дам, что до самой смерти не надо будет тебе жечь угли.

Обрадовался углежог, а король обещал прислать за ребенком. Вернулся он в свой замок, и его встретили радостной вестью, что родилась у него хорошенькая дочка. И случилось это в ту самую ночь, когда видел он трех Судьбичек. Нахмурился король, позвал слугу и приказал:

– Пойдешь в лес, там в хижине живет углежог; отдашь ему эти деньги, возьмешь у него младенца и по дороге утопишь. А не утопишь – сам воды нахлебаешься!

Пошел слуга, сделал, как ему приказано было, взял ребенка, положил в корзинку, а как шел через мост над широкой и глубокой рекой, бросил корзинку с младенцем в воду.

– Спи спокойно, непрошеный зять! – промолвил король, когда слуга доложил ему обо всем.

Король был уверен, что ребенок утонул, да не тут-то было: плыл он в корзинке, будто в люльке, и спал, а река напевала ему колыбельную. И приплыла корзинка к рыбацкой хижине. Рыбак чинил сети на берегу. Вдруг видит: плывет что-то по воде. Прыгнул он в лодочку, подплыл к корзине, вытащил ее из реки и увидел ребенка.

Отнес его к жене и говорит:

– Всю жизнь ты хотела сыночка, вот и принесла нам его вода. Жена рыбака обрадовалась и вырастила его, как родного сына.

Назвали они его Плавутич, потому что он к ним по воде приплыл. Река течет, годы бегут, и вот мальчик уже вырос красивым юношей, всем на загляденье. Как-то летом случилось так, что проезжал по тем местам верхом на коне король. Погода стояла жаркая, королю захотелось пить, он завернул к рыбаку и попросил свежей воды. Подал ему Плавутич воды, а король, увидев его, поразился красоте юноши и спросил рыбака:

– Пригожий парень. Это сын твой?

– И да, и нет, – ответил рыбак. – Двадцать лет назад принесла нам река младенца в корзинке, и мы с женой, воспитали его, как своего.

В глазах у короля потемнело. Обомлел он, ибо понял, что это тот самый юноша, кого ребенком он приказал утопить. Но он тотчас опомнился, сошел с коня и говорит:

– Надо мне послать нарочного в королевский замок, а слуг моих со мною нет. Не может сын твой сходить туда?

– Только прикажите, ваша королевская милость, – ответил рыбак.

Король сел и написал королеве такое письмо: «Юношу, который принесет тебе это послание, прикажи без промедления казнить; это мой злейший враг. Пусть все будет исполнено до моего возвращения. Такова моя воля».

Сложил письмо и припечатал своим перстнем.

Плавутич тотчас отправился в путь. Идти ему надо было через дремучий лес, но сбился он с дороги и заблудился. Бродил по непроходимой чаще, пока совсем не стемнело. И тут встретилась ему старушка:

– Куда путь держишь, Плавутич?

– Несу письмо в королевский замок, да вот заблудился. Не скажете ли, матушка, как мне на дорогу выйти?

– Сегодня уж не дойдешь, вон какая темень, – ответила старушка, – оставайся у меня, переночуешь; чай, я тебе не чужая, а твоя крестная мать.

Плавутич согласился, и вскоре они оказались перед красивым домиком, неведомо откуда взявшимся, словно выросшим из-под земли.

Ночью, когда юноша спал, вытащила старушка из его кармана письмо и написала другое: «Молодого человека, который принесет мое послание, без промедления жени на нашей дочери: это суженый наш зять. Пусть все будет исполнено до моего возвращения. Такова моя воля».

Прочитала королева письмо и сразу велела играть свадьбу, и обе они, королева с принцессой, глядели и не могли наглядеться на пригожего жениха. И Плавутичу невеста пришлась по душе. Вернулся король через несколько дней домой, узнал о случившемся и страшно разгневался на жену.

– Да ведь ты сам велел выдать нашу дочь за него до твоего возвращения! – ответила королева и дала ему письмо.

Король письмо взял, прочитал, все было его – и печать, и бумага. Позвал он к себе зятя и допросил, как дело было, какой дорогой он шел?

Плавутич рассказал, как заблудился он в лесу и заночевал у своей крестной.

– А как она выглядела?

– Так-то и так-то.

Понял король, что это была та самая старуха, которая двадцать лет назад предсказала, что его дочь выйдет замуж за сына углежога. Думал он, думал, а потом и говорит:

– Случившегося не воротишь, но так просто не быть тебе моим зятем. Придется добыть тебе и принести моей дочери вено – три золотых волоска Деда-Всеведа.

Задумал король так избавиться от немилого ему зятя.

Простился Плавутич со своей молодой женой и отправился не ведая куда. Но крестная его Судьбичка помогла ему выйти на верную дорогу. Шел он, шел, долго шел, через горы-долы, через реки-броды, пока не пришел к черному морю. Видит: у берега лодка, а в ней перевозчик.

 

– Бог в помощь, старче!

– Дай бог и тебе, молодой путник! Куда путь держишь?

– Иду к Деду-Всеведу за тремя золотыми волосками.

– Ага! Тебя-то я как раз и жду. Двадцать лет уж перевожу людей через море, и никто не приходит сменить меня. Обещай мне спросить у Деда-Всеведа, скоро ли наступит конец моей работе, тогда я тебя перевезу.

Плавутич обещал, и перевозчик отвез его на другой берег.

Шел он, шел и подошел к большому городу, но был этот город какой-то унылый и запущенный. У городских ворот встретил юноша сгорбленного, немощного старичка с палкой.

– Бог в помощь, дедушка!

– Дай бог и тебе, пригожий юноша! Куда путь держишь?

– К Деду-Всеведу за тремя золотыми волосками.

– Ай-ай-ай! Давненько мы тебя поджидаем. Идем, провожу тебя к нашему королю.

Пришли они к королю, тот и говорит:

– Слышал я, идешь ты к Деду-Всеведу. Была у нас яблоня, приносила она молодильные яблоки; кто это яблоко съест, становится молодым, если даже одной ногой уже в могиле стоял. Но вот уже двадцать лет не уродилось на ней ни одного яблочка. Обещаешь спросить у Деда-Всеведа, как помочь нашей беде, – по-королевски тебя награжу.

Плавутич обещал, и король милостиво отпустил его.

Потом пришел он в другой большой город, был тот город сильно разрушен. Неподалеку от города сын закапывал своего умершего отца, и слезы, крупные, как горох, катились по его щекам.

– Бог в помощь, печальный могильщик! – приветствовал его Плавутич.

– Дай бог и тебе, добрый путник! Куда путь держишь?

– Иду к Деду-Всеведу за тремя золотыми волосками!

– К Деду-Всеведу? Жаль, раньше ты не пришел! Наш король давно такого посланца дожидается, пойдем, я тебя к нему отведу.

Пришли к королю, и тот сказал:

– Слышал я, идешь ты к Деду-Всеведу. Был у нас колодец, в нем била ключом живая вода: если кто ее выпьет, даже умирающий, тут же выздоравливал; а если умершего побрызгать той водой, оживал он. Но вот уже двадцать лет вода перестала течь. Обещай спросить у Деда-Всеведа, как помочь нашей беде, и я щедро тебя отблагодарю.

Плавутич обещал, и король милостиво его отпустил.

Долго шел Плавутич дремучим лесом и вдруг увидел посреди леса большую зеленую лужайку, сплошь покрытую прекрасными цветами, а на той лужайке – золотой замок: это и был замок Деда-Всеведа, и он будто пылал огнем. Юноша вошел в замок, но никого там не увидел, кроме старушки, что сидела в уголке и пряла.

– Добро пожаловать, Плавутич! – сказала старушка. – Я рада, что снова вижу тебя. – То была его крестная мать, у которой заночевал он в лесу, когда нес королевское послание. – Что тебя привело сюда?

– Король велел принести мне вено за его дочь – три золотых волоска Деда-Всеведа, иначе не бывать мне его зятем.

Старушка улыбнулась и промолвила:

– Дед-Всевед – сын мой, ясное Солнышко: утром – дитя малое, днем – мужчина, а вечером – старый дед. Три волоска с его золотой головы я тебе добуду, я ж тебе как-никак крестная. Только, сынок, оставаться тебе тут нельзя никак! Мой сын – добрая душа, но когда вечером он приходит домой голодный, может зажарить и съесть тебя на ужин. Вот стоит пустая кадушка, в ней я тебя и спрячу.

Крестник просил еще узнать у Деда-Всеведа ответы на три вопроса, заданные ему по дороге.

– Спрошу, – ответила старушка, – а ты внимательно слушай да запоминай.

Тут поднялся сильный ветер, и через западное окно горницы влетело Солнце – старичок с золотой головой.

– Чую, чую дух человечий! – говорит. – Кто это у тебя тут, матушка?

– Ах ты, дневная звезда! Кто же тут может быть, чтоб ты да не увидел его? Шатаешься день-деньской по белу свету, диво ли, что тебе и дома чудится человечий дух?

Старичок ничего не ответил и сел ужинать.

После ужина положил он свою золотую голову старушке на колени и задремал. Увидела старушка, что он спит, вырвала у него один золотой волос и бросила на пол, – волосок зазвенел, как струна.

– Ты чего, матушка? – проснулся старец.

– Ничего, сыночек, ничего; просто задремала я и видела странный сон.

– Что же тебе приснилось?

– А снился мне город, где прежде был колодец с живой водой; больной человек выпьет ее – и выздоровеет, а мертвый – оживет. Но вот уж двадцать лет, как вода ушла; знать бы – вернется ли она?

– Чего проще: сидит в том колодце на роднике жаба, не дает воде течь; пусть жабу убьют, вычистят колодец и потечет вода, как и прежде текла.

Уснул старик снова, а крестная вырвала второй золотой волос и бросила его на пол.

– Ты чего, матушка?

– Ничего, сыночек, ничего! Задремала я и привиделось мне странное. Будто в одном городе росла яблоня и приносила молодильные яблоки; съест одно яблочко старый человек и помолодеет. Но вот уж двадцать лет не родила яблоня ни одного яблочка; есть ли помощь от этой беды?

– Той беде помочь легко. Под яблоней змея лежит, силу ее берет, змею надо убить, а яблоню в другое место пересадить, и на ней, как и прежде, будут яблоки родиться.

Старик опять уснул, и старушка вырвала у него третий золотой волос.

– Матушка, что ж ты мне спать не даешь? – с досадой сказал он и собрался встать.

– Лежи, сыночек, лежи! Не сердись, я нечаянно тебя разбудила. Задремала я и опять увидела странный сон. Будто есть на черном море перевозчик; двадцать лет перевозит он там людей, и никто не приходит сменить его. Когда же будет конец его работе?

– Вот глупой матери сын! Пусть он отдаст весло в руки другому, а сам выскочит на берег, тогда тот и останется перевозчиком. А теперь дай мне поспать: завтра мне чуть свет вставать да осушать слезы, что проливает по ночам королевская дочь по своему мужу, сыну углежога, которого король послал за моими тремя золотыми волосками.

Утром поднялся сильный ветер, и на коленях старой матушки вместо старичка проснулось красивое золотоволосое дитя – божье Солнышко, простилось с матушкой и вылетело через восточное окно. Старушка сняла крышку с кадушки и сказала Плавутичу:

– Вот тебе три золотых волоска, а что Дед-Всевед отвечал, ты и сам слышал. Ступай с богом! Больше мы с тобой не увидимся, нужды в том больше не будет.

Юноша сердечно поблагодарил крестную мать, простился и ушел.

Пришел он в первый город, король его спросил, какую весть принес им.

– Добрую, – отвечает, – вычистите колодец, а жабу, что на роднике сидит, убейте, вода потечет, как и прежде.

Приказал король так и сделать, а когда забила живая вода, подарил он Плавутичу двенадцать коней, белых, как лебеди, и нагрузил на них столько золота, серебра и драгоценных каменьев, сколько они смогли увезти.

Пришел потом Плавутич во второй город, и спросил его король, с какой вестью он пожаловал.

– С доброй – отвечает юноша, – выкопайте яблоню, под ее корнями найдете змею, убейте ее, а яблоню пересадите, и будет она родить яблоки, как и прежде.

Король тотчас приказал так и сделать, и яблоня за одну ночь покрылась цветами, словно ее розами осыпало. Обрадовался король, подарил Плавутичу двенадцать черных, как вороново крыло, коней, а на них нагрузил столько всякого добра, сколько они смогли увезти.

Поехал Плавутич дальше и доехал до черного моря, перевозчик его спросил, узнал ли он, когда наступит конец его работе.

– Узнал, – отвечает, – но сперва перевези меня на тот берег тогда скажу.

Перевозчик заспорил было, но увидел, что делать нечего, перевез Плавутича и две дюжины его коней.

– Как снова повезешь кого, – сказал ему Плавутич, – отдашь тому человеку в руки весло, а сам выскочишь на берег, а тот останется перевозчиком вместо тебя.

Король глазам своим не поверил, когда зять привез ему три золотых волоска Деда-Всеведа. Дочь же расплакалась, но на этот раз от радости, что муж вернулся.

– Где же ты добыл этих прекрасных коней и такое богатство? – спросил король.

– Заслужил! – ответил Плавутич и рассказал, как помог он королю, у которого росла яблоня с молодильными яблоками, что старых делают молодыми, и о короле, у которого был колодец с живой водой, помогавшей недужным становиться здоровыми, а мертвым – оживать.

– Молодильные яблоки, живая вода! – повторял тихо король. – Съел бы я одно яблоко – помолодел бы, а кабы помер – живая вода воскресила бы меня!

Не долго думая, отправился он в путь за молодильными яблоками и живой водой – да так и не вернулся.

И стал сын углежога королевским зятем, как и предрекали Судьбички. А король, должно быть, и до сей поры перевозит людей через черное море!

Чешская сказка (перевод Н. Аросьевой) из сборника сказок К. Я. Эрбена

Златовласка

В одной стране – забыл я ее название – был королем злой и сварливый старик. Пришла однажды к нему во дворец торговка, принесла в корзине свежую рыбу и говорит:

– Купи у меня эту рыбу, король. Жалеть не будешь.

Король покосился на рыбу:

– Не видел я еще такой рыбы в своем королевстве. Ядовитая, что ли?

– Что ты! – испугалась торговка. – Прикажи эту рыбу зажарить, съешь ее – и ты сразу начнешь понимать разговор всех зверей, рыб и птиц. Даже самый малый жучок что-нибудь пропищит, а ты уже будешь знать, чего он хочет. Станешь самым умным королем на земле.

Королю это понравилось. Он купил у торговки рыбу и, хотя был скупой и жадный, даже не торговался и заплатил, сколько она запросила.

– Вот теперь, – подумал король и потер костлявые руки, – буду я самым умным на свете и завоюю весь мир. Это уж как пить дать! Поплачут теперь мои недруги.

Король позвал своего слугу, молодого Иржика, и приказал ему зажарить рыбу к обеду.

– Но только без плутовства! – сказал король Иржику. – Если ты съешь хоть один кусочек этой рыбы, отрублю голову!

Иржик удивился такому королевскому приказу. Как же может слуга не попробовать пищи, которую готовит для короля! А вдруг она недожарена? Или недосолена? Или подгорела? Мало ли что! Тогда уж наверняка не сносить головы.

Принес Иржик рыбу на кухню, поглядел на нее и еще больше удивился – никогда он не видел такой рыбы. Каждая рыбья чешуйка светилась разноцветным огнем, как радуга. Жалко было чистить и жарить такую рыбу. Но против королевского приказа не пойдешь.

 

Жарит Иржик рыбу и никак не может понять, готова она или нет. Рыба не румянится, не покрывается корочкой, а становится прозрачной.

– Кто ее знает, зажарилась она или нет, – подумал Иржик. – Надо попробовать.

Взял кусочек, пожевал и проглотил – как будто готова. Жует и слышит тоненькие писклявые голоса:

– И нам кусочек! И нам кусочек! Ж-ж-жареной рыбы!

Оглянулся Иржик. Никого нет. Только мухи летают над блюдом с рыбой.

– Ага! – сказал Иржик. – Теперь я кое-что начинаю понимать насчет этой рыбы.

Взял он блюдо с рыбой и поставил на окно, на сквозной ветер, чтобы рыба остыла. А за окном идут через двор гуси и тихонько гогочут. Прислушался Иржик и слышит, как один гусь спрашивает:

– Куда пойдем? Куда пойдем?

А другой отвечает:

– К мельнику на ячменное поле! К мельнику на ячменное поле!

– Ага! – снова сказал Иржик и усмехнулся. – Теперь-то я понимаю, какая это рыба. Пожалуй, одного кусочка мне маловато.

Иржик съел второй кусок рыбы, потом красиво разложил рыбу на серебряном блюде, посыпал резаной петрушкой и укропом и понес блюдо королю.

С тех пор Иржик начал понимать все, о чем говорили друг с другом звери. Он узнал, что жизнь зверей не такая уж легкая, как думают люди, – есть у зверей и горе и заботы. С этого времени Иржик стал жалеть зверей и старался помочь каждой самой маленькой зверюшке, если она попадала в беду.

После обеда король приказал подать двух верховых лошадей и поехал с Иржиком на прогулку.

Король, как всегда, ехал впереди, а Иржик – за ним следом. Горячий конь Иржика все рвался вперед. Иржик с трудом его сдерживал. Конь заржал, и Иржик тотчас понял его слова.

– Иго-го! – ржал конь. – Давай, брат, поскачем и перенесемся одним махом через эту гору.

– Хорошо бы, – отвечал ему конь короля, – да на мне сидит этот старый дуралей. Еще свалится и сломает шею. Нехорошо получится – как-никак, а все-таки король.

– Ну и пусть ломает шею, – сказал конь Иржика. – Будешь тогда возить молодого короля, а не эту развалину.

Иржик тихонько засмеялся. Но король тоже понял разговор коней, оглянулся на Иржика, ткнул его коня сапогом в бок и спросил Иржика:

– Ты чего смеешься, нахал?

– Вспомнил, твоя королевская милость, как сегодня на кухне два поваренка таскали друг друга за вихры.

– Ты у меня смотри! – с угрозой промолвил король. Он, конечно, не поверил Иржику, сердито повернул коня и поскакал к себе во дворец. Во дворце он приказал Иржику налить себе стакан вина.

– Но смотри, если недольешь или перельешь – прикажу отрубить голову!

Иржик взял кувшин с вином и начал осторожно лить вино в тяжелый стакан. А в это время влетели в открытое окно два воробья. Летают по комнате и на лету дерутся. Один воробей держит в клюве три золотых волоса, а другой старается их отнять.

– Отдай! Отдай! Они мои! Вор!

– Не дам! Я их подхватил, когда красавица расчесывала золотые косы. Таких волос нет ни у кого на свете. Не дам! За кого она выйдет замуж, тот будет самым счастливым.

– Отдай! Бей вора!

Воробьи взъерошились и, схватившись, вылетели за окно. Но один золотой волос выпал из клюва, упал на каменный пол и зазвенел, как колокольчик. Иржик оглянулся и… пролил вино.

– Ага! – крикнул король. – Теперь прощайся с жизнью, Иржик!

Король обрадовался, что Иржик пролил вино и можно будет от него отделаться. Король один хотел быть самым умным на свете. Кто знает, может быть, этот молодой и веселый слуга ухитрился попробовать жареной рыбы. Тогда он будет опасным соперником для короля. Но тут королю пришла в голову удачная мысль. Он поднял с полу золотой волос, протянул его Иржику и сказал:

– Так и быть. Я тебя, пожалуй, помилую, если ты найдешь девушку, что потеряла этот золотой волос, и приведешь ее мне в жены. Бери этот волос и отправляйся. Ищи!

Что было делать Иржику? Взял он волос, снарядился в дорогу и выехал верхом из города. А куда ехать, не знает. Отпустил он поводья, и конь поплелся по самой пустынной дороге. Она вся заросла травой. По ней, видно, давно не ездили. Дошла дорога до высокой темной пущи. Видит Иржик – на опушке пылает огонь, горит сухой куст. Пастухи бросили костер, не залили, не затоптали, и от костра загорелся куст. А под кустом – муравейник. Муравьи бегают, суетятся, тащат из муравейника свое добро – муравьиные яйца, сухих жучков, гусениц и разные вкусные зерна. Слышит Иржик, как кричат ему муравьи:

– Помоги, Иржик! Спаси! Горим!

Иржик соскочил с коня, срубил куст и погасил пламя. Муравьи окружили его кольцом, шевелят усиками, кланяются и благодарят:

– Спасибо тебе, Иржик. Век не забудем твоей доброты! А если понадобится тебе помощь, надейся на нас. Мы за добро отплатим.

Въехал Иржик в темную пущу. Слышит – жалобно кто-то пищит. Осмотрелся и видит – под высокой елью лежат два вороненка, выпали из гнезда и пищат:

– Помоги, Иржик! Покорми нас! Умираем с голоду! Мать с отцом улетели, а мы еще летать не умеем.

Король нарочно дал Иржику старого больного коня – настоящую клячу. Стоит конь, ноги у коня трясутся, и видно, что поездка эта для него – одно мучение.

Иржик соскочил с коня, подумал, заколол его и оставил воронятам конскую тушу – пусть кормятся.

– Кар-р? Иржик! Кар-р-р! – весело закричали воронята. – Мы тебе за это поможем!

Дальше пошел Иржик пешком. Долго шел глухим лесом, потом лес начал шуметь все сильнее, все громче, ветер гнул уже вершины деревьев. А потом к шуму вершин прибавился плеск волн, и Иржик вышел, к морю. На песчаном его берегу спорили два рыбака. Одному попалась в сеть золотая рыба, а другой требовал эту рыбу себе.

– Моя сеть, – кричал один рыбак, – моя и рыба!

– А лодка чья? – отвечал другой рыбак. – Без моей лодки ты бы сеть не закинул!

Рыбаки кричали все сильнее, потом засучили рукава, и дело кончилось бы дракой, если бы не вмешался Иржик.

– Бросьте шуметь! – сказал он рыбакам? – Продайте мне эту рыбу, а деньги поделите между собой. И дело с концом.

Иржик отдал рыбакам все деньги, что получил от короля на дорогу, взял золотую рыбу и бросил в море.

Рыба вильнула хвостом, высунула голову из воды и говорит:

– Услуга за услугу. Когда понадобится тебе моя помощь, ты меня позови. Я приплыву.

Иржик сел на берегу отдохнуть. Рыбаки его спрашивают:

– Куда шагаешь, добрый человек?

– Да вот, ищу невесту для своего старого короля. Приказал достать ему в жены красавицу с золотыми волосами. А где ее найдешь?

Переглянулись рыбаки, сели на песок рядом с Иржиком.

– Ну что ж, – говорят, – ты нас помирил, а мы добро помним. Поможем тебе. Красавица с золотыми волосами на всем свете только одна. Это дочь нашего короля. Вон видишь на море остров, а на острове – хрустальный дворец? Вот там она и живет, в этом дворце. Каждый день на рассвете она расчесывает волосы. Тогда занимается над морем такая золотая заря, что мы просыпаемся от нее в своей хижине и знаем, что пора нам, значит на ловлю. Мы перевезем тебя на остров. Только узнать красавицу почти невозможно.

– Это почему же? – спрашивает Иржик.

– А потому что у короля двенадцать дочерей, а золотоволосая одна. И все двенадцать королевен одеты одинаково. И у всех на головах одинаковые покрывала. Волос под ними не видно. Так что дело твое, Иржик, трудное.

Перевезли рыбаки Иржика на остров. Иржик пошел прямо в хрустальный дворец к королю, поклонился ему и рассказал, зачем попал на остров.

– Ладно! – сказал король. – Я человек не упрямый. Отдам дочь замуж за твоего короля. Но за это ты должен три дня выполнять мои задачи. Идет?

– Идет! – согласился Иржик.

– Пойди поспи с дороги. Отдохни. Мои задачи замысловатые. Их с ходу не решишь.

Хорошо спалось Иржику. В окна дул всю ночь морской ветер, шумел прибой, а изредка даже залетали на постель мелкие брызги.

Встал утром Иржик, пришел к королю.

Король подумал и говорит:

– Вот тебе первая задача. Носила моя золотоволосая дочь на шее ожерелье из жемчуга. Оборвалась нитка, и все жемчужины рассыпались в густой траве. Собери их все до единой.

Пошел Иржик на лужайку, где королевна рассыпала жемчуг. Трава стоит по пояс, и такая густая, что земли под ней не видно.

– Эх, – вздохнул Иржик, – были бы здесь друзья-муравьи, они бы мне помогли!

Вдруг слышит писк в траве, будто сотни каких-то крошечных людишек возятся около его ног:

– Мы тут! Мы тут! Чем тебе помочь, Иржик? Собрать жемчужины? Погоди, мы это мигом!

Забегали муравьи, замахали усиками и начали стаскивать, к ногам Иржика жемчужину за жемчужиной. Иржик едва успевал нанизывать их на суровую нитку.

Собрал все ожерелье и понес королю.

Король долго пересчитывал жемчужины, сбивался, считал снова.

– Все верно! Ну хорошо, завтра дам тебе потруднее задачу.

Приходит Иржик к королю на следующий день. Король хитро посмотрел на него и сказал:

– Вот беда! Купалась моя золотоволосая дочь и уронила в море золотой перстень. Даю тебе день сроку на то, чтобы ты его достал.

Пошел Иржик к морю, сел на берегу и чуть не заплакал. Море перед ним лежит теплое, чистое и такое глубокое, что даже страшно подумать.

– Эх, – говорит Иржик, – была бы тут золотая рыба, она бы меня выручила!

Вдруг в море что-то блеснуло на темной воде, и из глубины всплыла золотая рыба.

– Не грусти! – сказала она Иржику. – Видела я только что щуку с золотым перстнем на плавнике. Будь спокоен, я его добуду.

Долго ждал Иржик, пока наконец не выплыла золотая рыба с золотым перстнем на плавнике.

Иржик осторожно снял перстень с плавника, чтобы рыбе не было больно, поблагодарил ее и пошел во дворец.

– Ну что ж, – сказал король, – ловкий ты, видно, человек. Завтра приходи за последней задачей.

А последняя задача была самая трудная: принести королю живой и мертвой воды. Где ее взять? Пошел Иржик куда глаза глядят, дошел до великой пущи, остановился и думает:

– Были бы здесь мои воронята, они бы…

 

Не успел он додумать, слышит – над головой свист крыльев, карканье и видит – летят к нему знакомые воронята.

Рассказал им Иржик свое горе. Воронята улетели, долго их не было, а потом снова зашумели крыльями и притащили Иржику в клювах две баклаги с живой и мертвой водой.

– Карр, карр, берри и будь ррад! Карр!

Взял Иржик баклаги и пошел к хрустальному дворцу. Вышел на опушку и остановился – между двух деревьев черный паук сплел паутину, поймал в нее муху, убил и сидит сосет мушиную кровь. Брызнул Иржик на паука мертвой водой. Паук тут же умер – сложил лапки и упал на землю. Тогда Иржик побрызгал муху живой водой.

Она ожила, забила крылышками, зажужжала, разорвала паутину и улетела. А улетая, сказала Иржику:

– На свое счастье, ты меня оживил. Я тебе помогу узнать Златовласку.

Пришел Иржик к королю с живой и мертвой водой. Король даже ахнул, долго не верил, но попробовал мертвую воду на старой мыши, что бежала через дворцовую комнату, а живую воду – на засохшем цветке в саду и обрадовался. Поверил. Взял Иржика за руку, повел в белый зал с золотым потолком. Посреди зала стоял круглый хрустальный стол, а за ним на хрустальных креслах сидели двенадцать красавиц, до того похожих одна на другую, что Иржик только махнул рукой и опустил глаза – как тут узнать, которая из них Златовласка! На всех одинаковые длинные платья, а на головах – одинаковые белые покрывала. Из-под них не видно ни волоска.

– Ну, выбирай, – говорит король. – Угадаешь – твое счастье! А нет – уйдешь отсюда один, как пришел.

Иржик поднял глаза и вдруг слышит – жужжит что-то у самого уха.

– Жи-и-и, иди вокруг стола. Я тебе подскаж-жу.

Взглянул Иржик – летает над ним маленькая муха. Иржик медленно пошел вокруг стола, а королевны сидят, потупились. И у всех одинаково щеки зарделись. А муха жужжит и жужжит:

– Не та! Не та! Не та! А вот эта – она, золотоволосая!

Иржик остановился, прикинулся, будто еще сомневается, потом сказал:

– Вот золотоволосая королевна!

– Твое счастье! – крикнул король.

Королевна быстро вышла из-за стола, сбросила белое покрывало, и золотые волосы рассыпались у нее по плечам. И сразу же весь зал заиграл таким блеском от этих волос, что казалось, солнце отдало весь свой свет волосам королевны.

Королевна взглянула в упор на Иржика и отвела глаза – такого красивого и статного юноши она ни разу не видела. Сердце у королевны тяжело билось, отцовское слово – закон. Придется ей идти замуж за старого злого короля.

Повез Иржик невесту своему господину. Всю дорогу берег ее, следил, чтобы не спотыкался ее конь, чтобы холодная капля дождя не упала на ее плечи. Грустное это было возвращение. Потому что и Иржик полюбил золотоволосую королевну, но не мог ей об этом сказать.

Старый, сварливый король захихикал от радости, когда увидел красавицу, и приказал быстро готовить свадьбу. А Иржику сказал:

– Хотел я тебя повесить на сухом суку за ослушание, чтобы труп твой склевали вороны. Но за то, что ты нашел мне невесту, объявляю тебе свою королевскую милость. Вешать я тебя не буду, а прикажу отрубить голову и похоронить с честью.

Наутро отрубили Иржику голову на плахе. Зарыдала золотоволосая красавица и попросила короля отдать ей безглавое тело и голову Иржика. Король насупился, но не решился отказать невесте.

Златовласка приложила голову к телу, побрызгала живой водой – голова приросла, даже следа не осталось. Побрызгала она Иржика второй раз – и он вскочил живой, молодой и еще более красивый, чем был до казни. И спросил Златовласку:

– Почему я так крепко уснул?

– Ты бы уснул навсегда, – ответила ему Златовласка, – если бы я не спасла тебя, милый.

Король увидел Иржика и остолбенел: как это он ожил, да еще стал таким красивым! Король был хитрый старик и тут же решил извлечь из этого случая выгоду. Позвал палача и приказал:

– Отруби мне голову! А потом пусть Златовласка побрызжет на меня чудесной водой. И я оживу молодым и красивым.

Палач с охотой отрубил голову старому королю. А воскресить его не удалось. Зря только вылили на него всю живую воду. Должно быть, было в короле столько злости, что никакой живой водой не поможешь. Похоронили короля без слез, под барабанный бой. А так как стране нужен был умный и добрый правитель, то и выбрал народ правителем Иржика, недаром он был самым мудрым человеком на свете. А Златовласка стала женой Иржика, и они прожили долгую и счастливую жизнь.

Так и окончилась эта сказка о том, как звери отплатили добром за добро и как король потерял голову.

Чешская народная сказка (пересказ К. Паустовского)

 

 







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2022 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных