Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






ГОДА ПОСЛЕ БИТВЫ ПРИ ЯВИНЕ 10 страница




Мастер-джедай на миг словно отключился. Лея практически чувствовала, как он впитывает эту новость. Действительно ли его лицо побледнело, или это просто сбой связи?

– Сефф обеспечил Даале еще один повод не доверять нам, – наконец произнес Люк.

– Из-за того, что один джедай ведет себя безрассудно?

– Молодой джедай, который Аллане напоминает Джейсена.

Лея не знала, что и ответить.

– Люк, Аллана еще ребенок.

– Сефф действительно разоружил полдесятка солдат?

– Меня больше беспокоит то, как он это сделал.

Люк кивнул:

– Я был уверен, что этим приемом владел исключительно Джейсен, а его научили какие-то адепты Силы, которых он посетил во время своих странствий.

– Мог ли Джейсен обучить кого-то из джедаев?

– Не представляю, как он мог бы это сделать. Кто-нибудь из мастеров узнал бы. – Люк покачал головой. – Нет, это что-то новое.

– И что думает Даала? – осведомилась Лея. – Что Джейсен подал дурной пример? Что мы все перейдем на темную сторону?

– Похоже, ей нравится думать, что так и есть – и чем страшнее, тем лучше.

– Мне все равно, что она думает. Как считаешь, есть ли связь между обращением Джейсена во тьму и поступками Сеффа? – Лея примолкла, чтобы у брата было время подумать. – Сефф с тобой связывался?

– Сефф в бегах. Разведка Альянса отрядила на его поиски несколько групп мандалорцев.

– Люк, – молвила Лея.

– Знаю. Но пока что я пытаюсь собрать всех здесь, на Корусканте.

– Включая Джейну?

– Да.

– Как она?

Люк помолчал.

– Будь у тебя возможность убить нашего отца, ты бы сделала это?

– Я не понимаю, о чем ты.

– Когда взрывали Алдераан, наш отец стоял рядом и смотрел. Если бы он стоял и смотрел, зная, что ты его дочь – ты бы убила его, будь у тебя возможность?

– Да, я могла бы попытаться.

– Представь себе, что в тот момент ты была джедаем. Ты все равно бы попыталась?

– Откуда я знаю? Может быть, я поступила бы так же, как и ты на Эндоре.

– По слухам, мастера-джедаи, пришедшие в конце Войны клонов арестовать верховного канцлера, собирались казнить его, откажись он сдаться. По их убеждению, он был слишком опасен, чтобы оставлять его в живых.

– Так утверждал сам Палпатин, – парировала Лея. – Мы не знаем, что они собирались сделать на самом деле.

После долгой паузы она проговорила:

– Хан задал курс на Ядро. Мы тоже летим на Корускант.

– Нет, пока не надо, – решительно сказал Люк. – Я переговорю с Даалой. Ее надо убедить, что посылать мандалорцев охотиться на Сеффа – большая ошибка. И ее нужно заверить в том, что джедаи могут сами поддерживать порядок в своих рядах.

– Уверен, что наша помощь не нужна?

– Хочу оценить наше положение, прежде чем втягивать вас в это дело.

Лея безропотно кивнула:

– Будем ждать твоего звонка.

Она по-прежнему сидела у инженерного пульта, когда из коридора, ведущего к рубке, в кают-компанию влетела Аллана:

– Бабуль, мы нашли его! Трипио его нашел!

Лея поймала ее в объятия:

– Помедленнее, солнышко. Кого нашел Трипио?

– Хозяина цирка.

– Декса Дугана, – добавил Хан, входя в кают-компанию вслед за дроидом. – Выходит так, что сейчас он живет на Агоре.

– Я пытался найти его на Орто, – сообщил Ц-3ПО. – Но в спешке я не рассмотрел возможности, что он может проживать на одной из соседних планет в секторе Слуис.

– Ты молодец, Трипио, – похвалила его Аллана.

Хан одобрительно кивнул:

– Так держать, Золотник. Я вывожу корабль из гипера… Отправим Дексу сообщение.

 

* * *

 

– Дело «Автоматов Коллы-Арфокк» против Галактического Альянса закрыто, – объявил главный судья Холесса, гулко стукнув молотком по кафедре. – Суд постановил, что истец должен оплатить все судебные издержки…

Лестре Оксику очень хотелось заткнуть уши. Звук молотка был для него все равно что кол, вогнанный в сердце. Коликоиды дали ему неплохой аванс, но если бы суд рассудил в их пользу, Лестре досталось бы в пять раз больше. К тому же в случае успешного исхода истцы обещали ему особую награду: высокую статую в стиле импрессионизма, когда-то украшавшую Сенатскую площадь на Корусканте. Оставалось только гадать, как этот превосходный образчик республиканы попал в лапы инсектоидной расы. Теперь же у Оксика не было иных вариантов, кроме как приобрести у них статую – по заоблачной, как может статься, цене.

Узнав о похищении главного свидетеля, он запросил разрешение остаться на планете еще на день и в конечном итоге получил его. Однако Лестра сомневался, что найдет свидетеля, даже если затратит на это целый год. Особенно если его худшие опасения верны, и голографического хэчи подсунули на экран агенты Галактического Альянса. Глава государства Даала не скрывала своей антипатии к коликоидам; должно быть, она пришла к выводу, что суд Холесса может поддержать требования инсектоидной расы. И хотя судьи признали факт правонарушения, от этого мало что изменилось, и Оксик был вынужден обратиться с заявлением в уголовный суд. Однако прокуроры Холесса все больше ворчали, поскольку никаких действительных улик, указывающих на вмешательство Галактического Альянса, в сущности, не было.

«Только и остается, что обратиться в высшие инстанции на Корусканте», – подумал Оксик.

По всему Холессу уже трезвонили колокола, возвещая о закрытии слушаний, и зрители покидали зал суда с такой поспешностью, будто только что было объявлено о заложенной в нем бомбе. Судьи, присяжные и три адвоката, представлявшие интересы Галактического Альянса, уже готовились выступить с речью перед журналистами. Оксик, на которого более никто не обращал внимания – исключая его личных ассистентов – как раз намеревался запереть последний из своих портфелей с документами, когда заметил Кои Квайр, которая пробивалась к нему через толпу. Ее редко что могло выбить из колеи, но сейчас на ее лице читалась нервозность. Возможно, она просто боялась, что ее сочтут виновной во всех бедах, хотя ей предписано было только сопровождать, а вовсе не охранять коликоида.

– Ну что, я оказался прав? – спросил Оксик, когда она достигла зоны слышимости.

Ассистентка замотала головой:

– Ни капельки.

Оксик запер последний портфель.

– Только что поймали водителей грузовика. В них опознали сообщников Реджа Тонта.

Оксик хорошо знал это имя. Осужденный за массовое убийство почти шестьдесят лет назад, Тонт отбывал пожизненное заключение в колонии на Карселе. Но преступное прошлое Тонта мало интересовало Оксика. Куда важнее было то, что бывший преступный главарь являлся заядлым коллекционером республиканы и во время последних аукционов увел у Лестры из-под носа несколько ценных экспонатов. В частности, тот самый бит, с которым Оксику пришлось схлестнуться на Эпике, представлял интересы как раз Реджа Тонта.

– И чего добьется Тонт, сорвав мне дело?

– Пытаемся выяснить, – ответила Квайр с ноткой нетерпения в голосе.

– А по свидетелю что-нибудь слышно?

– Вскоре после похищения с планеты взлетел какой-то корабль. У нас есть улики, подтверждающие его связь с Тонтом. Сейчас выясняем, в каком направлении он улетел.

– А нельзя ли…

– Да дай же мне рассказать, – оборвала его Квайр, взметнув руку. Она выудила из сумки голокарточку и протянула Оксику. – Узнаешь?

– Чудновато одет… Но да, естественно, узнаю. – Он посмотрел на ассистентку исподлобья. – Ты что, нашла его?

– Можно сказать, он сам нас нашел. Этот кадр запечатлели вчера – на Холессе.

Оксик выглядел так, словно с ним только что заговорили на незнакомом языке.

Квайр рассмеялась:

– Увидеть тебя онемевшим – дорогого стоит.

– Как… – Оксик запнулся.

– Джадак и Пост – парнишка, с которым он связался на Нар-Шаддаа – это они проникли на студию и пустили на экран картинку с хэчи. У нас также есть причины полагать, что они помогли доставить коликоида в космопорт. И что хуже всего – боюсь, Джадак мог меня узнать.

Оксик нащупал под собой кресло и рухнул в него:

– Джадак заодно с Реджем Тонтом? Как так вышло, что они вообще знакомы? – Он выглядел ошалело. – Не ты ли утверждала, что Джадак занят поисками своего старого корабля?

– И я продолжаю так считать, – ответила Квайр.

Оксик ждал продолжения.

– Предположим на минуту, что Тонту известно, где найти «Звездного посланника».

Адвокат нахмурился:

– Если уж мы начали изобретать теории, тогда предположим, что Тонт пытается отправить мне послание – дескать, он знает, где зарыт клад. – Вены на висках Оксика вздулись. – Если он опередит меня, и все мои многолетние усилия пойдут прахом…

– Мы связались с нашим человеком на Карселе, – сообщила ему Квайр. – В сущности, Редж Тонт в колонии – главный заправила, но наш парень пообещал держать ухо востро на тот случай, если появятся Джадак и Пост.

Оксик изумленно покачал головой:

– Мы разыскиваем Джадака, а он сам заявляется к нам в гости… Наверняка со мной случались и более странные вещи, но что-то не припоминаю ни одной.

 

* * *

 

– Для меня огромная неожиданность и великая честь – разговаривать с вами, капитан Хан Соло, – трубил Декс Дуган из динамиков инженерного пульта на «Соколе». Бархатистое голубое лицо на экране было целиком покрыто пятнами, а хобот ортолана сморщился от старости. – Я сорок лет следил за вашими подвигами.

– Очередной преданный фанат, – вздохнула Лея. Аллана, сидевшая рядом, негромко хихикнула.

Метнув на них быстрый взгляд, Хан повернулся обратно к микрофону:

– Спасибо, Декс. Жаль, я так и не побывал в вашем цирке. Как о нем отзывался Вистал Перн – это что-то с чем-то.

– Да, повеселились мы что надо, – признал ортолан. – Но даже у самого лучшего в нашей жизни когда-то истекает срок годности, не правда ли?

– Тут не поспоришь, Декс, – Хан внезапно посерьезнел. – Как мы уже говорили в своем послании, нам хотелось бы знать, как и у кого «Молпол» приобрел «Тысячелетнего сокола».

– Что ж, я скажу вам, Хан Соло. Я купил его сам у странствующего лекаря по имени Парлей Торп. Настоящее светило медицины. На любой планете, где есть нужда, Парлей Торп помогает больным и немощным. «Врач от бога» – так говорят у нас на Агоре.

– И Торп еще в добром здравии?

– О, да… И будет в добром здравии еще какое-то время – я уверен.

Хан обменялся с Леей и Алланой широкими ухмылками. Даже Ц-3ПО был заметно воодушевлен.

– Вы знаете, где нам найти его, Декс?

– Ее, – поправил Дуган. – Доктор Торп – женщина.

– Ого! – воскликнули Лея и Аллана в унисон.

– Кредиты, которые я вручил ей за «Сокола», сослужили доктору Торп хорошую службу. Она открыла исследовательский центр на Хиджадо, затем клинику на Энферме. Позднее доктор Торп стала ведущим специалистом в области омоложения и продления жизни.

– А сейчас?

– В настоящий момент она руководит исследованиями в медицинском центре «Аврора» на планете Оброа-Скай.

 

* * *

 

Понадобились годы, чтобы окончательно разбить всех имперских диктаторов и военачальников, – и за эти годы «Сокол» провел в ангаре почти столько же времени, сколько в полете, а Хан потратил на его починку столько денег, сколько ушло бы на покупку нового корабля. В тех редких случаях, когда они с Чубаккой искали помощи на стороне, какой-нибудь бывалый механик неизменно замечал, что фрахтовик как будто бы в порядке, но в роли военного корабля ему неуютно и самое время вернуться к его корням.

Чего совсем не хотелось самому Хану.

Ему доводилось бывать и нищим, и пиратом, и наемным пилотом, и контрабандистом, и имперцем, и вором, но сейчас он впервые получал от жизни удовлетворение. С ним были Лея и близнецы, а потом родился и Энакин, сделав отца самым счастливым человеком на свете.

Да и к каким же «корням» возвращаться «Соколу»? Снова возить грузы в отдаленные уголки космоса, служа нуждам контрабандистов и торгашей?

Дважды Хан порывался восстановить по кусочкам «биографию» корабля и дважды его что-то отвлекало. Сперва поездка на Татуин, которая помогла заполнить немало белых пятен в родословной Леи. Во второй раз – путешествие в звездное скопление Курнахт, наградившее Соло шрамами, многие из которых с той поры так до конца и не зажили[23].

После этого он задался вопросом, насколько сильно он желает узнать историю корабля. «Сокола» уже угоняли на Датомире, изымали для службы в наемном флоте Кесселя[24], его ремонтировал Р2-Д2, перестраивали и дорабатывали механики из Новой Республики. Он летал под целым сонмом фальшивых имен: «Гордость космолетчика», «Приятная неожиданность», «Сумеречная птица»… Возможно, Хан просто пытался уверить себя в том, что настоящая жизнь «Сокола» началась с него самого – с ним же и закончится. Предположим, он выяснит, что в далеком прошлом корабль был использован злонамеренно – имперцами или каким-нибудь джедаем, соскользнувшим на темную дорожку – и что тогда? Безусловная любовь никогда не была его коньком, и случалось так, что ни любовь, ни время, склонное исцелять любые раны, не могли гарантировать того, что он все простит и забудет.

Он провел черту, как нередко замечала Лея.

За годы Хан укрылся броней так же плотно, как укрыл ею и свой фрахтовик. Он относился к посторонним с таким же подозрением, какое было свойственно датчикам «Сокола». И по временам страдал от внутренних противоречий так же сильно, как и троица корабельных электронных мозгов. Он стал таким же беспокойным, как ИТ, и был столь же подвержен загадочным «поломкам».

Возможно, он боялся узнать правду не столько о прошлом «Сокола», сколько о себе самом.

 

Глава 23

 

– Нам бы к парикмахеру.

– Я смотрю, вы впервые в жизни этим озадачились.

Балосар с каменным лицом упер руки в бока и начал раскачиваться на пятках, словно ожидая от Джадака ответной колкости.

– По-моему, это такая попытка быть любезным, – выдал Пост, окинув взглядом гуманоида. – Чем констатировать очевидное, скажи сразу о главном.

Джадак неуверенно кивнул:

– Мы ищем специалиста…

– Тут специалистом не обойдешься, нужен эксперт.

Рожки-антенны на голове балосара тихонько задрожали – так он считывал настроение Джадака. Почувствовав, что тот не злится, а скорее озадачен, балосар усмехнулся.

– Еще одна попытка, – подбодрил напарника Флитчер. – Переходи к сути.

– Нам нужна Зенн Бьен.

Усмешка сменилась цветущей улыбкой.

– Так бы сразу и сказали. – Взмахом руки балосар показал, что на углу им нужно повернуть налево. – Четыре квартала отсюда.

Джадак проводил взглядом гуманоида в ярких одеждах, который удалился от них ленивой походкой. Насколько Холесс был законопослушным, настолько же анархичным являлся Новый Балосар – казалось, планета притягивала всех балагуров Галактики. В космопорту прибывающих встречала головывеска со словами: «Натаси Даала теперь президент – ну и какая хрен разница?»

Едва ли Джадак ожидал обнаружить бывшую владелицу «Звездного посланника» – то есть «Второго шанса» – в таком месте, однако Редж Тонт уверил их с Постом, что искать Зенн Бьен нужно здесь и только здесь. Его подручные высадили их на Новом Балосаре по пути в те неизвестные места, куда они везли свой контейнер с коликоидом. Редж Тонт отдельно намекнул, что хоть корабль и не принадлежал Зенн Бьен, она, пожалуй, может знать, в чьих руках он в итоге оказался. То обстоятельство, что пилотом ИТ была женщина, Джадак воспринял спокойно, но ее принадлежность к роду салластан застигла его врасплох.

– Небось, и детское сиденье на кресло пилота установили, – протянул Пост.

Ничуть не меньше Джадак удивился и тому, что его соперником в гонке за кладом оказался Лестра Оксик, адвокат с большими связями. ГолоСеть выдала миллион различных ссылок на имя Оксика, но Джадак нашел всю интересующую его информацию по первой же из них. Портрет Оксика был среди десятков изображений знаменитостей, вывешенных в кабинете доктора Сомпы в медцентре «Аврора». Адвокат сделал себе имя еще во времена Войн клонов, и тогда же завел знакомство с членами общества «Республика», которым служил Джадак. Кто-то из них, должно быть, и рассказал адвокату о сокровище и о пилоте «Звездного посланника», поскольку именно Оксик, вероятно, прикрываясь именем «ГалСтраха», оплатил длительную реабилитацию Джадака. Но адвокат, похоже, не подозревал, что истинным ключом к тайнику с сокровищами является ИТ-1300.

К сожалению, Джадак и сам был не ближе к кораблю, чем несколько дней назад, когда он еще не знал, что кодовая фраза, которую сообщили ему сенаторы, – это мнемонический код. Почти весь перелет с Холесса он провел со стилусом и планшетом Флитчера в руках, тщетно пытаясь расшифровать код. Он приложил к словам «Восстановить доброе имя Республики» несколько известных ему методов дешифровки, а потом и еще десяток тех, что он нашел в ГолоСети. Возможность того, что фраза была анаграммой, он отмел сразу, но тем не менее потратил время и на этот метод.

Сенаторы Зар, Дес’син и Ларджетто утверждали, что антарианский рейнджер на Топраве, которой нужно передать корабль, ожидает Джадака, и что фраза составлена как мнемоническая подсказка. Значит, эта женщина заранее знала, что от нее требуется, если и когда придет время извлечь сокровище из тайника.

Кодовая фраза должна была подсказать ей, как это сделать.

Опять же, джедай что-то установил на «Звездном посланнике». Была ли внесенная им модификация как-то связана с кодовой фразой или же она нужна была лишь для того, чтобы «Посланник» мог выполнить свою часть задания? Не это ли имел в виду сенатор Ларджетто, когда сказал, что «Посланник» сделает остальное?

Наверное, стоит подождать с вопросами до того момента, как он найдет корабль.

Подходя к «Дивной стрижке» – так назывался салон Зенн Бьен – они миновали десяток кафе, где подавали грибочки бало, рилл и прочие меняющие сознание вещества, запрещенные на других планетах. На тротуарах было не протолкнуться от туристов, разодетых столь же ярко, как и местные гуманоиды. У многих гостей планеты в ушах были специальные втулки, позволявшие им слышать на естественных для балосаров инфразвуковых частотах.

Загубленная промышленными отходами тезка этой планеты, расположенная в Ядре, к концу Старой Республики стала прибежищем бандитов и наркоманов – потребителей «смертелок», однако ее «наследница» была не так загрязнена и считалась, по мнению многих, самой толерантной и некриминальной планетой в своем секторе. Отчасти это было следствием притока со всех уголков Галактики охотников за седативными веществами. Да и молодежная культура планеты сыграла не менее значимую роль. Многие из прибывающих юнцов были творческими натурами, чья погоня за мечтой в итоге ограничивалась лишь мечтательным настроением. Зачем предаваться мукам творчества, если мягкий климат Нового Балосара, вкусная недорогая пища, множество чувственных удовольствий и беспрестанная пульсация инфразвуковой музыки – это даже больше, чем можно просить от жизни?

– На Нар-Шаддаа травят байки об одном хаттском преступном воротиле, который хотел открыть на Новом Балосаре производство «смертелок», – проронил Пост, пока они шли к салону. – Хатт решил, что балосары будут идеальными работниками, потому что у них иммунитет к этой отраве. А на деле вышло, что балосары употребили все завезенные им грибочки бало, так и не превратив в «смертелки» ни единую партию.

Если считать всю планету подлинным плавильным котлом разумных существ, то этот салон был эдакой кастрюлькой для самых низкорослых биологических видов Галактики. Застыв в дверях, Джадак узрел внутри нескольких чадра-фэнов, пару угнотов, троицу сквибов и целый выводок салластан. В креслах самых разных размеров восседали более крупные косматые индивиды, которым расчесывали шерсть, промасливали мех, подпиливали и покрывали лаком когти, вощили бороды и усы, подстригали и укладывали гривы. В одном из кресел расположился вуки, которых Джадак не видел уже – сколько? – шестьдесят два года. Салон красоты «Дивная стрижка», образец трудолюбия Нового Балосара, был на очень высоком счету, а воздух здесь полнился пухом и шерстинками, словно весенней пыльцой Таанаба.

Джадак попросил позвать Зенн Бьен, и им с Флитчером предложили присесть и подождать. Служащий-бимм принес им по чашке горячего травяного чая, а другой, джава, водрузил на столик корзинку с печеньем. Салластанка – владелица салона – не заставила себя ждать. Судя по отвисшим складкам на щеках, Джадак дал бы ей не меньше семидесяти пяти стандартных лет. Тем не менее она была бодрой и с ясным взором, могла похвастать розовой кожей и татуировкой на лбу, а из-под стильной шляпки ниспадали ее лоснящиеся косы.

– Это о вашем прибытии, должно быть, предупреждал меня Редж Тонт, – проговорила она на общегалактическом, четко проговаривая все звуки.

Джадак и Пост назвались теми же поддельными именами, что и на Карселе.

– Он объяснил вам, что на самом деле «Второй шанс» мне никогда не принадлежал?

– Объяснил.

– Он сказал, что вы разыскиваете корабль из каких-то ностальгических побуждений.

Пилот кивнул:

– Точно подмечено. До Тонта корабль принадлежал моему дяде.

Зенн Бьен дернула ушами и вздохнула. Потом уселась напротив Флитчера, так что ноги остались болтаться в воздухе.

– Наверное, нужно рассказать вам всю историю с начала.

– Надеюсь, она благополучно закончилась, – вставил Пост.

Салластанка метнула на него взгляд:

– Хотя бы закончилась – и на том спасибо.

 

* * *

 

До того как покинуть Салласт, Зенн Бьен, чье имя означало «безмятежный ветерок», и не подозревала, что не ко всем существам, населяющим Галактику, остальные относятся одинаково. Ее вид был двуногим и гуманоидным, так что она получала чуть больше уважения, чем инсектоиды или ящеры; но при этом еще и крошечным, посему бесчисленные разновидности гуманоидов, от фаллиинов и битов до дуросов и готалов, в прямом и переносном смысле смотрели на нее свысока. Несмотря на то, что каждая раса обладала своими уникальными талантами и способностями, на размер, казалось, внимание обращали в первую очередь. Но какой бы дискриминации она ни подвергалась, это не заставило ее бежать, поджав хвост, на спокойный и терпимый ко всему Салласт. Ведь сколько еще миров ждут своих героев и первопроходцев, будь они ростом хоть метр-тридцать, хоть под два с половиной.

Одной из планет, что привлекали неустрашимых салластан и до Зенн Бьен, была Туэрто; пусть и там разговор с коротышками был столь же короток. Найти работу никак не удавалось, и чувство потерянности вскоре стало ее постоянным спутником. Тем не менее если ты обладаешь природным чутьем на всякие технические примочки, да еще видишь в темноте и запоминаешь карту с одного взгляда, предложения криминального толка возникают сами собой; так и Зенн Бьен немного погодя ступила на этот путь.

Угон корабля, как она уверила себя после первого же из череды подобных деяний – это совсем не то же самое, что его захват, при котором зачастую идет в ход насилие, и потерпевшие получают увечья, если пытаются отбить свое имущество. Кроме того, страховые компании зачастую возмещают ущерб жертвам угона, так что иногда им только на пользу избавиться от судна, которое им не по средствам содержать.

За первые пару лет Зенн Бьен не угнала ни одного корабля для личного пользования. В девяти случаях из десяти заказ поступал от преступных кланов и отражал пожелания неких личностей, которые нуждались в транспортном средстве с определенными характеристиками или были одержимы каким-то конкретным кораблем. После того как Зенн Бьен делала свою часть работы – перехватывала управление системами безопасности, отключала следящие и противоугонные устройства, на ходу их перестраивая, – очень редко ей доводилось видеть корабль снова. Большинство угнанных летательных аппаратов отправлялись на отдаленные планеты, где им перебивали регистрационные данные и перенастраивали опознавательные маяки, чтобы корабли могли начать новую жизнь с новыми хозяевами.

Квип Фаргил был одним из немногих людей на Туэрто, которых она считала не только нанимателем, но и другом. Широко известный в узких кругах угонщик, Квип многому научился у Зенн Бьен и лишь пару раз поручал ей самой украсть корабль для перепродажи. Когда он явился с третьим предложением подобного толка, у Зенн возникло стойкое желание отговорить его, но это желание она быстро подавила. Квип хорошо умел убеждать.

– Пятидесятилетний ИТ-1300, – заливался он. – Так давно стоит в имперских загашниках конфиската, что никто его и не хватится.

– Тебе-то на кой пятидесятилетний грузовик?

– Уведем его в сектор Тангра, разденем и продадим на запчасти.

– Грузовик на запчасти?

– Это ИТ-1300, дорогуша. Во Внешнем кольце каждая деталь к нему стоит целое состояние.

Безрассудная рискованность затеи насмешила Зенн Бьен.

– Ты хоть представляешь, сколько топлива понадобится на такой перелет?

На это у него тоже нашелся ответ:

– Заправимся на Шрилууре, это по пути. У меня там знакомый, он обеспечит нам топливо по оптовой цене, без имперской пошлины. Он доедет с нами до Тангры и сам присмотрит за работами. У него уже уйма разборщиков в очередь выстроилась.

– А мне ты сколько заплатишь?

– Десятку за то, чтобы выцарапать корабль у имперцев, еще пятнадцать за доставку до Шрилуура и Тангры, плюс пятнадцать процентов от того, что мы выручим за запчасти, после вычета расходов. – Помолчав, он добавил. – Более чем достаточно, чтобы оплатить эту твою операцию на глазах.

Как это часто случалось с салластанами, на роговицах глаз Зенн Бьен появились первые признаки органического поражения. Хирургическое вмешательство было, несомненно, предпочтительнее, чем необходимость до конца жизни носить специальные очки.

– Где этот твой конфискат?

– Да практически за углом. В системе Нилаш. У меня есть другой знакомый, который подготовит нам почву.

– Имперец?

– Ты знаешь, сколько зарабатывают специалисты рядового звена? С таким же успехом можно было податься в штурмовики.

– Значит, придется раскошелиться на взятку.

– Ну да.

– А твой друг с Шрилуура?

– Его как раз устроит процент от прибыли.

Зенн Бьен взяла день на размышления, после чего сообщила Квипу, что согласна.

Ангар для конфискованных судов, охраняемый горсткой дряхлеющих штурмовиков под началом умирающих со скуки офицеров и гражданских специалистов, довольно часто открывал двери для потенциальных покупателей, прибывающих на аукцион, где распродавались корабли, отобранные у пиратов, спайс-курьеров, контрабандистов и работорговцев. Здесь можно было разжиться неплохим товаром, однако при покупке надо было держать ухо востро, потому что всем было известно, что имперцы заменяют изношенные агрегаты на собственных кораблях теми, что сняли с конфискованных. Добравшись до системы Нилаш, Зенн Бьен, Квип и пара десятков их подельников самых разных биологических видов взяли курс с Нилаша-3 на гигантский орбитальный терминал на борту имперской сторожевой заставы.

Скучнее нилашского дела Зенн Бьен и представить не могла.

После краткого собеседования, поверхностного обыска и сканирования их препроводили в демонстрационный зал, где знакомый Квипа, черноволосый мичман, отвел их двоих в сторонку под предлогом повторной проверки документов. Просматривая их летные допуски, имперец сунул Зенн Бьен в руки флимсипластовую карту.

Той было достаточно одного взгляда: салластанка запечатлела в памяти все и тут же вернула карту обратно.

– Так быстро? – удивился имперец.

– Хотите испытать меня?

Он хохотнул:

– Нам бы пригодились такие ребята на службе.

– Салластан не так просто клонировать, как людей.

– Ну еще бы. – Имперец снова уткнулся в документы. – Сделайте вид, что осматриваете аукционные корабли. Ровно через полчаса я буду по другую сторону от ворот по правому борту. – Он дернул подбородком в указанном направлении. – Камеры будут отключены. Свет мигнет один раз, и это будет сигналом, чтобы вы подошли. К ИТ можно приблизиться только на патрульной шлюпке. Когда-нибудь водили такую?

– А что в этом сложного? – отмахнулась Зенн Бьен.

– Подойдете на шлюпке к левому борту ИТ и там пришвартуетесь. Системы жизнеобеспечения корабля будут в режиме ожидания, так что вам нужно будет лишь подождать, пока не закроется шлюз, и можете входить.

– Нам что-то нужно знать о защите корабля от угонщиков и непрошенных гостей? – поинтересовалась Зенн Бьен.

– Против воров ничего нет. Это все, что я могу сказать.

– Как насчет топлива? Квип сказал, корабль годами ржавел и ловил на обшивку микрометеориты.

– Топлива и энергии хватит, чтобы дойти до Шрилуура.

– Как вы это провернули?

– Полгода кропотливой работы.

Салластанка бросила быстрый взгляд на Квипа и снова воззрилась на имперца:

– Вы двое так долго планировали этот угон?

Оба кивнули в такт.

– Я смотрю, Империя жалованием вас не балует.

– Это не самая веская из причин, – ответил офицер.

Полчаса пронеслись как мгновение. Пробежавшись нога в ногу до ворот, Зенн Бьен и Квип подождали, пока свет не мигнет, и поспешили наружу. Имперец указал на стоявшую в глубине темного коридора патрульную шлюпку и пожелал им удачи.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных