Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






ГОДА ПОСЛЕ БИТВЫ ПРИ ЯВИНЕ 14 страница




Пост не был ни удивлен, ни разочарован – хоть и осознал это не сразу. В сущности, вердикт дроида он воспринял даже с облегчением. Ведь теперь оставалось только ждать, когда встреча Джадака с семьей Соло завершится, после чего…

Сзади донесся шум, и он развернулся к люку, ведущему наружу.

– На корабль поднялись двое неизвестных, – объявил дроид. – Они разговаривают на общегалактическом вполголоса.

Пост уже наполовину выбрался из пилотского кресла, когда из люка сперва высунулась рука с бластером, а затем в кабину ввалился и ее обладатель: с трудом втиснувшись между двух задних сидений, амбал распрямился во весь свой недюжинный рост.

– Сиди и не рыпайся, пацан.

Вслед за человеком показался наутоланин:

– Ба, да это же наш пострел с Нар-Шаддаа, – воскликнул он, обнажив зубы в ухмылке. – Тот самый, что всадил пару разрядов в репульсор нашего аэроспидера!

– И подарок нам принес, – добавил амбал, указав на дроида-взломщика. Не опуская бластера, он повернулся вполоборота к напарнику. – Синнер, отведи пацана в кают-компанию и привяжи к чему-нибудь. – Амбал погрозил Флитчеру оружием: – Поднимайся – и оставь-ка свой игрушечный пистолетик в кресле.

Пост сделал, как было велено – подумав на ходу, какой он мастак в том, чтобы следовать чужим приказам. Оставив бластер, он просочился мимо здоровяка в коридор, где его поджидал наутоланин. Флитчера так и подмывало выспросить у похитителей, на кого они работают, но в конце концов он решил, что лучше этого не знать.

Протокольный дроид оказался там, где его оставили: стоял неподвижно на перекрестии кольцевого коридора и кают-компании. Наутоланин мягко подтолкнул пленника к столу для голоигр, который занимал носовую часть помещения. Пока громила осматривался в поисках веревки или чего-то подобного, Пост уже понял, что он должен делать. Посадочный трап все еще был опущен. Наутоланин и протокольный дроид перекрывали путь, но согласно наброскам интерьера «Тысячелетнего сокола», которые сделал для него Джадак, коридор замыкался кольцом, и к трапу можно было подобраться с кормы. Конечно, приходилось положиться на то, что наутоланин не знаком с планировкой и погонится за ним следом, но Пост не видел иного выхода.

Он дождался, когда Синнер отведет взгляд, и метнулся в левое ответвление коридора.

– Ремата, он хочет удрать! – выкрикнул Синнер.

И бросился в погоню – а на то и был расчет.

Услышав крик, Ремата пулей вылетел из кабины – и едва не сбил с ног деактивированного протокольщика, который перекрывал путь в кают-компанию. Прислушавшись, он рявкнул:

– Идиот! – и рванул к правому борту.

Грохоча подошвами ботинок, Пост пронесся по корме «Сокола» – мимо гиперпривода и отсека со спасательными капсулами. Его взгляд беспорядочно рыскал в поисках эксплуатационного люка, который Джадак включил в чертежи. Беглец проделал уже три четверти пути по коридору, когда заметил искомое – напротив и чуть подальше тесного камбуза. Просунув пальцы в отверстия решетки, он поднял крышку люка, протолкнул свое тело внутрь и поспешно установил крышку на место.

Спустя мгновение из-за угла вывернул Синнер – и влетел лоб в лоб в Ремату, который появился с противоположной стороны.

– Где он? – взревел Ремата.

– Мимо меня точно не пробегал.

Они заглянули в отсек со спасательными капсулами.

Затем амбал обвел взглядом коридор:

– Может, он в каюту залез?

– Проверю.

Наутоланин не успел еще исчезнуть из виду, когда Ремата заметил плохо закрепленную секцию решетчатого настила палубы. Подняв ее, он поднес ухо к люку и прислушался.

– Синнер, он сбежал на нижнюю палубу! – крикнул громила в коридор. – Оттуда есть доступ в кают-компанию. Бегом!

Двигаясь через неосвещенный трюм, Флитчер Пост спотыкался об инструменты, бился плечами о выступающие части двигателя и расплющивал игрушки, которые пищали и скрипели, когда он наступал на них. Сверху и сзади доносились приглушенные голоса. Выставив руки перед собой, он на ощупь огибал переборки и другие неразличимые глазу препятствия. Прикинув, что кают-компания уже где-то над ним, он вдруг заметил свет, льющийся сверху, и краем глаза уловил силуэт наутоланина в свете потолочных ламп.

– Он пробежал мимо меня!

– Сейчас сцапаю!

Пост услышал энергичные шаги за спиной, затем звук приземления – это Синнер спрыгнул на палубу центрального трюма. Отбросив всякую предосторожность, юноша рванулся вперед – в погрузочную зону, которую Хан Соло переоборудовал в бункер и начинил ракетами. Ощупав искривленную переборку, он нашел небольшую нишу, через которую можно было подобраться к генератору защитного экрана, посадочным двигателям и пассивной сенсорной антенне, закрепленной в левом жвале.

Флитчер подтянулся на руках и, очутившись в черном как ночь тоннеле, стал ползком пробираться по лужам смазки и засаленным деталям к верхнему эксплуатационному люку жвала, который, как он искренне надеялся, не перекрыт снаружи.

Вокруг него заплясал луч фонаря.

– Видишь его? – донесся голос амбала.

– Не. Растворился. Сейчас еще пошарю.

– Забей. Пусть он там сгниет.

– Ну и хрен с ним. Полезу назад.

Флитчер наконец нащупал округлый люк и толкнул его. Выкарабкавшись прямиком на жвало, он тут же перекатился набок. Затем свесился с края на руках, спрыгнул на дюракритовый пол и присел на корточки за посадочной опорой.

Вернувшись в рубку, Синнер обнаружил напарника за приборной панелью.

– Твою ж налево, сижу в кресле самого Хана Соло!

– Дроид куда-то свалил.

– Нам не нужен ни дроид, ни пацан. – Развернувшись к лобовому иллюминатору, Ремата щелкнул тумблерами репульсорного привода и оглядел приборы. – Все как в ИТ-2000 – практически.

– Доложить боссу? – спросил Синнер, скользнув в кресло второго пилота.

Ремата кивнул и щелкнул переключателем:

– Пристегнись.

Синнер извлек комлинк. До его ушей донесся шум складываемого трапа.

– Корабль у нас, – сообщил он в микрофон переговорного устройства. – Взлетаем.

 

Глава 27

 

– Мы потели от зари и до самой темени – две недели гиперпривод перестраивали, – рассказывал Джадак. – Верпин, джавы да я. Деньки были такие жаркие, что мы жарили яйца ногаллов прямо на раскаленном корпусе, а ночью, бывало, так подмерзало, что вода леденела у нас в стаканах. Еще две недели ушло, чтобы лазерную пушку поставить. Когда мы закончили, «Сокол» стал таким красавцем, какого нигде окрест не видывали: тут вам и гиперпривод класса 1, и надфюзеляжная турель, и батарея. Я, верпин и салластанка – мы пустились в первый полет на сверхсветовой, и скажу я вам, мы остолбенели от того, как он быстр. Тогда-то я и придумал ему это имя – немедля как возвратились.

– Сейчас у него 0.5[25], – с гордостью сказал Соло. – Спасибо одному подпольному технику – моему знакомому в Корпоративном секторе. Помню, как раз после этого я поставил рекорд на Дуге Кесселя. Да и сейчас с моей летуньей ничто не сравнится. Разве что у этих новых мандалорских – движок на 0.4.

– Эти классы ничего не значат, был бы пилот умелый. Даже не на самой быстрой посудине он обгонит кого угодно.

– Да вот еще, – отрезал Хан.

– А я такое видел, и не раз. На тех же досветовых гонках.

– Досветовые – само собой. Но мы сейчас говорим вовсе не об этом.

Джадак пожевал челюстью. Он изо всех сил старался держаться сценария и сохранять избранную манеру речи, пересказывая историю Квипа Фаргила, но Соло раз за разом встревал с вопросом или комментарием, выбивая его из колеи. Природный азарт и дух борьбы были сильны как в том, так и в другом и грозили разрушить столь ладно выстроенную легенду. История уже была наполовину Фаргила, наполовину его собственной. Да и Хановы жена с дочерью прекратили всякие попытки осадить ретивого кореллианина и вместо этого обратили пристальное внимание на рассказчика. Джадак буквально кожей чувствовал, как растут и множатся их подозрения. Но пусть множатся. Главное, чтобы Пост сделал свое дело.

– Так что же вы собирались сделать с обновленным кораблем? – пожелала знать Лея.

– Имперские звездные разрушители плодились как грибы после дождя, и нас это очень, очень тревожило. Командование решило избрать целью одну из судоверфей: Фондор, Орд-Трейси, даже Малая Яга были под прицелом, но в конце концов остановились на самой крупной – Билбринджи. – Вернувшись в прежнее русло, Джадак немного успокоился: пригубил кафа и отставил чашку в сторону. – Вы бывали там в годы Империи, принцесса Лея?

– Только раз. Но в то время, о котором вы говорите, мне было не больше девяти лет.

– Тогда вы, пожалуй, и не вспомните, как хлопотно было попасть на орбиту.

– Из-за астероидов, – вставил Хан.

Джадак кивнул:

– В то время имперцы повадились бурить астероиды, и корабли их караулили не только верфи, но и зону бурильных работ. Даже имея допуск, пересечь систему было ох как непросто – повсюду проверка на проверке. Пройти все это на корабле-лазутчике – дело немыслимое.

Хан улыбнулся внезапно пришедшей на ум догадке:

– Если только у корабля не прокачанный гиперпривод, чтобы проделать весь путь на микропрыжках.

– Вам это удавалось? – искренне изумился Джадак.

– Столько раз, что уже не вспомнить.

Джадаку казалось, что еще чуть-чуть, и он с потрохами выдаст Соло всю свою подноготную, но он не желал сдаваться.

– Что ж, никто из ополченцев такое раньше не проделывал – так-то я и познал, что такое Утроба и те астероидные поля, о которых мы говорили.

– На тренировочных полетах, – предположил Хан.

– На них родимых. Можно сказать, с того и начался мой роман с кораблем, о да. Я испытывал его на прочность – а он вытаскивал меня из передряг, в которые мы попадали. «Соколик» превосходил любые, самые смелые ожидания. Словно стремился показать себя во всей красе.

– С тех пор ничего не изменилось, – вставил Соло.

– Но что вы собирались сделать с «Соколом» там?.. – спросила Амелия. – На Бил…

– На Билбринджи, – закончила за нее Лея. – Да, каков был план?

– Долбануть верфи ко всем чертям.

Хан нахмурился:

– Одной-то пушечкой?

Джадак криво усмехнулся:

– Пушка – только чтобы отстреливаться. «Сокол» сам должен был стать орудием.

– Бомбой, – внезапно поняла Лея.

Амелия посмотрела сперва на нее, затем на Джадака:

– Вы собирались взорвать «Сокола»?

Тот кивнул:

– Таков был замысел, верно. Но даже лучшие посевы не всегда дают всходы.

– А что именно должно было взорваться? – уточнил Соло.

Джадак повернулся к нему:

– Расщепитель барадия.

Лея потрясенно застыла:

– Они же были под запретом – даже в Империи. Алдераан громче всех выступал против.

– Под запретом, точно. Но мы наложили лапы на взрывчатку без ведома сенатора Органы. А потом все равно смогли убедить его, что без барадия нам нечего выставить против имперских оружейных разработок. – Взгляд пилота метнулся от Леи к Хану, затем обратно. – Но что я рассказываю – кому как не вам двоим это знать?

– Это было еще до того, как в Альянсе стали добавлять во взрывчатку стабилизатор – иттербий? – уточнил Соло.

– За годы до того. Наша штуковина была – не какой-то термодетонатор-переросток. Настоящий планетораспылитель. И если б она рванула на Билбринджи, о верфях бы еще десяток лет не вспоминали.

Хан недоверчиво покачал головой:

– И вы собирались перевезти бомбу на борту «Сокола»?

– Такова была задумка, верно.

– Угу. Задачка для самоубийц.

– Вовсе нет – при условии, что все пойдет как по маслу. При условии, что я не подорву себя по пути к Билбринджи – или во время одного из уймищи микропрыжков, которые я должен был совершить, чтоб добраться до верфей. Предполагалось, что я покину свою птичку за пять сотен тысяч километров от цели.

Хан встряхнул головой:

– Это вас бы не спасло. Все равно бы взрывом накрыло.

Джадак пожал плечами:

– Как я сказал, задумка была такая. Никто не обещал мне, что я вернусь живой-здоровый. – Он помолчал. – Даже занести бомбу на «Сокола» – и то почти не нашлось добровольцев: всего два дуроса, да несколько бывших каторжников, которые мотали пожизненный срок в имперских лагерях. Ополченцы освободили зэков в обмен на их помощь, да и отпустили с миром, когда бомба оказалась на корабле.

– А дальше эстафету подхватывали вы? – спросила Лея.

– Точно. Я один.

Амелия встала и немного подалась вперед:

– А почему нельзя было запрограммировать дроидов, чтобы управлять «Соколом»?

Джадак улыбнулся:

– Дроидам делать работу, посильную только для человека? Нет, мы бы на такое не пошли.

Лея мягко опустила девочку обратно в кресло.

– Что же пошло не по плану?

Не сводя глаз с Джадака, Хан обнял жену за плечи:

– Кажется, я догадываюсь, чем все окончилось.

– Ну еще бы.

– Вы провели на «Соколе»… сколько – пару месяцев, год?

– Десять месяцев, чтоб быть точным.

– И чтобы барадий не рванул преждевременно, вы добирались до Билбринджи обходным путем, избегали длительных гиперпрыжков.

– Уйма времени в обычном пространстве, – подтвердил Джадак. – Недели, если не больше. От мысли, что какой-то микрометеорит ударит по обшивке и подорвет бомбу раньше времени, я покрывался холодным потом. Килограммов пятнадцать тогда, помнится, сбросил.

Хан понимающе ухмыльнулся:

– Вы говорили, что уже тогда успели сродниться с кораблем. До Билбринджи хоть долететь успели?

– Оставался всего один прыжок. – Джадак покосился на Лею. – Но клянусь, это не было трусостью. Я даже не задумывался о том, что могу умереть.

– Я не собираюсь судить вас, Квип, – сказала Лея.

– Вы просто не могли вынести мысли, что «Сокол» погибнет, – вставил Хан.

Джадак опустил голову – в точности как это делал Квип Фаргил, когда пересказывал свою историю.

– Беда в том, – молвил он, подняв взгляд, – что очень многие хорошие парни на меня рассчитывали. Восстание остро нуждалось в громких победах и вполне могло добиться таковой на Билбринджи. А я все испортил – ради корабля.

– Вы могли не добраться до цели, – заметила Амелия. – Могли взорваться.

– Она права, Квип, – согласилась Лея.

– Я пытался убедить себя в этом снова и снова – когда сбросил бомбу в космос. Да, я мог и не добраться. Поначалу я и впрямь дурачил себя верой в это. Я мечтал рвануть куда-нибудь во Внешнее кольцо – вдвоем: только я и «Сокол». Открыть там лавочку. Предполагалось, что Вейсед станет первой остановкой, но он же оказался и последней. Ясное дело, я не мог держать корабль при себе. К тому же, агенты повстанцев наверняка меня разыскивали, чтоб покарать за дезертирство – особенно после того, как они снова попытались подорвать Билбринджи – на другом ИТ-1300 и со взрывчаткой попроще. Имперцы сбили корабль задолго до того, как пилоты сумели подвести его к планете.

Когда я столкнулся с Парлей Торп и ее братией благодетелей, которые помогали больным и нуждающимся, заботились о народах, которые Империя втоптала в грязь, я тут же понял, с кем «Соколу» будет лучше. Так что я просто…

– Вы подарили корабль, – закончил Хан.

Джадак кивнул, доигрывая избранную роль до конца. Он собирался добавить еще что-то, когда в кафетерий ворвался Пост: лицо его было перемазано грязью, а одежда выпачкана в моторном масле.

– Привет… э-э, Квип, – поздоровался он, едва отдышавшись. – Ты, наверное, не ждал меня здесь увидеть…

– Ты уже запустил комбайны? – поспешно выпалил Джадак, быстро соображая.

Пост указал на себя:

– Эмм… как можно догадаться по моему внешнему виду, я столкнулся с парой неприятностей.

Джадак повернулся к семейству Соло:

– Этот малый – Мэг, он помогает мне на ферме. – Пилот вновь метнул взгляд на Поста. – Я до сих пор не ухватываю, зачем ты явился сюда, Мэг.

Взгляд юноши задержался на Хане.

– Сообщить кое-что капитану Соло. Когда я проходил мимо космопорта, то видел, как взлетает «Тысячелетний сокол».

Хан вскочил на ноги так быстро, что стул под ним рухнул оземь.

– Что-о-о?

– Что? – воскликнули Лея, Аллана и Джадак почти в тот же миг.

– Я уверен, что это был «Сокол», капитан, – продолжал Пост. – Он поднимался прямо из ангара.

Соло был уже на полпути к двери:

– Далеко они не уйдут!

– Он знает, о чем говорит, – прошептал Флитчер напарнику, когда Лея и Аллана тоже сорвались с мест.

 

* * *

 

Хан вызвал представителей закона и договорился встретиться с ними у ангара. Когда семейство Соло прибыло в космопорт, у входа их уже поджидал старенький лэндспидер с неисправным репульсорным приводом, а «Тысячелетний сокол» снижался, возвращаясь из незапланированного путешествия по верхним слоям вейседской атмосферы. Из лэндспидера выкарабкались трое. Местный шериф – человек по имени Климм – выглядел так, словно сутками напролет набивал брюхо в закусочных, предлагающих услугу «съешь, сколько влезет». Его помощники-ботаны безостановочно щелкали друг друга на встроенные камеры комлинков на фоне Хана и «Тысячелетнего сокола», и ничто иное их, кажется, не занимало.

Кореллианин быстро пересек дюракритовый пол ангара с явным намерением ворваться внутрь «Сокола», как только опустится трап, но шериф Климм велел помощникам преградить ему дорогу.

– Ваш корабль – место преступления, капитан Соло. Никто не поднимется на борт, пока мои парни все не осмотрят.

– Я покажу вам место преступления, – процедил Хан, испепелив шерифа взглядом.

Лея сочла уместным вмешаться. Отпустив руку Алланы, она мягко коснулась плеча мужа:

– Мы же не хотим проявить неуважение к местным законам, не правда ли, милый?

Хан зло посмотрел на супругу, но все-таки признал ее правоту.

С ним такое уже случалось: «Сокола» угоняли, пока его капитан охотился за кладом. В тот раз, на Деллалте – когда они с Чуи согласились помочь в поисках «Королевы Ранруна», легендарного корабля с сокровищами Ксима Деспота[26]. Но сейчас все было по-другому; сейчас Соло нанесли личную обиду.

* * *

 

Щелкая металлическими снастями и шипя гидравликой, «Сокол» опустился на посадочные опоры. Трап съехал по правому борту, и в проеме показались два рослых незнакомца: человек и наутоланин. Высоко задрав руки, оба спустились и, потупив взор, стали в смущении разглядывать носки своих ботинок.

Климм и его помощники извлекли бластеры.

– Вы, парни, арестованы, – объявил шериф.

Хан угрожающе шагнул вперед:

– Если я найду на «Соколе» хоть одну новую царапину – вам лучше молиться. И как вы обошли нашу систему безопасности и дроида, хотелось бы знать?

– Да! Что вы сделали с Трипио? – выкрикнула Аллана.

– Я уже посоветовал своим клиентам не отвечать на вопросы, – донесся голос от наружных дверей ангара.

Оглянувшись через плечо, Соло узрел неестественно высокого мужчину в солидном деловом костюме. Сопровождала его женщина с дорогостоящим портфелем в руках: она была столь неописуемо красива, что Хан опешил.

– Господин Оксик, – изумленно выдохнула Лея.

Вошедший кивнул узкой вытянутой головой:

– Принцесса Лея.

Хану оставалось лишь переводить взгляд с одного на другую.

Лея указала на корабельных воров, которых к тому времени уже заковали в наручники.

– Эти двое – ваши клиенты? Вы, должно быть, шутите.

– Они всего лишь обратились ко мне за юридическими услугами.

Принцесса не купилась:

– Вы нарочно проделали столь долгий путь с Эпики или же оказались неподалеку по воле случая?

– В сущности, я разбирался с некоторыми делами на Малом Вейседе, когда эти господа связались со мной с борта «Тысячелетнего сокола».

Лея вновь указала на воров:

– И вы ждете, что я поверю, будто эти двое прощелыг в состоянии позволить себе услуги одного из самых высокооплачиваемых адвокатов в Галактике?

Оксик пожал плечами:

– Внешность бывает обманчива. – Указав на свою спутницу, он добавил: – Моя ассистентка Кои Квайр. Кои, это принцесса Лея Органа-Соло.

Глаза Леи зажглись от удивления.

– Вы – фирреррео!

Кои Квайр с улыбкой поклонилась:

– Я была на одном из «спящих кораблей», которые вы обнаружили много лет назад. Для меня огромная честь – спустя годы получить возможность отблагодарить вас лично за свое спасение.

– Господин адвокат, – позвал Климм. – Мы намерены предъявить этим господам обвинение в угоне космического корабля.

– Добавьте еще взлом с проникновением, – рявкнул Хан. – Этот корабль – в сущности наш дом.

– Стало быть, вы продали свою квартиру на Корусканте? – уточнил Оксик у Леи.

– Нет, но…

– В таком случае боюсь, вам будет трудно доказать факт взлома с проникновением. Что еще важнее, мои клиенты вернули корабль в том же виде, в котором брали.

Они ничего не возвращали, – взревел Хан. – «Сокол» вернулся сам.

– Установить это будет столь же непросто, – задумчиво произнес адвокат. – Пожалуй, мы готовы согласиться на статью «угон без цели хищения». В увеселительных, так сказать, целях.

У Хана отвисла челюсть.

– Они украли корабль!

Оксик был само спокойствие:

– Вам придется доказать наличие злого умысла.

Хан вихрем развернулся к похитителям:

– Как вы проникли на борт?

– Я настоятельно рекомендую своим клиентам воздержаться от каких-либо реплик, которые могут быть использованы против них в дальнейшем, – прозвучал голос Оксика над ухом кореллианина.

Лее почудилось, будто из ушей ее мужа вот-вот повалит дым. В этот миг Оксик повернулся к ней:

– Принцесса Лея, я бы хотел переговорить с вами с глазу на глаз, если не возражаете.

Лея кивнула:

– Я недолго, – пообещала она Аллане и поспешила вслед за адвокатом, подстраиваясь под его широкий шаг. – Надеюсь, вы сможете все это объяснить, Лестра, – сказала она, подняв на него взгляд, когда их уже не могли слышать остальные.

Оксик улыбнулся, всеми силами стараясь не проявить неуместную снисходительность.

– Принцесса Лея, я уверен, вам совсем не по сердцу оставаться на Вейседе дольше необходимого. Если мои подопечные примут мой совет и заявят о своей невиновности, вам, капитану Соло и вашей юной воспитаннице придется остаться здесь по меньшей мере до того момента, когда будет выдвинуто официальное обвинение, а потом возвращаться сюда снова и снова на предварительное слушание и судебное разбирательство – в том случае, если до этого дойдет. Более того, вам придется жить в гостинице – если, конечно, на Вейседе таковая имеется – в течение всего времени, которое понадобится служителям закона, чтобы обыскать «Сокола» на предмет вещественных доказательств преступления.

Лея хохотнула:

– Приятно видеть, что ваш особый подход по-прежнему при вас, Лестра.

– Я делаю лишь то, что должен, – ответил Оксик. – Разумеется, в вашей воле решить, будете ли вы и дальше настаивать на своих обвинениях. Подозреваю, однако, что, даже если обвинения в угоне останутся в силе, местный судья освободит моих клиентов под подписку о невыезде – до того, как вынесет свой вердикт. Из уважения к нашим с вами давним и теплым отношениям я постараюсь убедить моих клиентов признать себя виновными в угоне корабля в увеселительных целях. Таким образом, вам и Хану будут возмещены непредвиденные затраты на топливо – плюс небольшая сумма сверх того за моральный ущерб.

Лея прищурилась:

– Лестра, скажите правду – что вы здесь делаете?

– Всего лишь служу интересам моих клиентов.

– Вы не хотите быть честным со мной?

– Это вопрос правовой этики, принцесса. Адвокат не должен разглашать сведения, полученные от клиента.

Лея протяжно выдохнула.

– Ладно, Лестра. Я передам Хану ваши слова.

– Что он сказал? – выпалил Хан, подскочив к жене, как только она вернулась. – Да и кто он, собственно, такой? Откуда ты его знаешь?

– Позже объясню. Сейчас нам надо решить.

Аллана подошла послушать рассказ своей бабушки, по завершении которого Хан проорал:

– Да у вас тут целый воз пууду, господин адвокат!

– Хан! – осекла его Лея, закрыв руками уши Алланы. Обе при этом едва сдерживались от смеха.

– Прошу прощения, капитан Соло, – проговорил Оксик. – Я не намеревался обидеть вас.

Соло повернулся к шерифу:

– Так что там, светит им срок за кражу или нет?

Климм стащил с головы шляпу и потер затылок:

– Если подумать – шансов не слишком много. Но судья, пожалуй, согласится рассмотреть дело самым внимательным образом – исключительно чтобы вы задержались тут подольше. Он, знаете ли, ваш большой поклонник.

– Прекрасно, – бросил Хан. Он прожег угонщиков самым испепеляющим из своего арсенала взглядов, после чего повернулся к Оксику. – Сегодня вы победили, господин адвокат. Но смотрите, как бы вам в другой раз не оказаться на моем месте.

– Буду иметь это в виду, капитан.

Хан выругался.

– Увеселения у них… Пфе. – Он встряхнул головой. – Чем скорее мы уберемся с этого камешка, тем лучше.

 

Глава 28

 

– Фирреррео зовут Кои Квайр, – пояснил Джадак. Они с Постом наблюдали за происходящим из соседнего ангара. – Она наведывалась ко мне в медцентре «Аврора», говорила, что она из страховой ассоциации «ГалСтрах». Рослый мужчина с ней – Лестра Оксик. Его голографии были по всему кабинету главврача в «Авроре». И еще он был адвокатом на Холессе, представлял интересы коликоидов.

– Так это они гоняются за тобой с самой Нар-Шаддаа?

– За мной, а теперь и за «Соколом», потому что Оксик знает: чтобы найти сокровища, нам нужен этот корабль.

Пост нахмурился:

– И давно ты об этом узнал?

– После Холесса.

– И не сказал мне, потому что не хотел пугать.

Джадак хлопнул компаньона по спине:

– Только о тебе и забочусь. – Помолчав, он добавил: – Нужно как-то проникнуть на борт «Сокола».

Пост уставился на него:

– У тебя совсем с головой плохо. Протокольный дроид меня видел.

– А дроидов никто и слушать не станет. – Джадак не сводил глаз с дверей, ведущих в ангар. – Если Соло решат не покидать Вейсед, мы еще раз попытаем счастья с кораблем. Если же они намылятся взлетать немедленно… что ж, просто делай, как я скажу.

– Точно – где б мы сейчас были без твоих подсказок.

Солнце Вейседа еще не успело продвинуться к горизонту на сколь-нибудь значительное расстояние, когда все, кто был в ангаре – исключая семейство Соло – высыпали наружу. Стражи порядка усадили двух несостоявшихся угонщиков в тяжеловесный лэндспидер и отбыли в город. Грузный шериф сел вместе с Оксиком и Кои Квайр в арендованный спидер, на котором последние двое прибыли к ангару.

– Вперед, – скомандовал Джадак Посту, едва оба спидера скрылись из виду.

Когда они вошли в ангар, Хан осматривал шасси «Сокола». Услышав шум, он вынырнул из-под правого жвала корабля с бластером наготове.

– Пришли убедиться, что все в порядке, капитан, – сказал ему Джадак.

Хан убрал оружие в кобуру:

– В порядке – не считая того, что дело об угоне спустили на тормозах, сведя все к банальному хулиганству.

– Жизнь на отшибе Галактики несправедлива, – проронил Пост.

– А, кому ты рассказываешь. Но здесь был натуральный грабеж, а эти шуты… – Хан не стал продолжать. – Ладно, проехали.

– Мы чем-то можем помочь? – спросил Джадак.

Кореллианин покачал головой:

– Просто не могу поверить, что кто-то решился угнать мою малышку.

– «Сокол» славен и знаменит, как и вы сами. Прошел слух, что корабль здесь, вот и…

Хан посмотрел на него с сомнением:

– Можно подумать, кто-то смог бы его загнать на черном рынке.

– Перекрасить, снять пушки, поставить новый маяк-опознаватель…

Соло осклабился:

– Да, но тогда это уже не «Сокол». – Он пробежал взглядом по кораблю. – Хуже того, они как-то взломали мою систему защиты.

Несколько секунд Джадак внимательным образом разглядывал кореллианина:

– Вы, чай, теперь махнете на Нар-Шаддаа – искать других владельцев.

– Может быть, – как-то отстраненно ответил Соло. – Я не уверен. Наше маленькое семейное приключение стало принимать все более причудливые формы. – Он поднял взгляд на Джадака. – А что, Фаргил? У вас есть какие-то мысли?

– Не хочу показаться навязчивым, но не забросите ли нас по пути на Топраву?

Хан ждал, когда тот скажет больше.

– Нам на ферме надобны запчасти для машин, – продолжил Джадак. – Если сделаем заказ отсюда, их привезут через недели, а то и месяцы. Нельзя, чтоб работа простаивала так долго, это нам не по карману.

– Понимаю. – Кореллианин потер подбородок. – Топрава, значит? Ладно, почему бы и нет. Крюк небольшой. Будем считать это благодарностью за все то, что вы нам рассказали. – Он перевел взгляд на Поста. – И что сообщили о взлете «Сокола».

– Без проблем, капитан.

– Вам нужно время, чтобы собраться, я так понимаю?

Джадак указал на вещмешки:

– Все свое носим с собой.

– Ладно. – Хан повел рукой в сторону трапа. – Прошу на борт.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных