Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






ГОДА ПОСЛЕ БИТВЫ ПРИ ЯВИНЕ 16 страница




Когда в самом начале вторжения Чубакку настигла ужасная смерть на Сернпидале, Хан втайне желал, чтобы системы «Сокола» отказали, и фрахтовик больше не смог летать. Соло, безусловно, понимал, что корабль не способен скучать по своему пилоту так, как сам пилот скучает по утраченному кораблю, и все же ему хотелось, чтобы «Сокол» каким-то образом оплакивал потерю несравненного вуки или по крайней мере стал хуже исполнять свои функции. Никто не посвящал кораблю столько времени и внимания, сколько Чуи; пусть вуки нередко бранил свою летунью, он все равно любил ее не меньше Хана. Так что, когда «Сокол» не впал, подобно Хану, в отчаяние и скорбь, кореллианин стал всерьез подумывать о том, чтобы списать корабль в утиль.

Раздавленный горем, Хан уже не знал, сможет ли когда-нибудь ступить на борт ИТ без своего старпома. Так «Сокол» превратился в корабль-призрак.

Но затем все перевернулось с ног на голову, и Хан отправился сводить с йуужань-вонгами личные счеты. Охваченный яростью, он захотел, чтобы «Сокол» совершил это возмездие вместе с ним. И в разгар своего похода Хан вдруг обнаружил, что Лея, заняв громадное кресло второго пилота, смогла заполнить и пустовавшее место в сердце Хана, оставленное смертью верного вуки.

Но йуужань-вонги не просто посеяли по всей Галактике семена своих экзотических растений, превратив Корускант и сонм других планет в непролазные джунгли; сама война нанесла раны, которые долго не излечатся, и оставила шрамы, не желавшие исчезать. Одной из таких ран стала смерть Чубакки; другой – гибель Энакина, младшего сына четы Соло, которому самой судьбой, казалось, было уготовано жить вечно.

Годы спустя гибель Джейсена вновь пробудила эту боль.

Джейсен как никто понимал йуужань-вонгов, и он спрашивал ответа у Силы, пытаясь разрешить конфликт с ними мирным путем. И к чему все пришло? Погиб и в смерти слился с Силой, хоть и не исчез в ней. А может, как иногда хотелось верить Хану, он попросту отправился в изгнание, дабы искупить свои грехи – как до него отправились в изгнание йуужань-вонги, поселившись на разумной планете Зонама-Секот?

 

Глава 30

– Кто же гонял на свупах – ты или Квип? – спросил Соло.

– Частичка моей биографии вкралась в летопись жизни Фаргила. До войны я обкатал все основные трассы… До Войны клонов, то есть.

– Я тоже – до Галактической гражданской.

Джадак смерил собеседника взглядом:

– А у нас больше общего, чем нам кажется, Соло.

– Или чем мы готовы признать.

Уловив в глазах Хана намек на улыбку, Джадак расхохотался, и Хан поддержал его. «Тысячелетний сокол» снова прыгнул в гиперпространство, и оба его капитана сидели бок о бок в рубке. Хан повернулся так, чтобы видеть входной люк, и забросил ноги на штурманское кресло, скрестив их в лодыжках.

– Не против, если я задам откровенный вопрос? – уточнил кореллианин.

– Я дам знать, если буду против.

– Ты столько лет провел в коме… Наверное, многие из твоих друзей и родственников ушли в мир иной.

– Все ушли.

Хан убрал ноги с кресла и распрямился.

– Знаешь, наши поиски владельцев «Сокола» начинались, как игра, – заговорил он тихим, почти заговорщицким голосом. – Мне всегда хотелось знать, кто летал на моей малышке до того, как Лэндо Калриссиан выиграл ее в карты на Беспине, но я понятия не имел, что отправлюсь в это приключение вместе с Леей и Амелией, и что все обернется вот так… внезапно. С другой стороны, непонятно, с чего я взял, будто все должно пройти гладко.

Джадак шмыгнул носом:

– Прости, что мы с Постом так набедокурили.

– Ладно уж. Но мне любопытно. Ты очнулся от сна длиной в шестьдесят с гаком лет и немедля мчишься искать свой корабль.

– А я уже говорил – я искал его, так как думал, что он приведет меня к цели.

– К тому якобы тайнику с кладом.

Слова, уже готовые сорваться с губ Джадака, застряли у него в горле.

– А что, этого мало? Сам ты женился на принцессе. Но само собой, ты был безумно, просто безумно влюблен.

Хан рассерженно сощурил глаза, но тут же смягчился:

– Раз уж мы честны друг с другом, мысль о богатстве и впрямь казалась мне заманчивой – ровно один стандартный день.

– Что же тебя разубедило?

– Меня вдруг стали заботить люди, с которыми меня случайно свела судьба.

– Альянс повстанцев, – кивнул Джадак и повернулся лицом к собеседнику. – У нас и впрямь много общего. Скажешь, за десятки лет в коме можно многое забыть, но я не забыл. Очнувшись, я испытал ровно то же, что испытывал, когда мы с Ризом влетели в тот кореллианский крейсер: я должен выполнить задание. «Звездный посланник» нужно доставить по назначению. – Он понуро встряхнул головой. – Я так и не смог избавиться от этого чувства.

– Если мы доберемся до Тандуна-3, это поможет?

– Попытка не пытка, как говорится.

– Допустим, никаких сокровищ мы не найдем. Что тогда?

– Главное – я попытался.

Навикомпьютер издал сигнал, и Хан развернулся к приборной панели:

– Выходим из гипера.

Джадак устремил выжидательный взор в лобовой иллюминатор. Перестав бешено вращаться, звезды застыли, и прямо по ходу корабля возник полумесяц планеты. Хан изменил курс так, чтобы подвести «Сокола» к Тандуну-3 с солнечной стороны.

– Поглядим, что нам расскажут сканеры дальнего действия, – бросил он.

На глазах у Джадака кореллианин переменился в лице, стоило ему изучить показания. Затем Хан крикнул:

– Трипио! Живо ко мне!

– Бегу-бегу, капитан Соло.

Шаги дроида раздались в переходном коридоре, и спустя мгновение он ввалился в рубку, преследуемый по пятам Леей, Алланой и Постом.

– Что ты там говорил про Тандун-3? – вопросил Хан.

Ц-3ПО склонил голову набок:

– Я сказал, что планету впервые обследовали двенадцать тысяч двести пятьдесят лет назад – во время экспедиции доктора Берамша, предпринятой с Орд-Мантелла. Планету, как и звездную систему, сочли относительно молодой. Она вполне пригодна для людей и кислорододышащих гуманоидов, покрыта буйной растительностью, имеет силу тяжести, близкую к стандартной, и усеяна руинами древних городов, которые доктор Берамш отнес к постройкам раката. По неизвестной причине – вероятно, из-за большой удаленности от Хайдианского торгового пути – Тандун-3 так и не был заселен, но есть свидетельства, что планету обследовали повторно во второй срок правления в Республике канцлера Финиса Вэлорума.

Соло хмуро ткнул пальцем в дисплей дальнего сканера:

– А теперь взгляни на эти картинки и попробуй-ка еще раз назвать Тандун-3 «молодой» планетой.

Протиснувшись между Ханом и Джадаком, Ц-3ПО изучил показания.

– Пресвятые небеса, – воскликнул он.

– Они самые, – подтвердил кореллианин.

– Что там, Хан? – спросила Лея из-за плеча дроида.

– Давай послушаем Золотника еще раз.

Дроид повернулся к Лее:

– Сканеры обнаружили обширные зоны вулканической и тектонической активности. Атмосфера еще пригодна для дыхания, но насыщена углекислым газом, метаном и серой. Температура в северном полушарии возросла до значений, которые выдержат лишь самые стойкие биологические виды. Иными словами, планета во власти катастрофы и на краю гибели.

– Есть там признаки жизни? – спросила Лея.

– В уцелевших лесах южного полушария их полно, – сообщил Хан. – Но я бы сказал, что даже если мы найдем там разумных существ, вряд ли они большого ума. – Он встряхнул головой. – Все, что там могло быть, погребено под лавой и вулканическим пеплом. – Заметив кислую мину на лице Алланы, кореллианин добавил: – Но мы все равно взглянем поближе – для надежности.

Выбравшись на освещенную сторону Тандуна-3, Хан повел «Сокола» прочь от бурлящих небес северного полушария планеты. Когда корабль нырнул в просвет между облаками близ южного полюса, Соло перестроил сканеры, чтобы те выводили картинку на главный монитор приборной панели. Помехи на экране сменились устойчивым изображением.

– Только не это, – выпалил Хан, будто из легких у него выбили весь воздух.

Перегнувшись через плечо мужа, Лея от изумления прикрыла рот ладонью:

– О, Хан.

Пост встал на цыпочки, чтобы увидеть, что творится на экране, а Джадак с той же целью отклонился влево.

– Никогда прежде не видел таких растений, – признал он.

– Потому что ты их проспал, – процедил Хан и ткнул пальцем в экран: – Видишь ту скалу, похожую на нос звездолета? Она зовется йорик-кораллом. А деревья, которые словно искупали в крови? Это с’тини. А весь этот лес? Тампаси. Та птичка… как же ее там… а, шеркиль-хла.

Джадак взметнул бровь:

– На общегал перевести не хочешь?

– Эти слова не переводятся, – сказала Лея, обхватив Аллану за плечи. – Они – йуужань-вонгские.

Пост присвистнул:

– Долгое время Нал-Хатта выглядела так же.

– Вонги преобразовали планету, – промолвил Хан. – Они проделывали это и в других местах – даже на Корусканте.

Джадак кивнул:

– Я вроде бы о чем-то таком читал.

Хан покосился на Лею:

– Как думаешь, есть там йаммоск? Только не говори, что там есть йаммоск…

– Военный координатор йуужань-вонгов, – пояснила Лея Джадаку. – Зверь, который управляет трансформацией.

– Даже если есть, – сказал Хан, – битву он явно проигрывает. Планета вот-вот развалится на части.

Аллана разочарованно вздохнула.

– Боюсь, до сокровищ нам не добраться, – сказала ей Лея.

– Если сокровища вообще были, – вставил Хан. Получив тычок от Леи, он поправился: – То есть, конечно, были, просто сейчас погребены под вонгскими насаждениями.

– Выше нос, – подбодрила Лея внучку. – Мы же нашли тайник. Просто не можем забрать сундук с сокровищами.

– Ну прямо как в «Замке ужасов», – кивнула девочка.

Джадак выглянул в иллюминатор:

– Сенаторы из общества «Республика» вместе с антарианскими рейнджерами, видимо, соорудили тут склад. Хранилище своего рода.

– Уж не знаю, что тут было, но сейчас здесь пусто.

Крепко вцепившись в рычаг, Хан готов был начать подъем из истерзанной атмосферы Тандуна-3, как вдруг остановился.

– В чем дело? – спросил Джадак.

– Мы ловим сигнал. – Свободная рука Хана забегала по панели связи. – Очень слабый.

– Аварийный маяк?

Хан покачал головой:

– Просто маяк.

Джадак вгляделся в экран панели:

– Передача на секретной частоте общества «Республика». – Он метнул взгляд на Хана. – Кто-то внизу опознал корабль.

– Ну нет… Там никто не мог выжить, – отрезала Лея.

– А никому и не надо, – сказал Джадак. – Техника может работать и на автомате.

Лея перевела взгляд с Хана на его коллегу-пилота и обратно:

– Вы двое что, хотите спуститься и все разведать?

– Нет, конечно, – открестился Джадак. Но затем посмотрел на Хана: – Или хотим?

Кореллианин поразмыслил:

– Если только ради Амелии. – Он поднял глаза на Лею. – Мы просто обязаны слетать вниз и разобраться что к чему – иначе будет нечестно.

– Да! – вскричала Аллана.

Хан распрямился в кресле:

– Пристегиваемся. Тряска будет – мама не горюй.

 

* * *

 

Хан наклонился вперед и плавно надавил на рычаг. «Сокол» опустил нос и нырнул в ледяной мрак облаков, следуя на зов маяка. Небо раскалывали трезубцы молний, корабль нещадно колотили ветра, но Хан отнюдь не пытался судорожно цепляться за рычаг, словно бы предлагая «Соколу» самому искать путь через царящий вокруг хаос. Тот и взаправду рыскал и лавировал, а закончив, лег на плавный курс над кронами экзотических деревьев, чьи зигзагообразные ветви тянулись к нему, будто силясь заключить в свои объятия. Вдалеке вулканы исторгали пламя и густой дым в насыщенный серой воздух и устилали землю потоками пузырящейся лавы. Мелкие градины и капли косого дождя с шипением разбивались о нос корабля и испарялись в воздухе, не достигая перегретой земли. Заваленные камнями кратеры на склонах гор выстреливали в воздух валунами размером с небольшой дом. Неустанно прорываясь сквозь клубы вулканического пепла, «Сокол» приближался к своей цели. Солнце, повисшее в небесах на западе, походило на бельмо.

– Вот это я понимаю, летать методом тыка, – чуть ли не кричал Джадак. Уступив место старпома Лее, он расположился в штурманском кресле и помогал чем мог. Аллана, Пост и Ц-3ПО вернулись в кают-компанию.

– Чтоб ты вдруг не подумал, что моя репутация – выдумки и миф, – бросил Соло через плечо.

– Ну, теперь-то я опытом научен. – Джадак метнул взгляд на дисплей. – Топографические сенсоры ни зги не видят в этих зарослях.

– Зря мы стерли старые программы, – заметила Лея.

– Так вам не впервой по планетам вонгов шастать? – прокричал Джадак на ухо Хану.

– Мы же Корускант брали, – ответил кореллианин, подбородком указывая на Лею. – Влетели на «Соколе» прямиком в здание Сената[28].

– Интересно, что чувствовал кораблик, – протянул Джадак. – Он словно домой вернулся…

Хан собирался было ответить, но с панели связи раздался сигнал. Джадак вновь сверился с мониторами, затем просунул руку между креслами пилотов и указал на лесистую возвышенность вдалеке:

– Сигнал идет с того холма.

Хан молча изучил показания.

– Может, это и не холм, – сказал он наконец. – Помнишь, что Трипио говорил насчет древних развалин? Кажется, это они и есть.

– Как храм массасси на Явине-4, – вставила Лея.

– Явин, – кивнул Джадак. – Там, где грохнули оружие Палпатина, так?

Хан осклабился:

Первое оружие. Ты его тоже проспал.

– Похоже, я пропустил все веселье.

– В этот раз не пропустишь.

Хан облетел насыпь и заложил пологий вираж, гася скорость для второго захода. Под покровом из острых колючек проступала четырехугольная усеченная пирамида с плоской крышей и массивным основанием в форме круга. Окружал ее десяток насыпей поменьше, схожим образом поросших игольчатой травой и вместе составлявших единый комплекс лежащих в руинах построек.

Хан окончательно затормозил движение корабля и включил репульсоры, чтобы «Сокол» завис над пирамидой.

– Сигнал идет изнутри.

Джадак прильнул к иллюминатору:

– Там под зарослями может быть посадочная площадка – старого типа, с турболифтом.

– Я о том же подумал, – кивнул Соло. – Есть только один способ узнать наверняка.

С помощью маневровых двигателей он подвел «Сокола» на один уровень с плоской вершиной пирамиды.

– Соло, если ты собрался стрелять из счетверенки…

В ответ Хан лишь насмешливо фыркнул:

– И разрушить все до основания? Уволь. – Он щелкнул переключателем на панели. – Первое, что я сделал, когда заполучил «Сокола», – установил выдвижной бластер на носу. И с той поры он выручал меня не раз и не два.

Хан вывел на экран сетку прицеливания и надавил на гашетку: каждый выстрел выжигал узкий прокос в непролазном покрове из колючек. Процесс оказался довольно утомительным, да и занял больше времени, чем ожидалось, но в конце концов «БласТех АИкс-108» выжгла площадку шириной чуть больше самого корабля. Хан подвел «Сокола» к расчищенному клочку поверхности, и во все стороны, словно обезумев, порхнули тысячи красно-коричневых жучков.

– Что теперь? – спросил он. – Волшебные слова?

Джадак поджал губы:

– Может, нам все-таки сесть?

– Попытка не пытка.

Крепко стиснув рукоятку управления, Хан стал медленно, метр за метром, опускать корабль на платформу. Сотрясаемый порывами ветра, окутанный пеплом с носа до кормы, «Сокол» был уже в десятке метров над поверхностью, когда Лея закричала:

– Стойте!

На экране высветились чертежи корабля.

– Нас сканируют, – пояснила она.

– Хотят удостовериться, что это и вправду «Звездный посланник», – добавил Джадак.

Хан выдохнул:

– Тогда это финиш. Я столько раз менял регистратор, что уже со счету сбился.

Лея не отрываясь следила за экраном:

– Они сканируют не регистратор. Они хотят установить соответствие между кораблем и платформой.

– Сверка по шаблону, – кивнул Хан. – Сесть-то мы сядем, но турболифт не опустит нас вниз, если не получит добро от опознавателя.

– Тогда в чем проблема? – удивилась Лея. – «Сокол» и «Звездный посланник» – это один и тот же корабль.

– Ключ тот же, – пробормотал Хан. – Может, замок изменился.

– Нет, корабли разные, – заговорил Джадак спустя мгновение. – «Посланника» перестраивали, а запчасти брали у старого ИТ-1300-пи.

– Который на пару сотен килограммов легче, – добавил Хан. – Но все это не важно. «Пи» почти идентичен стандартной модели. Разница только внутри – жилой отсек вместо грузового.

Почти идентичен.

– Обтесывать «Соколу» жвала по чьим-то меркам я точно не намерен. – Хан стремительно развернулся в кресле: – Трипио!

– Бегу, капитан Соло!

К тому времени, когда дроид, клацая суставами, ввалился в рубку, Хан уже вывел на экран чертежи «Сокола» и старого ИТ-1300-пи и расположил их рядом.

– Что с ними не так? – Когда на механическом лице Ц-3ПО отразилось непонимание, Хан пояснил: – Турболифт готов принять только типовой ИТ-1300. Чем им не угодил «Сокол»?

Ц-3ПО задержал взгляд на схемах и ответил почти моментально:

– Спасательные капсулы, капитан Соло.

Хан, Лея и Джадак изучили чертежи.

– Не может быть, – вымолвил Соло.

– Капсулы номер один и четыре выдаются в стороны на три целых две десятых сантиметра относительно стандартной модели. Разница вполне очевидна, капитан Соло.

– А он прав, – подтвердил Джадак.

– Не перехвали его, – буркнул Хан. Но когда поднял взгляд на дроида, все-таки смог вымучить улыбку. – Спустись и вручную отсоедини первую и четвертую капсулы. Включи их локаторы на случай, если будет время забрать капсулы перед отъездом.

– Слушаюсь, капитан.

– Ступай с ним, Пост.

– Сделаем в лучшем виде, сэр.

– Твой дроид просто золото, – заметил Джадак, когда Ц-3ПО и Пост ушли.

– Да уж, без него я бы давно пропал. Только не трезвонь об этом направо и налево, ладно?

Хан подвел «Сокола» к краю расчищенной площадки, надеясь, что капсулы приземлятся подальше от колючек. Когда два огонька на панели зажглись, сигнализируя, что капсулы сброшены, корабль, следуя командам Соло, продвинулся вперед и завис ровно над серединой посадочной зоны.

Под ними ярко вспыхнули огни, обрисовавшие на платформе силуэт корабля.

– Нас узнали! – воскликнула Лея.

Но Хан не спешил сажать корабль:

– Этим постройкам уже шестьдесят с гаком лет, двадцать из которых они провели под слоем вонгских посадок. Мы не знаем, в каком состоянии лифт. – Он поднял взгляд на жену. – Я не стану приземляться, пока не высажу вас.

 

Глава 31

 

К тому моменту, когда они наконец сбежали по трапу, ветер усилился, а воздух наполнился резким стрекотом страж-жуков, громыханием далеких вулканов и раскатами грома. Зола, пепел и набухшие дождевые капли кружили вокруг Леи и ее спутников, пока они, пригнув головы, быстрыми перебежками двигались к краю платформы. Тысячи мерзко пахнущих жуков-двибитов бесновались на кромке колючих насаждений, а над головами роились искро-пчелы.

Под ударами шквалистого ветра «Сокол» снизился еще ближе к светящемуся контуру, и лишь своевременные запуски маневровых двигателей не позволяли стихии унести его прочь. Выбежав на край платформы, Джадак встал в поле видимости пилотской рубки и начал жестами направлять Хана вниз.

На Лею накатило чувство тревоги. Она безгранично верила в способность мужа посадить корабль, но погодные условия ухудшались слишком быстро. Пирамиду под ее ногами начало трясти.

– Трипио! – Когда дроид обернулся на крик, она указала на безопасный, как ей думалось, угол платформы. – Отведи Амелию туда!

Ветер заглушил ответ Ц-3ПО, но главное – дроид подчинился приказу: взял Аллану за руку и повел прочь.

«Сокол» был уже в пяти метрах над поверхностью плиты, когда тормозные двигатели левого борта внезапно смолкли, и корабль со всего размаху ахнул этим бортом о платформу. Откуда-то из глубины пирамиды донесся скрежет: древние механизмы пришли в движение. Увесистые детали скользнули в пазы, завращались шестеренки, и лифт начал опускаться, прихватив с собой скособоченный корабль и всех, кто только что его покинул. Репульсоры «Сокола» по-прежнему держали правый борт на весу в нескольких метрах над полом… И в этот миг лифт резко накренился в противоположную сторону!

Скользя к краю, Лея почувствовала, как кто-то хватает ее вытянутую руку. Подняв взгляд, она увидела Поста: тот лежал ничком, одной рукой держась за лампу освещения, а другой – за ее запястье. В тот же миг принцесса услышала вскрик Алланы и, приподняв голову, успела заметить, как девочка и Ц-3ПО скатываются с края лифта и падают в заросли кустарника, прицепившегося к внутренним стенам пирамиды.

– Бабушка! – закричала Аллана.

Отдавшись на волю Силы, Лея сумела взобраться на плиту и встать на четвереньки. Все еще прикованная к полу рукой Поста, она заглянула за край платформы. Ц-3ПО, рухнувший в заросли спиной, сумел найти опоры для рук среди ветвей. Аллана приземлилась прямехонько на него, и лишь благодаря этому обстоятельству ее не проткнули насквозь острые колючки, но хватка ее была весьма хлипкой.

Свет от светильников на стенах пробивался сквозь листву там и сям, но этого было недостаточно, чтобы разогнать мрак, царивший под платформой лифта. До пола еще могли быть сотни и сотни метров.

– Обхвати Трипио за шею! – прокричала Лея. – Трипио, не дай ей упасть! Держитесь! Я иду.

Но она прекрасно сознавала, что добраться до них не сможет. Чувствительность к Силе не дарует сверхчеловеческие способности; обрести их можно лишь годами упорных тренировок, а расстояние до Алланы было слишком велико, чтобы покрыть его одним прыжком. Она испытывала ту же неуверенность в себе, что и на Корусканте три года назад, когда пыталась совершить на «Соколе» жесткую посадку, не дав кораблю развалиться на части.

Принцесса похолодела от ужаса.

«Неужели мы лишь для того прошли весь этот путь, чтобы потерять еще одного члена семьи?»

 

* * *

 

Пальцы Хана порхали над приборной панелью с точностью виртуоза-клавишника на концерте. Передние репульсоры по левому борту «Сокола» то и дело глохли, но все-таки смогли приподнять жвало над накрененной платформой лифта, так что корабль завис почти параллельно ей. Но о посадке теперь не могло быть и речи, поскольку в этом случае «Сокол» вполне мог соскользнуть с платформы за ее край.

На внутренних стенах помещения зажглись еще несколько ламп, скрытых под обвившими их лозами, присовокупив свой тусклый свет к тому, что давали ходовые огни и прожекторы «Сокола». Но даже с ними Хан не видел ни зги уже в двадцати метрах перед собой. Секундами ранее Лея, Аллана, Ц-3ПО и Пост находились в поле видимости, но сейчас пропали, и Хан боялся, что их сбило с ног так же, как и Джадака. Тот хоть и размахивал руками словно человек, который твердо вознамерился взлететь, но сейчас растянулся во весь рост на скошенном полу, и лишь кончики пальцев и изогнутые мыски ног, крепко вжатые в камень, не давали ему соскользнуть.

По характеру наклона Хан заподозрил, что создатели намеренно спроектировали лифт для подобных маневров, а значит, стержень, который управляет платформой, имеет с ней подвижное сочленение. Он наскоро обдумал перспективы. Если он ошибся, всю силу удара примет на себя стойка шасси правого борта. Но если прав, дело может и выгореть.

Он сделал глубокий вдох, чтобы успокоить нервы. Затем, филигранно оперируя рычажками репульсоров, завалил корабль вправо, стукнув шасси о платформу. Та мгновенно выровнялась, но когда это произошло, накрененное жвало «Сокола» также получило удар. И без того работавшие на честном слове маневровые двигатели окончательно испустили дух.

Корабль вновь завалился на левый борт, и платформа лифта накренилась вместе с ним.

 

* * *

 

К тому моменту, когда левое жвало «Сокола» начало опускаться, Джадак уже успел вскочить на ноги. Готовый к такому повороту событий, он ринулся к кораблю и, используя пришедшую в движение платформу как трамплин, подлетел к рубке «Сокола», вцепился в нее и распластался на лобовом иллюминаторе, словно сбитый пешеход.

На лице Хана смешались изумление, гнев и восторг.

– Открой смотровой люк в жвале! – проорал Джадак, прижавшись щекой к транспаристали.

Чтобы лучше расслышать, Хан чуть ли не забрался на приборную панель.

– Повтори!

– Открой люк в жвале! Я починю двигатели!

Кивнув, Хан запрыгнул обратно в кресло пилота и щелкнул тумблерами на задней переборке. Дождавшись сигнала из рубки, Джадак свалился на накрененный пол лифта и заскользил под брюхом фрахтовика. У носового шасси он затормозил, вскарабкался на жвало и исчез в открытом люке.

 

* * *

 

Подняться на ноги Лея и Флитчер даже не пытались, но замершая в ровном положении всего на несколько секунд платформа подарила им возможность подползти к линии осветительных ламп на полу, обрамлявших «Сокола» по периметру. Оттуда Лея хорошо видела Аллану и Ц-3ПО, который теперь поддерживал девочку одной рукой.

Глубоко погрузившись в Силу, Лея стремилась поделиться запасом выносливости с Флитчером Постом и Алланой, придать уверенности Хану, который слишком боялся за жизнь жены и внучки и не мог сосредоточиться на управлении кораблем. Как и Лея, он отчаянно хотел уберечь Аллану от беды. Но в глубине его души скрывалось совсем другое чувство: Хан не переставал думать о Джейсене.

Он призывал Джейсена на помощь.

Впервые Лея осознала, насколько глубоки боль и отчаяние ее мужа. И она ухватилась за источник его терзаний.

– Малышка, слушай меня, – прокричала она Аллане. – Твой отец хорошо понимал чужаков, которые преобразовали эту планету. Задолго до твоего рождения мы воевали с ними, но твой отец стремился к миру, и никто из джедаев не мог превзойти его в могуществе. Он не желал, чтобы ты росла в галактике, которую раздирала война, хотел защитить тебя любой ценой. И я хочу, чтобы ты заглянула в себя и нашла его. Как бы больно это ни было, тебе нужно найти отца. Открой свои чувства. Используй Силу!

 

* * *

 

Хан старался не думать о Лее и Аллане, но все попытки с треском проваливались. Всего несколько мгновений назад каждое его движение было подобно взмаху кисти гения, а сейчас его пальцы беспомощно метались между ручками репульсоров и регуляторами маневровых двигателей. Еще один подобный крен, и «Сокол» перевалится за край – а возможно, и сметет с плиты всех своих недавних пассажиров.

Джадак все еще копался в эксплуатационном люке, но пока что его действия не возымели ни малейшего успеха.

«Лея… Аллана… Джейсен…»

Оказалось, все, что ему было нужно, – подумать о них.

К тому, во что выльются манипуляции Джадака, Хан оказался не готов. Неисправные прессоры и турбины вновь заработали – да с такой мощью, что «Сокол» дал крен на правый борт, в очередной раз стукнувшись о платформу. Правый край платформы вновь пошел вниз – столь резко, что Джадак чуть не взлетел со своего насеста. Быстро взяв себя в руки, Хан качнул корабль влево: Джадак повалился обратно внутрь жвала, а лифтовая плита наконец-то встала ровно. Кореллианин поспешно опустил «Сокола» на почти горизонтальный пол, и лифт неторопливо поехал вниз – в недра пирамиды.

Припав лицом к иллюминатору, Хан наблюдал за тем, как Джадак выбирается из люка и ползет к краю жвала. Ухватившись руками за консоль прожектора, он свесился вниз и спрыгнул на пол.

Но сколько Хан ни пытался отыскать глазами Лею, Аллану, Ц-3ПО или Поста, у него ничего не получалось.

 

* * *

 

Цепляясь руками за соседние осветители, Лея и Пост были близки к тому, чтобы свалиться в бездну, когда резкий рывок лифтовой платформы едва не подбросил их вверх, на крышу качающегося из стороны в сторону «Сокола». Затем пол под ногами выровнялся и стал медленно, но неуклонно опускаться вниз. При этом Аллана и Ц-3ПО, все еще запутанные в колючих лозах, внезапно оказались над кораблем.

Подбежав к краю платформы, Лея протянула руки навстречу внучке.

Но увидела она Джейсена; не глазами, а мысленным взором. Джейсена, живущего в своей дочери. Сердце Леи забилось сильнее, а в глазах проступили слезы.

Отлепившись от внутренней стены строения, чужеродные насаждения, казалось, тянулись к ней и «Соколу». В то же время Аллана и Ц-3ПО высвободились из хватки живых пут и, поддерживаемые Силой, практически сошли по воздуху на платформу лифта. Лея бросилась к внучке и стиснула ее в объятьях.

Когда Аллана заговорила, голос ее был тихим и робким:

– Мне не следует делать такие вещи, правда?

– Неправда, – ответила Лея, вытирая слезы. – Ты рождена для них.

 

* * *

 

Преследуемые по пятам Постом, Джадаком и Ц-3ПО, Лея и Аллана огибали правое жвало корабля, когда с трапа пулей слетел Хан, выпучив глаза и разинув рот от волнения. Но едва завидев родных, он тут же переменился в лице. Он бросился обнимать их, и они так и стояли, тесно прижавшись друг к другу, пока лифт завершал свой спуск.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных