Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






ЮРИДИЧЕСКАЯ ДИАНЕТИКА




 

Этот короткий конспект по юридической Дианетике включен в книгу, чтобы помочь одитору.

Юридическая Дианетика охватывает область законодательства внутри общества и между обществами. Как необходимое, она включает юриспруденцию и ее кодексы и устанавливает точные определения и уравнения для установления справедливости. Это наука вынесения приговоров.

Краеугольный камень юриспруденции и правоведения – это понятия правильного и неправильного, добра и зла.Определение этого изначально присуще Дианетике, при помощи таких определений может быть принято верное решение по отношению к любому действию или действиям человека.

фундаментальной проверкой рациональности является способность отличить правильное от неправильного. Фундаментальные факторы для определения того, что подлежит осуждению – это добро и зло.Без точного определения этих четырех факторов любая структура законодательства или законоисполнения становится бессильной и очень сложной – из‑за того, что для вынесения справедливого приговора, вводятся некие произвольные факторы, которые, будучи предназначены для того, чтобы исправить старые ошибки, вносят новые. Своды законов, которые соответствовали бы всем нуждам, могут быть написаны только тогда, когда появятся точные, научные определения всех вышеозначенных понятий. Только тогда можно создать и сформулировать гражданскую справедливость, которая не приведет к несправедливости.

Проблема юриспруденции в целом и все вынесения приговоров теснейшим образом переплетены с проблемами поведения.

Идеальным обществом было бы общество неаберрированных людей, клиров, ведущих свою жизнь в неаберрированной культуре, так как или человек, или культура могут быть аберрированными. Аберрации культуры входят в уравнения поведения как нерациональные факторы, которые происходят от образования, социальных привычек и юриспруденции. Недостаточно, чтобы только сам человек не был аберрированным, так как он существует в рамках общества, которое само сложило свою культуру из множества неразумных предубеждений и обычаев.

Нахождение действительного источника неправильного и злого является фундаментальной проблемой во всей юриспруденции. Действительный источник, к несчастью, лежит в нерациональности тех представителей прошедших поколений, которые, работая с ограниченными, знаниями и будучи подавленными окружающей средой, искали решения при помощи уравнений, содержащих ошибочные и неопределенные факторы. Эти поколения, давно ушедшие, не могут сейчас быть в ответе. Мы являемся наследниками всех прошлых веков, и это – добро; мы также являемся наследниками всей нерациональности прошлого и это – зло. При таких обстоятельствах и при отсутствии массовой разумности, одитор не может оценить злые или неправильные действия пре‑клира точно. Преступник и сумасшедший, мнительный человек и тот, кто избивает жену, беспощадный диктатор, который стремится сотрясти весь мир и дворник, который только сидит и плачет – все они, каждый из них, схвачен и гоним своими собственными источниками неразумности, миром, который вошел в скрытые глубины их разбитых болью умов и который, в форме социальной аберрации, бьет по ним снаружи.

Одитор интересуется тем, что было сделано пре‑клиру, а не пре‑клиром, так как то, что натворил пациент, навсегда недостижимо для рикола и было не источником, но только лишь проявлением его горя.

Только в обществе неаберрированных людей и в рамках культуры без неразумности, да, только в этих условиях человек может действительно нести ответственность за свои действия. Но часть ответственности за это теперь должны взять и мы. Человек не долженсдаваться своим инграммам.

Возможно, когда‑нибудь только неаберрированный человек получит гражданские права перед законом. Возможно, когда‑нибудь в будущем будет достигнута цель, когда только неаберрированный человек сможет получить и получит пользу от гражданства. Достижение этих целей увеличило бы и способность человека выживать, и сумму его счастья.

Но кодексы юриспруденции могут быть переделаны Даже сейчас, чтобы можно было разобраться, точно ли тот поступок, который привел пациента в суд, был аберрированным действием, или он был результатом аберрации культуры, или был действием, ведущим к упадку другого человека или общества. Естественно, процесс наказаний может быть отлажен настолько, чтобы не посылать человека в тюрьму для дальнейшей аберрации как заключенного или потерянного для мира, а достигнуть более высокого уровня разумности при помощи уничтожения аберрации.

Прошлые действия человека, который стал клиром, должны быть вычеркнуты из его документов, как и его болезни, так как в отсутствие или при изъятии причины не может быть и следствия, если только общество само по себе не настолько аберрированное, чтобы стремиться действовать на садистских принципах [222]. Это больше, чем идеализм, так как можно доказать, что аберрация в человеке и в обществе повышается соответственно количеству примененных к ним наказаний.

Попытки разрешить проблемы юриспруденции, которая: еще не имела точных определений для правильного и неправильного, добра и зла,имели только одно возможное направление действия – принцип, известный в Дианетике как введение произвольных величин. Широкие, неизменяемые правила были втиснуты в конкретные проблемы при попытке их разрешения, но каждое новое правило вытесняло разумное так, что правил требовалось все больше и больше. Произвольное построение – это такое, в котором была замечена ошибка, которую пытались исправить внесением другой ошибки. В прогрессирующей сложности, новые ошибки вносятся для того, чтобы исправить вредные последствия старых ошибок. Культура, не говоря уже о юриспруденции, становится сложной и неповоротливой в возрастающей пропорции с количеством зла, которое она учреждает в жизни, пытаясь исправить старое зло. В конце концов не остается ничего разумного; не остается ничего, кроме силы, и там, где не живет разум, но живет сила, нет ничего, кроме вихря безумной ярости. Туда, где существует безумная ярость, проблема которой не решена, со временем должна прийти апатия; и апатия, катясь по наклонной, неизбежно приводит к смерти.

Мы сейчас стоим на мосту между двумя состояниями человека. Мы находимся над ущельем, которое отделяет невысокое плато от другого, более высокого, и преодоление этого ущелья – искусственный эволюционный шаг в человеческом прогрессе.

Одитор находится на этом мосту; когда он станет клиром, он будет на более высоком краю. Он увидит, что происходит интенсивное движение по мосту. Он может увидеть, как обычаи, законы, организации и общества пытаются избежать моста, но, сбитые с ног движущейся массой людей, врываются вниз в пустоту.

В собственном отношении к своим пре‑клирам или ко всему обществу одитор ничего не добьется наказаниями и вынесением приговоров прошлым ошибкам в свете нынешней разумности. Он не только ничего не добьется, но он может подавить прогресс. Атака на неразумность началась, и сожалеть об этом бесполезно. Атакуйте неразумность, но не общество и не человека.

 

ДИАНЕТИКА И ВОЙНА

 

Социальные структуры, которые мы называем государствами и нациями, ведут себя и реагируют так, как будто они являются отдельными организмами. Культура имеет собственный аналитический ум, включающий разумность ее граждан в общем и ее художников, ученых и политических деятелей в частности. Социальный стандартный банк памяти – это информация, собранная поколениями. Социальный организм имеет также собственный реактивный ум, представленный предубеждениями и нерациональностями всей группы в целом. Реактивный ум обслуживается инграммным банком, где находится болезненный опыт прошлого. Этот банк диктует реактивные действия в некоторых сферах, когда их проблемы рестимулированы в обществе. Это широкая аналогия, используемая в Политической Дианетике.

Социальный организм ведет себя так, что это поведение можно начертить на шкале тонов; он имеет свою динамику выживания и своих сапрессоров, внутреннюю сапрессию из‑за инграмм и свое стремление к бесконечности в оптимальных рамках. Преступники, предатели и фанатики составляют, к примеру, внутренние инграммы, которые подавляют потенциал выживания на шкале тонов.

Существует точное определение для каждого социального уровня по отношению к шкале тонов. Свободное общество, работающее в полном сотрудничестве для достижения общих целей, было бы обществом тона 4. Общество, заторможенное произвольными ограничениями и угнетающими законами, было бы обществом тона 2. Общество, управляемое прихотью одного человека или небольшой группы людей, было бы на уровне тона 1. Общество, управляемое таинственностью и предрассудками какой‑то мистической группы, занимало бы уровень тона 0. Потенциал выживания в каждом из случаев можно увидеть где угодно в истории. Любой период расцвета – это тон 4. Подавляющие действия, личная жадность и ошибки понижают тон общества в целом путем увеличения количества недовольных людей в нем. Для того, чтобы бороться с недовольными, в прошлом использовалось еще больше подавляющей силы. Выживание общества понижалось еще больше. С новыми применениями подавляющей силы приходили новые инграммы, и так в самый низ шкалы тонов проваливались шансы на длительное выживание. И с этим понижением потенциала появлялась боль, когда общество входило в нижние зоны.

Общества поднимаются и падают на шкале тонов. Но существует точка опасности, ниже которой общество не может опускаться без того, чтобы не реагировать так же, как реагировал бы человек: общество достигает переломной точки и сходит с ума. Эта точка находится где‑то возле 2,0.

Склоки между государствами и между нациями имеют множество причин, все они более или менее нерациональны. Много раз одно общество вынуждено было раздавить другое, менее разумное. Но с каждым столкновением порождались новые инграммы на международной арене и внутри самих обществ.

Война – это международный тон 1. Она не более рациональна, чем любой человек, который, достигнув общего и хронического тона 1, помещен в психиатрическую лечебницу, или чем человек, временно пребывающий в тоне 1, который совершает какое‑то преступление и проводит остаток своей жизни в тюрьме. Но не существует тюремщиков для обществ; в настоящее время для них есть только смерть, и они умирают, как умирали и раньше.

До этого времени нация не могла применить ничьего кроме силы, когда она сталкивалась с другой нацией, которая сошла с ума. За счет заразности аберрации тогда сходили с ума обе. Ни одна нация никогда полностью не победила В войне. Ни одна нация никогда окончательно не достигла тириумфа при помощи силы оружия. Ни одна нация никогда не предотвратила войну при помощи угроз или демонстративной обороны.

Из‑за этих умножающихся ненавистей человек стоит лицом к лицу с оружием, настолько мощным, что весь род людской может исчезнуть с лица Земли. Не существует проблем с контролированием этого оружия. Бомбы взрываются там и тогда, где и когда человек приказывает им взрываться. Проблема заключается в том, как контролировать человека.

В сегодняшнем мире нет ни одной проблемы, которая не могла бы быть разрешена одним только разумом. Все факторы, тормозящие разрешение проблемы войны и вооружения, надуманны и не более основательны, чем оправдательное объяснение воровству или убийству.

Фермер из штата Айова ни о чем не спорит с директором магазина из Волгограда. Те, которые говорят, что такой спор существует, обманывают.

Не существует международных проблем, которые нельзя было бы разрешить мирным путем, и не за счет общенационального правительства, а за счет разума.

Жонглерство невнятными идеологиями, игры с массовым невежеством, несуществующие организации, как ночные кошмары, маршируют по планете в форме Богов Измов [223].

Не может быть собственной выводы настолько большой, чтобы требовать уничтожения всего человечества. Тот, кто этого требовал бы, тот, кто этого не пытался бы предотвратить всеми возможными способами, являлся бы сумасшедшим. Не существуетоправданий войне.

Находясь за занавесами языков и разных обычаев, народы приучены не распознавать своего родства с другими народами.

Наставляемые собственным ужасом и управляемые своими собственными аберрациями, вожди относятся к другим Измам с презрением.

На Земле сегодня не существует ни одного идеального политического строя. Нет даже хорошего определения идеальному политическому учению. Государства являются жертвами внутренних и внешних аберраций.

Дианетика обращается к войне, так как в действительности происходит гонка между наукой мышления и атомной бомбой. И, может быть, не будет будущих поколений, чтобы узнать, кто победил.

Только рациональность в состоянии провести человека сквозь эти угрозы его уничтожения.

Сумасшествие не существует без непонимания определений и цели. Решение международной проблемы не сводится к регулированию или уменьшению количества оружия, так же как оно не сводится к обузданию людей. Оно сводится к определению политической теории и самой политики в таких словах, чтобы не было возможности ошибиться в действиях; оно лежит в установлении рациональных целей, по направлению к которым общества могут коллективно и индивидуально стремиться; оно сводится к международному соревнованию доходов, настолько больших, чтобы никто не давал никому подачек [224].

Главная борьба человека состоит в борьбе не с другим человеком, – это безумие. Основная борьба человека – это борьба с тем, что подавляет его как вид и преграждает его путь к высоким целям. Борьба человека должна происходить с силами природы, с пространством и со временем, с видами животных, которые приносят ему разрушение. Он только начинает свои завоевания. Только сейчас он вооружен достаточными инструментами и достаточным количеством знаний, чтобы победить в завоевании Вселенной.

Он не имеет времени для перебранки и на то, чтобы позволять себе истерики и я‑я [225]с соседями через забор об атомных бомбах.

Обуздание атомной энергии ставит другие миры в пределы досягаемости человека. Зачем ссориться из‑за этого? Недавние открытия в области фотосинтеза, похоже, дают возможность накормить и одеть человечество по‑царски, даже если оно будет насчитывать в тысячу раз больше, чем 2 миллиарда, как в настоящий момент. Из‑за чего ссориться? К чему?

Два разумных человека вступают в соревнование по уровню доходов, ценностей и продуктивности. А разве эти могучие нации, эти могущественные, вселяющие страх, громогласные «гиганты» – на самом деле не маленькие, невежественные, едва нормальные мальчишки, выкрикивающие друг другу в лицо оскорбления в споре о том, кому принадлежит дохлая кошка? Как насчет армий? Армии погибают. Если сила делает людей правыми, значит Рим все еще правит миром. Но кто теперь боится этой археологической диковинки, которая раньше была Римом?

Существует высшая цель, лучшая цель, более славная победа, чем опустошенные города и трупы, обожженные радиацией. Существует свобода и счастье в громадном количестве. Можно завоевать всю Вселенную.

Тот, кто этого не видит, далеко не заслуживает того, чтобы править. Тот, кто потакает своей ненависти, слишком безумен, чтобы давать советы.

Сколько может человек завоевать? Он проиграет, если он, побеждает людей. Он выиграет, если он победит свои собственные страхи, и тогда он завоюет звезды.

Атакуйте естественных врагов человека, атакуйте их эффективно, и война между людьми после этого перестанет быть проблемой. Это – рациональный подход к жизни.

Дианетика не интересуется спасением мира, она интересуется только предотвращением того, чтобы его «спасали». Еще одно такое спасение было бы фатальным! Дианетика не против борьбы; она определяет, с чем можно бороться. Бороться нужно с источниками трудностей человека внутри самого человека и общества, с врагами всего человечества. Человек, ошарашенный, не знал своих врагов. Теперь они видимы – в атаку!

 

БУДУЩЕЕ ТЕРАПИИ

 

Через двадцать или сто лет терапевтическая технология, представленная в этом томе, возможно, покажется устаревшей. Если этого не случится, тогда вера автора в изобретательность других людей не будет оправданной. Здесь мы имеем кое‑что, чего раньше не существовало: постоянно работающую науку мышления. Методы применения обязательно будут усовершенствованы.

Все науки начинаются с открытия основных аксиом. Они прогрессируют по мере нахождения новых данных и расширения сферы деятельности науки. Различные инструменты и методы возникают постоянно, усовершенствованные и пере– усовершенствованные. Основные аксиомы, первоначальные открытия Дианетики, являются такими основательными научными истинами, что если они и изменятся, то лишь незначительно. Данных, открытых этими аксиомами, уже много и становится больше с каждым днем. Методы использования этих данных, как они преподнесены в этом учебнике, будут вскоре модифицированы и усовершенствованы. Их преимущество сейчас заключается в том, что методы работают и производят добросовестные, основательные научные результаты.

Однажды кто‑то установил основные принципы использования огня. До того момента не существовало контролируемого огня. Приготовление пищи, отопление и, в конце концов, металлургия создали новую культуру. Основные принципы применения огня не очень изменились. Методы, при помощи которых люди работали с огнем сразу после того, как огонь был открыт, сейчас показались бы немного устаревшими. Сегодня мы пользуемся спичками, зажигалками и горючим, но сразу после того, как люди поняли, что такое огонь и начали его применять, приспособление для добычи огня трением и кремень с огнивом сочли бы за чудесные изобретения. Но даже без них человек уже применял огонь, и применял его с пользой на протяжении какого‑то времени и как оружие, и в хозяйстве, еще до того, как были открыты или изобретены кремень с огнивом и приспособление для добычи огня трением.

При изобретении колеса были заложены основные принципы, которые не изменились до сегодняшнего дня. Первое работающее колесо, наверное, было неуклюжей штукой. Но в сравнении с отсутствиемколеса оно было чудом.

Так же и с Дианетической терапией. Основные принципы, аксиомы и общие открытия Дианетики образуют систему, до сих пор неизвестную человеку. Как и с первым огнем и первым колесом, метод терапии может быть значительно улучшен. Сейчас он работает и может быть использован эффективно и безопасно.

В настоящее время в этом методе существуют два недостатка. Он требует больше мастерства от одитора, чем должно быть необходимо, и он не такой быстрый, каким он мог бы быть. Нужно сделать так, чтобы от одитора не требовалось делать никаких расчетов и, действительно, можно представить себе метод терапии, где одитор вообще не был бы необходимостью, какой он является сейчас. Полный клир должен быть получаем за несколько часов. Проблемы здесь заключаются в том, чтобы снизить уровень необходимого мастерства и количества затрачиваемой работы.

Могут сказать, что мы перекладываем – бремя на математика и философа, требуя от них разрешения всех проблем и создания всех усовершенствований. Действительно, это значит навязывать им разработку общих методов применения, так как в любом обществе должно быть разделение труда.

Когда основные аксиомы и расчеты были закончены, их невозможно было дать людям, так как не было никого, кому эти исследования могли быть вручены для применения. Таким образом, пришлось продолжать работу до самой дальней границы не только экспериментаторской работы, но и разработки и доказательства методов применения.

Можно использовать здесь аналогию со строительством мостов. Вспомним уже приведенное сравнение, предположим, что существуют два плато, одно выше другого, с ущельем между ними. Инженер видит, что если бы ущелье можно было преодолеть большому числу людей, то до сих пор не использованное верхнее плато, будучи гораздо более плодородным и удобным, стало бы местом развития новой цивилизации. Он задается целью построить мост. Ранее считалось, что мост через ущелье построить невозможно, да и вообще люди на нижнем плато просто не видели более высокого уровня, большинство не подозревало о существовании верхнего плато. Инженер, разработав новые принципы постройки мостов и найдя новые пути использования своих материалов, умудряется построить мост через ущелье. Он сам переходит по мосту и тщательно исследует плато. Другие переходят ущелье по мосту и рассматривают новые земли с большим удовольствием. Больше и больше людей переходят мост. Мост устойчив, хоть и неширок, и по нему можно безопасно перейти ущелье. Он не был построен для быстрого и насыщенного потока. Но он содержит основные принципы и аксиомы, при помощи которых мосты могут быть построены через ущелье опять и опять. Множество людей начинает приближаться к ущелью и Смотреть вверх.

Каким было бы ваше мнение об обществе на нижнем плато, если бы люди там стонали, плакали, спорили и не помогали бы расширить мост или построить новый?

 

* * *

 

В этом учебнике мы даем начальные аксиомы и терапию, которая работает.

Ради Бога, беритесь за дело и постройте лучший мост!

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных