Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Глава 3. Формула оргазма




 

Для того чтобы получить оргазм, вам не нужно знать никаких формул. Вам даже не нужно знать слово «оргазм». Если вы сонастроены с собственной сексуальной энергией и если вы хотите и можете позволить этой энергии выразить себя естественным образом, то оргазм случается сам собой.

Тем не менее, знаете вы об этом или нет, наступление сексуального оргазма следует определённой формуле, в которую входит накопление энергии и возбуждения в теле, достижение пика и высвобождение. В этом принимают участие самые разнообразные мышцы и нервы, кровь приливает к половым органам, биоэлектрические токи искрят и потрескивают, лица краснеют, кожу покалывает… Тем или иным образом в процесс вовлекается весь организм, всё тело.

Значение этой формулы гораздо шире и применимо не только в сфере сексуального наслаждения. Те же самые принципы относятся и к эмоциональному выражению. Понимание формулы оргазма и применение её принципов к области человеческих чувств даёт ключ, с помощью которого можно помочь людям высвободить заблокированные эмоции, восстановить течение энергии во всём теле и вновь обрести эмоциональное здоровье. Другими словами, формула оргазма создаёт надёжное основание для моей практики. Вот почему я посвятила эту главу её рассмотрению.

Именно Райх впервые осмелился изучать феномен оргазма. Он рискнул нарушить важнейшие социальные табу в своём стремлении изучить источники человеческой сексуальной энергии, понять её влияние на нашу психику и на нашу способность жить счастливой, наполненной жизнью.

Интерес Райха к сексу не был лишь академическим. Он был глубоко личным. С самого раннего возраста Райх был очарован сексом. Став однажды свидетелем сексуального контакта между слугами в родительском доме, в четыре года он сам попытался заняться любовью с няней своего брата. В одиннадцать лет он вступил в интимную связь с кухаркой, а в пятнадцать регулярно посещал публичный дом. В течение всей жизни секс оставался для Райха очень важным. Ему нужно было заниматься любовью каждый день, но при этом он не был плейбоем. Скорее, он практиковал то, что я назвала бы «серийной моногамией» — наслаждался интенсивными любовными взаимоотношениями, которые следовали одни за другими, но были более или менее моногамными.

Остальную часть своей огромной жизненной энергии он отдавал работе. По сути можно сказать, что работа и секс были для него всем, и в его подходе к жизни всегда были так или иначе связаны. «Любовь, работа и знание — это источники нашей жизни. Они должны также и направлять её», — такое вступительное заявление он делает во введении ко многим своим книгам.

Интерес Райха к функции оргазма возник в результате его работы аналитиком в Венской клинике Фрейда в начале двадцатых годов. Изучая образ жизни пациентов, успешно вылеченных от неврозов, и сравнивая их с теми, кого вылечить не удалось, Райх обнаружил, что излечившиеся были в состоянии наслаждаться удовлетворительной сексуальной жизнью, а неизлечившиеся — нет.

Следующий шаг был очевиден: чтобы вылечить пациента от невроза, сексуальную энергию нужно было освободить от любого сдерживания. Но сам по себе сексуальный акт не гарантировал исцеления. Часто заниматься любовью или иметь много партнёров для мужчины или женщины было недостаточно. Райх обнаружил, что значение имеет не количество, а качество. Именно способность человека наслаждаться полным сексуальным оргазмом — Райх назвал её «оргастической потенцией» — определяет способность преодолеть невротическое поведение. Решающим фактором является именно сексуальная удовлетворённость, а не сексуальная активность.

Здесь Райх значительно отошёл от Фрейда, потому что, как я упоминала раньше, рассматривал всё как с психологической, так и с энергетической точки зрения. Согласно Райху, невротическое поведение возникает вследствие индивидуальной неспособности полностью разряжать энергию, накапливающуюся в теле. Другими словами, невроз — это не что иное, как сдерживаемая энергия, которая ищет способ высвободиться.

Естественным и наиболее здоровым способом высвобождения энергии, по утверждению Райха, является сексуальный оргазм. Именно с помощью этой весьма важной функции тело может полностью разрядить собравшуюся в нём энергию и вновь начать процесс её накопления. Таким образом создаётся здоровый пульсирующий ритм заряда и разрядки.

В действительности, Райх разделил пульсацию оргазма на четыре стадии: напряжение — заряд — разрядка — расслабление. Чарльз Келли немного изменил этот порядок, поменяв местами первые стадии: заряд — напряжение — разрядка — расслабление. Собственный опыт заставляет меня согласиться с Келли, но в обоих случаях базовая формула одна и та

Исходя из этой формулы, легко понять, почему человек, страдающий сексуальной дисфункцией, становится невротиком: он никогда не добирается до четвёртой стадии и лишён возможности расслабиться. Он неспособен полностью разрядить накопленный заряд, невысвобожденная энергия, таким образом, остаётся в теле, проявляясь как напряжение, беспокойство и тревога.

Именно эта не нашедшая выхода энергия в буквальном смысле сводит человека с ума.

В основу революционного подхода Райха легло его открытие, состоявшее в том, что в повседневной жизни тело накапливает больше энергии, чем обычно использует. Он предположил, что привычка иметь энергетический резерв была выработана человеком в процессе эволюции как механизм выживания. Запасной бак горючего всегда должен быть под рукой на случай неожиданной чрезвычайной ситуации, например, для бегства от опасности или для борьбы с врагом.

С энергетической точки зрения Райх представляет человеческий организм как сферу с ядром и периферией. Он утверждает, что внутри сферы существует некоторое давление, потому что энергия скапливается в ядре и стремится расшириться, в то время как задача периферии — удерживать энергию внутри. При определённом уровне заряда энергетическое давление становится слишком большим, и энергия начинает самопроизвольно двигаться из ядра наружу. Она стремится к внешнему сексуальному объекту как к способу сбросить давление и восстановить нормальный уровень энергии внутри сферы.

Это звучит не слишком романтично, но (в терминах физики) именно ощущение давления внутри тела заставляет нас прижиматься к другому телу, заряженному подобным же образом. Мы вплотную приближаемся к кому-то и трёмся об его тело с тем, чтобы два заряда могли привести друг друга к высшей точке напряжения и затем высвободить его.

Как формула оргазма работает на практике?

Предположим, субботним утром вы решаете пройтись по магазинам и, проходя по улице, останавливаетесь перед витриной вашего любимого бутика. Там уже кто-то стоит и, когда вы собираетесь идти дальше, этот «кто-то» говорит: «Привет!» Вы оборачиваетесь и видите парня, с которым пару недель назад познакомились на дне рождения у подруги. Вы помните, что тогда ещё подумали: «Хмм, интересный мужчина», а теперь он стоит перед вами и, кажется, приглашает вас выпить чашечку кофе в кафе напротив. Вы слышите свой голос, говорящий: «Конечно, почему бы и нет?» — и вот уже сидите за чашкой кофе-латте без кофеина и разговариваете.

Может быть, вы этого не заметили, но пульсация вашего дыхания уже слегка изменила свой ритм. Она стала немного глубже, немного быстрее. Вы вбираете больше энергии, начинаете чувствовать себя более проснувшейся, более бдительной, больше интересующейся жизнью… Может быть, вы по-другому сидите, выпрямившись больше, чем обычно, и не наваливаетесь на стол. Другими словами, с точки зрения Келли и моей, вы уже двигаетесь к первой стадии формулы оргазма: давление энергетического заряда внутри ваших тел возрастает.

К занятию любовью ведут многие разнообразные действия. Флирт, приглашение в ресторан, танец, интимные разговоры, намеки — все обычные ритуалы, которыми окружено растущее притяжение между двумя сексуальными существами. Часто мы называем это «предварительной игрой». Но практический результат заключается в том, что в обоих партнёрах продолжается постепенное нарастание возбуждения и заряда энергии.

На этой стадии в уравнение постепенно начинает входить напряжение. С одной стороны присутствует некое чувство «сдерживания», которое психологически мы можем ощущать, например, как нежелание ринуться в сексуальный акт слишком поспешно или как опасение выглядеть слишком «нетерпеливым». Нам хочется, чтобы события разворачивались неторопливо, мы изучаем своего партнёра. С другой стороны, мы не хотим, чтобы возбуждение уменьшалось, мы хотим оставаться с высоким уровнем энергии. И поэтому в уравнение входит напряжение как способ удерживать равновесие между двумя противоположными силами — желанием удовольствия и сохранением возбуждения.

Если вы позволите вашему притяжению двигаться дальше естественно, оно приведёт вас к близкому физическому контакту. И, ещё до сексуального акта — когда тела просто соприкасаются, даже без проникновения — происходит квантовый скачок возбуждения. Оба партнёра признают: «Да, это так, теперь мы идём до конца».

Проникновение пениса во влагалище фокусирует энергию, концентрируя её в области наших половых органов, и поднимает заряд до максимального уровня. Продолжающееся занятие любовью создаёт сильное динамическое напряжение между потребностью высвободить поднимающуюся волну энергии и одновременным желанием сохранить, продлить и даже увеличить возбуждение.

Несмотря на то, что научные приборы в 1920-е гг. были весьма примитивными, Райх сделал всё возможное, чтобы измерить заряд энергии на различных стадиях, в том числе и снимая показания электрического потенциала с поверхности кожи. По-своему он опередил в этом как Альфреда Кинси, так и Мастерса и Джонсона — общепризнанных первопроходцев в научном исследовании человеческого сексуального поведения. В своей книге «Функция оргазма» Райх чрезвычайно подробно описывает трение тел, нарастание энергетического заряда, передачу биоэнергетических токов через плазму, слизистые оболочки и мускулатуру. Вслед за образом сферы он использует пример пузыря, наполненного воздухом до самой точки разрыва, иллюстрируя крайнее напряжение сдерживания, которое имеет место непосредственно перед оргазмом.

Должна сказать, что впервые прочитав эту часть его описания, я посчитала её весьма отталкивающей. Пузырь, готовый взорваться? Лично я предпочла бы, чтобы Райх нашёл другой способ, чтобы проиллюстрировать функционирование моих драгоценных оргазмов!

Но то, что он имеет в виду, предельно ясно: наступает момент, когда человеческий организм просто больше не может удерживать сексуальный заряд. Он должен либо взорваться, либо разрядить накопленную энергию. В этот критический момент контроль теряется. Достигается точка, возврат из которой невозможен. Занятие любовью из сознательного процесса превращается в непроизвольный. Энергия хлещет в оргазмическом высвобождении, и весь организм входит в конвульсивные движения; через плазму проносятся самые разнообразные биоэлектрические токи, а из мышц вытекает напряжение.

Райх особо подчёркивал необходимость непроизвольной стадии в оргазме, в которой энергия может полностью разрядиться. Эта стадия означает, что вы оставляете в стороне любое «делание», любые техники или методы контроля. Полностью удовлетворяющий оргазм случится, только если организм «возьмёт верх» и войдёт в непроизвольные конвульсии.

Эти непроизвольные конвульсии, как я уже отметила, представляют собой электрическое явление. Те из вас, кто проводил эксперименты на уроках биологии в школе, знают, что если электродом со слабым электрическим током прикоснуться к лапке мёртвой лягушки, то её мышцы судорожно сократятся, заставляя ногу дёргаться.

То же происходит в теле человека. Наши мышцы реагируют на проходящие через них биоэлектрические токи. При оргазме сексуальный центр действует как громоотвод, как внутренний электрод, и когда энергия начинает изливаться через гениталии, внезапный выброс биоэлектричества заставляет мускулатуру тела войти в ритмичные сокращения.

С окончанием оргазма оба любовных партнёра погружаются в глубокое расслабление. Вся энергия разряжена, в теле не осталось никакого напряжения. Именно поэтому после хорошего секса многие люди склонны засыпать.

В действительности, далеко не все способны позволить себе испытать полный сексуальный оргазм и насладиться им, и причины этого будут рассмотрены в следующей главе. Сейчас же я хочу сделать акцент на естественном процессе зарядки и разрядки, потому что именно этот процесс даёт ключ к Пульсациям — той работе, которой я занимаюсь на моих группах и индивидуальных сессиях.

Эмоциональная энергия следует той же схеме, что и сексуальная. Точнее будет сказать, что энергия всегда следует одной и той же схеме независимо от того, выражается она сексуально, или эмоционально. Аля эмоционального высвобождения в энергетическом теле должен быть накоплен заряд. После высвобождения и разрядки может последовать ощущение глубокого расслабления и улучшение самочувствия.

Чтобы показать, как это работает на практике, я опишу опыт своей первой райхианской сессии. Я получила его в Санта-Монике, неподалёку от Лос-Анджелеса, в апреле 1971 года.

Заинтересовавшись идеями Райха, я посетила в Сан-Франциско лекцию Чарльза Келли, учёного и психолога, который, как я упоминала в главе 1, учился у Райха в 1950-е гг. Вместе со своей женой Эрикой Келли применял и развивал принципы Райха в области эмоционального оздоровления. Он назвал свой подход «Неорайхианское обучение «Радикс» и проводил публичные семинары в институте «Радикс» в Южной Калифорнии. Только что окончившая университет, с дипломом по философии и политическим наукам, я была настроена на приключения и достаточно заинтригована лекцией Келли, чтобы отправиться из Сан- Франциско на юг для участия в группе выходного дня.

Как оказалось, там собрались двенадцать участников. Я сразу обратила внимание на то, что в свои двадцать два года я была самой молодой из них. Большинству было за тридцать, за сорок и за пятьдесят, и многие уже профессионально занимались медициной и оздоровлением — медсестры, врачи и терапевты различных направлений.

В первое утро супруги Келли провели нас через серию интенсивных физических упражнений: дыхание, прыжки, крики, пыхтение и сопение в напряжённых, с виду невозможных позах — позже я узнала, что эта особая форма самоистязаний называется биоэнергетикой. Вечером настроение изменилось, и Эрика Келли начала приглашать людей для участия в проводимых ею сессиях «один на один». Остальные в это время наблюдали за происходящим. После двух или трёх сессий я вдруг почувствовала, что наступила моя очередь.

«Лаура, хочешь быть следующей?» — спросила Эрика, как будто прочитав мои мысли.

«О Боже!» — вздохнула я мысленно, в то время как мой живот скрутило от нервозности и возбуждения.

«Да, хорошо», — сказала я, разоблачаясь до купальника из двух предметов, который, как я чувствовала, был мне очень сильно велик.

Я легла спиной на матрас, посмотрела в тёмно-карие глаза Эрики, а затем — на всех моих товарищей по группе, сидевших в кругу и глядевших на меня с ожиданием и с некоторым сочувствием.

«Хорошо. Теперь согни колени, так чтобы твои стопы устойчиво стояли на матрасе, и закрой глаза», — мягко сказала Эрика, сидевшая рядом со мной.

«Открой рот и начинай дышать в живот до самого его низа», — продолжала она, помещая свою ладонь на то место, куда должно было доходить моё дыхание.

Я глубоко вдохнула в живот, затем выдохнула из груди весь воздух.

Вдох… выдох… глубже вдох… глубже выдох… Непрерывно, в течение примерно десяти минут.

Хотя в то время я об этом и не знала, Эрика вела меня к накоплению заряда энергии, к поднятию потенциала перед последующей разрядкой.

Энергия. Что на самом деле подразумевается под этим словом? Скоро мне предстояло это узнать.

«Да, Лаура, хорошо», — поддерживала меня Эрика, сильно надавливая ладонью на мою грудную клетку, когда я выдыхала.

«А сейчас на выдохе издай звук «Ооооо…», потом вдох… и снова «Ооооо…», и вдох… и «Ооооо».

Я начала чувствовать странное покалывание в ладонях и вокруг рта, который совершенно непроизвольно начал сжиматься, принимая форму буквы «О». Одновременно с этим сжалось моё горло, сдерживая чувства, которые, казалось, пытались прорваться наружу из области сердца.

Похоже, что Эрика каким-то образом знала о том, что происходит. Она начала энергично массировать мои горло, челюсть и плечи, одновременно предлагая мне позволить телу двигаться так, как оно хочет.

В ответ моё тело начало совершать волнообразные движения, начиная, по-видимому, жить своей собственной жизнью.

Неожиданно какой-то голос из самой глубины моего ума настойчиво прошептал: «Дорогая, ещё немного, и что-то случится — прямо перед всеми этими людьми!»

Я игнорировала этот голос и продолжала дышать.

Каждый цикл дыхания всё больше и больше погружал меня в ритм пульсирующих движений и звуков, которые, казалось, проникали всё глубже, вызывая во мне ощущение, что меня несёт морской прилив или река., река эта неслась и стремилась к максимальному пику чувств… и неожиданно я громко зарыдала, всхлипывая так, как будто моё сердце разрывалось на части. Мой сбитый с толку ум пытался найти причину, по которой я плачу, но её не было.

Моё тело сотрясалось в конвульсиях, а из мышц начало высвобождаться то, что ощущалось как целая жизнь боли, горя и страстного желания. Постепенно я начала распознавать это чувство: я никогда не получала столько любви, сколько мне было нужно, или сколько я хотела, и особенно от мужчин — прежде всего, от отца, а позже и от разных моих возлюбленных.

Неожиданно в мозг хлынули воспоминания: все те случаи в моей жизни, когда я хотела большего, но была оставлена в состоянии неисполненного желания и тоски. Сколько я себя помню, я боялась хоть чего-нибудь попросить у мужчины: больше тепла, больше интимности или близости. И, да, больше секса.

И снова я была ошеломлена интуицией Эрики, когда она сказала мне: «Позволь своим рукам тянуться вверх и повторяй: «Я хочу… Я хочу…».

Я ухватилась за эти слова, как утопающий, выкрикивая их голосом, который сама едва узнавала.

Руки Эрики прикасались к моему телу именно так, как было нужно, чтобы поддержать происходящее, а её мягкий голос подбадривал меня, говоря: «Да, просто отпускай всё это… да».

Постепенно поток эмоций начал убывать. Он сменился ощущением расширения, такого огромного, что мои руки, казалось, могли обнять небо. Я чувствовала, что получила всё, в чём нуждалась. Моё дыхание вернулось к нормальному, и теперь в нём присутствовало восхитительное ощущение свободы и расслабления.

Я находилась в полной тишине и отдыхала в этом пространстве. Моё тело вибрировало, наполняясь новой жизненной силой, исходившей, казалось, из моего живота

Через несколько минут Эрика пригласила меня открыть глаза и посмотреть на участников группы, сидевших в кругу. Моё возвращение было встречено сердечными улыбками и блеском в глазах, и я поняла, что эти люди всё время были со мной. По мере того как они мягко прикасались к моему телу, между нами зазвучал лёгкий смех, помогающий мне расслабиться ещё больше.

Оглядываясь назад, я думаю, что в этой первой сессии меня больше всего потрясла глубина расслабления, испытанного после эмоционального высвобождения. Это было чем-то совершенно новым. До этого я никогда не чувствовала ничего подобного.

Таким было моё личное непосредственное переживание главного открытия Райха: в четырёхтактном цикле формулы оргазма вы не сможете по-настоящему почувствовать расслабление, если не способны полностью разрядить избыток энергии в теле. Слово «тело» здесь используется в качестве обобщающего термина, обозначающего два глубоко взаимосвязанных тела, физическое и энергетическое.

Тотальная разрядка, в свою очередь, требует приложения сознательного усилия. Необходимо накопить заряд посредством дыхания, методику которого я описала. И уже тогда этот заряд может инициировать эмоциональный взрыв и катарсис.

Сила и трансформирующий эффект работы супругов Келли произвели на меня настолько сильное впечатление, что я переехала в Санта-Монику и училась у них в течение двух лет, чтобы стать практикующим райхианским терапевтом. Точнее сказать — «неорайхианским», потому что именно так Келли отделял себя от более ортодоксальных и традиционных последователей Райха.

Проходя курс неорайхианской терапии и позже, уже имея собственную практику, я прочувствовала и поняла, каким образом этот подход работает непосредственно с сексуальной энергией. Внутри тела приходит в движение нечто такое, что можно назвать приятным, что можно назвать оргазмическим: ощущение наполнения энергией, движение энергии, её разрядка, а затем расслабление, приходящее, когда человек перестаёт сдерживать энергию. Несомненно, эти ощущения очень приятны, и в них можно почувствовать качество сексуальности. Это не значит, что в процессе практики эмоционального высвобождения человек возбуждается генитально. Я имею в виду скорее чувство оргазмической живости, переживание потока приятных ощущений во всем теле.

Кроме того, с моей сексуальностью произошли непосредственные изменения. В течение первых шести месяцев своей интенсивной работы с супругами Келли я заметила, что глубина моих сексуальных переживаний в общении с партнёром увеличилась. Появилось больше сексуальной энергии, я стала меньше отвлекаться на думанье о сексе — что бы сделать ещё и т. д. А мои оргазмы стали более сильными и более удовлетворяющими.

Став практикующим неорайхианским терапевтом, я начала шире и глубже понимать закономерности этой работы. Стоит рассказать о том, как это случилось.

Примерно через год после завершения обучения мне повезло стать терапевтом в институте Эсален в городе Биг Сюр, Калифорния. В начале семидесятых этот институт являлся генератором новаторской терапии, перекрёстком и местом встреч практически для всех, кто занимался развитием новых методов личностного роста и исследованием личности.

Фриц Перлз, разрабатывавший гештальт-терапию, трудился здесь последние годы своей жизни. Такие терапевты как Дик Прайс, Вилл Шутц, Джоана Хэлифакс, Станислав Гроф, Бернард Гюнтер, Габриэль Рот, Ида Рольф и многие другие в то время либо жили здесь постоянно, либо бывали проездом.

В Эсалене были представлены также и духовные направления.

Сюда часто приезжал Алан Уотс, человек, сделавший очень много для того, чтобы познакомить западное сознание с восточными философиями — особенно с дзен. Олдос Хаксли, написавший о духовном аспекте галлюциногенных наркотиков в своей книге «Двери восприятия», также несколько раз посетил Эсален. Впоследствии одно из главных помещений для групповой работы в институте было названо в его честь.

Когда я приехала в Эсален, вся американская молодёжь болела Индией. Это было модно. Путешественники, вернувшиеся в институт с Востока, читали лекции о системе чакр, вели курсы йоги и обучали различным видам медитации.

В целом это являло собой крепкий коктейль из западной психотерапии и восточной духовности, и, работая и живя на территории института, я пила его с удовольствием.

Примерно в то же время я услышала о необычной технике «хаотической медитации», созданной индийским мистиком по имени Бхагван Шри Раджниш, и очень скоро у меня появилась возможность её попробовать.

Супруги Келли организовали для меня турне по Европе, чтобы я провела группы в нескольких странах. В Лондоне я встретилась с учениками Раджниша и присоединилась к ним, чтобы опробовать их одночасовую хаотическую технику, известную как «Динамическая медитация».

Я всегда представляла себе медитацию как безмолвный, спокойный и относительно пассивный процесс Человек просто должен сидеть, скрестив ноги, с закрытыми глазами в позе Будды и успокаивать ум, размышляя о сострадании и мире. Или петь секретные мантры, или направлять энергию вверх по позвоночнику. Динамическая медитация представляла совершенно другой опыт и, несомненно, соответствовала своему названию. Она продолжалась шестьдесят минут и насчитывала пять стадий.

Процесс начался с десяти минут интенсивного дыхания через нос с закрытым ртом, с акцентом на выдохе. В эту начальную стадию вовлекается всё тело. Руки совершают сильные размахивающие движения по сторонам, отдалённо напоминая в этот момент рукоятки старинных мехов, и помогают прокачивать воздух через лёгкие.

Дыхание через нос с сильным выталкиванием воздуха на выдохе — в отличие от нашей нормальной модели дыхания — произвело на меня странное действие. Оно способствовало сильному насыщению энергией, но в то же время пробудило растущее чувство недовольства, нетерпения и гнева.

Хаотическая барабанная музыка продолжала подгонять нас Гонг возвестил о начале второй стадии. Я была более чем готова к десяти минутам катарсиса и эмоционального высвобождения, которое, как предполагалось, должно было произойти. Я чувствовала, что вот-вот взорвусь, и отчаянно кричала изо всех сил вместе со всеми остальными.

Третья стадия, также длиною в десять минут, была в высшей степени энергичной. Мы непрерывно прыгали с поднятыми над головой руками, приземляясь на всю стопу и выкрикивая мантру «Ху! Ху! Ху!». Это, как нам предварительно объяснили, воздействовало на сексуальный центр как комбинированный «молот»: повторяющиеся прыжки посылали импульсы, которые через ноги достигали области гениталий, в то время как мантра «Ху!» производила то же самое действие, звуча изнутри. Очевидно, что цель заключалась в том, чтобы пробудить дремлющие источники сексуальной энергии и распределить её по всему телу.

После трёх стадий и тридцати минут интенсивной и изматывающей активности, сопровождаемой громкой музыкой, голос на аудиозаписи неожиданно объявил: «Стоп!». Мы замерли в тех позах, в которых оказались, не двигая ни единым мускулом. Теперь, согласно инструкциям, мы должны были просто «наблюдать», или, не открывая глаз, замечать всё, что происходит. Стук пульса в ушах, звук дыхания, постепенно замедлявшегося по мере того, как мы приходили в себя после такой нагрузки, пот, струйками стекавший по телу, мысли, проносившиеся в мозгу. Эта стадия тишины продолжалась пятнадцать минут.

Заключительная стадия, также в пятнадцать минут длинной, была танцем и празднованием.

Как вы уже могли догадаться, наибольшее впечатление в этой технике Динамической медитации на меня произвело то, что в ней содержались те же самые важнейшие ингредиенты, что и в формуле оргазма Райха: интенсивное накопление энергетического заряда в теле, следующая за ним разрядка и расслабление.

У меня не было ясности относительно аспекта медитации в этой технике — ведь я была ещё совершенно «сырой», чтобы уловить все детали восточного представления о внутреннем опыте. Но мне очень понравилось оживляющее действие, которое оказала на меня Динамика /Практикующие Динамическую медитацию часто называют ее просто «Динамикой». — Примеч. перев./, а также то, насколько хорошо и расслабленно я чувствовала себя после.

Так началось моё влечение к обучающим методам Раджниша, который позднее стал известен как Ошо. И хотя тогда я ни о чём таком не догадывалась, это было также и началом постепенного слияния моей райхианской практики с путём Тантры.

Но в данный момент, пройдя вместе со мной через описание мощной неорайхианской сессии с Эрикой Келли и напряжённого часа Динамики, вы, возможно, хотите узнать:

Зачем нужно так много усилий? Зачем всё это пыхтение и сопение, дыхание, напряжение, эмоциональные потоки слёз и гнева? Действительно ли нам нужно проходить через всё это, чтобы чувствовать себя счастливыми, живыми, чувственными, оргазмическими и расслабленными?

Я боюсь, что краткий ответ будет: «Да».

Причины этого станут ясными в следующей главе.

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных