Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Глава 7. Снятие маски с лица. Часть 1: глаза




 

В Древней Греции актёры, выходившие на сцену в чудесных амфитеатрах, высеченных в каменных склонах горы, всегда надевали маски, изображавшие представляемые ими характеры. Через эти маски они разговаривали и слово «персона» первоначально обозначало: «тот, кто говорит через маску».

Этот термин прошёл через века, постепенно меняя своё значение. Первоначально указывая на маску, он стал применяться к актёру — выражение «персонажи пьесы» всё ещё используется для обозначения актёрского состава — а затем расширился до общего наименования, означающего любого человека — любую «персону».

Сегодня мы используем слова «персона», «личность» для описания характера человека. То, что первоначально эти слова обозначали маску, закрывающую лицо, очень показательно — именно в этом, в сущности, и состоит функция личности.

Личность — это образ, который мы преподносим другим людям и всему миру, и выражается она главным образом через лицо. Наш образ может выражаться и через тело, посредством одежды, которую мы носим, машины, которую мы водим, и прочих вещей, но в основном именно лицо — взгляд, мимика, манера говорить — сообщает о том, что за личность мы собой представляем.

Вначале, в давние первобытные времена, между тем, что мы чувствовали внутри, и тем, что выражало лицо, не существовало никакой разницы. Как и любая другая часть тела, лицо досталось нам от наших предков-животных, а животные выражают себя просто и искренне, без мыслей, контроля или цензуры.

По мере того как мы становились более цивилизованными и начали жить вместе в более крупных сообществах, наше внешнее выражение постепенно стало сдерживаться сотрудничеством, компромиссами, возникающими обычаями и табу. Мы научились быть фальшивыми, приспосабливать своё поведение, чтобы получать от общества то, что нам нужно, и эта привычка к расчётливости действует и поныне.

Поэтому неудивительно, что в мышцах лица, головы и шеи скапливается очень много напряжения. Мы постоянно стремимся контролировать лицо, вырабатывать правильную социальную маску и удерживать её на месте, показывая то, что приемлемо, и скрывая остальное.

Существует много выражений, указывающих на важность лица в социальном взаимодействии. В Японии, например, публичный конфуз или унижение буквально описывается как «потеря лица» — фраза, которая явно подразумевает, что лицо это маска, которая в любой момент может соскользнуть.

Почти во всех культурах имеется выражение «двуличный человек», обозначающее того, кто не заслуживает доверия, кто может с искренним видом обманывать людей.

В Америке из игры в карты к нам пришло выражение «лицо игрока в покер», означающее, что вы не проявляете никаких эмоций.

К примеру, вы уже два часа как играете в покер, неизменно проигрывая, и вдруг вам на руки приходит потрясающая карта Вам хочется улыбнуться, рассмеяться, завопить от радости, исполнить танец на столе, но вы не показываете ничего — не проявляете своих подлинных чувств — потому что вам нужно, чтобы другие игроки поставили на кон кучу денег и проиграли. И ваше лицо остаётся ничего не выражающим.

Подобное происходит и в голливудских фильмах, где полно сцен, в которых герой в самых критических обстоятельствах способен оставаться невозмутимым и сохранять на лице бесстрастное выражение, обманывая злодея и спасаясь в самой невообразимой ситуации.

Я уже упоминала знаменитую британскую «поджатую верхнюю губу» — прямое указание на конкретную область лица для обозначения безэмоционального отношения.

Это напоминает мне случай, произошедший незадолго до Второй мировой войны, когда британский министр иностранных дел сэр Энтони Иден прилетел в Рим, чтобы встретиться с итальянским фашистским диктатором Бенито Муссолини.

Желая произвести на Идена впечатление своей властью, напыщенный Муссолини, драматично указав на кнопку, расположенную на его столе, громко заявил: «Чтобы начать следующую войну, мне нужно лишь нажать эту кнопку!»

С бесстрастным выражением лица Иден холодно заметил: «Как это неудобно, если вам нужна просто чашка чаю».

Вообще говоря, итальянцы более экспрессивны, чем британцы; однако это не означает, что панцирь у них меньше. Эмоция, демонстрируемая латинским темпераментом, может не быть подлинным отражением того, что происходит внутри человека. И в этом случае фальшивый образ, предъявляемый миру, будет вызывать такое же напряжение в мышечных сегментах, как и полное сдерживание эмоций.

В жизни мы обычно показываем одно лицо своему возлюбленному, другое — коллегам на работе, третье — своим детям. Лицо может принимать множество выражений; мы учимся приспосабливать мышцы так, чтобы демонстрировать что-то правильное для данного случая — это становится настолько укоренившейся привычкой, что мы даже не задумываемся об этом.

Именно на лице располагается большинство наших органов чувств — глаза, уши, нос, язык — и именно здесь мы с помощью зрения, слуха, обоняния и вкуса собираем информацию об окружающем нас мире. Это наша граница, наш предел, где мы лицом к лицу взаимодействуем с окружением, внешним миром, и где мы устанавливаем нашу первую линию обороны.

С энергетической точки зрения, это также дверь, через которую мы можем пригласить мир к себе внутрь или позволить другому человеку стать близким, пройдя через наши защиты. Здесь мы определяем, безопасно ли открыться к окружающим или лучше остаться закрытым.

Как я рассказывала в главе 4, Райх разделил голову и лицо на два сегмента: глазной (окулярный) и ротовой (оральный). Расположенный между ними нос весьма напоминает мост, так как его верхняя половина больше связана с глазами, а нижняя — со ртом.

Глазной сегмент — это первый сегмент, с которого начинается процесс снятия панциря. Он включает в себя мышцы вокруг глаз, лоб, брови, верхнюю, боковую и заднюю части головы, спинку носа и верхние части щек. В него также входят мышцы шеи, расположенные непосредственно под затылочной частью черепа.

Вся эта область представляет собой канал для энергии, движущейся в тело и из него. Здесь особенно важны глаза — говорят, что через глаза входит и выходит восемьдесят процентов нашей энергии.

Все наши чувства могут быть выражены через глаза, и подобным же образом в глазах они могут быть и заблокированы. По сути, любое место в теле, через которое входит или выходит энергия, потенциально является местом, где энергию можно заблокировать. Другие такие места — это рот, нос, уши, кисти, стопы, гениталии и анус.

Дети естественным образом открыты и уязвимы для энергетического и эмоционального воздействия извне. Когда ребёнка окружает атмосфера любви, созданная заботливыми родителями, он зрительно и энергетически вбирает в себя все эти впечатления широко открытыми и доверяющими глазами. Когда же ребёнок оказывается между кричащими, ссорящимися родителями, то бессознательно начинает блокировать эту насильственную энергию, не впуская её внутрь, особенно через зрение, потому что ни один ребёнок не желает видеть, что вокруг него происходят подобные вещи.

Блокирование в области глаз часто принимает форму близорукости, которая может быть связана с напряжением, вызванным страхом. Мой учитель Чарльз Келли, который является также и преподавателем методики улучшения зрения по Бейтсу, посредством снятия напряжения глазных мышц фактически вылечил у себя близорукость. Он разработал для этого техники, которые я включила в свою работу. В напряжённых мышцах вокруг глаз заключены подавленные эмоции. Когда чувства пробуждаются и начинают высвобождаться, изливаясь из глаз, их пробуждение приносит зрению новую ясность.

Ясное зрение включает в себя не только глаза физические, но и глаза понимания и интуиции. Физические глаза могут видеть замечательно, в то время как на более тонком энергетическом или интуитивном уровне может иметь место почти полная слепота

Способность к «внутреннему зрению» очень важна в терапевтической работе. Человек может испытывать самые разнообразные переживания, у него могут высвободиться всевозможные эмоции, но без способности постичь их значение в контексте собственной жизни, всё это останется почти напрасным упражнением. Те же самые старые механизмы будут снова и снова продолжать накапливать напряжение.

Поэтому, как при работе в группах, так и на индивидуальных сессиях дело заключается не только в том, чтобы выполнить серию упражнений. С самого начала я делаю акцент на понимании — почему мы делаем то, что мы делаем, — а также помогаю людям развивать чувствительность к своим собственным переживаниям, к своему внутреннему радару, который сообщает им о том, что происходит на уровне чувств.

Это похоже на возвращение к состоянию доверия самому себе.

Однажды я услышала, как Ошо сказал, что все дети рождаются с «внутренними детекторами чепухи». Иными словами, они инстинктивно знают, когда взрослые говорят ерунду или делают что-то неуместное. Нам просто нужно восстановить это ценное качество прямого «видения» того, что для нас хорошо и правильно.

Работа с глазным сегментом подобна снятию крышки с котелка. Она открывает доступ к каналу для прохождения энергии вниз, во всё остальное тело. Через глаза энергия может войти в нас и затронуть любой из нижних сегментов. И точно так же энергия может подняться из любого центра и выразиться, выйти наружу.

Глаза — это точка, через которую энергия, двигаясь в том или ином направлении, входит в энергетическую систему или же покидает её. Поскольку работа по освобождению тела от панциря проводится сверху вниз и от поверхностных слоёв чувств к более глубоким, расположенным ближе к ядру, мы всегда начинаем снятие панциря с глазного сегмента

Существует большое количество упражнений, которые я провожу, чтобы расслабить глазные мышцы, освободить механизмы сдерживания и высвободить сосредоточенное здесь напряжение.

Контакт глазами

 

С самого начала группы или серии индивидуальных сессий при подготовке тела к снятию панциря я привлекаю внимание людей к их глазам.

Включив в начале группы танцевальную музыку, я прошу участников во время танца смотреть друг на друга, смотреть, кто здесь есть, с кем они будут в течение последующих нескольких дней заниматься исследованиями. Это — первый шаг: ненавязчиво войти в контакт, танцуя и двигаясь вместе.

Когда музыка заканчивается, я прошу участников установить контакт глазами, для чего приглашаю их встать друг напротив друга, глядя партнёру в глаза

Многие люди при этом ощущают неловкость, потому что обычно мы не смотрим в глаза другому человеку дольше двух-трёх секунд — более долгий взгляд считается невежливым или назойливым.

Кроме того, уклонение от контакта глазами с другим человеком является способом избегать самих себя — избегать чувств, которые могут легко начать подниматься, когда мы стоим лицом к лицу. Мы действуем как катализаторы, «включая» друг друга. Чем дольше мы смотрим в глаза другому человеку, тем заметнее становятся наши собственные чувства — не только ему, но и нам самим.

Это может вызывать страх. Ведь все наши усилия по подавлению эмоций направлены на то, чтобы скрыть подлинные чувства или продемонстрировать что-то поддельное и фальшивое — то, что удержит людей на безопасном расстоянии. Поэтому в упражнении, подобном этому, люди очень часто ощущают испуг или опасность.

Например, может возникнуть ощущение влечения, когда люди вдруг понимают: «О, он мне нравится». Это влечение начинает проявляться во взгляде, но прошлый опыт научил их не показывать подобные чувства. Такое может происходить из-за страха быть отвергнутым или из-за социального воспитания и культурных воззрений.

Ещё в этом упражнении становится очевидным то, что некоторые люди просто не могут смотреть кому-либо прямо в глаза. Они смотрят на нос, они смотрят на брови, над головой… куда угодно, только не в глаза. Некоторые, чтобы избежать контакта, «улетают». Кажется, что они смотрят вам в глаза, но внутри они отсоединены, и через некоторое время вы понимаете, что «никого нет дома» — на самом деле на вас никто не смотрит. Кто-то просто закрывает глаза, принимая тот факт, что не может встретиться взглядом с другим.

У тех же, кто продолжает смотреть, это упражнение провоцирует чувства и эмоции. Некоторые участники начинают плакать, просто глядя в глаза другому человеку и переживая присутствие смотрящего навстречу человеческого существа. Сердца людей оказываются затронутыми, когда они вдруг начинают чувствовать общее, человеческое во всех нас — то, что глубоко внутри мы все одинаковые: хрупкие, застенчивые, уязвимые.

Само признание того, что «это — другой человек, который на меня смотрит», может неожиданно затронуть множество чувств.

Сменив партнёра три или четыре раза, участники начинают ощущать большую близость друг с другом, и это играет важную роль в создании групповой динамики для последующей работы.

Читая об упражнении, вы можете решить, что такая сильная реакция несоразмерна его простоте — иногда даже я поражаюсь, когда вижу, насколько легко спадают слои защиты и фальши. Однако, поразмыслив, вы поймёте, что это не так уж удивительно. Именно через глаза мы больше, чем посредством любого другого органа чувств, встречаемся с другими людьми. И когда у нас есть мужество сознательно стоять и смотреть друг на друга, то остаётся совсем немного, чтобы наши защиты пошатнулись. Поэтому такое начало моих курсов — это важный и полезный шаг.

В течение всего процесса освобождения от панциря, особенно во время выражения эмоций, я продолжаю побуждать участников к контакту глазами. Я приглашаю их показывать через глаза гнев, показывать страх, позволять терапевту или помогающему партнёру видеть в глазах и слёзы, и грусть.

Обычно, глядя в глаза клиента, я вижу эмоцию, которая там удерживается. Понимание работы «пар чувств» помогает мне вести его к соединению с этой эмоцией и её выражению. Например, если я вижу подавленный гнев, то знаю, что мне нужно будет поддержать движение этой энергии наружу, делая акцент на выдохе и «отзеркаливая» гнев своими глазами и лицом. Если я вижу неосознаваемый страх, то буду подчёркивать вдох и предложу человеку шире открывать глаза, имитируя испуг, в результате чего могут «включиться» настоящие эмоции.

 

Освобождение глаз

 

Мои группы по Пульсациям построены таким образом, что иногда мы целый день работаем с одним конкретным сегментом. Основной структурой дня, который я называю «днём глазного сегмента», является неорайхианское упражнение под названием «Освобождение глаз».

Прежде чем погрузить участников в это упражнение, я готовлю почву с помощью необычной медитационной техники, которой я научилась в Индии. Она была разработана Ошо и называется «Мандала-медитация». Обе эти структуры, берущие начало в очень разных культурах, прекрасно сочетаются друг с другом, работая с одними и теми же энергетическими центрами и со сходными темами.

Мандала — одна из моих любимых техник, и мне всегда доставляет удовольствие включать её в группы и тренинги. Я начну с описания этой медитационной техники, а затем перейду к райхианскому упражнению, потому что именно в такой последовательности я их использую.

Мандала длится один час; в ней четыре стадии продолжительностью по пятнадцать минут каждая. Первая стадия — бег на месте, при котором колени и бёдра высоко поднимаются, приблизительно до горизонтального положения на уровне талии. Таким образом в нижней части тела генерируется много энергии, которая, зарождаясь в ногах и стопах, через тазовый сегмент распространяется вверх.

Во время бега глаза должны быть открыты, взгляд направлен прямо вперёд. Взгляд может быть сфокусирован на какой-то точке на стене либо на каком-нибудь дереве или кусте в саду за окном. Такое сочетание бега и зрительного сосредоточения означает, что две противоположные части организма — стопы и глаза — работают одновременно, и это создаёт энергетическую связь, или объединённое поле, проходящее через всё тело.

На второй стадии Мандалы участники сидят со скрещенными ногами, глаза закрыты, позвоночник выпрямлен, и медленно раскачиваются под аккомпанемент мягкой океанической музыки. Это — метод центрирования, помогающий пробудившейся энергии собраться в ядре тела, не рассеиваясь и не распадаясь на части.

На третьей стадии участники ложатся на спину, открывают глаза и начинают вращать глазными яблоками, описывая ими широкие круги в направлении против часовой стрелки. Направление движения важно. Движение по часовой стрелке помогает энергии двигаться наружу, в то время как движение против часовой стрелки способствует её движению внутрь, а сейчас цель состоит в том, чтобы удержать энергию внутри и направить её в «третий глаз», расположенный между бровями.

Большинство людей, знакомых с восточной системой йоги, знают о третьем глазе, или шестой чакре, которая связана с внутренним зрением так же, как наши физические глаза связаны со зрением внешним Когда третий глаз активизируется, часто возникает ощущение внутреннего пространства, повышенного осознания и большей ясности. Круговое движение физических глаз наполняет глазной сегмент энергией, и это оказывается полезным для последующего райхианского упражнения.

На людей с сильно развитым панцирем вокруг глаз, имеющим хроническое напряжение в мышцах этого сегмента, третья стадия иногда нагоняет сон. Некоторые участники действительно глубоко засыпают, и это — способ ухода от того, что возбуждается в бессознательной части ума. Чтобы противодействовать этому, я призываю всех продолжать вращение глазами, оставаясь бдительными и присутствующими, ощущая то, что затрагивается этой техникой.

На четвёртой, заключительной стадии участники закрывают глаза и пребывают в безмолвии и неподвижности, лёжа, ничего не делая, просто наблюдая ощущения и мысли, движущиеся внутри, а также звуки снаружи. Почти все медитации Ошо завершаются покоем и тишиной.

Кстати, не беспокойтесь, если вам кажется, что в этой книге я не уделила должного внимания Ошо и его подходу к духовным практикам. Я подробно расскажу об этом в начале третьей части, посвящённой Тантре и медитации.

После Мандалы и перерыва участники готовы к упражнению «Освобождение глаз».

Здесь они работают в парах, один участник — в качестве активного партнёра, «клиента», другой — как «помощник». Клиент ложится на спину, принимая основную дыхательную позицию, согнув колени и всей плоскостью поставив стопы на пол. Помощник сидит на подушке непосредственно за его головой.

Активный партнёр начинает глубоко дышать, накапливая заряд энергии, в то время как помощник массирует ему голову, расслабляя мышцы в области глазного сегмента, особенно в области глаз, бровей и лба. Я также предлагаю, чтобы помощники помассировали заднюю часть шеи у основания черепа, потому что напряжение, вызванное оттягиванием энергии от глаз, обычно скапливается именно здесь. В этом месте мы блокируем страх.

С глаз начинаются многие энергетические меридианы или энергетические каналы, проходящие вдоль лба вверх через макушку головы и затем вниз по задней части шеи. Обычно они блокируются хроническим напряжением, в результате чего прерывается поток энергии между умом и телом, а также разрывается связь между зрением и чувствованием, и поэтому я прошу помощников помассировать шею до самых плеч.

Пока происходит массаж и в комнате тихо, я рассказываю, что существует много такого, чего мы, будучи детьми, не хотели видеть, не хотели впускать внутрь… уродливые, дискомфортные, пугающие вещи, такие как ссоры между родителями, отец, избивающий мать, самые разнообразные неприятные семейные ситуации… мы не хотим этого видеть, и поэтому учимся отсекать энергию в глазах, не видя то, что находится перед нами. Упражнение «Освобождение глаз» помогает ослабить хронические напряжения, образованные защитным рефлексом прерывания потока энергии.

Я прошу помощников взять в руки маленький фонарик, имеющий форму авторучки, включить его, расположить над головой клиента на расстоянии примерно полуметра от его носа и направить слабый луч жёлтого света активному партнёру в глаза Важно, чтобы этот свет перемещался над лицом случайным образом — вверх и вниз, из стороны в сторону, по кругу, — в то время как клиент просто смотрит на свет и следует за ним глазами. Двигаются только глаза, но не голова. В этом случае глаза клиента вынуждены смотреть в каждый уголок, в каждом направлении, в каждую точку в пределах поля зрения. Движение должно быть случайным, его рисунок не должен повторяться, так, чтобы за ним невозможно было следовать автоматически. Это заставляет активных партнёров постоянно сохранять бдительность, потому что они никогда не знают, в каком направлении свет начнёт перемещаться в следующее мгновение.

Случайные движения глазами оказывают воздействие на напряжения, сформировавшиеся в области глаз, а вместе с ними — и на воспоминания, которые были вытеснены в бессознательную часть ума. Иногда у людей всплывают образы из детства; приятные воспоминания, например, о том, как они, лёжа в кроватке или в коляске, следят за движением разноцветных игрушек; или воспоминания дискомфортные, когда где-то происходит что-то неприятное, и младенец пытается туда не смотреть.

Через некоторое время я прошу клиентов следовать за светом фонарика и глазами, и кончиком носа, чтобы голова также двигалась случайным образом, высвобождая напряжение в задней части шеи. Благодаря сочетанию дыхания, наблюдения за светом, движений глазами и головой внутри пробуждаются и начинают двигаться самые разнообразные чувства. Чтобы содействовать этому освобождению, я приглашаю участников издавать звуки, энергетически вовлекая рот и горло. Ещё я предлагаю ударять стопами по матрасу, это напоминает стадию бега в Мандале — колени согнуты, а стопы ударяют по очереди: одна, другая, одна, другая. Таким образом ноги и стопы генерируют энергию, с каждым ударом посылая её через тело вверх.

Эта часть упражнения сосредоточена на выражении, расчистке энергетических каналов, позволении чувствам выходить наружу в виде криков, воплей или смеха, и я поддерживаю эту разрядку, включив громкую, активную музыку и дав помощникам указание двигать фонариком всё энергичнее и хаотичнее.

Примерно через пятнадцать минут я постепенно уменьшаю громкость, и процесс смягчается и успокаивается. Я прошу помощников перемещать фонарики более плавно и медленно» а клиентов приглашаю стать более восприимчивыми, впуская свет внутрь через глаза. Это открывает путь для движения энергии вовнутрь, и я предлагаю активным партнёрам, используя воображение, позволить сочетанию света и энергии пройти в горло, в полую трубку, а по ней — в сердце, живот и сексуальный центр.

Эта восприимчивость, эта внутренняя открытость затрагивают скрытые, уязвимые чувства — в основном, связанные со страхом и доверием и обитающие глубже, ближе к ядру. Чувствуя это, участники иногда начинают глубоко рыдать.

Примерно через десять минут помощники выключают фонарики, садятся рядом со своими партнёрами и постепенно завершают упражнение, прикасаясь к их рукам, или мягко положив ладони на их стопы, помогая заземлению, возвращению назад «в тело» — в настоящий момент, в «нормальное» состояние повседневного существования. Затем клиенты в течение нескольких минут делятся с помощниками, рассказывая, что происходило во время упражнения.

Одно из распространённых переживаний состоит в том, что люди не хотят видеть свет. Они хотят отделаться от него, возможно, из-за чувства страха, которое он провоцирует внутри них. Иногда, глядя на свет, люди очень злятся, хотят по нему ударить, или укусить, или плюнуть в него. Иногда свет затрагивает чувства боли или тоски, и, глядя на него, человек может вдруг начать плакать. Другие люди переживают чувство всё возрастающей любви к свету, ощущая его как нечто позитивное и прекрасное. У них возникает желание обнять его, вобрать в себя. Также возможно, что свет будет олицетворять собой мать, отца или начальника, или некую прекрасную или злую силу, или возбуждать в теле чувственность и ощущение живости.

Таким образом, свет действует как проекционный экран для структуры личности и обусловленностей, с детства запечатленных в этом сегменте, и поэтому благодаря «Освобождению глаз» люди начинают яснее осознавать многие из своих личных проблем. Часто в течение нескольких дней после упражнения участники сообщают о том, что их зрение стало более ясным и чётким — вещи выглядят более красочными и живыми, — а также о том, что теперь им легче смотреть в глаза другим, не защищаясь.

После того как клиенты поделились своими переживаниями, наступает время перерыва на чай или кофе — дополнительная возможность вернуться к привычной «реальности», в которой мы обычно живём. Люди, глубоко погрузившиеся в работу по эмоциональному высвобождению, часто удивляются тому, что после интенсивной сессии они, оказывается, могут встать и вместе с остальными участниками выйти из комнаты, где проходит группа, чтобы перекусить и выпить чаю, перед тем как поменяться ролями со своими партнёрами и начать процесс снова

Это то, на что я хотела бы обратить ваше внимание, причём не только потому, что я люблю по утрам пить чай, но и потому, что я хочу, чтобы люди привыкали к переходу между полярностями интенсивного эмоционального высвобождения и повседневной жизни. Это хороший способ поддерживать заземлённость в практической стороне жизни, с тем чтобы не воспринимать себя и свои эмоции слишком серьёзно.

Конечно, если кто-то ощущает себя особенно потрясённым или уязвимым, то я могу проводить его в сад, чтобы он немного посидел там один или со своим партнёром, чтобы всё могло бы постепенно «осесть» и успокоиться.

К тому времени как технику освобождения глаз выполнят оба партнёра, завершается день, проведённый в группе. А мы готовы перейти ко второй стадии снятия маски с лица.

 

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных