Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Глава 9. Снятие доспехов — освобождение скованного сердца




 

ЕСЛИ МЫ ХОТИМ ощутить на опыте рай и ад в земном, непосредственном воплощении, то нет ничего более подходящего, чем любовные взаимоотношения между мужчинами и женщинами. В стремлении найти контакт, перекинуть мостик через пропасть между противоположными полами и объединиться друг с другом, мы открываем в себе и божественное и демоническое. И если определить в теле те области, где наслаждение и боль от этой связи ощущаются наиболее остро, то мы должны будем выделить две из них. Первая — человеческое сердце: источник любви, страстного стремления и глубокого горя. Другая область располагается чуть ниже — где-то между животом и коленями.

В этой главе мы будем исследовать сердечный центр, расположенный в глубине грудного сегмента, а также сильнейшие эмоции, связанные с этой областью тела.

Есть одно обстоятельство, которое кажется мне важным и которое часто упускается из виду в сердечных вопросах. О нём стоит помнить всем тем, кто рискует отправиться в измерение сердца; для того, чтобы любить, нужна храбрость.

Почему? Потому что когда вы открываете своё сердце, вы рискуете также и причинить себе боль.

Сказки и романтические истории о подлинной любви говорят неправду. Любовь не длится вечно. Любовь приходит, любовь уходит, и её уход непременно сопровождается грустью, сердечной болью и печалью. Более того, можно считать, что нам повезло, если у нас будут лишь эти чувства, без примеси горечи, ненависти или сожаления. Ведь в судах по бракоразводным делам множество пар желают разорвать друг друга на кусочки и выжать последний цент из бывшего возлюбленного, не оправдавшего надежд и не ставшего воплощением мечты. В результате столь болезненного жизненного опыта многие совсем отказываются от любви, закрывая двери своего сердца в целях самозащиты.

Помню, как во время расцвета моего первого большого романа мы с моим возлюбленным зашли в Сан-Франциско на почту и подошли к стойке, чтобы отправить пару писем. Наверное, мы почти всё время смотрели друг другу в глаза, мало внимания уделяя служащей за стойкой, потому что, бросив на нас лишь один взгляд, она воскликнула: «О, вы влюблены!» И тут же скрестила указательные пальцы, как бы отгоняя злых духов. У нас не было времени вдаваться в подробности, но было ясно, что когда-то её сердце было разбито и она не желает больше иметь с любовью никаких дел — а ей было лишь слегка за тридцать.

Не случайно в знаменитых любовных историях, в «Ромео и Джульетте», например, или в «Тристане и Изольде», герою и героине никогда не позволяют долго пробыть вместе. Их любовь остаётся чистой и прекрасной, ведь у них нет времени устать друг от друга И они никогда не добираются до болезненного завершения выдохшихся отношений.

Во всех реальных любовных отношениях наслаждение и боль составляют один неделимый комплект. Те храбрецы, что приходят ко мне, чтобы начать процесс снятия панциря, скоро начинают понимать, что нет другого способа освободить сердце от защит, кроме как заново переживая боль утраты, обиду и оставшееся без ответа стремление. Такова цена возвращения к любви и, по моему мнению, её стоит заплатить, потому что без чувствующего, пульсирующего сердечного центра мы, по сути, не можем считать себя людьми.

В открытой Райхом системе телесного панциря сердце — это лишь часть грудного сегмента. В состав этого сегмента входит грудная клетка и все мышцы, расположенные в области груди от плеч до нижних ребер, как спереди, так и сзади. Кроме того, в него входят руки и кисти, по сути представляющие собой продолжение сердца. Мы легко можем почувствовать это всякий раз, когда тянемся к другому человеку в поисках любви, или кого-то отталкиваем от себя, используя руки как главное средство выражения чувств сердца

Вспомните, как в начале моего погружения в райхианскую работу, во время моей первой индивидуальной сессии, Эрика Келли пригласила меня протянуть руки и говорить: «Я хочу… Я хочу…» Это привело меня в непосредственный контакт с болью, жившей в сердце из-за того, что я никогда не получала столько любви, сколько хотела, особенно от мужчин, и с моим страхом попросить этой любви. В своей терапевтической практике я часто сталкиваюсь с похожими чувствами у моих клиентов. На индивидуальных ли сессиях, или во время групповой работы всякий раз, когда я приглашаю людей «протянуть руки», проявляются подобные темы. К тому же все качества любящего сердца: нежность и сочувствие, заботу и желание защитить — мы выражаем с помощью рук. Поэтому то, что Райх включил руки и кисти в состав сердечного сегмента, безусловно, имеет смысл.

Наверное, вы замечали на собственном опыте или в кино, что душевная боль или большое горе наиболее остро ощущаются в середине груди, а не в той области, где располагается физическое сердце. Охваченные любовью или потрясённые потерей, люди прижимают ладони к середине грудной клетки, а не ближе к левой стороне. И всё- таки мы называем это чувство «сердечной болью».

Её происхождение Райх объясняет тем, что именно в мышцах грудной клетки сохраняется хроническое напряжение. Есть и другая система, о которой я хотела бы здесь упомянуть, и которая проливает свет на сердце и его тайны.

В индийской системе чакр существует семь энергетических центров, расположенных вдоль всего туловища, от сексуального центра и до макушки головы. Слово «чакра» пришло из санскрита — древнего индийского языка, и означает «колесо» или «вихрь». Чакра — это сгусток чистой энергии, динамичный и невидимый феномен, который, будучи активизированным, вращается подобно диску.

Несмотря на отсутствие у них материальной формы, чакры оказывают на нас влияние на физическом, эмоциональном и духовном уровнях. Чакры принимают и передают энергию, а также управляют работой ближайших к ним органов тела. В третьей части книги я расскажу о чакрах более подробно, сейчас же хочу отметить, что «сердечная чакра», или энергетический центр, соответствующий сердцу, в этой системе располагается в точности посередине грудной клетки. Мне кажется это важным. Становится ясно, почему сердечные эмоции именно в этом месте ощущаются наиболее остро. Ведь именно энергетическое тело, а не физический орган возбуждает эмоции, а сердечная чакра является центральной точкой энергетического тела.

Связывая эти две системы, я предпочитаю думать о чакрах как о внутренних ядрах каждого из райхианских сегментов, в которых чувства и переживания становятся невещественными и проникают в тонкие тела.

Вместе с тем не нужно забывать о физическом сердце и считать, что оно не оказывает влияния на нашу эмоциональную жизнь. Я читала выдержки из замечательной книги доктора Пола Пирселла под названием «Код сердца», в которой он утверждает, что сердце думает, чувствует, помнит, любит, ненавидит и передаёт информацию. Опрашивая пациентов, перенёсших трансплантацию органов, доктор Пирселл обнаружил, что многие после операции ощутили изменения в своей личности и поведении. Он также выяснил, что эти их новые качества на самом деле принадлежали донорам органов.

Например, мальчику-испанцу, ни слова не знавшему по-английски, было пересажено сердце мужчины, погибшего в автокатастрофе. Через два года мальчик обнаружил, что постоянно повторяет слово «copathetic». Жена погибшего мужчины рассказала, что «copathetic» было словом, которое они с мужем придумали, чтобы обозначать конец ссоры, а в аварию они попали в тот момент, когда горячо спорили.

В другом случае девятилетней девочке было пересажено сердце, принадлежавшее маленькому ребёнку, убитому неизвестным. Вскоре ей начали сниться кошмары о том, что её саму убивают. Её сны были достаточно яркими, чтобы можно было точно описать убийцу — она знала даже его имя. Этот человек был идентифицирован. После проведённого расследования обнаружилось, что девочку, ставшую донором сердца, действительно убил он.

Я привожу эти примеры, чтобы продемонстрировать истину, к которой я пришла самостоятельно: человеческий организм — невероятно тонкое и сложное явление. Его невозможно чётко разделить на отдельные составляющие: ментальную, эмоциональную, телесную и энергетическую. В нём всё взаимосвязано. Всё перекрывается и взаимно дублируется.

Более того, каждый из нас уникален. Каждый из нас — тайна, которая никогда не будет полностью понята или истолкована. Любая система, используемая для описания этой тайны, будь она по своему происхождению западной, как райхианская практика, или восточной, как чакры, имеет свои ограничения и будет полезна лишь до определённой степени. При использовании любых инструментов многое будет зависеть от способности терапевта настроиться на клиента и интуитивно почувствовать, что и как применить в данном конкретном случае.

Следующее важное обстоятельство, о котором следует помнить, работая с сердечным центром, это наличие сильной связи между любовью и сексом.

Наверное, сейчас хороший момент для того, чтобы вспомнить, как Райх исследовал человеческий организм. Чувствуя, что аналитические техники Фрейда неэффективны при лечении психологических проблем, он разработал методы телесно-ориентированной терапии. Райх основывался на собственном открытии того факта, что энергия должна свободно течь через семь сегментов тела Источником этой энергии, по мнению Райха, является сексуальный импульс. Таким образом, энергия, ощущаемая нами как любовь, как проявление здорового сердца, зависит от сексуальной энергии. Сексуальная энергия в этом случае питает страсть любви.

Для Райха секс и любовь нераздельно связаны, и здесь мы сталкиваемся с проблемами, порождёнными нашей социальной обусловленностью, поскольку нас научили верить, что «чистая любовь» не имеет ничего общего с сексом. Такие убеждения глубоко укоренены в западном образе мышления. Даже если внешне в своём отношении к сексу мы считаем себя «свободными» и «современными», совершенно искоренить это отношение внутри себя всё же нелегко. Коллективная культура впечатывала его в нас веками. Например, в средневековой Европе миф о «романтической» или «изысканной любви», когда молодым рыцарям предписывалось обожать недосягаемых знатных дам, хорошо сочетался с присущим христианской церкви яростным осуждением сексуального наслаждения как «плотского вожделения» и «грехов плоти». При этом было полностью забыто, что концепция идеализированной любви пришла из арабской и персидской литературы — в основном из мистической поэзии суфиев. В ней земная любовь использовалась как метафора для стремления человеческой души к единению с Божественным. С течением времени духовные мотивы, завезённые в Европу странствующими менестрелями, утратили своё аллегорическое значение и привели к появлению недостижимой романтической мечты, до сих пор обожаемой в Голливуде.

В эпическом романе о короле Артуре и поисках Святого Грааля, относящемся к тому же историческому периоду, только один из рыцарей Круглого стола, Персеваль, считался достаточно «чистым» для того, чтобы продолжать поиски священной чаши. А поскольку Грааль символизирует духовную реализацию, то послание ясно: чтобы обрести духовное спасение, «нечистые» желания должны быть отвергнуты. Эти сбивающие с толку идеалы, распространяемые в виде мифов и легенд, просочились в коллективное бессознательное европейской души и воздействовали оттуда И конечно, некоторые из «пуритан», воспринявших эти идеалы, со временем переплыли через Атлантический океан и задали тон всей культуре новой нации.

Видоизмененные формы этих старых взглядов всё ещё проявляются сегодня, приняв облик и терминологию «Нью эйдж». Мне, например, время от времени попадаются участники групп или клиенты, которые, пытаясь жить более «сознательной» или «духовной» жизнью, делают всё возможное, чтобы избежать «низких энергий» вроде секса. Они полагают, что так их энергия сможет «подняться» и трансформироваться в «более просветлённые» измерения сознания.

Весь этот особый акцент на чистоте приводит, в конечном счёте, к кастрации сексуального животного, обитающего внутри нас, и к отсоединению от энергетического источника самой любви. В результате сердце не может излучать любовь, поскольку получает слишком мало топлива, чтобы зажечь её пламя. Моя работа, или часть её, заключается именно в том, чтобы вновь заставить этот огонь пылать.

Поскольку на своих группах я делаю сильный акцент на дыхании, мы с самого начала непрерывно работаем с грудным сегментом. В разогревающем упражнении, подобном «Дыханию через руки», описанному в главе 6, область грудной клетки стимулируется и раскрывается с помощью глубокого дыхания, энергичных движений руками и контакта глазами между партнёрами. Даже простая вводная техника вроде той, где участники ходят по комнате и смотрят друг другу в глаза, затрагивает сердце и его чувства. Одновременно с этим, с помощью упражнений, включающих в себя толчки тазом, а затем с помощью ударов и ногами и тазом, пробуждается сексуальная энергия. Таким образом, с самого первого дня уровень энергии в системе поднимается, и грудной сегмент начинает пробуждаться.

Как бы то ни было, после того как три верхние сегмента частично избавились от панциря, мы можем начать непосредственную работу с механизмами сдерживания в области груди; теперь для выражения высвобождаемой энергии есть открытый путь через горло, рот и глаза. Именно поэтому терапевты, практикующие райхианские техники, работают с сегментами сверху вниз. Бесполезно пытаться освободить глубокие чувства, скажем, из брюшного сегмента, если на своём пути из тела они будут заблокированы у диафрагмы или в горле.

Механизмы сдерживания в грудном сегменте связаны с болью и ранами сердца. Приступая здесь к работе, мы сталкиваемся с самыми разнообразными эмоциональными повреждениями этой области — от легких до тяжёлых, от небольшой досады и до глубокой опустошённости. Если мать умирает или оставляет семью, когда ребёнку два-три года, то такая трагедия оставляет глубокий след в сердце. Но также мы несём в этом сегменте и меньшие раны, например, недостаточное внимание со стороны родителя в важные моменты жизни и развивающуюся в результате склонность к разочарованию: «Маме нет до меня дела».

Жёсткость панциря в грудном сегменте может быть различной. Если он мягкий, то доступ к чувствам обеспечивается, как только я приглашаю клиента перейти к естественному дыханию грудью. В тех же случаях, когда панцирь мощный и прочный, мне, скорее всего, придётся иметь дело с огромной мышечной жёсткостью и сильнейшим защитным сжатием: при нажатии руками на грудную клетку она просто не смещается.

Подобные «железобетонные» грудные клетки встречаются достаточно часто; их обладатели нарастили этот тяжёлый панцирь, чтобы скрывать и сдерживать боль и ярость. Удивительно то, что эти люди на внешнем уровне могут быть милыми, вежливыми и приятными.

Такой поверхностный слой есть у каждого — «маска для рукопожатий», социальная личность, взаимодействующая с другими людьми в повседневных контактах. Если вдуматься, то поистине поразительным кажется то, что мы, будучи облачёнными в практически стальной панцирь вокруг груди и сердца, умудряемся поддерживать этот приятный внешний фасад.

Главным способом раскрытия этого сегмента, с тяжёлым ли или с лёгким панцирем, является дыхание — вдох, выдох, восстановление важнейшего жизненного ритма. Этот ключ отворяет или, скорее, растворяет то напряжение, которое мешает нашему контакту с собственным сердцем.

Работаем ли мы с эмоцией страха, гнева или боли, всё это связано с дыханием, причём главным образом — с его направлением. Поэтому при работе с грудным сегментом я особое внимание уделяю направлению дыхания. Если я вижу, что удерживается страх, я прошу клиента делать акцент на вдохе и постепенно увеличивать наполнение грудной клетки. Вместе мы используем цикл всё более глубоких вдохов для зарядки этого сегмента энергией.

При работе с гневом я уделяю особое внимание выдыханию воздуха, приглашая клиента повторять по 10—12 циклов дыхания с как можно более полным выдохом.

Для того чтобы почувствовать заблокированную боль, необходимо восстановление всей пульсации в области груди — как вдоха, так и выдоха. В этом случае важно, чтобы клиент сохранял глубокое дыхание в течение долгого времени, потому что когда человек блокирует боль, он часто делает несколько вдохов и выдохов, а затем останавливается. Побуждая их продолжать дышать, я могу постепенно подвести их к встрече со скрытой в теле болью.

Мышцы грудного сегмента образуют сложную систему, особенно вокруг плеч, где они соединяются и перекрываются с горловым сегментом. Горло, в свою очередь, также играет роль средства выражения или блокирования чувств, порождённых в грудном сегменте.

Существующая всю жизнь привычка сдерживать страх обычно приводит к образованию сплющенной или вдавленной грудной клетки. Напряжение концентрируется и удерживается в задней части шеи и верхней части лопаток — плечи сжимаются внутрь, как бы защищая. Вы можете испытать это сами: сожмите мышцы задней части шеи так, чтобы ваша голова запрокинулась назад и вверх, подтяните плечи вверх и вперёд-внутрь, одновременно стараясь сузить грудную клетку. Так выглядит сокращение, вызванное страхом. Напряжение создаётся по всей спине, включая шею и лопатки.

Боль, в отличие от страха, удерживается в передней части тела, особенно в мышцах передней части грудной клетки. Кроме того, она удерживается в слое мышц, который начинается у ключицы и поднимается вдоль передней части горла и челюсти к подбородку, губам и корню языка. Эти мышцы участвуют в выражении или удерживании слёз, плача, грусти и горя.

Гнев, как я уже говорила, приводит к тому, что грудь раздувается — наполняется воздухом. Плечи расправляются и выглядят огромными, мышцы в их верхней части затвердевают. Грудная клетка постоянно находится в жёстком расширенном состоянии и не способна расслабиться. Такая грудь в любой момент готова «взорваться», и поэтому мышцы по бокам шеи также становятся жёсткими от постоянного усилия сдержать гнев. Эти мышцы начинаются непосредственно под ушами и проходят по диагонали вперёд и вниз вдоль шеи к центру ключиц, где начинается грудина. Они участвуют в повороте головы из стороны в сторону в знак отрицания. Эти же мышцы соединяются с челюстью, ушами, боковыми сторонами головы и висками и таким образом все эти области участвуют в том, чтобы не дать гневу вырваться наружу.

Поскольку с грудным сегментом соединяется так много мышц шеи, головы и рук, можно найти много разных движений, в которых будут участвовать все эти части тела и которые помогут высвобождению хранящихся в сердце эмоций. Я также использую непосредственное надавливание руками на грудную клетку, попросив клиента выдыхать в момент нажатия, чтобы подчеркнуть выдох, и одновременно приглашая его почувствовать, где присутствует напряжение. Во время выдоха можно приводить в движение мышцы всей грудной клетки, используя своеобразное вибрирующее давление пальцев на её плоскую часть и таким образом ослабляя напряжение. Ещё я могу встряхивать мышцы груди, приглашая клиента вдохнуть, или надавливать на грудь во время вдоха так, чтобы вдох требовал больше усилий.

Другой способ получить доступ к чувствам сердца заключается в том, чтобы больше внимания обращать на руки клиента, потому что в грудном сегменте именно они служат средством восприятия и выражения. Через руки мы даём и принимаем, с их же помощью мы особенно ясно выражаем своё стремление поделиться эмоциями сердца. Например, во время занятия любовью мы очень многое сообщаем нашему возлюбленному, прикасаясь к его телу и лаская его. Кроме того, руки защищают нас, принимая оборонительное положение впереди тела, если мы хотим помешать чему-то или кому-то приблизиться.

Главным образом, я стараюсь обнаружить те чувства, которые присутствуют в сердце клиента прямо сейчас, в этот момент, и положение рук хорошо это показывает.

Раскрыты ли ладони? Закрываются ли они, сжимаясь в кулаки? Хотят ли они оттолкнуть? Или они каким-то образом контролируются?

Если я замечаю непроизвольное движение, похожее на попытку до чего-то дотянуться, то приглашаю человека поднять руки с раскрытыми ладонями и говорить: «Пожалуйста, подойди!», или «Не оставляй меня!», или «Ты мне нужен!»

Если я вижу, что кисти сжались в кулаки, а мышцы рук, плеч и шеи всё сильнее и сильнее напрягаются, то это явный признак того, что затронут гнев. Я прошу клиента бить кулаками по матрасу и, глядя мне в глаза, издавать громкие звуки или выкрикивать слова, выражающие его гневные чувства

Если руки поднимаются к лицу или к сердцу в защитном движении, то затронут страх. Я могу предложить клиенту акцентировать вдох, чтобы активизировать страх, удерживаемый в груди, глазах и горле.

После того как негативные эмоции идентифицированы, с ними можно работать уже описанными способами: гнев может быть эффективно выброшен посредством ударов кулаками, мотания головой и криков, страх высвобождается с громкими высокими звуками и со слезами, боль — с глубокими рыданиями. И затем, по расчищенному пути, открывается возможность для движения положительных эмоций: гнев уступает место любви, страх растворяется в доверии, боль трансформируется в радость… Сердечный центр начинает пульсировать более естественно и его энергия расширяется.

Расширение сердца — изумительное зрелище, особенно если оно следует за глубоким эмоциональным высвобождением. Выражение сердечной энергии, направленное наружу, подобно изливающемуся фонтану любви, а направленное вовнутрь, открывает путь огромному доверию. И всё вместе даёт ощущение переполняющей радости и наслаждения.

Смех, рождающийся в сердце в таких случаях, обладает космическим качеством, как будто человек, испытавший опыт высвобождения, неожиданно видит эту огромную космическую шутку, в которую вовлечены все человеческие существа.

Иногда, когда клиент находится в контакте с сердечной энергией любви, я предлагаю ему сделать мягкое выразительное движение руками. Одновременно со спокойным выдохом руки медленно движутся, начиная от сердца, по дуге наружу и вверх, а затем на вдохе возвращаются к груди, завершая круг. Эти простые движения ещё больше расширяют энергию сердца. Возникает чувство, что поток любви безграничен, что сердце соединяется с всеобщим источником энергии, который способен заполнить любовью весь мир.

В такие моменты может прийти глубокое озарение — почти откровение — по поводу главной причины тех трудностей, которые мы испытываем в любовных связях и взаимоотношениях. Эта причина заключается в том, что мы не там ищем любовь. Мы ищем её в других. Мы теряемся в поиске снаружи — коллективный синдром, который отражается в тысячах частных объявлений от «одиноких сердец», публикуемых в газетах и журналах по всему миру и содержащих призыв: «Где ты, мой принц? Где ты, моя подлинная любовь?»

Райхианская практика способна дать людям почувствовать проблеск любви там, где её можно найти всегда. Когда сердце пульсирует естественно, возможно полное изменение гештальта по мере того, как приходит осознание: «Любовь внутри меня. Она не имеет ничего общего с кем-то другим. Это моё собственное состояние бытия».

Конечно, такое озарение не является лекарством от всех болезней. Оно не означает, что отныне мы никогда больше не влюбимся до безумия в «мистера Того Самого» — «Ах, на этот раз я действительно нашла Его!» — или что мы никогда не будем ощущать ревность, когда он посмотрит на другую женщину, никогда не заплачем, когда он уйдёт, хлопнув дверью. Но наша способность выдерживать удары, неизбежно сопутствующие любовным отношениям, значительно возрастает, когда мы знаем, что другой—лишь зацепка, катализатор для чувств, которые обитают в наших собственных сердцах, и что мы можем соединиться с этими чувствами и без возлюбленного.

Тёплые, «пушистые» ощущения, текущие через сердце после глубокого высвобождения эмоций — это то, к чему мы действительно стремимся. Это то, чего мы хотим. Мы утратили контакт с этими чувствами, потому что нам пришлось впасть в оцепенение, чтобы защититься от негативных эмоций, и теперь единственный путь назад — найти в себе достаточно смелости и желания, чтобы вновь испытать болезненные ощущения, прикоснуться к старым ранам, которые нуждаются во вскрытии и исцелении.

Для меня один из самых красивых аспектов этой практики, который особенно заметен при работе с грудным сегментом, заключается в том, что тело не лжет и не умеет лгать.

Ум способен лгать с лёгкостью. Он может разыгрывать из себя всё, что угодно, убеждая в этом остальных и даже самого себя: «У меня всё в порядке… со мной всё прекрасно… я человек не злой… я люблю свою семью… я ничего не боюсь… никакого страха…» — и так далее.

Но когда вы подходите непосредственно к базовой энергетической системе, к пульсирующему организму, повреждения становятся очевидными для любого опытного райхианского терапевта. Когда грудная клетка удерживается в определённом положении, либо раздуваясь вперёд в гневе, гордости или упрямстве, либо вдавливаясь внутрь вследствие страха, попытки клиента отрицать эти физические свидетельства вряд ли окажутся убедительными.

Именно поэтому райхианская практика не может быть представлена в форме самоучителей типа «Помоги себе сам» — потому что, пытаясь прочитать собственные эмоции, мы можем обманывать себя самыми разными способами.

Мы можем думать, что главной темой является гнев, хотя на самом деле это страх. Мы можем верить, что разрядили из своего телесного панциря всё напряжение, хотя на самом деле мы лишь царапнули по его поверхности.

Чтобы прочитать сообщения тела и его энергии и перевести их в эффективное действие, нужен натренированный глаз терапевта

Райхианская терапия — не для всех, потому что она приводит людей в такие глубины, где обитают неприятные эмоции и старые беспокойные воспоминания. Нужна заинтересованность в том, чтобы, добираясь до горшочка с золотом на конце радуги, вскрыть многие слои фальши.

Требуется сила воли, требуется мужество, чтобы лицом к лицу встретиться с тем, что давным-давно было подавлено в бессознательном уме — с тем, что мы предпочли не чувствовать, потому что это было либо слишком болезненно, либо слишком неприятно.

Однако для тех, кто принимает вызов, это оказывается и освобождающим, и стоящим делом. Именно поэтому мы занимаемся этой практикой — чтобы достичь тончайшей чувствительности и уязвимости, позволяющей наслаждаться ощущением собственного пульсирующего сердца.

И тогда мы можем двинуться ещё глубже…

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных