Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Борьба с Баном и Гельвенстон




И все же борьба вокруг нейропсихологической модели не Утихает. Главными противниками идей Льюиса-Вильямса Могут считаться британский археолог Пол Бан и его коллега Патриция Гельвенстон, психолог по специальности, прак

 

тиковавшая ранее в американских клиниках. Те, кто желает подробно ознакомиться с обвинениями этих ученых в ад- рес Льюиса-Вильямса, могут заглянуть в Приложение I. Лич- но я не считаю их претензии хоть сколько-нибудь обосно- ванными. И все же на один из этих пунктов мне хотелось бы обратить внимание читателей. В своей статье за 2002 год (Desperately Seeking Trance Plants — «В тщетных поисках галлюциногенных растений») и еще одном документе, опуб- ликованном в Кембриджском археологическом журнале в 2003 году («Проверка трех стадий трансовой модели»), Бан и Гельвенстон утверждают, что лишь те состояния сознания, которые «обретаются путем приема мескалина, ЛСД или псилоцибина» [72], соответствуют типу галлюцинаций, пред- полагаемых нейропсихологической моделью. В обеих своих статьях эти ученые настаивают на том, что теорию Льюи- са-Вильямса следует считать несостоятельной, поскольку в осадочных породах тех пещер, стены которых украшены доисторическими росписями, не было найдено остатков рас- тений, содержащих какой-либо из этих галлюциногенов [73]. И это, по их мнению, не удивительно, ведь в Европе эпохи палеолита вообще не было подобных растений [74]:

Мескалин... удалось обнаружить лишь в растениях Нового Све- та. И этот неоспоримый факт говорит не в пользу теории «трех стадий», однозначно указывая на то, что европейское пещерное искусство брало свое начало не в мескалиновом трансе [75].

ЛСД был обнаружен в Европе [но] не существует ника- ких свидетельств его сознательного употребления [76].

К несчастью для «теории трех стадий», единственный гриб, содержащий псилоцибин и используемый именно как галлю- циноген, является видом, родиной которого был Новый Свет. Так что и его следует исключить как возможный источник пе- щерного искусства эпохи палеолита [77].

В заключение следует отметить, что только мескалин, псило- цибин и ЛСД вызывают такую форму транса, которая соответ- ствует теории «трех стадий». Однако растения, содержащие мескалин и псилоцибин, были недоступны европейцам эпохи палеолита. Что же касается третьей субстанции, ЛСД, то веро- ятность ее употребления в то время в качестве галлюциногена необычайно мала... [78]

 

Как мы увидим чуть позже, для того чтобы опроверг- нуть точку зрения этих критиков, необязательно даже до- казывать ошибочность утверждения, согласно которому с моделью Льюиса-Вильямса сопоставима лишь та форма тран- са, которую вызывают одни только мескалин, псилоцибин и ЛСД. И потому я лишь вкратце остановлюсь на том, что они действительно не правы. Мы уже упоминали ранее, что трансовое состояние бушменов сан, достигаемое с по- мощью ритмичного и изнуряющего танца, а вовсе не путем приема вышеуказанных галлюциногенов, позволяет наблю- дать те же самые комбинации энтоптических и портрет- ных форм, о которых говорится в нейропсихологической теории. Но даже если принять в расчет те состояния изме- ненного сознания, которые обретаются путем употребле- ния психоактивных препаратов, то и тут следует указать на ошибочность взглядов Бана и Гельвенстон, которые счита- ют мескалин, псилоцибин и ЛСД единственными подходя- щими для этого субстанциями. Лично я на собственном опыте убедился в том, что по крайней мере еще один хоро- шо известный галлюциноген, а именно, диметилтрицтамин (ДМТ — активный ингредиент аяуаски), добывается из рас- тений и очень часто создает ту последовательность виде- ний — от геометрических форм до портретных образов, — которую подразумевает нейропсихологическая модель [79].

Я не вправе осуждать Бана и Гельвенстон за то, что они не знакомы с моим личным опытом, касающимся приема аяуаски/ДМТ! Однако эти ученые, охотно порицающие дру- гих за нежелание пользоваться современными справочни- ками, должны бы знать, что единственное серьезное иссле- дование (из тех, что были опубликованы уже после 70-х годов двадцатого века), посвященное воздействию на сознание растительных галлюциногенов, было сфокусировано имен- но на аяуаске/ДМТ. Первую часть этого исследования со- ставляет экспериментальная работа, проведенная в 90-х го- Дах XX века доктором Риком Страссманом из университета Нью-Мексико. У себя в лаборатории доктор Страссман изу- чал воздействие ДМТ на сознание тех, кто решил принять Участие в его эксперименте. Результаты этого исследования были опубликованы в 2001 году. Вторая часть представлена феноменологическим изучением тех видений, которые воз

 

никают под воздействием аяуаски. Автором этого труда стал Бенни Шэннон, профессор психологии Иерусалимского университета. Его работа была опубликована в 2002 году. Как мы еще увидим позднее, оба эти исследования описы- вают именно тот вид галлюцинаций, который предполагает нейропсихологическая модель Льюиса-Вильямса и Доусо- на — то есть образы, варьирующиеся между геометриче- скими фигурами и полноценными портретными изобра- жениями [80].

В принципе, для того чтобы опровергнуть утверждения Бана и Гельвенстон, можно даже не обращать внимания на их ничем не обоснованную тягу называть нейропсихоло- гическую модель теорией TCT («трех стадий транса»). На са- мом деле мы имеем здесь дело с явным подлогом, посколь- ку сами Льюис-Вильямс и Доусон никогда не называли свою модель подобным образом и уж тем более не сосредоточи- вали особого внимания на пресловутых трех стадиях. Для них представление о том, что трансовые видения подразделя- ются в целом на три стадии, было лишь одним из парамет- ров модели. Причем фокусировались они прежде всего на характере видений, возникающих на каждом из этапов тран- са, а отнюдь не на самих этапах. Более того, даже в самых ранних своих работах Льюис-Вильямс и Доусон со всей оп- ределенностью заявляли о том, что далеко не каждый чело- век проходит через все три стадии транса и что границы между ними являются весьма расплывчатыми [81].

Наконец, вопреки тому впечатлению, которое старают- ся создать у своего читателя Бан и Гельвенстон, представ- ление о трех стадиях транса никогда не было неотъемле- мой составляющей модели, но одной из ее периферийных характеристик [82]. Куда существеннее представляется в дан- ном случае другое. Вне зависимости от количества стадий или полного их отсутствия, нейропсихологическая модель предполагает конкретное развитие галлюцинаторного про- цесса, включающего в себя как абстрактные и геометриче- ские узоры, так и портретные образы. И все эти видения столь явно передают впечатление альтернативной реально- сти, что человек, сталкиваясь с подобным опытом, склонен считать, будто он оказался в ином, нематериальном мире. Пытаясь перенести наше внимание с этих образов и непо

 

средственного их восприятия на условные стадии транса, Бан и Гельвенстон искажают сам принцип нейропсихоло- гической модели.

Наконец, чтобы доказать абсурдность обвинений двух этих критиков, необязательно даже заострять внимание на бессмысленности «эмпирического теста». Я имею в виду то их утверждение, согласно которому модель Льюиса-Виль- ямса недействительна, поскольку в осадочных породах са- мих пещер не было обнаружено никаких следов растений, содержащих ЛСД, псилоцибин или мескалин. Как указыва- ет в ответ на это археолог Кристофер Чиппендейл, подоб- ный факт ни в коей мере не способен опровергнуть мо- дель, поскольку:

Мы можем представить сколько угодно вариантов, согласно ко- торым в основе пещерного искусства эпохи европейского па- леолита действительно лежал опыт видений — несмотря на то, что в осадочных породах не было обнаружено остатков психо- активных растений. Предположим, к примеру, что сам процесс вхождения в транс подразумевал в качестве непременных уело- вий тьму и значительный шум. В этом случае галлюциногены принимали на берегах рек, поблизости от водопадов и стрем- нин, где воды с шумом перекатываются по камням — и только в безлунные ночи. Вполне естественно, что по завершении цере- монии любые неиспользованные галлюциногены просто вы- брасывались в речку. Предположим опять же, что в дополнение к этому опыту те или иные специалисты по трансам фиксиро- вали свое путешествие в мир духов с помощью рисунков и гра- вюр. Причем наносились они в самых разных местах — и пре- жде всего, в глубинах пещер, чья дезориентирующая тьма на- поминала людям об ощущениях, пережитых возле реки. И как результат — пещерное искусство, созданное на основе виде- ний, без каких-либо следов галлюциногенных растений в са- мих пещерах или в непосредственной близости от них [83].

Шапка свободы

Бан и Гельвенстон вновь и вновь повторяют тот факт, ко- торый им самим представляется безусловно ясным и неос- поримым — а именно, что в Европе эпохи палеолита про- сто не было подходящего психоактивного растения, кото- рое могло бы повлечь за собой соответствующие видения.

 

В конце своей статьи, опубликованной в 2003 году в «Кем- бриджском археологическом журнале», они подводят об- щий итог своим исследованиям. И мне придется еще раз обратить внимание читателей на тот факт, который сами они считают основополагающим:

Льюис-Вильямс и Доусон полагают, что наличие в европей- ском пещерном искусстве геометрических фигур в сочетании с образами животных и териантропов свидетельствует о воз- никновении этой формы искусства из трансовых видений. Они утверждают, что подобная комбинация образов встреча- ется лишь в состоянии транса. Но коль скоро единственными веществами, способными вызвать это особое сочетание узо- ров, являются мескалин, псилоцибин и ЛСД и раз уж ни одна из этих субстанций не использовалась в Европе того периода и не была обнаружена ни в самих пещерах, ни на стоянках по- близости от пещер, значит, вся эта теория попросту не соот- ветствует действительности... Все это позволяет говорить... о несостоятельности модели ТСТ... Таким образом, можно еде- лать вывод, что каждый, кто продолжает цитировать или ис- пользовать в своих исследованиях эту модель, либо не знаком с вышеупомянутыми фактами, либо с пренебрежением отно- сится к такому понятию, как научная истина [84].

Столь категоричные заключения, с легкостью сводящие на нет труд жизни других ученых, вообще весьма типичны для Бана и Гельвенстон. Их уверенность в собственной пра- воте представляется непоколебимой, и они даже помыслить не могут о том, что именно в основе их концепций могут лежать недостоверные сведения. Но если допустить такую возможность, то окажется, что отбросить как несостоятель- ную стоит не саму модель, а их собственные опровержения. Для этого нам потребуется продемонстрировать следующее:

(а) что одно из перечисленных ими психоделических растений — мескалин, псилоцибин или ЛСД — был доступен европейским племенам эпохи палеолита, а также

(б) что существует свидетельство экспертов самого вы- сокого уровня, которые готовы подтвердить воз- можность того, что подобное вещество употребля- лось нашими отдаленными предками в качестве гал- люциногена.

 

Вряд ли стоит рассматривать всерьез оговорку, сделан- ную Баном и Гельвенстон насчет ЛСД, найденного на тер- ритории Европы. На самом деле ЛСД-25, знаменитый гал- люциноген шестидесятых годов, просто не существует в природе. Тем не менее он был синтезирован из споры- ньи — вида сумчатых грибов, паразитирующих на растени- ях. Помимо ЛСД в спорынье было обнаружено большое ко- личество других лизергиновых кислот и эргинов. Именно они, как справедливо отмечают Бан и Гельвенстон, явля- лись источником конвульсивной формы эрготизма («огонь Св. Антония») — смертельно опасной болезни, унесшей в Средние века тысячи человеческих жизней. И эти вещества в самом деле являются «маловероятными кандидатами для использования в качестве галлюциногенов» [85].

Есть, правда, одно исключение из этого правила. Так, в двадцать первой главе мы еще поговорим о возможности того, что древние греки использовали во время Элевсин- ских мистерий субстанцию, извлеченную из спорыньи и во многом похожую на ЛСД. Благодаря этому веществу по- священные наблюдали удивительно яркие и отчетливые видения. Однако в настоящий момент, принимая во внима- ние задачи нашего исследования, я готов согласиться с Ба- ном и Гельвенстон в том, что даже если субстанции, подоб- ные ЛСД, и были доступны на территории Европы в эпоху верхнего палеолита, «вряд ли они намеренно использова- лись в то время в качестве галлюциногенов» [86]. Хотя, кто знает — возможно, и использовались. Но я, во всяком слу- чае, не собираюсь сейчас настаивать на этом.

Я также согласен с Баном и Гельвенстон по поводу мес- калина. Он действительно был обнаружен только в расте- ниях Нового Света — в частности, в южноамериканском кактусе Сан Педро и в кактусе пейоте, произрастающем на территории Мексики и соседних с ней областей США. Та- ким образом, мескалин явно не мог отвечать за росписи, оставленные художниками европейского палеолита.

Но что касается третьей субстанции, псилоцибина, то тут утверждение Бана и Гельвенстон иначе как ошибочным не назовешь.

Вот что они заявляют в своей статье:

 

К несчастью для «теории трех стадий», в качестве галлюцино- генов люди издревле использовали лишь те виды псилоциби- новых грибов, которые растут исключительно в Новом Свете. Так что они явно не могли стать источником вдохновения для европейских художников эпохи палеолита. В частности, суще- ствует разновидность псилоцибиносодержащих грибов, Stro- pharia cubensis, которая была обнаружена как в Новом Свете, так и в Северном Вьетнаме. Однако нет никаких указаний на то, что этот гриб когда-либо использовался в качестве галлю- циногена за пределами Нового Света [87].

Небольшая сноска на той же странице содержит еле- дующий кусочек информации:

Поллок сообщает, что ему удалось обнаружить близкородст- венный вышеупомянутому вид, Psilocybe semilanceata, на тер- ритории Европы. Однако он ничего не говорит о возможно- сти его использования в качестве галлюциногена [88].

Это ссылка на статью Стивена Хайдена Поллока в Жур- нале психоделических веществ (Journal of Psychedelic Drugs) за 1975 год.89]־].

Думаю, имеет смысл раз и навсегда распрощаться со Stropharia cubensis как возможным источником галлюцино- генного опыта тех европейских художников, что творили в эпоху верхнего палеолита. Этот гриб, растущий в субтро- пических районах на помете слонов и крупного рогатого скота [90], просто не выжил бы в ледниковый период в су- ровом климате Франко-Кантабрии. Так что упоминание его Баном и Гельвенстон на странице 37 их совместной ста- тьи — «В тщетных поисках галлюциногенных растений» — призвано лишь отвлечь внимание читателя. Настоящий ин- терес представляет для нас в данном случае Psilocybe semi- Ianceata — тот самый вид, который авторы лишь вкратце упомянули в примечании.

И прежде всего интересно то, что это именно европей- ский вид, который чувствует себя весьма комфортно в хо- лодных северных широтах — в том числе на территории Норвегии [91]. C таким же успехом он должен был произ- растать и в эпоху ледникового периода на пастбищах и лу- гах Франко-Кантабрии. Этот маленький коричневый гриб, известный в народе как «Шапка Свободы» и издавна поль

 

зующийся репутацией волшебного, активно употребляется сейчас по всему миру в качестве галлюциногена. Однако, по единодушному мнению микологов, родиной его следует считать именно Европу [92]. Те же Бан и Гельвенстон нехотя признают этот факт в своем крохотном примечании, ссыла- ясь при этом на Поллока, который — спешат они разубе- дить читателя — ничего не сказал о том, что данный вид «и в самом деле употреблялся в качестве галлюциногена» [93].

Подобный стиль аргументации вообще весьма характе- рен для этих ученых. Так, отсутствие комментариев у Поллока они подают в качестве позитивного доказателъ- ства, однозначно свидетельствующего в пользу того, что если Шапка Свободы и росла в эпоху палеолита на терри- тории Европы, она, тем не менее, никогда не использова- лась как галлюциноген. Как ни странно, это единственный их довод, позволяющий отвергнуть этот «необычайно мощ- ный» [94] псилоцибиновый гриб как возможный источник геометрических и портретных видений для европейских художников эпохи палеолита.

Главная проблема заключается в самом характере аргу- ментов, призванных опровергнуть теорию Льюиса-Вильям- са. Если отбросить в сторону нелепое требование, предпо- лагающее наличие растительных галлюциногенов в оса- дочных породах пещер, остается лишь один вопрос, так или иначе ставящий под сомнение нейропсихологическую мо- дель. А именно: существовал ли в эпоху европейского па- леолита гриб, способный стать источником псилоцибина? И тут, учитывая наличие Шапки Свободы, ответ может быть только положительным.

В своей статье Бан и Гельвенстон не раз ссылаются на такую известную книгу, как Растения Богов (всеобъемлю- щий справочник, касающийся ритуального использования психоактивных растений). Эта книга была написана Ри- чардом Эвансом Шалтсом, бывшим директором Ботаниче- ского музея при Гарвардском университете, и Альбертом Хофманом, швейцарским ученым, впервые синтезировав- шим ЛСД [95]. Бан и Гельвенстон очень часто цитируют Рас- тения Богов (в том числе и в начале ссылки, касающейся Psilocybe semilanceata [96]) и потому не могут отрицать зна- комство с этой работой. Данное сочинение, впервые опуб

 

ликованное в 1992-м и переизданное в 1998 году, является куда более современным, а значит, и актуальным справочни- ком по псилоцибиновым грибам, чем статья Поллока, вы- шедшая еще в 1975 году. Почему же в таком случае Бан и Гельвенстон цитируют по этому поводу одного лишь Пол- лока и обходят молчанием Растения Богов?

И дело вовсе не в том, что в этой книге ничего не сказа- но насчет Шапки Свободы или же информация эта столь надежно теряется среди прочих фактов, что Бан и Гельвен- стон просто не смогли разыскать ее. Напротив, достаточно заглянуть в указатель, чтобы любое из ключевых слов — Шапка Свободы или Psilocybe semilanceata — тут же дало вам ссылку на страницу 72, где можно прочесть совершен- но ясное, четкое и недвусмысленное утверждение:

Шапка Свободы:Psilocybe semilanceata. Судя по всему, этот гриб уже 12 000 лет используется на территории Центральной Европы в качестве психоактивного средства. Ранее он упот- реблялся как галлюциноген альпийскими кочевниками. Его же использовали для своих целей европейские ведьмы [97].

Таким образом, Растения Богов в последнем своем из- дании действительно подтверждают (причем куда более уверенно, чем Поллок) наличие в доисторической Европе мощного галлюциногенного средства — вида грибов, по- всеместно известного как Шапка Свободы.

Мнение экспертов

Немало удивленный тем, что Бан и Гельвенстон могли пре- небречь столь важным замечанием, я решил навести справ- ки в Британском микологическом обществе из Кью Гар- денс относительно того, есть ли какие-то основания под- вергать сомнению информацию, изложенную в Растениях Богов. Бывший президент этого общества, профессор Рой Уотлинг, ОБЕ, получивший от Королевского общества Эдин- бурга медаль Патрика Нейла за исследования в сфере мико- логии, прислал мне 23 ноября 2004 года письмо, в котором подтверждал факт того, что родиной Psilocybe semilanceata является именно Старый Свет. Как было отмечено в пись- ме, этот вид

 

широко распространен от северных областей Скандинавии до средиземноморских земель... Учитывая анализ ДНК других пластинчатых грибов, нет никаких оснований сомневаться в том, что Psilocybe semilanceata существовала в Европе уже в эпоху палеолита — причем в той же самой форме, что и сей- час. Произрастал этот гриб на богатых нитратами почвах (и все же не прямо на помете), главным образом, на небольших полянах и лесных росчистях... Полагаю, первобытные люди очень скоро попытались выяснить, не годятся ли грибы в пи- щу, и обнаружили, что часть из них вполне приемлема для этой цели... [98]

Так как же Бан и Гельвенстон могли упустить столь важ- ную информацию? Я попытался выяснить это при помощи Криса Скарра, редактора Кембриджского археологическо- го журнала. 16 декабря 2004 года он переслал мне их ответ по электронной почте. Если говорить вкратце (более де- тальный отчет читатель найдет в Приложении II), то выхо- дило, что Растения Богов и Рой Уотлинг были не правы, называя Р. semilanceata растением Старого Света. По мне- нию Бана и Гельвенстон, коль скоро этот гриб удалось най- ти и на территории Нового Света, значит, именно эти зем- ли следует считать его родиной. В Европу же он был приве- зен после 1492 года [99].

Я попросил Роя Уотлинга прокомментировать это заяв- ление. Он объяснил, что Р. semilanceata распространена по всей территории Европы,

начиная от низин, расположенных в субарктических районах. И я полагаю, что недавно завезенный [то есть после 1492 года] вид просто не смог бы распространиться на столь отдаленные области... Я не знаю ни одного европейского миколога, кото- рый считал бы иначе... Я думаю, что этот гриб уже существовал в эпоху палеолита. Когда же человек начал мигрировать вслед за животными, а затехМ и расчищать в лесу небольшие поляны, этот вид грибов также стал распространяться схожими мар- трутами, постепенно удаляясь от привычных мест произра- стания, ассоциирующихся с оленями и т.п. [100].

К тому же, добавил профессор, «к чему цепляться за бед- ную Р. semilanceata», когда существует большое количество Других европейских видов, столь же богатых псилоциби

 

ном? Ведь и они могли быть использованы в эпоху палео- лита в качестве галлюциногенов:

Существует большое количество видов Panaeolus, в европейском происхождении которых никто не сомневается. Они растут на помете и содержат галлюциноген псилоцибиновой группы... Этот компонент встречается, в частности, в таких видах, как Panaeolus SphinctrinusjР. campanulatus и Р. papilonaceus, кото- рые весьма широко распространены на территории Европы. Произрастают же они на помете домашних и диких травояд- ных животных. Р. subbalteatus был обнаружен на распаханных почвах. А такой вид, как Panaeoina foenisecii, получил прозви- ще «косарь» — по ассоциации с травяными лугами в период сенокоса. И оба эти гриба содержат соответствующие компо- ненты [101].

Эту лее информацию подтвердил и известный этнобота- ник и этномиколог Джорджо Саморини. Вот что он сооб- щил мне в своем письме от 17 декабря 2004 года:

В Европе было обнаружено более 30 видов псилоцибиновых грибов. Так что вряд ли стоит ограничиваться од нор! лишь Р. se- 7nilanceata, которая имеет, без сомнения, древнее европейское происхолсдение, о чем я, как миколог, заявляю со всей ответст- вечностью. Откровенно говоря, у меня просто нет времени, что- бы тратить его на споры с теми антропологами и нейропсихо- логами, которые мнят себя специалистами во всем, что выходит за пределы их компетенции. Если они по той или иной причине не желают поверить в повсеместное употребление психоактив־ ных веществ, это их проблема. Не думаю, что их сомнительные познания в этой сфере заслулсивают моего внимания [102].

Американский миколог Пол Стейметс (автор весьма по- пулярного справочника «Псилоцибиновые грибы мира») в письме от 1 января 2005 года откровенно заявил мне, что находит аргументы Бана и Гельвенстон просто смешными:

На сегодняшний день род Psilocybe насчитывает более 220 ви- дов, причем половина из них содержит псилоцибин. Неужели эти антропологи, мнящие себя экспертами по грибам, готовы утверждать, будто все они попали в Европу из Нового Света? Я полагаю, знай они эту цифру, равно как и ареал распростра- нения грибов, они бы поумерили свой энтузиазм, толкающий их на создание необдуманных гипотез [104].

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных